История евреев Ливана

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Ливан»)
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

Координаты: 33°50′00″ с. ш. 35°46′00″ в. д. / 33.833333° с. ш. 35.766667° в. д. (G) (O)

Карта Ливана

Лива́н (לְבָנוֹן, Левано́н; по-арабски Лубнан, Ал-Джумхурия ал-Лубнания) - арабская республика.

Содержание

Общие сведения о стране

Ливан расположен на восточном побережье Средиземного моря. Граничит на севере и востоке с Сирией, на юго-востоке с Израилем. Столица - Бейрут.

Физико-географические сведения

В стране можно выделить четыре различных физикографических региона: узкую прибрежную равнину вдоль Средиземного моря, Ливанские горы (Джабал-Любнан), долину Аль-Бика (Бекаа), а также Анти-Ливан и Хермон, идущие параллельно Ливанским горам.

Прибрежная равнина узкая и прерывистая, местами почти исчезающая. На крайнем севере она расширяется, образуя равнину Акар.

Снежные вершины Ливанских гор - одна из самых характерных черт пейзажа страны. Этот известняково-песчаниковый хребет тянется от берега на восток, имеет примерно 160 км в длину и шириной от 10 до 56 км в ширину. Его высшая точка - Курнат эль-Савда (3088 м) на севере, где знаменитые кедры Ливана растут в тени пика. Затем горная цепь постепенно отклоняется к югу, где стоит второй пик, Джебель-Шанинь (2695 метров), к северо-востоку от Бейрута. На юге хребет разветвляется на западный отрог, образующий Шуфские горы, и на южном направлении спускается к холмам Галилеи, которые ниже.

Долина Аль-Бика находится между горами Ливана на западе и Антиливанскими горами на востоке; её плодородные почвы состоят из аллювиальных отложений с гор с обеих сторон. Долина длиной около 180 км и шириной от 10 до 26 км является частью большой восточноафриканской системы рифтов. На юге Аль-Бика становится холмистым и прочным, сливаясь с предгорьями горы Хермон (Джебель эль-Шейх), формируя верхнюю долину Иордана.

Антиливанский хребет (Аль-Джабаль-аш-Шарки) начинается с высокого пика на севере и склоняется к югу, пока его не прерывает гора Хермон (2814 метров).

Ливанские реки в основном являются зимними потоками, стекающими с западных склонов Ливанских гор. Единственным исключением является река Литани (протяженностью в 145 км), которая начинается у знаменитых руин Баальбека и течет на юг в Аль-Бика, впадая в Средиземное море вблизи исторического Тира. Две другие важные реки - Оронт (Нахр аль-Ави), который начинается на севере Аль-Бика и течет к северу, и Кабир.

Климат Ливана средиземноморский. Зимой выпадают осадки; летом, как правило, их не бывает. В прибрежных районах средние температуры варьируются от 30° С в июле до 10° С в январе. Средне-дневные январские температуры доходят до 2° С (в долине Бекаа). На высоте 1500 м температура падает примерно до 8° С.

В старину в Ливане было много лесов. Знаменитые кедры экспортировались. Флора и фауна страны сильно пострадала от сельскохозяйственного освоения земель и военных действий.

Демографическая ситуация

Этнически ливанцы составляют смесь, в которой заметны финикийские, греческие, армянские и арабские элементы. В большей ливанской общине также присутствуют этнические меньшинства, в том числе армянское и курдское население.

С VII века Ливан служил убежищем для преследуемых христианских и мусульманских сект. С 1932 года не проводилась официальная перепись, и данные о конфессиональном составе Ливана являются переменными. В целом, мусульмане (сунниты, шииты и друзы) - самая многочисленная группа в стране. Друзы составляют небольшую долю. Среди христианского населения Ливана марониты являются крупнейшей христианской общиной. Греческая православная община - вторая по величине христианская группа. Существует также очень небольшое еврейское меньшинство.

Большая часть населения живет на прибрежной равнине, и всё меньше людей находятся в глубине страны. Деревни расположены в соответствии с водоснабжением и наличием земли, часто в горах. Северные села относительно благополучны и имеют современную архитектуру. Деревни на юге, как правило, беднее и менее стабильны: местные сельскохозяйственные угодья менее плодородны, и из-за их близости к Израилю многие деревни подвергаются частым вторжениям и разрушениям с 1975 года.

Большинство городов расположены на берегу; они были затоплены мигрантами и перемещенными лицами, и в результате были созданы многочисленные, часто бедные пригороды. До начала гражданской войны перемещение людей из сельских районов было основным фактором урбанизации страны. Большая часть внутренней миграции была в Бейрут, на долю которой приходилось подавляющее большинство городского населения Ливана.

До 1975 года многие деревни и города состояли из нескольких различных религиозных групп, которые обычно жили вместе в гармонии, а сельская архитектура отражала единство стиля, независимо от религиозной самобытности.

Гражданская война привела к возвращению существенного числа людей в свои деревни и к большой эмиграции за границу, прежде всего в Соединенные Штаты, Европу, Латинскую Америку, Австралию и части Ближнего Востока. В Ливане она также привел к процессу расселения и обмена населением во многих областях, которые ранее характеризовались сосуществованием христиан и мусульман. С начала гражданской войны произошло перемещение тысяч христиан к северу от Бейрута вдоль побережья и тысяч мусульман на юг или восток от Бейрута.

Послевоенные усилия по преодолению этого процесса с помощью программ, направленных на переселение перемещенных лиц, не сразу имели успех. После войны между «Хизбаллой» и Израилем в 2006 году многие другие ливанские граждане - примерно один миллион жителей, особенно те, кто живет на юге страны, были перемещены из своих домов.

Экономика

За годы, предшествовавшие началу гражданской войны, Ливан пользовался статусом регионального торгового центра. Ливанская экономика характеризовалась минимальным вмешательством правительства в частное предпринимательство в сочетании с отсутствием налогов на импорт и прибыль. Туризм и денежные переводы рабочих, работавщих за границей, помогли сбалансировать торговый дефицит. Доходы, как правило, росли, и ливанская продукция находила место на международном рынке.

За первые 10 лет гражданской войны ливанская экономика оказалась чрезвычайно устойчивой. Но во второй половине 1980-х годов стоимость ливанского фунта резко упала из-за продолжавшегося разрушение инфраструктуры страны. После гражданской войны Ливан приступил к осуществлению программы социально-экономического восстановления, которая повлекла за собой значительную реконструкцию инфраструктуры.

Премьер-министр Рафик аль-Харири в 1990-х годах стремился возродить Бейрут в качестве регионального финансового и торгового центра. Программа реконструкции Бейрута достигла значительного прогресса в конце 20-го и начале 21-го веков, хотя и за счет увеличения внутренней и внешней правительственной долговой нагрузки. Возник бюджетный дефицит и растущий государственный долг. Тем не менее, для привлечения и поощрения инвестиций ставки налогов были снижены.

Это привело к жесткой бюджетной экономии, в результате которой были ограничены инвестиции в социальную инфраструктуру Ливана и выросла зависимость от регрессивного косвенного налогообложения для удовлетворения бюджетных дефицитов. Следовательно, хотя часть ливанцев стала очень богатой в послевоенном Ливаном, в начале 21-го века около одной трети населения Ливана проживало за чертой бедности.

Сельское хозяйство, рыболовство, промышленность продолжают играть меньшую роль в экономике Ливана, чем в других странах. Весьма велика доля торговли, финансовой отрасли и туристического бизнеса.

Политическая система

Ливан - унитарная многопартийная республика с парламентской системой правления. Его конституция, принятая в 1926 году во время французского мандата и измененная несколькими последующими поправками, предусматривает однопалатную палату депутатов, избираемую на четырехлетний срок всеобщим избирательным правом для взрослых.

Согласно Соглашению 1989 года, парламентские места распределяются между христианскими и мусульманскими сектами, тем самым заменяя более раннее соотношение, которое благоприятствовало христианам. Эти квоты для конфессий также должны соблюдаться при назначении на государственные должности.

Главой государства является президент, который избирается большинством в две трети голосов Национальной ассамблеи сроком на шесть лет и имеет право быть переизбранным на новые сроки. По неписаному соглашению президент должен быть христианином-маронитом, премьер-министр суннитом, а спикер Национального собрания - шиитом.

Президент, в консультации со спикером и депутатами парламента, приглашает мусульманина-суннита для формирования кабинета министров, а портфели членов кабинета распределяются в соответствии с конфессиональным балансом. Кабинет, который обладает большей исполнительной властью, чем президент, требует от парламента вотума доверия, чтобы остаться у власти. Вотум недоверия, однако, редко реализуется на практике. Кабинет обычно падает из-за внутренних разногласий, социальной розни или давления со стороны иностранных государств.

Краткие сведения об истории страны

Ливан разделяет многие культурные особенности арабского мира, но отличается от многих своих арабских соседей. Его прочный горный ландшафт служил на протяжении всей истории как убежище для различных религиозных и этнических групп и политических диссидентов. Несмотря на скудные природные ресурсы, Ливан долгое время служил в качестве коммерческого и культурного центра Ближнего Востока.

Ливан, особенно его прибрежный регион, был местом некоторых из самых древних населенных пунктов, сохранившихся в мире. Археологические находки указывают, что эта территория была населена ещё в палеолите. Неолитическая революция произошла там после 10 тысячелетия до н.э., причём лидировал в ней район Библоса. Следы металлургии появляются в 4 тысячелетии до н.э.

Основная статья: Финикийцы

Финикийцы, неотличимые от ханаанеев Эрец-Исраэль, появились в Ливане в начале 3 тысячелетия до н.э. В Библосе первое городское поселение датируется примерно 3050-2850 годами до н.э.

Финикийские порты Тир (современный Сур), Сидон (Сайда) и Библос (Джубайль) были доминирующими центрами торговли и культуры в 3-м тысячелетии до н.э. Коммерческие и религиозные связи с Египтом, вероятно, морем, подтверждаются источниками египетской 4-й династии (около 2575 года - 2465 года до н.э.).

Самые ранние художественные изображения финикийцев найдены в Мемфисе, в поврежденном рельефе фараона Сахуре из 5-й династии (середина 25-го - начало 20 века до н.э.). Это изображение прибытия азиатской принцессы - невесты фараона; её эскорт - это флот морских кораблей, вероятно, такого типа, который известен египтянам как «суда Библоса», укомплектованные экипажами азиатов, очевидно, финикийцами.

Библос был уничтожен огнем около 2150 г. до н.э., вероятно, вторгшимися аморреями. Они расселились на территории Ливана и наладили контакты с Египтом. Египет в это время оказывал сильное влияние на Финикию; возможно, владел ею. В 18 веке до н.э. гиксосы разрушили аморрейский Библос и захватили всю страну, а затем и Египет. Во время их правления Финикия была частью единого царства. После их изгнания финикийцы наладили торговлю и сотрудничество с Египтом; в частности, поставляя им кедры для строительства.

В папирусах Эль-Амарны отражена обстановка в Финикии 14 века до н.э., когда эта страна управлялась египетскими губернаторами. В 12 веке до н.э. в результате серии вторжений в Финикию с севера египетская гегемония там кончилась. Как явствует из Танаха, попытки Египта восстановить свою власть в Ливане были неэффективными. Возникли новые центры власти - города-государства.

В них власть царей, претендовавших на происхождение от богов, была сильно ограничена властью купеческих семей, которые пользовались большим влиянием в государственных делах. В крупнейших городах существовали советы старейшин. В 6 веке до н.э. в Тире возникла республика, управлявшаяся одним или двумя избираемыми на несколько лет шофетами. Аналогичная система утвердилась в финикийских колониях в Африке. При персах была сформирована федерация, объединившая Сидон, Тир и Арвад. Федерация в более широком масштабе никогда не была возможна в Финикии, потому что не существовало никакого чувства политического единства, чтобы объединить разные государства.

Возникновение финикийских колоний за пределами Ливана началось в начале 2 тысячелетия до н.э. Самая известная из них - Яфо. Около 10 в. до н.э. финикийцы вышли за пределы восточного побережья Средиземного моря и стали стоить города на Кипре, в Анатолии, в Северной Африке. Впоследствии эти колонии слились в крупное государство под гегемонией Карфагена. Финикийская торговля охватывала весь регион Средиземного моря с 19 по 9-8 век до н.э.

В 9-8 вв. до н.э. ассирийские цари подчинили финикийские города, заставив их платить дань. В 7 веке до н.э. произошла серия восстаний против ассирийской власти, при подавлении которых был уничтожен Сидон (впоследствии восстановленный). После разгрома Ассирии Египет попытался захватить Ливан, но вавилонский царь Навуходоносор воспрепятствовал этому и сам захватил страну.

После захвата Вавилонского царства персами финикийцы стали верными сторонниками персов, которые свергли их угнетателей и вновь открыли им торговлю с Востоком. Ливан, Сирия-Эрец-Исраэль и Кипр были организованы как пятая сатрапия (провинция) Персидской империи. В это время главным городом Финикии был Сидон. Со временем отношения испортились. В 4-м веке Тир, а затем Сидон восстал против персидского царя. Восстание было подавлено в 345 году до нашей эры.

В 332 году до н.э. пришёл Александр Македонский, который захватил Ливан почти без сопротивления. Тир сопротивлялся восемь месяцев, но Александр впервые в истории взял его, насыпав мол от берега к острову, на котором стоял город. В результате Тир, жители которого в значительной степени были проданы в рабство, утратил всякую значимость; вскоре его заменила в руководстве региональными рынками Александрия.

В эпоху эллинизма (323-30 г. до н.э.) Финикия контролировалась вначале Птолемеями, а с 2 века до н.э. Селевкидами. В 83 г до н.э. армянский царь Тигран Великий захватил Ливан, а в 64 г. до н.э. страну захватил Рим.

Финикия была включена в римскую провинцию Сирии, хотя Арад, Сидон и Тир сохранили самоуправление. Берит (Бейрут), провинциальный город, не имевший никакого влияния, получил статус римской колонии. Строительство там финансировалось Иродом Великим (и его внуком и правнуком). При династии Северов (193-235 гг.) Сидон, Тир и, вероятно, Гелиополис (Баальбек) также получили колониальный статус.

В период Римской империи финикийский язык вымер в Ливане и был заменен арамейским как народный. Языком военных и администрации вместо латыни стал греческий. Двумя наиболее важными городами Ливана во времена Римской империи были Гелиополь и Берит. В Гелиополе римские императоры, построили монументальный храмовый комплекс. Берит, с другой стороны, стал местом самой известной провинциальной школы римского права. Школа, которая, вероятно, была основана Септимием Севером, существовала до разрушения самого Берита последовательностью землетрясений, приливной волны и огня в середине 6-го века.

В 608-609 г. персы захватили внутренние районы Ливана. В 622-629 гг. византийцы их отбили. В 630-х годах мусульмане-арабы завоевали Эрец-Исраэль и Ливан, а старые финикийские города предлагали только символическое сопротивление захватчику.

В начале 7 века на севере среди коренного населения была создана военная группа неопределенного происхождения - мардаиты. Начиная с 7-го века в страну вошла другая группа, марониты - христианская община, придерживающаяся монотелитской доктрины. Вынужденные покинуть свои дома в северной Сирии из-за преследований, они поселились в северной части Ливанских гор и поглотили мардаитов и коренных крестьян, сформировав нынешнюю маронитскую церковь. Они постепенно перешли на арабский язык, сохраняя арамейский язык в литургических целях.

На юг Ливана арабские племена пришли после мусульманского завоевания Сирии в VII веке и поселились среди коренных народов. В XI веке многие из них перешли в новую друзскую религию, эзотерическое ответвление шиитского ислама. Южный Ливан стал штаб-квартирой этой конфессии. Группы мусульман-шиитов поселились на северной и южной окраинах гор и в Аль-Бика. В прибрежных городах население стало главным образом суннитскими мусульманами, но в городах и по всей стране оставалось значительное количество христиан различных сект. С течением времени практически все слои населения перешли на арабский язык.

Бейрут и горные районы Ливана управлялись дамасской династией Омейядов (661-750). Хотя марониты периодически восставали, Ливан был важен дамасским халифам, предоставляя им военно-морские силы в их нескончаемой войне с византийцами. Бейрутский юрист 8-го века аль-Авзай создал школу исламского права, которая сильно повлияла на Ливан и Сирию. С 9 по 11 век прибрежный Ливан, как правило, находился под властью независимых египетских мусульманских династий, хотя Византийская империя пыталась получить части севера.

В конце 11-го века Ливан стал частью государств крестоносцев; север был включен в графство Триполи, а юг в Иерусалимское королевство. Маронитская церковь приняла папское руководство, сохраняя при этом своего патриарха и литургию.

В 1187 г. Салах ад-Дин захватил Ливан. Монгольское нападение на долину Бекаа было отбито. Ливан стал частью мамлюкского государства Египта и Сирии в 1280-х. Мамлюкские законы, которое ограничили местную автономию региональных лидеров, поощряли торговлю. Прибрежные города, особенно Триполи, процветали, и люди в них были в основном свободны, чтобы управлять своими делами.

В 1516-1517 гг. Ливан захватила Османская империя. В период между 16 и 18 веками Османский Ливан развивал собственную социальную и политическую систему. Османский Халеб или Триполи управляли севером, регионом Дамаска и Сидоном (после 1660 года) на юге. Прибрежной частью Ливана и долиной Аль-Бика обычно управляли непосредственно из Стамбула, а горный Ливан пользовалась полуавтономным статусом.

Население заняло свое нынешнее положение: шииты были изгнаны с севера, но увеличили свою силу на юге; многие друзы переехали с юга Ливана в Джебель Друз (Джебель-эль-Дуруз) на юге Сирии; маронитские крестьяне, увеличиваясь в численности, переместились на юг в районы, в основном населенные друзами. Монастыри приобретали больше земли и богатства. Во всех частях гор выросли семьи известных людей, которые контролировали землю и установили феодальные отношения с земледельцами; некоторые были христианами, некоторые друзами, которые были политически доминирующими.

Из них возник дом Мана, который основал княжество на всей территории горного Ливана и был принят христианами и друзами. Фахр аль-Дин II управлял большей частью Ливана с 1593 по 1633 год и поощрял торговлю. Когда дом Мана вымер в 1697 году, влиятельные люди избрали князем члена семьи Шихабов, которые были мусульманами-суннитами, но с друзскими корнями, и эта семья правил до 1842 года. В течение этого периода европейское влияние росло. Европейские торговые колонии были созданы в Сайде и других прибрежных городах, главным образом для торговли шелком, главным ливанским экспортным товаром с 17 по 20 век. Французское политическое влияние было велико, особенно среди маронитов, которые формально объединились с Римско-католической церковью в 1736 году.

XIX век ознаменовался экономическим ростом, социальными изменениями и политическим кризисом. Растущее христианское население переместилось на юг и в города, и к концу века многие из этих христиан эмигрировали в Северную Америку, Южную Америку и Египет. Французские католические и американские школы протестантских миссий, а также школы местных общин умножились. В 1866 году американская миссия учредила Сирийский протестантский колледж (ныне Американский университет в Бейруте), а в 1875 году иезуиты основали Университет Святого Иосифа. Такие школы породили грамотный класс, особенно среди христиан, который нашел работу в качестве профессионалов. Бейрут стал большим международным портом, и его торговые дома установили связи с Египтом, средиземноморскими странами и Англией.

Рост христианских общин нарушил традиционный баланс Ливана. Шихабские князья все больше склонялись к ним, и часть семьи стала маронитами. Величайший из них, Башир II (правил в 1788-1840), после установления своей власти с помощью знатных друзов пытался ослабить их. Когда египетские войска оккупировали Ливан и Сирию в 1831 году, Башир заключил с ним союз, чтобы ограничить власть правящих семей и сохранить свою власть. Но египетское господство было прекращено англо-османским вмешательством, чему способствовало народное восстание в 1840 году, а Башир был свергнут. С ним княжество практически закончилось; его слабый преемник был свергнут османами в 1842 году.

С этого времени отношения ухудшались между маронитами во главе с их патриархом и друзами, пытавшимися сохранить свое традиционное превосходство. Французы поддерживали маронитов, а англичане - друзов, в то время как османское правительство поощряло крах традиционной структуры, которая позволила бы ей навязывать свои собственные прямые полномочия. Конфликт завершился массовым убийством маронитов друзами в 1860 году. Благодушное отношение османских властей привело к прямому вмешательству Франции от имени христиан.

Власти совместно ввели Органическое Постановление 1861 года (изменено в 1864 году), которое дало горному Ливану автономию под властью христианского губернатора, назначенным османским султаном, при содействии совета, представляющего различные общины. Горный Ливан процветала под этим режимом до Первой мировой войны (1914-18), когда правительство Османской империи поставило его под строгий контроль, подобно тому, как это уже было установлено для побережья и долины Аль-Бика.

В конце войны Ливан был оккупирован союзными войсками и помещен под военное управление Франции. В 1920 году Бейрут и другие прибрежные города, Аль-Бика и некоторые другие районы были добавлены к автономной территории горного Ливана, как было определено в 1861 году, чтобы сформировать Великий Ливан, впоследствии названный Ливанской Республикой. В 1923 году Лига Наций официально предоставила Франции мандат на Ливан и Сирию. Марониты приветствовали это, и в течение следующих 20 лет, когда Франция выполняла мандат, они были предпочитаемой общиной. Однако расширение довоенного Ливана в Большой Ливан изменило баланс населения. Хотя марониты были самым крупным отдельным элементом, они больше не составляли большинство.

Население было более или менее одинаково разделено между христианами и мусульманами, и большая часть его не требовала ни власти Франции, ни участия в независимом Ливане, а скорее являлась частью более крупного сирийского или арабского государства. Для ослабления напряженности между общинами в конституции 1926 года предусматривалось, что каждый должен быть справедливо представлен в государственных учреждениях. Таким образом, по традиции президент республики обычно был маронитом, премьер-министром мусульманином-суннитом и спикером палаты мусульманином-шиитом.

Под руководством французской администрации улучшились коммунальные услуги и коммуникации, а образование было расширено (хотя высшее образование оставалось почти полностью в руках религиозных организаций). Бейрут процветал как центр торговли с окружающими странами, но сельское хозяйство было подавлено из-за спада шелковой промышленности и мировой экономической депрессии. По мере того как средний класс Бейрута рос, и реальное, хотя хрупкое, чувство общего национального интереса возникало наряду с общинной лояльностью, также возрастало стремление к большей независимости. Франко-ливанский договор о независимости и дружбе был подписан в 1936 году, но не был ратифицирован правительством Франции.

Ливан контролировался властями Виши после падения Франции в 1940 году, но был оккупирован британскими и французскими войсками в 1941 году. Представитель «Свободной Франции» провозгласил независимость Ливана и Сирии, которая была подписана британским правительством. В 1943 году проши выборы, которые привели к победе для националистов. Их лидер, Бишара аль-Хури, был избран президентом. Новое правительство приняло законодательство, вносящее некоторые конституционные изменения, которые устраняли все следы влияния Франции, против чего французы возражали.

11 ноября 1943 года президент и почти все правительство были арестованы французами. Это привело к восстанию, за которым последовала британская дипломатическая интервенция; французы восстановили правительство и передали ему полномочия. Хотя независимость была провозглашена 22 ноября 1943 года, только после очередного кризиса в 1945 году было достигнуто соглашение об одновременном выводе британских и французских войск. Это было завершено к концу 1946 года, и Ливан стал полностью независимым; он уже стал членом Организации Объединенных Наций и Лиги арабских государств.

Ливан столкнулся с внутренними проблемами социальной и экономической организации, он должен был бороться за определение своей позиции в отношении Израиля, своих арабских соседей и палестинских беженцев, проживающих в Ливане. Деликатный баланс ливанского конфессионализма был разрушен под давлением этой борьбы.

Первый президент Ливана Хури в сотрудничестве с лидером суннитов Риадом аль-Сулхом занимался манипуляциями с выборами в парламент, развёл фаворитизм при назначении на государственные должности и коррупцию. Сирийский режим, пришедший к власти в 1949 г., инспирировал попытку переворота в Ливане силами Сирийской народной партии (Parti Populair Syrien). Путч провалился, и его лидеры были схвачены и расстреляны. Но оставшиеся просирийские националисты убили премьер-министра в 1951 г. В 1952 г. всеобщая забастовка заставила Хури уйти в отставку.

Новый президент Камиль Шамун заработал вражду Насера, отказавшись прекратить дипломатические отношения с Великобританией и Францией во время Суэцкого кризиса 1956 г. Его обвиняли в стремлении привести Ливан в организованную Западом организацию Центрального договора, также известную как Багдадский Пакт.

Когда Сирия вступила в союз с Египтом и образовалась Объединенная Арабская Республика - в феврале 1958 года мусульманская оппозиция Шамуну в Ливане приветствовала союз как триумф панарабизма, и были широко распространены требования о том, чтобы Ливан вступил туда. В мае была объявлена ​​всеобщая забастовка, а мусульмане Триполи подняли вооруженное восстание, которое распространилось. Командующий армией генерал Фуад Шихаб отказался нападать на повстанцев из опасения, что армия, состоящая из христиан и мусульман, разделится.

Правительство Шамуна поставило вопрос в ООН, обвинив Объединенную Арабскую Республику во вмешательстве, и наблюдатели ООН были отправлены в Ливан. Когда в июле прозападный режим в Ираке был свергнут в результате государственного переворота, президент Шамун немедленно попросил военную интервенцию США, и на следующий день морские пехотинцы США высадились за пределами Бейрута. Присутствие войск США мало повлияло на внутреннюю ситуацию, но восстание постепенно исчезло. Парламент обратился к командующему армией генералу Шихабу, как к компромиссному кандидату после Шамуна, поскольку его срок закончился; Рашид Караме стал новым премьером.

Шихаб делал примирительные жесты в сторону мусульманской общины, укреплял отношения с Египтом. В это время в Ливане происходил экономический бум, связанный с вывозом туда арабских капиталов из нестабильных стран. Шихаб произвёл ряд реформ, направленных на сокращение влияния старых полуфеодальных элит. Законодательство о реформе кадров, принятое в 1959 году, предусматривало равенство назначений для христиан и мусульман на бюрократические должности. Его усилия по расширению роли государства в предоставлении социальных услуг были восприняты традиционными элитами с подозрением, поскольку это развитие конкурировало со своими собственными сетями патронажа. Благодаря созданию государственных агентств, таких как Управление реки Литани, направленных на улучшение социально-экономического статуса относительно недостаточно обслуживаемого (и в значительной степени шиитов) к югу от страны, Чехаб также попытался повысить роль ливанского государства в деятельности по развитию.

Шарль Эло, бывший журналист и член конституционного блока Хури, был избран после Шихаба в 1964 году. Президентство Элоу, по сути, бвышее слабой версией администрации Чехаба, совпало с периодом великих перемен в Ливане, которые в конце привели к вспышке гражданской войны в 1975 году. В сочетании с нефтяным бумом реформы Шихаба привели к резкому увеличению социальной мобильности и урбанизации, особенно в Бейруте.

Однако, как и вся страна, город не смог обеспечить сбалансированную интеграцию своих различных групп. Бейрут стал отражением Ливана в целом, поскольку каждый квартал принимал религиозную принадлежность, а новички страдали от глубоких и растущих социально-экономических контрастов со своими более богатыми соседями. Эти мигранты, относительно непривилегированные по сравнению с более богатыми городскими классами Бейрута, освободившись от контроля своих сельских покровителей и не интегрировавшись в городскую социальную и политическую структуру, вскоре стали огромным источником потенциальной нестабильности.

К середине 1970-х годов вокруг города возник многоуровневый «пояс бедности» - кольцо обнищавших поселений, в значительной степени населенных бедными сельскими мигрантами. Социальная и политическая поляризация в Ливане еще больше усилилась из-за перемещения палестинских террористов в Ливан, особенно после иорданской кампании против палестинских ополченцев и последующей высылки Организации освобождения Палестины (ООП) из Иордании в начале 1970-х годов. После того, как они были вынуждены покинуть базы в Иордании, палестинцы думали о Ливане в качестве своего последнего убежища, и к 1973 году примерно одна десятая часть населения в Ливане была палестинской.

Палестинцы Ливана, безземельные, в основном бедные и не имеющие политического статуса, способствовали поляризации ливанской политики, поскольку они нашли общее дело с теми ливанцами, которые были бедными, сельскими и в основном мусульманами.

Межобщинное соперничество за политическую власть, усугубленное присутствием палестинцев и растущим «государством в государстве», привело к началу чрезвычайно разрушительной гражданской войны в 1975 году и разрушению правительственной системы. После окончания гражданской войны в 1990 году Ливан постепенно восстановил степень относительной социально-экономической и политической стабильности; но из-за сохраняющихся проблем внешнего вмешательства и сложных межконфессиональных отношений многие проблемы Ливана сохранялись в начале XXI века.

Происхождение названия

Название Ливан происходит, по-видимому, от цвета заснеженных вершин его гор (ср. на иврите лаван,`белый`). Это название упомянуто уже в документах из Египта, Месопотамии (Ассирия), Угарита, а также в литературе хеттов. Ливан был известен в первую очередь как страна, поставляющая отличный строевой лес (в основном кедры). Население Ливана было родственно жителям Ханаана.

В Библии названием Леванон (чаще hа-Леванон) обозначены горы Ливана, которые с частью побережья должны были войти в северо-запад земли колен Израилевых (Втор. 11:24 и в других местах; ИбН. 13:5–6), но не были ими завоеваны. Расположенная вдоль побережья Ливана Финикия тесно соприкасалась с Израильским царством: Хирам, царь финикийского города-государства Тир, помогал мастерами и материалами — кедрами и кипарисами с гор Ливана — Давиду и Соломону в строительстве дворцов и Иерусалимского храма (II Сам. 5:16–25). Из тех же мест поступал лес при постройке Второго храма (Эз. 3:7).

Горы, леса, реки, снега, цветы и животный мир Ливана многократно упоминаются в поэтических текстах Библии (например, в Песни Песней) как символ изобилия и пышности. Согласно талмудической традиции (Иома 21б к Ис. 35:2 и Раши к этому месту), топоним hа-Леванон является одним из названий Храма.

Еврейская община Ливана и отношения с Израилем

Синагога «Маген Аврахам» в Бейруте. 1972 г. Фото Саундерфан. Государственное бюро печати, Израиль.

Евреи стали селиться на территории Ливана, видимо, в начале эпохи Селевкидов (конец 4 в. до н. э.), поощрявших лояльных поселенцев и проявлявших веротерпимость. Евреев привлекала также близость Ливана к национальным культурным центрам в Эрец-Исраэль и Вавилонии. Число их в Ливане быстро росло (ср. Флавий, Война 7:43).

В 7 в. евреи поддерживали арабов в их борьбе против Византии, владевшей Ливаном с 4 в.: завладев Триполи, арабы поручили охрану порта гарнизону из местных евреев. В первые века арабского владычества немногочисленное еврейское население Ливана, сосредоточенное главным образом в крупнейших городах — Тире, Сидоне, Триполи и Бейруте, — достигло материального и духовного процветания.

Средние Века

Главными занятиями евреев были изготовление и вывоз изделий из стекла, а также ввоз в страны Леванта специй и льна из Магриба и Египта. Фатимидский халиф, фанатичный ал-Хаким, завоевавший Ливан в начале 11 в., жестоко преследовал евреев. В Триполи синагога была превращена в мечеть и разрушены несколько домов евреев.

Но при его преемниках положение улучшилось. Община Тира стала одной из самых процветающих на Ближнем Востоке; здесь нашли убежище многочисленные евреи из Эрец-Исраэль и Южной Сирии, спасавшиеся от насилий бедуинских племен, восставших против Фатимидов (30-е гг. 11 в.). После завоевания Иерусалима сельджуками (1071) в Тир была переведена на некоторое время Иерусалимская йешива.

Еврейские общины Ливана продолжали существовать и под властью крестоносцев, завоевавших страну в первой четверти 12 в. Биньямин из Туделы застал в Тире около 400 евреев (стеклоделы и купцы), в Бейруте — 50 еврейских семейств, в Сидоне — 20, а также небольшое число евреев (ремесленников и торговцев) в деревнях друзов, и отметил, что многие евреи Триполи погибли при землетрясениях в середине 12 в. Мамлюки, завоевав Ливан (конец 13 в.), убили многих евреев Бейрута, в Сидоне и Триполи их число резко сократилось, а община Тира перестала существовать.

В конце 15 в. – начале 16 в. в Бейруте и Триполи поселились небольшие группы евреев, изгнанных из Испании и ее владений. С включением Ливана в состав Османской империи (1516), покровительствовавшей евреям, началось постепенное восстановление еврейских общин страны. Итальянский путешественник Моше Басола (1480–1560) пишет, что в 1521 г. застал в Бейруте 12 еврейских семейств, прибывших из Сицилии, а в Сидоне — около 20 семейств арабизированных евреев.

В 16 в. община Сидона выросла, и многие ее члены разбогатели на внешней торговле и откупе пошлин, но с утратой городом торгового значения в начале 17 в. она пришла в упадок. В Триполи появились богатые купцы-евреи, но рост и процветание общины были прерваны в начале 17 в. произволом местных властей. Развитие общины Бейрута задержалось до середины 19 в., когда там сосредоточилось большинство еврейского населения Ливана (около 500 человек).

XIX век

Период вассальной зависимости Ливана от Египта при Мухаммаде-Али (1832–40) был отмечен некоторым улучшением экономического положения евреев страны. С восстановлением турецкого владычества в Ливан стали прибывать евреи-переселенцы из Турции и Греции, поселявшиеся главным образом в Бейруте и со временем занявшие видное место в торговой деятельности города. Еврейские общины существовали и в сельских районах, особенно там, где преобладало друзское население.

В горном поселке Дейр ал-Камар (80 еврейских семей в начале 19 в.) и окрестных деревнях евреи занимались сельским хозяйством, разведением шелковичных червей и мыловарением. Но когда в результате междоусобицы между друзами и маронитами друзы покинули эти места, еврейское население переселилось в Бейрут и Сидон. Большая часть известной с 18 в. общины поселка Хасбая (в центре Ливана) была в 1888 г. переселена бароном Э. Ротшильдом в Рош-Пину; последние три семьи покинули поселок в 1913 г.

Отношения между евреями и маронитами, наиболее крупной христианской общиной Ливана, часто были напряженными. В 1862 г. и 1892 г. на евреев были возведены кровавые наветы, вызвавшие нападения на еврейский квартал в Бейруте, которые удалось прекратить лишь после решительного вмешательства турецких властей. В 1878–79 гг. Альянс открыл в Бейруте мужскую и женскую школы, а в 1897 г. — женскую ремесленную школу. В конце 19 в. в Бейруте имелись синагога и двенадцать батей мидраш.

XX век

С 1918 г. Ливан находился под контролем Франции (мандат подтвержден в 1922 г.). В последующие годы община Бейрута (в 1929 г. — свыше 5000 человек), возглавляемая выборным комитетом, была наиболее хорошо организованной в Ливане и Сирии. Главная синагога «Маген Авраhам» была центром общинных учреждений, в число которых входили пять учебных заведений Альянса, общинная школа, ложа Бней-Брит и спортивный клуб общества «Маккаби».

Евреи, принадлежавшие большей частью к среднему слою общества, жили в богатых пригородах Бейрута, а в бывшем еврейском квартале оставались лишь семьи бедняков. Положение евреев Ливана не изменилось с обретением страной государственной независимости (ноябрь 1943 г.).

Война за независимость Израиля

В отличие от других пограничных арабских государств, участников войны против Государства Израиль (1948–49), Ливан соблюдал условия перемирия, подписанные им 23 марта 1949 г. Вдоль международной границы, ставшей демаркационной линией перемирия, царило затишье на протяжении почти 20 лет, а в самом Ливане еврейское население фактически находилось под защитой правительства страны.

Попытка спровоцировать погром в еврейском квартале Бейрута (май 1949 г.) была пресечена властями. Израильским подданным, в начале войны находившимся в Ливане и интернированным в концентрационные лагеря, власти спустя некоторое время разрешили вернуться в Израиль. Изгнанной в начале войны небольшой сидонской общине (около 200 человек) было разрешено вернуться в Сидон, а конфискованное в пользу палестинских беженцев имущество было ей возвращено.

Ливан был единственной арабской страной, численность еврейского населения которой увеличилась в послевоенные годы (5,2 тысячи в 1948 г., девять тысяч в 1951 г.). Около двух тысяч беженцев-евреев из Сирии и Ирака получили разрешение на проживание в Ливане, некоторые из них даже приняли ливанское гражданство, а в 1950 г. желавшим репатриироваться в Израиль правительство разрешило перейти границу под наблюдением ливанско-израильской комиссии по перемирию.

Власти не ограничивали свободу передвижения евреев (за исключением короткого периода в 1954 г.) и выезда из страны. Им разрешалось продавать свое имущество и без ограничения вывозить из Ливана валюту. Синагоги и еврейские учебные заведения продолжали действовать в Бейруте (в 1965 г. в трех школах Альянса было 950 учащихся, в училище талмуд-тора — 250, в религиозной школе — 80) и в Сидоне (одна школа). Большинство евреев занималось торговлей, некоторые были ремесленниками, служащими банков и т. п.

Однако евреев Ливана иногда постигала участь их собратьев в других арабских странах: националисты-арабы вынуждали их платить взносы в пользу палестинских арабов; в 1950 г. было повреждено взрывом здание школы Альянса в Бейруте; в парламенте несколько раз поднимался вопрос о конфискации еврейского имущества и о запрещении евреям состоять на государственной службе. В 1950 г. под давлением националистических партий правительство Ливана уволило из армии офицеров-евреев; в 1953 г. была запрещена деятельность организации еврейских скаутов и Маккаби.

Шестидневная война

После Шестидневной войны (Ливан не участвовал в ней) были наложены ограничения на трудоустройство евреев, не имевших ливанского гражданства, что вынудило их покинуть страну. В 1967 г. из Бейрута выехали 2,500 евреев, и к 1970 г. его община насчитывала около 1,500 человек. В ноябре 1969 г. правительство Ливана под давлением арабских стран (в первую очередь Египта и Сирии) и местных экстремистов-мусульман было вынуждено предоставить свободу действий группам террористов, завербованным из палестинских беженцев-арабов (около 300 тыс. в 1972 г.; около 180 тыс. в 1984 г.), нашедших убежище в Ливане.

Дислоцированные в октябре 1968 г. на южном склоне горы Хермон отряды террористов стали обстреливать еврейские поселения Верхней Галилеи и нападать на них, а в ряде ливанских городов и поселений на западе и юге они создали тренировочные лагеря и пункты для отправки террористов на диверсии в Израиль и другие страны, где имеются израильские и еврейские учреждения. После изгнания военных сил ООП из Иордании (сентябрь 1970 г.), они во главе с Я. Арафатом фактически обосновались в Ливане как государство в государстве; их базы и укрепления на склонах горы Хермон и в смежных горных районах получили название Фатхленд.

На обстрелы израильских поселений (в частности Кирьят-Шмоны) и акты террора в Израиле, нападения на израильские посольства, учреждения и авиатранспорт за границей, участившиеся в 1970-х гг. — начале 1980-х гг. Армия обороны Израиля (ЦАЃАЛ) и служба безопасности отвечали разгромом штабов и пунктов отправки террористов в Ливане, а также уничтожением лиц, ответственных за террористические акции ООП.

Первая Ливанская война

Вражда между многочисленными этническими и религиозными группами ливанского населения (каждая со своим ополчением), в 1975 г. переросшая в кровопролитную гражданскую войну, зависимость правительства от политического курса Сирии, нерешительность и коррупция правящих кругов позволили различным группировкам ООП вмешиваться в политику ливанского правительства, сконцентрировать в Бейруте и других городах крупные арсеналы и развернуть с территории Ливана широкие диверсионные операции против Израиля, что и привело к ответным военным действиям с его стороны, вылившимся в форму Ливанской войны.

Поддержку Израилю в Ливане оказывала значительная часть христианского населения Ливана, из которой сформировалась Южноливанская армия, действующая в тесном контакте с Армией обороны Израиля и ее службами.

На начало 1980-х гг. еврейское население Ливана оценивалось в 250 человек. После вывода израильских войск из Бейрута многие евреи уехали из Ливана. В 1987 г. еврейское население Ливана насчитывало около 100 человек, почти все — в Восточном Бейруте (христианская часть города). Несколько евреев были захвачены террористами в Западном Бейруте и убиты.

После того, как израильское правительство национального единства в начале июня 1985 г. осуществило почти полный вывод войск с территории Ливана, на юге страны была создана так называемая зона безопасности шириной 18 км, которую контролировали подразделения Армии обороны Израиля и поддерживаемая ею Армия Южного Ливана (Цадал) под командованием генерала А. Лахада.

Вывод израильских войск из Ливана. 1985 г. Фото Н. Харника. Государственное бюро печати. Израиль.

90-е годы ХХ в.

Армии обороны Израиля и Цадалу удалось предотвратить подавляющее большинство попыток террористов, в первую очередь из шиитской организации Хизбалла, а также из различных палестинских организаций, проникнуть в Израиль для осуществления террористических актов. Но в обстановке оккупации Сирией Ливана и полной подчиненности ливанских властей сирийским и отсутствии контроля со стороны центрального правительства за положением на юге страны, Хизбалла, активно поддерживаемая президентом Сирии Х. Асадом, финансируемая и вооружаемая Ираном, резко активизировала свою деятельность как против Цадала, так и против Израиля.

Так, в конце июля 1993 г. террористы обстреляли реактивными снарядами населенные пункты на севере Израиля. В ответ на это 25 июля Армия обороны Израиля начала проведение операции «Дин ве-хешбон». После уведомления местных жителей район, прилегающий с севера к зоне, контролируемой Армией обороны Израиля и Цадалом, был подвергнут непрерывному артиллерийскому обстрелу и бомбардировкам с воздуха. Сотни тысяч беженцев устремились в Бейрут, что заставило ливанское правительство оказать давление на Хизбаллу. 2 августа 1993 г. при посредничестве США было достигнуто неофициальное соглашение с Сирией, предусматривавшее прекращение Хизбаллой обстрелов израильских населенных пунктов.

Террористы вскоре возобновили военные действия в зоне безопасности, однако до конца 1994 г. воздерживались от обстрелов израильской территории. Но в конце 1994 г. – начале 1995 г. при активной поддержке из Дамаска, заинтересованного при помощи Хизбаллы вести против Израиля Войну на истощение, ситуация резко ухудшилась: столкновения стали почти ежедневными, возобновились ракетные обстрелы территории Израиля. С 31 июля 1993 г. по 11 апреля 1996 г. в результате обстрелов и террористических действий со стороны ливанских боевиков Израиль потерял двух гражданских лиц убитыми, 83 были ранены. Потери Армии обороны Израиля составили 58 военнослужащих убитыми, 261 — раненными. За этот период по различным целям на территории Израиля было выпущено 282 ракеты типа «катюша».

В ответ на непрекращающиеся действия Хизбаллы правительство Израиля во главе с Ш. Пересом в апреле 1996 г. приняло решение о проведении в Ливане операции «Гроздья гнева». Операция продолжалась 16 дней. Штабы, базы, лагеря подготовки Хизбаллы подверглись массированному артиллерийскому обстрелу и бомбардировке с воздуха. В результате операции по инфраструктуре Хизбаллы был нанесен серьезный удар. В ходе боев погибло 164 ливанца — боевиков и мирных жителей. В том числе погибло около ста гражданских лиц, убитых в результате массированного артиллерийского обстрела израильскими подразделениями ливанской деревни Кана. Обстрел был произведен, поскольку командование не знало, что незадолго до того боевики покинули деревню.

Операция Армии обороны Израиля была закончена после подписания нового соглашения, согласно которому Хизбалла обязалась прекратить любые виды военной и террористической деятельности, направленной против Израиля. После непрекращающихся военных столкновений в Южном Ливане, обстрелов израильской территории, ответных бомбардировок со стороны Израиля, по распоряжению премьер-министра Израиля Э. Барака израильские войска были выведены из Ливана 24 мая 2000 г. Солдаты Цадала отступили на территорию Израиля вместе с ними.

После этого обстановка в районе израильско-ливанской границы значительно улучшилась, хотя боевики Хизбаллы осуществляют террористические действия в Израиле, что влечет за собой артиллерийские обстрелы и бомбардировки с воздуха со стороны Израиля. В сентябре 2000 г. в районе ливано-израильской границы были похищены и убиты трое израильских военнослужащих. В марте 2002 г. проникшие на территорию Израиля террористы застрелили семь израильтян — гражданских лиц. Ожидалось, что положение на ливано-израильской границе, как и отношения между двумя странами, улучшатся после того, как в мае 2005 г. Сирия была вынуждена под нажимом США, Франции и ООН вывести свои войска из Ливана.

Внешняя политика

С самого начала своего существования независимый Ливан был врагом Израиля и частью общеарабского фронта. Активной военной деятельности против Израиля мешала слабость ливанской армии и внутренние проблемы.

Особые отношения с Францией поддерживаются усилиями маронитской общины. Но после гражданской войны, когда на территории страны остались сирийские оккупационные силы, прозападная ориентация Ливана стала быстро размываться. Параллельно усилению Хизбаллы росли связи с Ираном. В начале 2010-х годов президентом Ливана стал ставленник Хизбаллы Мишель Аун.

Суннитская община, опирающаяся на поддержку Саудовской Аравии, пытается сохранить своё влияние. После убийства в 2006 году премьер-министра Рафика аль-Харири новым премьером вскоре был назначен его сын.

Палестинские беженцы, проживающие в Ливане, стараются оттуда уехать. По различным данным, около половины из тех, кто оставался там после гражданской войны, переселилисб в другие страны, и осталось от 200 до 280 тысяч.[1]

С 2011 года, когда началась гражданская война в Сирии, баланс политических сил изменился. Хизбалла была вынуждена помогать своему сирийскому хозяину и понесла потери. Стала ещё теснее её связь с Ираном и тенденция ввести Ливан в орбиту проиранских сил на Ближнем Востоке. В связи с прибытием в регион вооружённых сил России возникло сотрудничество Хизбаллы и с ней.

Саудовская Аравия, находившаяся в состоянии войны с иранскими сателлитами, начала борьбу с Хизбаллой на уничтожение. По её предложению Арабская лига объявила Хизбаллу террористической организацией. Поскольку Ливан во всех отношениях зависит от богатых суннитских стран, позиции шиитов как нового государства в государстве были существенно поколеблены.[2]

Осенью 2017 г. премьер-министр Ливана Саад аль-Харири во время визита в Эр-Рияд сложил с себя полномочия и отказался возвращаться в Бейрут - очевидно, из опасения за свою жизнь. Через 10 дней, побывав в Египте, он вернулся в Бейрут. В декабре 2017 г. Ливан призвал арабские страны ввести санкции против США за признание Иерусалима столицей Израиля.[3]

По состоянию на конец 2017 г. можно ожидать новой гражданской войны в Ливане между террористическими группировками суннитов и шиитов, с опасностью распространения военных действий на территорию Израиля.[4]

Примечания

Источники и ссылки

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Ливан в ЭЕЭ