История евреев Чехии

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья



ЧЕ́ХИЯ, государство в Центральной Европе.

Содержание

Евреи Чехии в период Средневековья

Согласно легендам, бытовавшим в некоторых еврейских общинах Чехии (например, в моравских местечках Иванице, Емнице, Погоржелице и Тршебич), евреи начали селиться в этой стране уже в первых веках нашей эры. По территории современной Чехии в 9–10 вв. (а возможно, и в 7–8 вв.) проходил один из маршрутов раданитов. В Рафлштеттенском таможенно-навигационном уставе (903–906), регулировавшем торговые отношения между славянской державой Великая Моравия (ядро которой составляли Моравия и Богемия) и государствами, где правили представители династии Каролингов, упоминаются богемские евреи-коммерсанты, в том числе и работорговцы. Ко второй половине 960-х гг. относится сообщение еврейского путешественника Ибрахима Ибн Я‘акуба из Тортосы о еврейских работорговцах в Праге (к этому времени принято относить возникновение пражской общины). В 988 г. Адальберт, епископ Праги, ушел со своего поста из-за того, что ему не удалось выкупить группу рабов-христиан, приобретенных еврейским купцом. В летописи Козьмы Пражского несколько раз говорится о том, что в 11 в. в Праге жили сказочно богатые евреи; вероятно, это были ростовщики, кредитовавшие крупных феодалов. В хронике Козьмы рассказывается также о том, что в 1067 г. некий выкрест построил на юге Моравии замок Подивин, а под 1091 г. упоминаются евреи в Брно; в грамоте, датированной 1066 г., но составленной, по всей вероятности, значительно позже, фигурируют еврейские купцы из богемского города Литомержице.

Как следует из еврейских и христианских источников, многие богемские евреи были убиты участниками 1-го крестового похода, вторгшимися в королевство Чехия (до 1085 г. — Пражское княжество; с 1019 г. или 1029 г. в его состав входила и Моравия) в 1096 г., или подверглись насильственному крещению. Евреи, вернувшись после ухода крестоносцев в иудаизм, решили покинуть Богемию (1098); в ответ король Вратислав отдал приказ о полной конфискации имущества еврейских семей, вознамерившихся уехать из его страны (по свидетельству Козьмы Пражского, у них было отнято больше богатств, чем греки когда-то награбили в Трое). Несмотря на эмиграцию части евреев, пражская община продолжала существовать и в первой четверти 12 в.; в это время в городе была построена синагога, где, согласно некоторым сообщениям, еврейские коммерсанты хранили свои капиталы. Как утверждает Козьма Пражский, король Владислав (правил в 1109–25 гг.) запретил христианам наниматься в услужение к евреям; под 1124 г. в хронике Козьмы рассказывается о возвращении в иудаизм Я‘акова Апеллы, принявшего в свое время (скорее всего, в 1096 г.) христианство и занявшего высокую должность при дворе чешского короля. В сочинении Ицхака Дорбело (ученика Я‘акова бен Меира Тама), написанном в середине 1140-х гг., упоминается еврейская община города Оломоуц (Моравия); не позднее второй половины 12 в. еврейские общины возникли также в богемских городах Хеб и Литомержице. О чешском еврействе говорится и в записках Биньямина из Туделы (1160–70-е гг.).

Еврейская община Чехии при короле Отокаре II

В 13 в. положение евреев Чехии было чрезвычайно благоприятным. Они находились под покровительством короля, платили небольшую подушную подать (до 1222 г. — лишь один пфенниг в год) и занимались главным образом кредитным делом и торговлей продовольствием, прежде всего мясом. Еврейское население Богемии и Моравии сильно пострадало в результате вторжения татар (1241), однако вскоре все общины обеих областей были восстановлены, во многом благодаря притоку переселенцев из соседних стран; Чехия стала одним из крупнейших центров расселения ашкеназов. В 1254 г. Отокар II предоставил евреям жалованную грамоту, которая была основана на аналогичном указе, изданном десятью годами ранее австрийским герцогом Фридрихом II. В грамоте Отокара содержались, в частности, следующие положения:

  • евреи вправе беспрепятственно передвигаться по всей стране;
  • убийство еврея наказывается так же, как и убийство христианина, а все имущество виновного отходит в королевскую казну;
  • за рану, нанесенную еврею, христианин должен выплатить ему 12 марок серебром (не считая возмещения расходов на лечение), а королю — штраф в размере 12 марок золотом;
  • похищение еврейского ребенка приравнивается к краже и наказывается как таковая;
  • осквернение еврейского кладбища карается смертной казнью, синагоги — штрафом в пользу «еврейского судьи»;
  • обвинять евреев в употреблении христианской крови (см. Кровавый навет) запрещается;
  • в случае тяжбы между евреем и христианином утверждения последнего считаются голословными, пока их не подтвердил хотя бы один свидетель-еврей;
  • в дни еврейских праздников евреев не следует вызывать в суд по имущественным делам;
  • крупные разногласия между евреями может разрешать только король или назначенный им сановник;
  • евреям разрешается давать деньги в долг под проценты, принимая в заклад любые вещи, за исключением церковной утвари и окровавленной или мокрой одежды;
  • евреи могут беспошлинно перевозить покойников из одной местности в другую (пражское еврейское кладбище было в то время единственным в стране).

В том же году Отокар II приказал распространить в Чехии буллу папы Иннокентия IV, запрещавшую насильственно крестить евреев, грабить их, наносить им ущерб, заставлять безвозмездно работать и обвинять в ритуальных убийствах, а также разрушать еврейские кладбища и эксгумировать останки евреев. В 1268 г. Отокар II подтвердил свою грамоту, а между 1273 г. и 1278 г. на год освободил евреев Брно от уплаты налогов. Зная о доброжелательном отношении короля к евреям, епископ города Оломоуц Бруно уклонился в 1267 г. от участия в Соборе церковном в Вене, где было принято несколько антиеврейских постановлений (в то же время в 1273 г. он обратился к папе римскому с жалобой на оломоуцких евреев, нанимающих христианок в качестве кормилиц, принимающих в заклад церковную утварь и взимающих по денежным ссудам непомерно высокие проценты). Сын Отокара II, Вацлав II, подтвердил в 1283 г. (сразу после вступления на престол) и в 1305 г. жалованную грамоту 1254 г., а в 1298 г. не допустил в страну сторонников рыцаря Риндфлейша, истребивших большое число евреев в сопредельных с Чехией германских землях (за это еврейским общинам пришлось сделать в королевскую казну особый — и чрезвычайно высокий — «взнос за покровительство»).


Чехия - один из центров еврейской учёности

Старо-новая синагога, 1270

В 12–13 вв. Чехия (прежде всего Богемия) — один из важных очагов еврейской учености: здесь жили тосафисты Ицхак бен Мордехай из Праги (акроним Рибам), Я‘аков hа-Лаван и его сын Ицхак (их прозвище происходит от славянского названия реки Эльба — Лаба), Эли‘эзер бен Ицхак, Моше бен Я‘аков, талмудист Моше бен Хисдай, комментатор литургических текстов Аврахам бен Азриэль, грамматик Иекутиэль бен Иехуда hа-Коhен (известный также как Залман Накдан, то есть `огласовщик`). В Богемии родился и учился (у Я‘акова hа-Лавана и его сына, а также у Аврахама бен Азриэля) Ицхак бен Моше из Вены (Риаз), автор фундаментального галахического труда «Ор заруа» («Свет рассеиваемый»). Тесные деловые связи с Богемией поддерживал Птахия из Регенсбурга, сын Я‘акова hа-Лавана. В 1270 г. в Праге открылась великолепная синагога «Алтнойшул» (старейшая из сохранившихся поныне синагог Европы).

После того, как в 1310 г. Богемия и Моравия перешли под власть династии Люксембургов, положение еврейского населения обеих областей начало постепенно ухудшаться. В 1336 г. король Иоганн конфисковал денежные фонды пражской общины, а когда выяснилось, что они составляют лишь две тысячи марок, приказал арестовать всех богемских евреев и не выпускать их, пока они не заплатят выкуп. В 1337 г. еврейские общины Часлава (по-немецки Часлау) и Индржихув-Градеца (по-немецки Нейхауз) подверглись нападению банд «армледеров»; в 1338 г. евреи ряда богемских и моравских городов погибли в результате резни, спровоцированной известием об осквернении гостии, якобы совершенном в австрийском городке Пулкау. В 1345 г. Карл IV (наместник Чехии в 1333–46 гг., король в 1346–78 гг.), предоставил моравским городам Брно (по-немецки Брюнн) и Йиглава (по-немецки Иглау) право выдавать евреям вид на жительство, в 1347 г. назначил сборщиком всех еврейских податей пражского еврея Тростлина, а в 1348 г. разрешил евреям селиться в новой части Праги (при условии, что они построят здесь каменные дома) и освободил их от уплаты налогов и податей на 12 лет.


Период "Чёрной смерти"

В период эпидемии «Чёрной смерти» (конец 1340-х – начало 1350-х гг.) в Чехии — в отличие от многих других стран Центральной и Западной Европы — не было массовых убийств и преследований евреев (единственное исключение составил город Хеб /по-немецки Эгер/, где в 1350 г. погибла вся община), и потому здесь обосновались многие еврейские семьи, бежавшие или изгнанные из различных германских земель. В 1348 г., когда Эрнст, архиепископ Чехии, приказал евреям носить особую одежду и запретил им нанимать христианок в качестве кормилиц, Карл IV отменил это распоряжение, сославшись на то, что евреи Богемии и Моравии являются «каммеркнехтами», буквально «слугами казны», и потому решение вопросов, связанных с их статусом, является исключительной прерогативой короны. В 1356 г. Карл IV подтвердил привилегию 1254 г., а в 1362 г. разрешил еврейским ростовщикам принимать в заклад недвижимость; в то же время он неоднократно освобождал христиан от уплаты долгов евреям (например, в 1361 г.). Такую же политику проводил и его сын Вацлав (1378–1419): рассматривая евреев как вассалов короны, он защищал их от феодальной знати и духовенства, но вместе с тем не раз арестовывал все еврейское население страны и конфисковывал имущество евреев (например, в 1384 г.; в том же году Вацлав приказал королевским чиновникам помогать евреям взыскивать долги с христиан). 18 апреля 1389 г. в Праге, где многие бюргеры задолжали евреям-ростовщикам, произошел крупный погром, в ходе которого погибло около трех тысяч человек; принадлежавшая им собственность отошла в казну (вес поступившего в нее серебра достиг 5 тонн). Король не только не наказал убийц, но и приказал (на следующий день после погрома) арестовать всех уцелевших евреев и конфисковать их имущество; 15 сентября того же года последовало новое распоряжение о содействии евреям при взыскании долгов (предусматривавшее передачу в казну части изъятых у должников денег и ценностей). В 1393 г. Вацлав запретил феодалам судить евреев и определил порядок выплаты задолженности еврейским заимодавцам: евреям было, в частности, разрешено злостных неплательщиков держать под арестом, на хлебе и воде (но только в домах, принадлежавших христианам), а в некоторых случаях — присваивать заложенную такими неплательщиками недвижимость (в результате в Чехии на короткий срок возникла группа евреев-землевладельцев). Кроме того, король разрешил евреям, насильственно крещенным в 1389 г., вернуться к иудаизму и пресек попытку церковных властей наказать их как еретиков. Вступив в затяжной конфликт с феодалами и духовенством, Вацлав обратился за финансовой поддержкой к евреям; получив от них крупную сумму, он на три года освободил все еврейское население страны от уплаты налогов.

Период гуситского движения

Поскольку участники гуситского движения, охватившего в 1410–1430-х гг. большую часть Чехии, выступали против католического истеблишмента и декларировали свое стремление следовать моральным нормам еврейской Библии, а также соблюдать часть заповедей, отвергнутых христианской церковью, в частности, те из них, которые касаются кашрута и ритуального убоя, евреи сочувствовали гуситам, а в некоторых случаях помогали им, в том числе деньгами и оружием (несмотря на негативное отношение многих раввинов к такого рода вмешательству в конфликты между христианами). По сообщению одного из летописцев, литургический поэт Авигдор Каро (умер в 1439 г.; ему принадлежит известная кина, в которой описывается пражская резня 1389 г.) составил для гуситов несколько религиозных гимнов. За поддержку движения евреи были изгнаны из Йиглавы (1426) и Хеба (1430; согласно некоторым источникам, указ об изгнании распространялся на всю Богемию, однако вскоре последовала его отмена); вместе с тем, в Хомутове (по-немецки Комотау) табориты (представители радикального крыла гуситов) предложили евреям креститься, а когда они отказались, заживо сожгли их.


Междуцарствие

В годы междуцарствия (1439–52) чешские евреи оказались под юрисдикцией городов и феодалов, в период правления Йиржи Подебрада (1458–71) вновь стали считаться «каммеркнехтами». В 1454 г., в результате юдофобских проповедей фанатичного монаха Иоанна (Джованни) ди Капистрано, власти приказали евреям покинуть пять из шести «королевских городов» Моравии — Брно, Йиглаву, Оломоуц (Ольмюц), Зноймо (по-немецки Цнаим) и Нове-Место-на-Мораве (по-немецки Нойштадт), дав на сборы четыре месяца; изгнанники большей частью поселились в близлежащих деревнях. Король Владислав II Ягеллон (1471–1516) благожелательно относился к евреям, однако во многих случаях не мог защитить их от произвола муниципалитетов и феодалов. В 1487 г. чешский сословный сейм обложил еврейское население страны высоким налогом, а в 1494 г. ввел ограничения на ссудно-кредитную деятельность евреев, фактически отменив тем самым часть положения жалованной грамоты 1254 г. (сведений о том, было ли последнее решение выполнено, не сохранилось). В начале 16 в. стали раздаваться требования об изгнании еврейского населения; в 1501 г. сейм отклонил их, однако уже в 1504 г. евреям было приказано покинуть Пльзень (по-немецки Пилзен), а в 1509 г. и 1510 г. представители всех сословий единодушно высказались в пользу поголовного удаления евреев из страны. Несмотря на то, что 10 марта 1510 г. Владислав II подтвердил все привилегии, предоставленные евреям его предшественниками, часть еврейских семей переселилась из Чехии в Польшу: в этот период в Кракове возникла «богемская община», имевшая свою синагогу. В 1514 г. евреям пришлось покинуть Угерске-Градиште (по-немецки Унгариш-Храдиш) — единственный «королевский город» Моравии, в который они имели доступ после 1454 г.


Чехия в составе Империи Габсбургов

В 1526 г. Чехия вошла в состав империи Габсбургов; в марте 1528 г. император Фердинанд I, ставший чешским королем, вновь подтвердил все привилегии евреев и пообещал ни в коем случае не выселять их из страны (по некоторым сведениям, это обещание было дано после того, как еврейские общины внесли в казну две тысячи гульденов). Однако в конце 1530-х гг. в сейме вновь стали раздаваться жалобы на злоупотребления, якобы допускаемые евреями, а в 1541 г. на них возложили ответственность за разгром австрийских войск в битве с турками при Офене и за серию крупных пожаров в богемских городах, в том числе и в Праге. Попытка штадлана Иосефа бен Гершона из Росхейма доказать беспричинность обвинений, предъявленных чешскому еврейству, оказалась безуспешной: Фердинанд I приказал евреям под угрозой смертной казни либо креститься, либо покинуть королевские города Богемии; разрешение остаться в них (сроком на один год) получили лишь 15 человек. После оглашения декрета об изгнании в Литомержице (по-немецки Лейтмериц), Жатеце (по-немецки Заац), Роуднице-над-Лабем (по-немецки Раудниц) и некоторых других местах произошли кровавые погромы. Весной 1542 г. подавляющее большинство богемских евреев, живших в королевских городах, переселилось в Польшу или на территорию Османской империи; еврейские общины сохранились лишь в более мелких населенных пунктах Богемии и особенно Моравии, входивших во владения крупных феодалов (экономическая деятельность евреев приносила им немалую прибыль; кроме того, в Моравии некоторые из них входили в протестантскую секту «моравских братьев», особо чтившую еврейскую Библию). В 1544 г. евреи начали возвращаться в королевские города Богемии, с разрешения Фердинанда I и без такового; согласно данным переписи, уже в июне 1546 г. численность еврейского населения Праги достигла одной тысячи человек. В 1551 г. Фердинанд I приказал евреям носить желтую повязку, а в августе 1557 г. вновь отдал распоряжение об их почти полном изгнании; оно должно было завершиться к концу 1558 г., однако неоднократно откладывалось и так и не состоялось (те, кого успели изгнать, вскоре вернулись). В апреле 1567 г. Максимилиан II (1564–76) предоставил евреям право жительства по всей стране (за исключением шести королевских городов Моравии) и разрешил беспрепятственно заниматься торговлей, однако в следующем году запретил им посещать те округа, где добывались полезные ископаемые. При Максимилиане и его преемнике Рудольфе II (1576–1611) чешский сейм неоднократно увеличивал размер податей, которые платили еврейские общины, или вводил новые, чрезвычайные налоги; кроме того, евреям приходилось делать императору богатые подарки и предоставлять ему безвозмездные или беспроцентные ссуды. Тем не менее время правления Максимилиана и Рудольфа стало для богемского и (в меньшей степени) для моравского еврейства «золотым веком»: положение еврейского населения обеих областей на протяжении полувека оставалось стабильным, благосостояние евреев заметно упрочилось.

Численность евреев в Чехии

К началу 17 в. численность еврейского населения Богемии превысила, по некоторым сведениям, четыре тысячи человек (возможно, при подсчете не были учтены женщины, дети в возрасте до 10 лет и прислуга); половина из них жила в Праге, остальные — преимущественно в населенных пунктах, принадлежавших крупным феодалам. Из королевских городов (помимо Праги) значительные еврейские общины существовали лишь в Колине, Роуднице, Млада-Болеславе (по-немецки Бумсла) и Находе (в еврейских источниках они фигурируют под общей аббревиатурой Курбан — по первым буквам их названий на иврите). Основным занятием евреев Богемии стала торговля (товарообмен между городом и деревней осуществлялся почти исключительно через них); некоторые занимались кредитным делом (отдельные еврейские финансисты, например, Мордехай Майзель /1528–1601/ и Я‘аков Бассеви /1570–1634; первый европейский еврей, возведенный в дворянское достоинство за пределами Италии/ были чрезвычайно богаты и влиятельны) и ремеслом (они имели, в частности, репутацию искусных мастеров золотого литья). В Моравии ремесленники, прежде всего ткачи и портные (см. Портняжное дело), составляли (начиная с 16 в.) значительную часть еврейского населения; вместе с еврейскими купцами, торговавшими сукном и другими тканями, они заложили основу текстильного производства, которым впоследствии славилась эта область. Во главе всего богемского еврейства стоял совет старейшин пражской общины (с 1581 г. его формировала коллегия выборщиков, избиравшаяся раз в три года всеми полноправными членами этой общины); он представлял евреев перед властями и производил разверстку податей. В конце 16 в. – начале 17 в. общинное руководство сформировалось и в других городах Богемии (например, в Колине оно впервые упоминается в 1613 г.); отказ пражских старейшин передать главам остальных общин часть своих полномочий способствовал возникновению антагонизма между столичным и провинциальным еврейством. Автономная и централизованная общинная организация существовала, по всей видимости, и у моравского еврейства, однако сохранившиеся сведения о ней до середины 17 в. чрезвычайно фрагментарны; известно лишь, что значительную роль в ее становлении сыграли Иехуда Лива бен Бецалель (Махарал) и Иом-Тов Геллер, занимавшие в разное время пост главного раввина области.

В 15–17 вв. в Чехии, прежде всего в Праге, процветала еврейская ученость; среди крупнейших ее представителей — рабби Я‘аков бен Иосеф Полак (родился в 1460 г. или 1470 г. – умер не ранее 1522 г.), рабби Иехуда Лива бен Бецалель (Махарал; согласно легенде — создатель пражского голема), рабби Иеша‘яху бен Аврахам hа-Леви Горовиц, рабби Иом-Тов Геллер (см. выше), рабби Эфраим из Ленчицы, историк и астроном Давид Ганз (1541–1613). Широкой известностью в Чехии и далеко за ее пределами пользовалась большая пражская иешива. В 1512 г. группа печатников во главе с Х. Шахором (умер не позднее 1550 г.) открыла в Праге первую в Центральной Европе еврейскую типографию (см. Книгопечатание); Гершом бен Шломо hа-Коhен (умер в 1544 г.), присоединившийся к этой группе в 1514 г., положил начало династии пражских печатников (до начала 17 в. принадлежавшая ей типография была единственной в Праге).

В 17 в. численность еврейского населения Чехии заметно увеличилась (несмотря на противодействие властей этому процессу и на бедствия Тридцатилетней войны, 1618–48): так, в Праге в 1636 г. насчитывалось 7815 евреев, в 1708 г. — свыше двенадцати тысяч (им принадлежали тринадцать синагог и около трехсот жилых домов, большей частью двух- и трехэтажных); в 1635 г. в Богемии в целом числилось около четырнадцати тысяч евреев-налогоплательщиков, а в 1724 г. в 672 деревнях и 168 провинциальных городах области проживало, по приблизительной оценке, около тридцати тысяч евреев. В конце 1640-х – начале 1650-х гг. в Моравии и (в меньшей степени) Богемии поселилось большое число беженцев с Украины, где восставшие казаки и крестьяне под предводительством Б. Хмельницкого устроили массовую резню евреев; среди вновь прибывших были видные галахисты Гершон Ашкенази (умер в 1693 г.; в 1660-х гг. — главный раввин Моравии) и Шабтай бен Меир hа-Коhен (автор труда «Сифтей Кохен», пользовавшегося известностью как комментарий к Шулхан аруху; был раввином города Голешов /по-немецки Холешау/, Моравия), хронист Н. Н. Ханновер. В 1670 г. в Чехии, прежде всего в моравском городе Микулов (по-немецки Никольсбург), обосновалась значительная часть евреев, изгнанных из Вены. До конца 19 в. численность еврейского населения Богемии и Моравии росла, однако в начале 20 в. она стала снижаться, главным образом из-за переезда части еврейских семей в Австрию, Германию и Венгрию, эмиграции в США и уменьшения темпов естественного прироста. В Богемии в 1810 г. проживало 50 629 евреев, в 1820 г. — 59 607, в 1830 г. — 67 338, в 1840 г. — 64 780, в 1850 г. — 75 469, в 1869 г. — 89 933 еврея, в 1890 г. — 94 529 евреев, в 1900 г. — 92 797, в 1910 г. — 85 927; в Моравии в 1830 г. — 29 462 еврея, в 1840 г. — 37 316 евреев, в 1848 г. — 37 548, в 1857 г. — 42 611, в 1869 г. — 42 644 еврея, в 1880 г. — 44 175 евреев, в 1890 г. — 45 324 еврея, в 1900 г. — 44 255 евреев, в 1910 г. — 41 255. Во второй половине 19 в. значительная часть богемского и моравского еврейства переселилась из деревень и небольших городов в крупные промышленные и торговые центры, что привело к появлению новых общин и исчезновению «старых» (или уменьшению их численности): если в 1850 г. в Богемии существовало 347 еврейских общин (из которых лишь в 22 входило более 50 семей и только в девять — свыше ста), то уже к 1890 г. их осталось 197; в 1880 г. лишь 14,55% богемского еврейства проживали в населенных пунктах, насчитывавших менее двух тысяч жителей. После 1848 г. жизненный уровень значительной части евреев Богемии и Моравии повысился, среди них стало больше зажиточных предпринимателей и коммерсантов, представителей свободных профессий. Евреи сыграли значительную роль в индустриализации обеих областей: например, братья Гутманы, Вильгельм (1825–95) и Давид (1834–1912), открыли ряд шахт и металлургических заводов в районе Остравы; магистральная железная дорога Вена—Галиция, проходившая через Моравию, была построена представителями семейства Ротшильд.


Влияние Саббатианства

В середине 1660-х гг. чешское еврейство испытало влияние Саббатая Цви; в богемском городе Простеев (по-немецки Просниц) сторонников лжемессии было так много, что за жившими здесь евреями, вне зависимости от их взглядов, закрепилась кличка шебсе (`саббатианцы`). В Праге саббатианский кружок существовал еще в первой половине 18 в.; в 1725 г. группа раввинов объявила его участникам херем. К середине 17 в. окончательно сформировалась сложная общинная структура моравского еврейства; она была закреплена в "Шай такканот" (310 установлениях), собранных, отредактированных и утвержденных в 1651 г. по инициативе раввина Менахема Менделя бен Аврахама Крохмаля (1600?–1661), главного раввина Моравии в 1648–61 гг.


Правовой статус евреев в XVII-XVIII веках.

Правовой статус евреев Чехии в первой половине 17 в. несколько укрепился; в 1629 г. Фердинанд II (правил в 1619–37 гг.) расширил их привилегии, разрешив им посещать еженедельные рынки и ежегодные ярмарки во всех без исключения городах, заниматься любыми ремеслами, исключая изготовление оружия и пороха (с этого времени число евреев-ремесленников стало быстро увеличиваться, особенно в Богемии; начали создаваться еврейские цехи), брать на откуп таможенные сборы и пошлины, давать деньги в долг под проценты (не превышающие 6% годовых); сумма ежегодного взноса еврейских общин в королевскую казну была определена в 40 тыс. гульденов. В то же время Фердинанд II неоднократно (в частности, в 1623 г. и 1630 г.) обязывал пражских евреев слушать по субботам проповеди иезуитов, уговаривавших их перейти в христианство (общине всякий раз удавалось под тем или иным предлогом избавиться от этой повинности); в 1630 г. он приказал закрыть в Праге все еврейские типографии и конфисковать еврейские книги. В 1648 г., когда Прагу осадили шведские войска, евреи приняли активное участие в обороне города; в том же году они сделали крупный внеочередной взнос в казну, и Фердинанд III (правил в 1637–57 гг.) предоставил им право селиться во всех королевских городах Богемии (исключая округа, где добываются полезные ископаемые; из таких городов их запрещалось изгонять без санкции короля) и торговать спиртными напитками (только в еврейских кварталах), а также подтвердил, что евреи могут заниматься ремеслом (не нанимая в подмастерья христиан и не продавая свою продукцию в населенных ими районах). Однако уже в 1650 г. евреям запретили проживание в тех населенных пунктах Богемии и Моравии, где они обосновались после 1618 г., то есть во время Тридцатилетней войны; исключение было сделано только для города Теплице (по-немецки Теплиц). В 1651 г. еврейским общинам Богемии пришлось уплатить сверх обычного налога восемнадцать тысяч гульденов, после чего с них потребовали еще двенадцать тысяч (в том числе восемь тысяч — с пражского еврейства); когда же они заявили, что больше не могут платить, власти арестовали верховного раввина и еврейских старейшин Праги, приказали войскам оцепить еврейский квартал (что привело к полному прекращению торговли), закрыли синагоги (они оставались опечатанными даже на Рош hа-Шана) и приступили к повальным обыскам (якобы с целью выявления евреев, проживающих в городе незаконно). Репрессии прекратились лишь после того, как община пообещала внести требуемую сумму. В 1657 г. Фердинанд III подтвердил привилегии, предоставленные чешскому еврейству в 1629 г. (см. выше). Леопольд I (1657–1705) последовал в 1659 г. его примеру, однако в дальнейшем он же запретил еврейским врачам пользовать христиан, а евреям, приезжающим в страну из-за рубежа, — задерживаться в ней больше чем на шесть недель; в Праге при нем начала действовать особая Юденредукционскомиссион (Комиссия по сокращению числа евреев). В 1681 г. моравским евреям запретили жить в тех городах, где они начали селиться после 1657 г.; в 1683 г. венгерские куруцы (повстанцы, боровшиеся против австрийского господства) вырезали в городе Угерски-Брод (Моравия) 113 евреев (среди погибших был хронист Н. Н. Ханновер).

Обеспокоенные быстрым ростом численности еврейского населения Богемии и Моравии, австрийские власти приняли в 1725–27 гг. ряд мер, направленных на его сокращение. Было установлено, что в Богемии не должно проживать более 8541 еврейской семьи, в Моравии — более 5106 еврейских семей; для того, чтобы эти нормы не превышались, император Карл VI установил, что в каждой еврейской семье разрешение на вступление в брак будет даваться лишь старшему сыну (так называемый Закон о фамилиантах). Кроме того евреям предписали жить в особых кварталах и носить особую одежду, запретили приобретать недвижимость, в особенности мельницы, загоны для стрижки овец и винокурни, заниматься слесарным и ювелирным ремеслом, устраивать молельни в частных домах, переезжать в страну на постоянное жительство из-за рубежа, селиться в тех городах и деревнях, где ранее евреев не было (в случае нарушения последнего положения соответствующему муниципалитету угрожал крупный штраф). В период так называемой войны за австрийское наследство (1740–48) евреев Богемии и Моравии (равно как и других австрийских земель) часто облагали чрезвычайными податями и обвиняли в том, что они втайне сочувствуют противнику и даже помогают ему (эти обвинения выдвигались несмотря на то, что евреи неоднократно доказывали свой патриотизм, например, активно участвовали в строительстве укреплений в Праге, не прерывая работы даже в Иом-Киппур /с благословения раввинов/). Осенью 1744 г. в Праге и в ряде других городов Богемии произошли погромы; погибло 228 человек. Императрица Мария-Терезия 18 декабря 1744 г. приказала всему еврейскому населению Праги покинуть город к концу января 1745 г., но уже 2 января 1745 г. последовало распоряжение о поголовном изгнании евреев из Богемии и Моравии к концу июня того же года. Благодаря стараниям придворных евреев, в частности крупного коммерсанта и откупщика Диего д’Агиляра (Моше Лопес Перейра; 1699?–1759), а также заступничеству папского нунция и дипломатических представителей ряда государств (Англии, Дании, Польши, Османской империи, Саксонии, Брауншвейга, Майнца и в особенности Нидерландов) при венском дворе Мария-Терезия 15 мая 1745 г. отменила указ об изгнании в той его части, которая касалась Богемии и Моравии в целом (разрешение остаться в стране было дано евреям на 10 лет, однако впоследствии неизменно продлевалось). В Прагу еврейское население смогло вернуться лишь в 1748 г.; одновременно власти значительно повысили взимавшийся с евреев «налог за терпимость». В 1754 г. Мария-Терезия издала «Общее уложение о полицейском праве и коммерции для евреев маркграфства Моравия», детально регулировавшее и во многом ограничивавшее экономическую деятельность и общинную жизнь еврейского населения этой области; Моравский ва‘ад был фактически ликвидирован.

Ограничительные меры сократили рост численности богемского и моравского еврейства лишь на несколько десятилетий; во второй половине 18 в. она вновь начала расти. В Богемии в 1754 г. проживали 29 094 еврея, в 1764 г. — 31 937 евреев, в 1780 г. — 39 693 еврея, в 1790 г. — 45 906 евреев, в 1800 г. — 47 865 евреев; в Моравии в 1754 г. жили 20 327 евреев, в 1803 г. — 28 396 евреев. Еврейские коммерсанты и предприниматели, особенно такие крупные, как Л. Хенигсберг и его сыновья, Ш. Лемель (1766–1845), Вольф Поппер и его сын Хаим (1720–95), играли важную роль в экономической жизни Богемии, Моравии и Австрийской империи в целом, поддерживали тесные связи с императорским двором (некоторые из них даже были возведены в дворянское достоинство). Высоким авторитетом пользовались пражские раввины Ионатан Эйбеншюц, Иехезкель бен Иехуда Ландау, Эли‘эзер Флекелес (1754–1826), главные раввины Моравии Габриэль бен Иехуда Лев Эскелес (умер в 1718 г.), его сын Иссахар Беруш (Бернард; 1692–1753, с 1725 г. — главный раввин Венгрии), Моше бен Ахарон Лембергер (1706–57) и Гершон Хайес. Богемские и моравские иешивы, особенно пражская и микуловская, привлекали учащихся из многих стран Европы. В 1773–86 гг. в Брно жили Я. Франк и 18 его ближайших сподвижников; франкизм пользовался в этом городе популярностью как среди евреев, так и среди некоторых христиан. Кружки франкистов образовались также в Праге, Колине и Простееве. Несмотря на то, что многие раввины, как богемские (Иехезкель Ландау, Эли‘эзер Флекелес), так и моравские (Гершон Хайес), вели с франкизмом бескомпромиссную борьбу, его влияние на еврейское население обеих областей ощущалось в течение нескольких десятилетий (пражский кружок франкистов просуществовал по крайней мере до 1820-х гг.; по некоторым сведениям, в 1832 г. его члены приняли участие в создании первой в Праге реформистской общины, см. Реформизм в иудаизме). Во второй половине 18 в. Богемия, прежде всего Прага, стала одним из первых очагов Хаскалы; среди наиболее активных ее приверженцев были Н. Х. Хомберг (1749–1841), П. Беер (родился в 1758 г. или 1764 г. – умер в 1838 г.) и представители нескольких поколений семьи Ейтелес — Михель Леб (умер в 1763 г.), Йонас (1735–1806), Барух (Бенедикт; 1762–1813), Иехуда Леб (1773–1828), Ицхак (Игнац; 1783–1843) и другие. В начале 19 в. группа поборников светской культуры создала в Праге Общество младоевреев.

В 1782 г. Иосиф II издал для Богемии и Моравии (соответственно 2 января и 13 февраля) так называемые эдикты о терпимости; евреи были освобождены от ряда податей, получили бо́льшую, чем прежде, свободу передвижения и экономической деятельности, право учиться в средних и высших учебных заведениях, открывать собственные школы с преподаванием на немецком языке. Одновременно богемское и моравское еврейство почти полностью утратило общинную автономию (она сохранилась лишь в Праге); на евреев была распространена воинская повинность (подавляющее большинство евреев расценило это как несчастье). Закон о фамилиантах и связанные с ним ограничения в основном остались в силе; сохранились также запреты на проживание евреев в шести королевских городах Моравии и в тех местах, где в 1725 г. еврейское население отсутствовало. Законы о богемских и моравских евреях, изданные на рубеже 18 в. и 19 в., в период правления Франца II, либо повторяли и развивали основные положения эдикта о терпимости, либо носили ограничительный характер: например, так называемый «Систематизированный декрет о евреях», изданный для Богемии в 1797 г., запрещал им брать в аренду мельницы и корчмы (аренда земли разрешалась, если еврей обрабатывал ее лично или при помощи батраков-единоверцев), заниматься перепродажей зерна, сена, соломы, торговать спиртными напитками за пределами еврейских кварталов, строить без особого разрешения новые синагоги и т. п.; вступать в брак по-прежнему могли лишь старшие сыновья (на тех, кто добровольно поступал на военную службу, состоял в ремесленном цехе или занимался земледелием, это ограничение не распространялось), и то с разрешения властей, которое давалось лишь в том случае, если жених мог представить документы, свидетельствующие о том, что его дед уже умер, а он сам окончил начальную школу с обучением на немецком языке, имеет определенные занятия и установленный капитал (в Праге — пятьсот гульденов, в провинции — триста). Отмена запрета на приобретение евреями земли последовала лишь в 1841 г., особых еврейских податей и еврейской присяги (см. Клятва) — в 1846 г. Австрийский парламент, сформированный в ходе революции 1848 г. (в которой некоторые богемские и моравские евреи, например, И. Куранда, 1812–84 гг., и М. Хартман, 1821–72 гг., приняли активное участие), провозгласил свободу вероисповедания и отменил бо́льшую часть законов, стеснявших свободу передвижения и экономической деятельности евреев; однако их попытки реализовать вновь обретенные права (в частности, переселиться в христианские кварталы) привела в Праге, Тршебиче, Оломоуце и ряде других городов Богемии и Моравии к антиеврейским беспорядкам. После поражения революции постановления парламента утратили силу; тем не менее Закон о фамилиантах и запрет на проживание евреев в королевских городах Моравии после 1848 г. не действовали. В 1850 г. власти упразднили автономию еврейской общины Праги; вместе с тем временным законом о местных органах власти от 1849 г. (в 1867 г. он стал постоянным) 25 из 52 существовавших к тому времени еврейских общин Моравии были признаны «политическими» (то есть автономными) и фактически стали своеобразными еврейскими муниципалитетами (просуществовали до 1918 г.). Эмансипация богемского и моравского еврейства завершилась лишь в 1867 г., с принятием конституции «двуединой» Австро-Венгерской монархии.


Период Хаскалы

С первой половины 19 в. наибольшим влиянием в среде богемского и моравского еврейства пользовались маскилим (в частности, активный деятель Хаскалы Ш. И. Л. Рапопорт, главный раввин Праги в 1840–67 гг.). Благодаря их усилиям в обеих областях возникла широкая сеть светских еврейских школ; уже к 1843 г. только в Моравии действовали 34 такие школы. В 1900 г. на сто тысяч моравских евреев учащихся средних школ было 379, среди нееврейского населения Моравии — 50 на 100 тысяч; в том же году доля евреев среди студентов немецкого университета Праги достигла 46,5%. В Праге и Моравии значительная часть евреев испытала сильное влияние немецкой культуры, в провинциальных городах и деревнях Богемии — чешской: в 1900 г. в Богемии 55% евреев назвали своим родным языком чешский, 45% — немецкий; в Моравии эти показатели составили, соответственно, 16% и 77%. В так называемом Пражском кружке немецкоязычных писателей-экспрессионистов, сложившемся в начале 20 в., преобладали евреи — О. Баум (1883–1941), М. Брод, Ф. Вельч, Ф. Верфель, Ф. Кафка, П. Леппин (1878–1945), Л. Перуц (1884–1957), В. Хаас (1891–1973), Ф. Яновиц (1892–1917). На чешском языке писали: З.(В.)Каппер (1821–79), Ю. Зейер (мать-еврейка), Э. Леда (Ледерер; 1859–1943), И. Ольбрахт (К. Земан, 1882–1952, мать — крещеная еврейка), О. Фишер (1883–1938) и другие. Евреи активно участвовали в деятельности немецких и чешских политических объединений; Д. Ку (1818–79) стал одним из основателей немецкой либеральной партии. Процесс культурно-языковой ассимиляции носил преимущественно стихийный характер; лишь немногие евреи провозглашали себя ее принципиальными сторонниками (например, Б. Бонди /1832–1907/ и раввин Ф. Бонди /1830–1907/ стояли за всемерное сближение евреев с чехами). Доля смешанных браков была невелика (в Богемии в 1881 г. — 0,15%, в 1910 г. — 1,75%); даже те евреи, которые покидали общины, как правило, не переходили в христианство.


Евреи Чехии и сионизм

Еврейское национальное движение в Богемии и Моравии возникло сравнительно рано и обрело значительный размах. Уже в 1836 г. в Праге было создано еврейское студенческое общество, провозгласившее своей целью «восстановление еврейской независимости в Палестине», однако оно просуществовало недолго. В 1893 г. во многих еврейских общинах двух областей начали возникать кружки, члены которых (главным образом учащиеся) называли себя сионистами; эти кружки направили на 1-й Сионистский конгресс 10 делегатов, среди которых был Б. Файвель. В 1900 г. в Брно начал выходить сионистский еженедельник «Юдишес фольксблатт», в Праге — молодежный журнал «Юнг юда». В марте 1901 г. в Оломоуце состоялась 1-я конференция австрийских сионистов, на которой была учреждена Сионистская организация Западной Австрии (в нее вошли и сионисты Богемии и Моравии). Наибольшей активностью отличались сионистские общества «Бар-Кохба», основанные в 1899 г. в Праге немецкоязычными еврейскими студентами, и «Теодор Герцль», созданное в 1909 г. их единомышленниками, говорившими по-чешски. В 1907 г. под эгидой общества «Бар-Кохба» начал публиковаться журнал «Зельбствер», ставший впоследствии одним из ведущих сионистских периодических изданий Европы, в 1913 г. — антология «Фом юдентум». В Богемии и Моравии действовали также секции Мизрахи (ими в 1912–30 гг. руководил главный раввин Праги и крупнейший исследователь средневековой поэзии Г. Броди) и По‘алей Цион, позднее — отделения юношеской сионистской организации Блау-вайс. Многие лидеры сионистского движения в обеих областях — Б. Файвель, А. Бём, Р. Штрикер (1879–1944), О. Абелес (1879–1945), Ш. Х. Бергман, Х. Херман (1887–1940) и другие — были (или стали впоследствии) видными деятелями австрийского, чехословацкого и мирового сионизма.

В 1836 году в Праге было создано еврейское студенческое общество, провозгласившее своей целью «восстановление еврейской независимости в Палестине», однако оно просуществовало недолго. С 1893 года во многих еврейских общинах Богемии и Моравии, входивших в это время в состав Австро-Венгерской монархии (в качестве областей Австрии), начали возникать кружки, члены которых (главным образом студенты) называли себя сионистами. Эти кружки направили на 1-й Сионистский конгресс десять делегатов, среди которых был уроженец Моравии Б. Файвель. После конгресса число сторонников движения значительно возросло, особенно в Моравии, где Гильзнера дело вызвало в этот период всплеск антисемитизма. В марте 1901 г. в моравском городе Оломоуц состоялась первая конференция австрийских сионистов, на которой была учреждена Сионистская организация Западной Австрии; с программной речью на конференции выступил Б. Файвель. В 1900 г. в Брно начал выходить сионистский еженедельник «Юдишес фольксблатт», в Праге — молодежный журнал «Юнг Юда»

Сионизм в Чехии в ХХ веке

До окончания Первой мировой войны сионистские кружки и общества Богемии и Моравии составляли два из шести территориальных объединений, входивших в Сионистскую организацию Западной Австрии; их работу координировали исполнительные комитеты, формально подчинявшиеся сионистскому руководству в Вене, но во многих аспектах действовавшие самостоятельно.

Лидирующие позиции в сионистском движении Богемии и Моравии занимали в эти годы общества Бар-Кохба, основанное в 1899 г. в Праге немецкоязычными еврейскими студентами, и «Теодор Герцль», созданное в 1909 г. их единомышленниками, говорившими по-чешски. Члены общества Бар-Кохба разделяли в первые годы 20 в. программу Демократической фракции (см. выше), а позднее отстаивали принципы «практического сионизма», одновременно обосновывая необходимость развертывания сионистами широкой политической и культурной работы в диаспоре. В 1907 г. под эгидой общества Бар-Кохба началось издание журнала «Зельбствер», ставшего впоследствии одним из ведущих сионистских периодических изданий Европы, в 1913 г. — антологии «Фом юдентум». На платформе «политического сионизма» стояла студенческая группа Бариссия, возникшая в Праге в 1903 г. В Богемии и Моравии действовали также секции Мизрахи, которыми в 1912–30 гг. руководил главный раввин Праги Г. Х. Броди, и Поалей Цион. Незадолго до начала Первой мировой войны в обеих областях возникли отделения юношеского сионистского движения Блау-вайс; во многих общинах по инициативе сионистов были открыты женские ассоциации и спортивные клубы; работали представительства Еврейского национального фонда. Многие активные участники сионистского движения в Богемии и Моравии — Б. Файвель, А. Бем, Р. Штрикер, О. Абелес (1879–1945), Ш. Х. Бергман, Х. Херман (1887–1940) и другие — были в этот период или стали впоследствии видными лидерами австрийского, чехословацкого и мирового сионизма. Сионистские ассоциации Словакии входили до конца Первой мировой войны в состав Сионистских организаций Венгрии (см. выше).

В годы Первой мировой войны сионистские организации Богемии и Моравии оказали помощь десяткам тысяч еврейских беженцев из Галиции и других районов военных действий. В это же время сионисты установили тесные контакты с чешским национальным движением, вождь которого Т. Г. Масарик (в 1918–35 гг. — президент Чехословацкой республики) симпатизировал сионизму. В начале октября 1918 г. сионисты создали в Праге и Брно еврейские национальные комитеты, а в конце того же месяца учредили в Праге Еврейский национальный совет, председателем которого стал Л. Зингер (1876–1931), членами — М. Брод, Э. Маргулиес (1877–1943), раввин Г. Х. Броди и другие. С провозглашением Чехословацкой республики (28 октября 1918 г.) совет заявил о ее поддержке и потребовал, чтобы во вновь созданном государстве евреям были предоставлены равные с христианами гражданские и политические права; три представителя совета вошли в состав Комитета еврейских делегаций на Парижской мирной конференции. Благодаря энергичным действиям сионистов и при поддержке Т. Г. Масарика статус евреев как равноправного национального и религиозного меньшинства был закреплен в принятой в 1920 г. конституции Чехословакии.

В связи с отделением Богемии и Моравии от Австрии и их воссоединением со Словакией и Подкарпатской Русью (Закарпатской Украиной), входившими ранее в состав Венгрии, в конце 1918 – начале 1919 гг. было начато формирование самостоятельной и единой сионистской организации Чехословакии. 5 января 1919 г. руководители сионистских групп Богемии и Моравии образовали в Праге временный Центральный сионистский комитет; в июле 1919 г. на конференции в Праге была образована Территориальная сионистская федерация Чехословакии, к которой в 1919–20 гг. присоединились (в качестве региональных объединений с собственными центральными органами) сионистские группы Словакии и Подкарпатской Руси. Решением 2-й конференции сионистов Чехословакии (Брно, март 1921 г.) руководящие органы Территориальной федерации были переведены из Праги в город Острава, где находились до 1939 г. Председателем федерации стал И. Руфайзен (1887–1949), занимавший этот пост до 1938 г. В 1921 г. в Территориальную сионистскую федерацию Чехословакии входили 192 местных отделения, объединявшие в общей сложности 7632 человек (плативших шекель). Секции ВИЦО, Поалей Цион и Мизрахи оставались вне рамок федерации на протяжении всего межвоенного периода; в 1923 г. из нее вышла группа Радикальных сионистов, в 1932 г. — сионисты-ревизионисты, от которых в 1933 г. отделилась Партия еврейского государства. В 1935 г. была создана чехословацкая секция Новой сионистской организации. Многие движения и группы, возникшие в 1920–30-х гг. (Хит’ахадут, Рабочая ассоциация сионистов-социалистов, «сионисты-реалисты» и другие), формально сохраняя свою принадлежность к единой организационной структуре, фактически действовали независимо от ее руководства, в котором доминировали общие сионисты (образовавшие собственную партию в 1934 г.). Несмотря на разногласия и многочисленные расколы, число сторонников движения выросло в межвоенный период в несколько раз: к 1935 г. только союз сионистов-ревизионистов пользовался в Чехословакии поддержкой более чем 36 тыс. человек. Как Территориальная сионистская федерация, так и большинство партий и групп имели собственные печатные органы; наибольшей популярностью пользовались сионистские еженедельники «Жидовске справы», «Зельбствер», «Медина иврит» (все — Прага) и «Юдише фолксштиме» (Брно).

Чехословацкие сионисты были в числе участников третьей, четвертой и пятой алии: всего за 1918–37 гг. около 4000 человек (главным образом члены молодежных сионистских движений) переселились из страны в Эрец-Исраэль. Их силами и на средства, собранные сионистскими организациями Чехословакии, был основан целый ряд сельскохозяйственных поселений, в том числе кибуцы Хефци-Ва и Кфар-Масарик. В Чехословакии работало несколько учебных ферм Хе-Халуца; через общество Тарбут сионисты открыли к середине 1930-х гг. девять начальных и две средние школы с преподаванием на иврите. Несмотря на то, что попытка Еврейского национального совета стать руководящим центром всех общин Чехословакии не увенчалась успехом, во многих из них (особенно в Словакии и Закарпатской Украине) сионисты пользовались значительным влиянием. Еврейская партия, созданная ими в январе 1919 г., была представлена в ряде муниципальных советов, а на выборах 1929 г. и 1935 г. сумела провести в парламент по два своих кандидата. В межвоенный период в Чехословакии состоялись три Сионистских конгресса: 12-й, 13-й (оба в городе Карлови-Вари /Карлсбад/) и 18-й (в Праге).

После Мюнхенского договора (сентябрь 1938 г.), положившего начало поэтапному переходу Чехословакии под контроль гитлеровской Германии, все сионистские организации, вне зависимости от их политической ориентации, направили свои основные усилия на обеспечение выезда евреев из страны; благодаря этому с осени 1938 г. до конца 1939 г. почти 15 тыс. человек переселились из Чехословакии в Эрец-Исраэль, из них 12 тыс. прибыли туда как «нелегальные» иммигранты. В 1940–44 гг. еще около четырех тыс. человек смогли различными, порой чрезвычайно сложными путями покинуть Чехословакию и добраться до Эрец-Исраэль. Сионисты играли ведущую роль в так называемой Рабочей группе, образованной лидерами еврейских общин Словакии в 1942 г. с целью спасения части европейского еврейства от нацистского геноцида. В соответствии с разработанным по инициативе руководителя группы Гизи Флейшман (до войны возглавляла словацкое отделение ВИЦО) планом «Европа» были начаты переговоры с главарями СС (через посредство Д. Вислицени, представителя А. Эйхмана в Словакии) о выкупе около одного млн. евреев, продолжавшиеся с осени 1942 г. до августа 1943 г.; однако по ряду причин они не дали никаких результатов. В 1943 г. действовавшие в Словакии подпольные группы Хе-Халуца переправили в Венгрию (где открытых преследований евреев в это время еще не было) значительное число беженцев из гетто и концентрационных лагерей, находившихся на территории Польши. В августе-октябре 1944 г. многие члены молодежных сионистских движений, а также четыре эмиссара Хаганы, тайно переправленные в страну из Эрец-Исраэль (в их числе Х. Райк), приняли участие в антинацистском восстании в Словакии.

С окончанием Второй мировой войны сионистские организации вновь начали действовать во всех областях Чехословакии. Сионисты возглавили созданные во второй половине 1945 г. Совет еврейских общин Богемии и Моравии и Центральный союз еврейских общин Словакии. В 1945–48 гг. через страну проходил один из основных маршрутов переселения переживших Катастрофу евреев Польши в Эрец-Исраэль. Возобновилась алия и из самой Чехословакии; ее темпы значительно возросли после создания Государства Израиль, которому правительство страны, где доминировали коммунисты, оказало на первых порах значительную помощь, включавшую поставки вооружения (в том числе боевых самолетов) и боеприпасов. В 1948–50 гг. из Чехословакии в Израиль репатриировалось 18 879 человек (около 40% чехословацких евреев, уцелевших в годы Катастрофы). Однако уже в 1949 г. все сионистские организации страны были ликвидированы, а в 1950 г. власти запретили эмиграцию. В ходе Сланского процесса все проходившие по делу евреи обвинялись в причастности к подпольной сионистской деятельности; в последующие годы по сходным обвинениям в тюрьмы и лагеря были брошены сотни евреев, в том числе 27 руководителей общин, которых арестовали в 1957 г. В 1965 г. возобновилась (в ограниченных масштабах) выдача разрешений на выезд в Израиль, однако запрет на сионистскую деятельность (фактически не действовавший короткое время в 1968 г., в период так называемой Пражской весны) был формально отменен лишь после падения коммунистического режима в 1989 г. В конце 19 в. – начале 20 в. в Богемии и Моравии заметно усилился антисемитизм; среди его носителей были как чехи, так и немцы. Движение за антиеврейский бойкот, развернувшееся в Богемии под лозунгом «Свои к своим» и нанесшее значительный ущерб евреям, державшим лавки в деревнях, стало одним из первых в своем роде. В нескольких местах (в частности, в Колине и Находе) на евреев был возведен кровавый навет; наибольший резонанс вызвало так называемое "дело Гильзнера". Лидеры многих политических сил обеих областей, в особенности руководители умеренного крыла чешского национального движения во главе с Т. Г. Масариком, решительно выступали против антисемитизма; тем не менее часть их сторонников оставалась на юдофобских позициях.

Чехословакия и её распад

В 1918–92 гг. Богемия и Моравия — в составе Чехословакии. В независимой Республике Чехия, возникшей в результате распада Чехо-Словакии (1 января 1993 г.), по оценке Института современного еврейства при Еврейском университете в Иерусалиме, насчитывается 2200 евреев, по другим данным — от четырех до десяти тысяч; кроме того, в стране временно проживает свыше тысячи евреев — граждан США, Канады, Великобритании и других стран (по некоторым сведениям, в Праге их больше, чем собственно чешских евреев). Еврейские общины действуют в Праге (свыше тысячи членов), Брно, Карлови-Вари, Либереце, Оломоуце, Остраве, Пльзене, Теплице, Усти-над-Лабем; они образуют Федерацию еврейских общин Чехии. В Праге еврейские богослужения проводятся ежедневно, в остальных общинах — по субботам и в праздники. В стране есть только один раввин — драматург и бывший диссидент К. (Э.) Сидон, возглавляющий пражскую общину (поскольку она строго ортодоксальна, реформисты и консерваторы, главным образом из числа евреев, не имеющих чешского гражданства, а также лица смешанного происхождения, не являющиеся, согласно Галахе, евреями, образовали в Праге две самостоятельные группы, которые также организуют богослужения). В Праге действует Общество еврейской культуры, Общество Ф. Кафки, Союз еврейской молодежи, Общество чешско-израильской дружбы, ложа Бней-Брит, спортивный клуб «Маккаби», еврейский детский сад и дом для престарелых, курсы иврита и еврейской традиции для детей и взрослых, воскресная талмуд-тора, ресторан, где соблюдается кашрут. Ежемесячно выходит газета «Рош ходеш», по пражскому радио регулярно передается предназначенная для евреев программа «Шалом алейхем».

Антисемитизм

Антисемитизм не имеет в Чехии широкого распространения (объектами ксенофобии в этой стране как правило становятся цыгане или эмигранты из Восточной Европы и стран «третьего мира»); даже юдофобские выпады в прессе и акты вандализма, направленные против еврейских учреждений, здесь сравнительно редки. Пост министра культуры в правительстве Чехии занимал в середине 1990-х гг. крещеный еврей П. Тигрид (Шенфельд). В 1994 г. чешский парламент принял закон о возвращении еврейским общинам конфискованной у них собственности; однако он распространяется (по причинам, не имеющим прямого отношения к евреям) лишь на имущество, реквизированное коммунистическими властями начиная с 1948 г. В порядке реализации этого закона в 1995 г. еврейской общине Праги был передан Еврейский музей, действующий в этом городе с 1906 г. (один из самых богатых еврейских музеев в мире).


Чехия и Израиль

Вскоре после провозглашения независимости Чехии Израиль признал ее и установил с нею дипломатические отношения. В августе 1993 г. президент Чехии В. Гавел встретился в Брюсселе с президентом Израиля Э. Вейцманом. Двусторонние связи между Чехией и Израилем успешно развиваются во всех областях.


См. также


Источники и ссылки