Идиш

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск



Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Алфавит языка идиш с русской транслитерацией букв. Из книги Л. Квитко «Алефбейс», 1947. Снимок этой страницы распространялся еврейскими активистами среди евреев СССР в 1950-х гг.

Идиш (ייִדישע שפּראַך) - язык, на котором говорили (и частично продолжают говорить) ашкеназские евреи на протяжении последнего тысячелетия.

Содержание

Основные положения

Этот язык, образовавшийся как сплав компонентов разных языков, постепенно стал выполнять широкий спектр коммуникативных функций. Так как общество, использовавшее его, достигло одной из высших степеней культурной активности на своем разговорном языке, идиш представляет собой необычайно яркое свидетельство особенностей еврейской культуры.

История идиша

С самого возникновения в 10 в. и до конца 18 в. идиш был преобладающим средством устного общения евреев от Голландии до Украины, а также в ашкеназских поселениях в Италии, на Балканах и в Эрец-Исраэль.

Наряду с ивритом, он был также важным средством литературного и письменного. В эпоху эмансипации возникло сильное стремление к переходу от идиш к нееврейским местным языкам.

Волны эмиграции из Восточной Европы в конце 19 – начале 20 вв. привели к широкому распространению идиша в Северной Америке и ряде стран Латинской Америки, к возникновению центров идиша в Англии, Франции, Южной Африке. Затем последовал постепенный переход евреев, потомков восточноевропейских эмигрантов, на языки окружающего населения.

Развитие прессы, театра, системы светского образования, исследовательских институтов привело к разнообразному использованию языка идиш.

Как по числу говорящих, так и по объему оригинальной литературы идиш в течение длительного времени занимал первое место среди еврейских языков. Число говорящих на идиш, до начала Второй мировой войны оценивавшееся в 11 млн., резко уменьшилось в результате Катастрофы, а также массового перехода евреев к другим языкам, превалирующим в их окружении.

В большинстве стран этот переход совершался добровольно. Исключение представляет Советский Союз. Там смена идиш на языки окружающего населения (в основном на русский и, в значительно меньшей мере, на украинский), начавшаяся также добровольно, была ускорена официальными мерами. В 1930-х годах там начали закрывать еврейские школы. Например, в Шклове их закрыли в 1934 году.[1] Эти меры приняли во второй половине 1940-х гг. и в начале 1950-х гг. репрессивный характер (закрытие еврейских образовательных и культурных учреждений, ликвидация литературы, прессы и театра, арест и физическое уничтожение деятелей культуры на идише).

Ограниченное возобновление публикаций и концертно-театральной деятельности в Советском Союзе в конце 1950-х – начале 1960-х гг. носило характер политико-пропагандистской акции, направленной на удовлетворение мирового общественного мнения (подробнее см. Россия, Советский Союз).

Общее число говорящих на идише в настоящее время может быть оценено не более чем в два миллиона человек (в основном люди старшего поколения). Среди ашкеназских евреев разных стран мира широко распространено знание идиша как второго языка. Наблюдается оживление интереса к идиш среди молодежи.

Кафедры идиша существуют в Еврейском университете в Иерусалиме и Колумбийском университете в Нью-Йорке. Помимо этого, идиш исследуется и преподается во многих университетах США, Франции, Германии и других стран. Основным центром по изучению идиша является институт ИВО (Нью-Йорк), осуществляющий нормативную деятельность по стандартизации орфографии и терминологии идиш.

Современный литературный идиш

В течение веков идиш распространился на обширных территориях, и хотя региональные его варианты отличаются друг от друга, в письменном общении всегда соблюдались определенные нормы.

Такая нормативность характеризует как старый литературный язык, господствовавший до начала 19 в., так и современный литературный идиш, развивавшийся как межрегиональный язык с середины прошлого века. Относительная однородность литературного идиша — замечательное явление, потому что он развивался без помощи тех унифицирующих факторов, которые обеспечивает национальное государство (особенно через единую школьную систему).

В последующих разделах описывается, в основном, структура литературного идиша.

Фонологическая система

Система фонем идиш определяется главным образом теми немецкими диалектами, из которых он заимствовал свой основной лексический состав.

Идиш имеет экспираторное ударение, и хотя место ударения в слове не всегда полностью предсказуемо, существует несколько основных характерных распределений словесного ударения. Система гласных треугольного типа с тремя степенями раствора и двумя позициями артикуляции.

i    u
 e  o
  a

Наиболее характерные дифтонги — это сочетание [е], [а], [о] с [i]. Система согласных в высшей степени симметрична.

     m n n’
    b d d’ g
    p t t’ k
  v z z’ z c r
f s s’ s e x h y
      l l’

В отличие от немецкого языка, ряды взрывных и фрикативных различаются не напряженностью, а звонкостью — очевидно, под славянским влиянием, которое также сказалось и на возникновении палатальных согласных. В отличие от немецкого, наблюдается также встречаемость звонких согласных в исходе слов.

Из-за притока слов иврито-арамейского и славянского происхождения в идиш проникли многочисленные начальные сочетания согласных, несвойственные немецкому языку (например, bd-, px-).

Областные варианты идиша обнаруживают большие различия в системе гласных, начиная от оппозиции между кратким открытым i и долгим закрытым i, и кончая моделями с полными параллельными рядами кратких и долгих гласных.

В диалектах встречаются также ü и дифтонги, оканчивающиеся на -w. Однако в системе согласных наибольшее разнообразие обнаруживает литературный идиш. В некоторых диалектах отсутствует фонема h, в некоторых различается меньшее количество палатальных, а в западном идиш отсутствует различие по звонкости. Артикуляция r варьируется в различных районах от r апикального до (преимущественно) r увулярного.

Система письменности

В основу письменности положен алфавит иврита с некоторыми стандартными диакритическими знаками: אַ, אָ, בֿ, וּ, יִ, יַי, כּ, פּ, פֿ, שֹ, תּ (Об особенностях письменности идиша в Советском Союзе и ряде других стран см. ниже.)

Большинство слов, заимствованных из иврита и арамейского, сохранили традиционное написание.

Остальной словарный запас представляет собой в общем систему однозначного соответствия между звуками, с одной стороны, и буквами или их сочетаниями, с другой. При этом, конечно, сохраняются установившиеся еврейские традиции, касающиеся, например, графики определенных конечных букв, или правила о начальном непроизносимом א.

В процессе эволюции в идише усилилась тенденция систематически использовать букву א для обозначения звука [a], אָ — для передачи [о]; כ употребляется для передачи [χ], וו — для передачи [v].

С течением времени установилось и применение буквы ע как символа гласного звука [e].

Это нововведение, характерное для ашкеназского произношения иврита, утратившего согласный звук, обозначавшийся буквой ע, относится к 14 в.

Способы передачи дифтонгов и безударных гласных, а также правила словораздела значительно различались в разные периоды истории. Ныне дифтонг [oi] обозначается сочетанием וי, дифтонг [ei] — сочетанием יי, дифтонг [ai] — тем же сочетанием с дополнительным диакритическим знаком — ײַ (диакритический знак употребляется не во всех публикациях). [ž] и [č] передаются соответственно диграфами זש и טש.

Хотя некоторые издательства до сих пор не соблюдают всех правил, отклонения от них незначительны. С 1920-х гг. в Советском Союзе (а затем и в некоторых коммунистических и просоветских издательствах ряда других стран) был отвергнут принцип историко-этимологического написания слов иврито-арамейского происхождения и был принят фонетический принцип орфографии (либо из-за антитрадиционалистской идеологии, либо из-за лингвистического рационализма). В Советском Союзе в 1961 г. вернулись к написанию конечных букв.

Морфология и синтаксис

Основной «покрой» грамматической системы идиш следует модели немецкого языка, но со значительным числом инноваций. В синтаксисе возникли новые модели порядка слов. Порядок слов в главном и придаточном предложениях стал одинаков. Расстояние между существительными и их определениями, а также между частями глагольных фраз было сокращено.

Система имени продолжает характеризоваться четырьмя падежами и тремя родами. Однако родительный падеж превратился в притяжательный, утеряв большинство других функций. Винительный падеж после предлогов опускается. Германское различие между слабым и сильным склонением прилагательных исчезло, но появилось новое различие между изменяемыми предикативными прилагательными. Многие существительные были распределены между разными моделями множественного числа.

Под влиянием славянских языков развились уменьшительные формы существительных и прилагательных. В глаголе все времена и наклонения, кроме настоящего времени изъявительного наклонения, стали образовываться аналитически. Развилось чуждое строю германских языков последовательное различение совершенного и несовершенного вида, а также появился ряд новых форм, выражающих видовые и залоговые оттенки.

Причастие настоящего времени также приобрело новые функции. Формы спряжения во многих случаях подверглись инновации, возникли новые классы перифрастического спряжения.

Областные различия в грамматике разговорного идиша более всего сказались на системе падежа и рода. В центральном и северо-восточном идиш исчезло различие между дательным и винительным падежами. На северо-востоке исчез средний род и развилась новая система квазиродов с высокой степенью семантической мотивации.

Наибольшее количество инноваций имеется в восточных диалектах. Здесь получило наибольшее распространение использование изменяемых прилагательных в составе сказуемых, а также новые видовые оттенки глаголов.

Словарный состав

Словарь идиша характеризуется наличием слов различного происхождения: иврито-арамейских, романских, славянских и «международных». Однако механическое отнесение слов этого языка к их первичным этимологическим источникам представляет собой крайне нереалистический подход к особенностям идиш.

Так, слово менч (`человек`) формально связано с немецким словом Mensch, однако в идиш оно приобрело ряд важных дополнительных значений (`служащий`, `надежный, зрелый человек`), которые теряются, если исходить из немецкого оригинала «внешней формы» этого слова.

Подобные замечания верны и относительно слов другого происхождения. Так, в слове унтерзогн (`шептать на ухо`) и префикс, и корень напоминают немецкие unter и sagen, однако немецкое слово untersagen не имеет соответствующего значения. Смысл этого слова в идиш значительно лучше можно объяснить как кальку со славянского глагола с приставкой (ср. украинское під-казати).

Значение многих распространенных слов в идиш (например, ойсзонг — `раскрывать секрет, тайну` и т. п.) невозможно объяснить ни через немецкий, ни через славянские языки. Необходимо также иметь в виду, что в идиш используется лишь небольшая часть словарного состава языков, из которых была заимствована лексика идиш, с другой стороны, в идиш сохранились некоторые элементы исходных языков, которые в них самих уже перестали употребляться. Примером из немецкого языка могут служить слова швер (`свекор`, `тесть`) и эйдем (`зять`).

Вопреки широко распространенному среди неспециалистов мнению, между функциями элементов словарного состава идиш и их происхождением не существует никакого строгого соответствия. Так, различные слова из иврита и арамейского языка могут иметь торжественные, нейтральные и даже просторечные коннотации в зависимости от индивидуального слова.

Характер процесса смешения разнородных элементов в идиш не позволяет точно определить процентное соотношение слов из разных источников в этом языке. Задача еще более усложняется благодаря существованию таких «сращений», как мефунице (`привередливая женщина`), в которых сочетается происхождение из двух источников — мефунак (`балованный`) из иврита и -ице из славянских языков.

Слов романского происхождения в современном идише сохранилось немного; тем не менее, они занимают видное место в его лексике (например, лейенен — `читать`, бенчн — `благословлять`). Они представляют собой следы лексического наследия ранних времен, когда эмигранты из романских стран, прибывшие в Германию, вносили свой вклад в новый для них язык.

Из славянских языков идиш заимствовал не только тысячи лексических единиц, но и многочисленные продуктивные модели образования новых слов. Среди славянских языков наиболее видное место по степени влияния на идиш занимают польский, украинский и белорусский язык. Значительно меньший след оставили имевшие место в прошлом связи идиш с чешским и сравнительно недавние его контакты с русским языком.

В некоторых случаях в идиш проникли конкурирующие слова одинакового значения из различных славянских языков. Так, например, слово пьешчен (`баловать`) польского происхождения существует наряду со словом постен, заимствованным из украинского. В других случаях распространение в идиш получает одно слово (например, блонджен — `блуждать` из польского языка).

Диалектные различия

Европейский идиш делится по территориальному признаку на две основные категории — западный и восточный. В западных областях, приблизительно охватывающих Голландию, Эльзас и Лотарингию, Швейцарию и большую часть Германии, наблюдаются также особенности в произношении иврита в синагогальной службе. Фонологически западный идиш в целом отличается употреблением долгого звука [ā] в таких словах, как кафн флас (койфн флейш — `купить мясо`).

Промежуточное положение между западом и востоком занимает идиш стран, расположенных к югу от Карпатских гор. В западной части этого района — в Богемии, Моравии, западной Словакии, западной Венгрии — евреи говорят на диалекте, лексически близком к восточноевропейскому, а фонологически — к западноевропейскому. На востоке этой области — в долинах Венгрии, в Трансильвании и Закарпатье — идиш представляет собой результат смешения западного закарпатского наречия с диалектами хасидов, переселившихся сюда из Галиции.

Восточную область распространения идиша можно разделить на три ярко очерченных района: северо-восточный (Белоруссия, Литва, Латвия), центральный (Польша, западная Галиция) и юго-восточный (Украина с частью восточной Галиции, Румыния), занимающий промежуточное положение между первыми двумя. Используя тот же пример фразы койфн флейш, мы получаем на северо-востоке кейфн флейш, в центральном районе койфн фляйш и как бы компромиссный вариант койфн флейш на юго-востоке.

Литературная норма как таковая фиксируется в письменном идиш (бухшпрах) и обычно совпадает с северо-восточным диалектом. Однако при чтении текстов равноправны как книжный, так и различные диалектные варианты произношения.

Историческое развитие

Можно с полной уверенностью установить, что самым важным событием в истории развития идиш было его проникновение в славянское окружение и отдаление от немецкой сферы влияния. Вследствие влияния славянских языков изменилась грамматическая структура идиш и ослабилась его генетическая связь с немецким языком. Главными вехами в истории развития идиш принято считать 1250 г., 1500 г. и 1700 г.

Древнейшим периодом в истории развития идиш считается то время, когда евреи еще не имели устойчивого контакта со сферой влияния славянских языков. Конечным пунктом этого периода принято считать 1250 г. В эту эпоху евреи из северной Франции и северной Италии, разговорным языком которых было наречие, называемое ими «лааз», впервые проникли в Лотарингию, где, по-видимому, столкнулись с несколькими диалектными вариантами немецкого языка.

Метод обогащения словарного состава языка, к которому прибегали евреи, говорившие на лааз — заимствование слов из источников священного языка еврейского народа, — использовался также на этом этапе развития идиша. Точно так же следовали они принятому в лааз способу письменной передачи разговорного языка буквами еврейского алфавита.

В наступивший затем древний период развития идиша (1250–1500) евреи, разговорным языком которых был идиш, вступили в контакт со славянами и евреями, говорившими на славянских языках — вначале в юго-восточной Германии и Богемии, затем в Польше, а позже и в более восточных областях.

Как в многочисленных общинах, основанных в новых землях, так и в уже существовавших там еврейских поселениях, жители которых говорили до этого на славянских языках, идиш стал общепринятым языком. В этот период, еще до изобретения книгопечатания, сложился также сравнительно однородный литературный идиш.

Средний период развития идиш (1500–1700) характерен значительным расширением территории, на которой жили ашкеназы и, следовательно, возрастанием процента евреев, говорящих на идише вне Германии и районов, прилегающих к немецкоязычным городам славянских земель. Памятниками литературного идиш этого периода являются прозаические и поэтические сочинения. Частная переписка, записи свидетельских показаний, сатирические куплеты и т. п. служат ценным материалом для изучения разговорного идиш того времени.

Период современного идиша

Герб Белорусской ССР, 1926—1937 гг. Девиз «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» на четырёх языках — белорусском, русском, польском и идиш

После 1700 г. на Западе начался медленный, но почти неуклонный упадок идиша. Примерно к 1820 г. начали формироваться новые нормы, основанные на восточном идише. Идиш стал языком организованных социальных движений еврейских масс и быстро развивающейся литературной деятельности. Повысилось языковое самосознание его носителей, которое достигло пика в Черновицкой конференции по языку идиш (1908).

Последовавшие за этим введение преподавания на идише в школах, научно-исследовательская работа и организационная деятельность способствовали расширению лексического запаса и стабилизации языка. В период между двумя мировыми войнами в Польше, Литве, Латвии, Румынии, Советском Союзе существовала сеть образовательных и культурных учреждений на идише.

В ряде районов Советского Союза со значительным еврейским население идиш пользовался также статусом официального языка в суде и низших органах местной администрации (подробнее см. в соответствующих разделах в статьях об указанных странах). Особенно изобретательной в разработке внутренних возможностей идиша оказалась модернистская поэзия.

Идиш и иврит

Основными источниками заимствований из иврита для идиша являлись тексты Пятикнижия, молитвы и технические термины талмудической и раввинистической литературы (из талмудических и раввинистических текстов в идиш вошло известное количество арамеизмов).

В последнее время значительное влияние на идиш оказывает, конечно, израильский иврит, причем это воздействие заметно как в самом Израиле, так и за его пределами. В результате в идише сосуществуют такие слова, как традиционное алие (вызов в синагоге для прочтения отрывка из Торы) и современное алия (иммиграция в Израиль).

Современный иврит подвергся значительному влиянию идиша, особенно в период с конца 19 в. до 50-х гг. 20 в., когда большинство ишува составляли ашкеназские евреи. Под влиянием идиша изменилась фонологическая структура возрожденного иврита, возникли новые фразеологизмы и кальки с идиш: лакахат эль hа-лев (из идиш нэмэн цум харцн — `принимать к сердцу`), лэкашкеш бакумкум (хакн а чайник — `болтать`) и т. п., а также прямые заимствования: шнорер — `попрошайка`, блинцес — `блины`, алтэ захн — `тряпье` и т. п.

Изучение идиша

Мука для халы. На пакете надпись на идише.

Хотя первые попытки изучения идиш восходят еще к 16 в., вплоть до 1920-х гг. этим занимались лишь отдельные лица, обладавшие различной научной подготовкой. В 1920-х гг. в некоторых странах были созданы научные учреждения, посвященные полностью или частично исследованию идиша (при Академии наук Украинской и Белорусской ССР, еврейский научный институт ИВО в Вильнюсе). Эти учреждения стали центрами систематического сбора лингвистических материалов и подготовки фундаментальных работ, в том числе словарей и диалектологических атласов.

Публикации этих учреждений явились научным форумом для исследователей идиша; впервые стала возможной подготовка научных кадров, специализирующихся на изучении идиша. Некоторые из этих учреждений играли роль авторитетов, устанавливавших нормы орфографии и единую терминологию.

Подавление еврейской культуры в Советском Союзе и Катастрофа европейского еврейства привели к уничтожению значительной части научных кадров, занимавшихся изучением идиша. После Второй мировой войны центром изучения идиш стали США.

В Еврейском университете в Иерусалиме осуществляется изучение идиша в тесной координации с изучением других еврейских дисциплин.

См. также

Сноски

Источники и ссылки

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ИДИШ ЯЗЫК в ЭЕЭ