Площадь Зины Дизенгоф (Тель-Авив)

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Тип статьи: Регулярная статья
Дата создания: 02.04.2015




Площадь Зины Дизенгоф

Проект этой площади был создан 25-летним архитектором Женей Авербух (при участии Гриница). Женя Авербух (1909-1977) была привезена родителями из России в двухлетнем возрасте. Её отец известен как первый аптекарь Тель-Авива. Училась в Италии и Бельгии, выпускница престижной Королевской Академии Искусств в Брюсселе. В 1930 году вернулась в Тель-Авив, где открыла архитектурное бюро. Помимо площади Зины Дизенгоф авторству Авербух принадлежат еще два известных проекта: «Голубая вилла» на улице Бялик (вместе с мужем, Ш. Гинзбургом) и кафе «Галина» (вместе с Ш. Гинзбургом и Э. Гидони) на территории выставочного городка у реки Яркон.

Площадь Зины Дизенгоф. Фонтан

В 40-е годы работала в муниципалитете Тель-Авива. Ее самая значительная постройка этого периода - школа «Шевах» (ныне «Шевах Мофет») на улице ха-Масгер. По возвращении к частной практике продолжала заниматься проектированием общественных зданий. Авербух была первой женщиной, спроектировавшей синагогукиббуце Эйн ха-Нацив). По замыслу шотландского градостроителя Геддеса, автора генерального плана Тель-Авива, пространство, образуемое шестью магистралями, должно было иметь форму шестиконечной звезды - символа еврейского народа, но Авербух предложила вариант круглой площади. Закладка площади состоялась 4 сентября 1934 года в присутствии мэра города Меира Дизенгофа. Название было дано в память о скончавшейся в 1930 году супруге городского главы - Зины. Улица, проходящяя через площадь с юга на север, несмотря на возражения мэра, была названа его именем. Зина Хая Дизенгоф (в девичестве - Бренер) родилась в 1872 году в городе Житомир на Украине в семье раввина. Уроженец Бессарабии Меир Дизенгоф оказался в Житомире во время службы в армии. В момент знакомства с семьёй Бренер ему был 21 год, Зине - всего 10 лет. Во время первого пребывания Дизенгофа в Палестине (1892-1894) Зина приезжает к нему. Свадьба состоялась в Александрии (Египет). В памяти современников Зина Дизенгоф запомнилась как скромная женщина, жизнь которой была посвящена мужу. Упоминается об открытых окнах дома Дизенгоф (бульвар Ротшильда, 16), из которых доносились звуки фортепиано, и об уроках французского, которые давала жена мэра. Личная жизнь четы Дизенгоф была омрачена бездетностью - их единственная дочь Шуламит умерла от желтухи в возрасте 3 лет. Вокруг этого до сих пор ходит много сплетен и слухов. Похоронена Зина Дизенгоф на кладбище Трумпельдор в Тель-Авиве. Меир Дизенгоф, переживший супругу на шесть лет, похоронен там же. Примерно в это же время получили названия остальные отходящие от площади улицы: на восток ведут улицы Элиэзера Людвига Заменгофа (в честь основателя языка эсперанто) и Ицхака Яакова Райнеса (известного литовского раввина), на запад – Льва Семеновича Пинскера (врача и сиониста) и Бен Ами (Марка Яковлевича Рабиновича, русского писателя). Авербух взяла за основу идею братьев Лукхардт, расставив вокруг площади здания с протяженными окнами и балконами. Уходящие в глубину кварталов фасады и мощная динамика горизонтальных линий создавали иллюзию присутствия внутри одного большого здания. Поскольку технология изготовления бетонных изделий в те годы ещё не позволяла достичь требуемой кривизны балконов, они были сделаны на основе изогнутых металлических решёток, на которые наносился материал. В условиях влажного приморского климата это привело к быстрому появлению ржавчины - проблемы, которая разрешается только заменой деталей на новые. Все здания на площади были белого цвета. В композицию фасада были удачно включены узкие продольные желоба, через которые нагретый летний воздух выходил из лоджий наружу. Этот тельавивский патент был использован Авербух исключительно изящно, и сочетание широких и узких горизонтальных полос вдоль стен зданий стало визитной карточкой площади Дизенгоф. В сочетании с верно выбранным пропорциями площадь оказалась удивительно уютной, располагающей к отдыху и прогулкам. Авербух также построила два дома на площади, № 11 и № 13. Остальные здания были возведены другими архитекторами, которых обязали подчиниться общим требованиям главного проекта - высотность, внешний вид, предназначение здания. Свобода предоставлялась только при проектировании внутренних помещений. Не во всех зданиях балконы использовались по назначению. В некоторых из них они имеют чисто декоративную функцию, выступая как бы заградительным экраном настоящего фасада. Торжественное открытие площади состоялось 26 января 1938 года, в восьмую годовщину смерти Зины Дизенгоф. В связи с финансовым кризисом 1936 года строительство площади затянулось, и к моменту открытия она была застроена только частично. Тем не менее, к началу 40-х годов основные здания были возведены, и площадь приняла знакомые нам очертания. В 1945 году, уже после окончания Второй мировой войны, открылся кинотеатр «Хен», спустя ещё три года - гостиница «Газит». Последняя постройка - здание универмага - возведена в 1957 году. Сквер с фонтаном в центре площади также был разбит по проекту Жени Авербух. Небольшой пруд окружали два ряда лужаек, между которыми проходили песчаные дорожки. Во втором ряду росли пальмы и другие тенистые деревья. По первоначальному проекту фонтан должен был находиться на небольшой возвышенности, под которой предполагалось построить парковку. К счастью, в силу малой востребованности от нее было решено отказаться. 50-60-е годы были для площади периодом расцвета. Центр культурной и светской жизни переместился тогда с улиц Алленби и Бен Йегуда на улицу Дизенгоф. Сюда переехали популярные кафе, здесь разместились самые дорогие магазины Тель-Авива. На площади в разное время находились магазин «Экман», прообраз современного супермаркета, и культовый в те времена универмаг «Машбир». Но особую роль в жизни площадь играло кино. Каждый вечер сюда съезжались тысячи людей, чтобы попасть в один из кинотеатров, два из которых - «Эстер» и «Хен» находились непосредственно на площади. Еще один, открытый позже, в конце 50-х, и затмивший своей роскошью все остальные - «Тель-Авив», находился в двух шагах от нее, на улице Пинскер. До появления телевидения кино было самым массовым и доступным видом времяпровождения. Киножурналы, которые крутили перед каждым сеансом, для многих были единственной возможностью увидеть политических деятелей «вживую». Событием в жизни Тель-Авива стало открытие торгового комплекса «Дизенгоф-Центр» недалеко от площади. Его состоятельные посетители быстро проходили из автомобилей в кондиционированное помещение, и интереса к торговле снаружи не проявляли. Первый магазин в комплексе открылся в 1978 году, и вскоре под его крышу перебрались многие солидные торговые заведения; появился здесь и кинотеатр. Улица и площадь Дизенгоф начали терять былой блеск. Но главный удар по площади нанесла мэрия города. Дело в том, что проезжающим через площадь Зины Дизенгоф водителям приходилось огибать ее по проложенной вокруг сверика узкой дорожке, что сильно замедляло движение в этой части города. Поначалу это не вызывало нареканий, но с ростом личного автопарка в 60-70-е годы в районе улицы Дизенгоф начали возникать автомобильные пробки. На площади было решено организовать двухуровневое пространство: верхнее - для пешеходов, нижнее - для машин. Проект по заказу муниципалитета разработал израильский архитектор Цви Лишер.Сквер при этом снесли, а вместо старого фонтана на верхнем уровне установили новый, из стекла. Скульптор - Аллен Давид, уроженец Индии, в то время проживавший в Тель-Авиве. Открытие обновленной площади состоялось 25 июля 1978 года. Не лишенный архитектурных достоинств мост в контекст площади, однако, не вписался. Пришедший на нее прохожий наблюдает теперь окружающие его постройки не снизу, а на уровне второго этажа. Магазины, кинотеатры оказались внизу - чтобы попасть внутрь, требуется спуститься с моста. Как результат, здания на площади перестали восприниматься как составные части единого ансамбля, визуальный контакт с ними был нарушен. Исчезновение зеленых насаждений привело к утрате характерных прежде для площади уюта и интимности. Сидящий на скамейке оказывается теперь под взором каждого любопытного. Как на грех, увеличение пропускной способности привело к резкому росту транспортного потока. Пробки не только исчезли, но стали обыденным явлением. Движение пришлось ограничивать дополнительными мерами. 15 июля 1986 года фонтан Аллена был заменен на другой, под названием «Огонь и вода». Его автор - Яаков Агам (Гипштейн), израильский скульптор и художник, проживающий в Париже. Агам - один из известнейших представителей так называемого кинетического искусства, в основе которого лежит попытка выйти за рамки трехмерного пространства путем ввода в него четвертой составляющей - времени. Произведения в этом стиле характеризуются наличием движущихся объектов. Фонтан-скульптура на площади призван символизировать «единство искусства, науки и техники». Другой подтекст - сочетание огня и воды, по мнению автора, соответствует еврейскому восприятию мира. На самом деле, никакого огня зритель не видит: его заменяют яркие цвета фонтана, действие которого, как и в старые времена, сопрождается светомузыкой. 80-е годы и начало 90-х - времена агонии площади. Вслед за видео появилось пиратское кабельное телевидение. Изменилась и политика дистрибьюторских фирм, позволявшая выжить только крупным киносетям. Кинотеатры-одиночки с огромными залами и некассовыми фильмами были обречены на вымирание. В 1992 году прошёл последний сеанс в «Эстер», ненадолго пережил его кинотеатр «Тель-Авив». Исключение - кинотеатр «Хен», владельцы которого ещё в начале 80-х отреагировали на изменение коньюнктуры, изменив формат заведения. Места народных гуляний переместились в парк ха-Яркон и на набережную моря. Покупки теперь совершаются, в основном, в больших магазинах вне центра города; там же находятся и многозальные кинотеатры. О площади Зины Дизенгоф попросту забыли. Характерный для этого непростого времени штрих: если до 70-х годов на картах использовались названия «Кикар Цина» («площадь Зины») или «Кикар Цина Дизенгоф» («площадь Зины Дизенгоф»), то позднее перешли на лаконичное «площадь Дизенгоф». Это, казалось бы, малозначительное изменение привело к тому, что сейчас уже мало кто помнит, что улица и площадь названы в честь разных людей. К середине 90-х годов большинство зданий на площади пришли в ветхость и запустение. С включением Тель-Авива в список наследия ЮНЕСКО владеть недвижимостью в реконструированных зданиях постройки 30-х годов стало престижным. Цена земли в старых районах города существенно возросла, появились серьезные инвесторы. Отреставрировано - а по сути, перестроено - здание кинотеатра «Эстер». Теперь в нём находится гостиница-бутик «Синема» в стиле «баухауз» для туристов, желающих почувствовать атмосферу старого Тель-Авива. В таком же стиле оформлена гостиница «Центр», распахнувшая свои двери совсем недавно.

Материал взят из книги: Игорь Торик, «Энциклопедический путеводитель по Израилю», копирайт Игорь Торик. Книгу в электронном виде можно приобрести на сайте http://ejwiki-books.com/ в разделе "Электронные книги".