Гринберг, Ури Цви

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Ури-Цви Гринберг»)
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Ури Цви Гринберг
אורי צבי גרינברג
200px
Псевдонимы:

Тур-Малка

Дата рождения:

22 сентября 1896

Место рождения:

25px Бялый Камень, Австро-Венгрия

Дата смерти:

8 мая 1981

Место смерти:

Flag of Israel.svg Тель-Авив, Израиль

Гражданство:

Израиль

Род деятельности:

поэт, публицист

Язык произведений:

иврит, идиш

Премии:

Премия имени Х. Н. Бялика,
Государственная премия Израиля

У́ри Цви Гри́нберг (אורי צבי גרינברג) 2 сентября 1896, Бялый Камень, Австро-Венгрия, ныне Белый Камень, Львовская область, Украина — 8 мая 1981, Тель-Авив, Израиль) — еврейский поэт и публицист, писал на иврите и идише. Лауреат премии имени Х. Н. Бялика (1947, 1957) и Государственной премии Израиля (1957). Почётный доктор философии Тель-Авивского университета (1978), член Академии языка иврит (1959). Депутат Кнессета первого созыва (1949—1951) от партии Херут.

Содержание

Биография

Ранние годы, начало творческой деятельности

Ури Цви Гринберг родился 22 сентября 1896 года в местечке Бялый Камень в Восточной Галиции, которая входила тогда в состав Австро-Венгерской империи. Он был старшим сыном главы хасидского двора раввина Хаима Гринберга и Бас-Шевы Гринберг (урождённой Ландман). Когда ему было полтора года, его семья переехала в Лемберг (нынешний Львов), бывший в то время одним из центров еврейской культуры. Будучи сыном ца́дика, он получил ортодоксальное еврейское образование.

В 1912 году в одесском журнале «а-Шилло́ах» и других периодических изданиях печатаются первые стихи Гринберга на иврите. В том же году в журнале «Дер и́дишер а́рбетер» (Еврейский рабочий), выходившем в Лемберге, печатаются его стихотворения на идише. На идише были написаны первые книги его стихов, важнейшей из них стала изданная отдельной книгой поэма «Мефистофель».

В 1915 году Гринберга призвали в австрийскую армию. Во время Первой мировой войны он принимал участие в кровопролитных боях на Сербском фронте. К концу войны бежал с фронта и вернулся во Львов. Сборник его стихов «Ин цайтнс-ройш» («В шуме времён», 1919), изданный в расширенном варианте под названием «Криг аф дэр эрд» («На земле — война», 1923), был одним из первых в литературе на идише художественным откликом на бедствия войны.

После возвращения с фронта Ури Цви Гринберг становится свидетелем погрома во Львове, учинённого поляками в ноябре 1918 года. Поэту, его родителям и шести сёстрам чудом удалось спастись. Ужасы погрома оставили навсегда глубокий след в душе поэта. == В Польше В 1920 году Гринберг переезжает в Варшаву, где примыкает к группе литераторов-модернистов, творивших на идише, и становится признанным лидером еврейских экспрессионистов. В это время он печатается на идише в изданиях «Халя́стрэ» («Ватага») и «Ри́нген», на иврите в «а-Ткуфа́» («Эпоха»). В 1922 году становится редактором созданного им же журнала на идише «Альбатрос». В нём Гринберг выступил с гневным осуждением преступлений христиан против еврейского народа, после чего польские власти выдали ордер на арест поэта, по обвинению в оскорблении христианской религии. Вынужденный бежать из Польши, он продолжает издание журнала в Берлине, там он в 1923 году публикует свою поэму «Ин ма́лхус фун це́йлем» («В царстве креста»), в которой уже предвидит Катастрофу. В 1923 году Гринберг репатриируется в Палестину.

В его раннем творчестве преобладают мотивы религиозного благочестия, любви к женщине, к природе, тоска по земному счастью. В книге «Мефистофель» их окончательно вытесняют мотивы одиночества, страха, отчаяния, крушения жизненных устоев в мире, чувство скорби и боль за давние и новые страдания еврейского народа.

Политические взгляды Гриберга

В первые годы после алии Гринберг примыкает к сионистскому рабочему движению. В 1925 году, после основания газеты «Дава́р» (Слово), становится её постоянным сотрудником. В это время он воспевает халуци́м (первопроходцев), за их самоотверженность в борьбе за достижения общенациональных целей. Публикуется в основном в периодических изданиях и сборниках, издававшихся рабочим движением. Выступает с резкой критикой «искусства для искусства» и призывает к активному включению поэзии в общественную и политическую жизнь Палестины, в борьбу за возрождение национального духа и свободу еврейского народа.

Вскоре Гринберг разочаровывается в рабочем движении. В сборнике лирических стихотворений «Анакреон ал котев hа-иццавон» («Анакреон на полюсе скорби», 1928) все еще преобладает экзистенциалистическое мироощущение, но уже в книге «Ке́лев ба́ит» («Дворовая собака», 1929), в которой критикует переросшую в самоцель борьбу за улучшение жизни рабочих как отступничество от мессианской идеи возрождения еврейского государства. Во время арабского восстания в 1929 году обвиняет политическое руководство ишува в примирительной позиции и отсутствии адекватной реакции на массовые убийства евреев арабами. Он требует чётко определить задачу сионизма как восстановление суверенитета еврейского народа в Эрец-Исраэль. Возникает острый конфликт, приведший к конфронтации поэта с еврейским руководством. Эти события побудили Гринберга вступить в партию сионистов-ревизионистов, которую он впоследствии представлял на сионистских конгрессах, а в 1930 г. и в подпольный «Союз бунтарей» («Брит hа-бирионим», см. также А. Ахимеир).

В статьях для их газеты «Доар hа-иом» он страстно обличает британское правительство в нарушении обещаний, а руководство ишува — в измене идеалам сионизма. Как один из самых страстных глашатаев идей ревизионистской партии Гринберг был от нее избран в Асефат hа-нивхарим (`Собрание депутатов`; см. Ваад леумми) и делегатом четырех сионистских конгрессов. В 1931 г. Гринберг направляется в Варшаву издавать еженедельник партии «Ди велт». По возвращении оттуда в 1936 г. Гринберг рисует жуткие видения грядущей гибели народа в поэме «Мигдал hа-гвийот» («Башня трупов»), вошедшей в «Сефер hа-китруг ве-hа-эмуна» («Книга обличения и веры», 1937), а в публицистике язвительно клеймит близорукость умеренной политики социалистического руководства ишува. В конце 1938 г. Гринберг вновь выехал в Варшаву редактировать газету «Дер момент» и с трудом добрался до Эрец-Исраэль уже после начала Второй мировой войны. В 1945 г., когда в Палестину стали доходить вести о Катастрофе восточноевропейского еврейства, Гринберг начинает публиковать в газете «hа-Арец» стихотворный цикл в духе средневековых кинот (элегий, см. Кина), посвященных жертвам крестовых походов. Эти стихи и поэмы, которые произвели сильное впечатление на читающую публику, были собраны в книге «Реховот hа-нахар» («Реховот Наречный», 1951), названной по упомянутому в Библии городу, приобретшему в каббале значение мистического символа. В годы подпольной борьбы с мандатными властями Гринберг подвергся аресту за поддержку Иргун цваи леумми. После провозглашения Государства Израиль Гринберг стал депутатом Кнесета 1-го созыва (1949–51) от партии Херут. После Шестидневной войны включился в движение за неделимый Эрец-Исраэль.

Литературное творчество Гринберга, прерываемое периодами молчания, имеет политическую окраску, тесно связанную с его особым, религиозно-мистическим подходом к сионизму и с его взглядами на мессианскую роль возрождения государства в исторической судьбе евреев, на исключительность этой судьбы, на извечное благородство и высокое назначение еврейского народа (в последнем Гринберг и А. И. Кук схожи по концепции). Отсюда в поэзии Гринберга мысли о Государстве Израиль «от Нила до Евфрата», о непреодолимости двухтысячелетней вражды между крестом и звездой Давида, о том, что для евреев губительно сближение с другими народами, а тем более — усвоение их образа жизни, морали, культуры. Гринберг отвергает гуманистические и рационалистические определения иудаизма, концепции его универсализма и двойственность национального и религиозного возрождения.

Гринберг видит в возрождении еврейского народа нерасчленимое проявление его святости. Избраннической миссией евреев Гринберг считает возвращение в Страну Израиля и отказ от преходящих ценностей во имя возвышенной духовности. Погоня за жизненными благами порождает душевную слепоту, безразличие к гибели ближнего, неспособность разглядеть опасность. Поэт верит, что национальная миссия одолеет как упорное желание евреев диаспоры оставаться в галуте, так и безразличие ишува к их судьбе, приведя всех евреев к исполнению своего назначения. Поэт восстает против буржуазности, симпатизирует тем, кто свободен от пут цивилизации. В фанатизме эпохи Второго храма он видит образец общественной ментальности для исторических свершений. Однако причины и суть этих свершений лежат для Гринберга вне рамок рациональных законов исторического развития, так как союз Бога с еврейским народом метаисторичен. Так, в «Реховот hа-нахар» поэт начинает сомневаться во всеблагости и всемогуществе Бога: Катастрофа — кошмарная шутка, разыгранная Историей и Богом, вечным избавителем Израиля, который вдруг превратился в «смотрителя еврейского кладбища». Но тут же поэт окрыляется видением, как из пепла крематориев встает освобождение, отчаянье сменяется верой, и сама Катастрофа предстает в качестве одной лишь стороны медали, на обороте которой История уже чеканит Независимый Израиль.


Творчество

В ранних стихотворениях Гринберга, лучшие из которых «звучат как молитвы» (З. Рейзен), преобладают мотивы религиозного благочестия, любви к женщине, к природе, тоска по земному счастью. В книге «Мефисто» («Мефистофель», 1921) их окончательно вытесняют мотивы одиночества, страха, отчаяния, крушения жизненных устоев в мире, где зло попирает веру и нравственность, чувство скорби и боль за давние и новые страдания еврейского народа. Импрессионистическая фиксация впечатлений и переживаний поэта сменяется экспрессионистической обнаженностью самовыражения, лирическая прозрачность стиха — прерывистыми ритмами и патетикой душевных бурь. Реализму в искусстве Гринберг противопоставляет право художника на погружение в глубины собственной психики.

С национальными мотивами в творчестве Гринберга тесно переплетены личные религиозно-философские размышления: «Я» поэта и поиски смысла существования; проблема смерти, неясной по назначению, но озаряющей смыслом жизнь; непрерывность и преемственность бытия; вера без сомнений, приводящая к слиянию национальных символов с их религиозными истоками; мучительная участь поэта-пророка, остающегося непонятым. За десять дней до Войны Судного дня Гринберг писал: «Беспечные ничего не слышат. Телефоны еще не звонят».

Гринберг разрабатывал национально-самобытную, гибкую и свободную форму стиха, основанную на ритмике поэтических книг Библии и средневековой ашкеназской поэзии на иврите. Приподнятый, иногда ораторский строй речи Гринберга, родственный интонациям библейских пророков (но также У. Уитмена), порой приводит к заглушающей поэзию риторике, но чаще стихи Гринберга отмечены немногословностью и тонким лиризмом. Так же самобытен и образный строй поэзии Гринберга — сплав из воспоминаний об отчем доме, его благочестивом покое, облеченных в библейские и аггадические понятия-символы (Адам, Ева, Эдемский сад), и элементов окружающей поэта реальности, окрашенной в мистические тона. Своеобразие этого сплава усугубляют идущая от экспрессионизма эмоциональная напряженность образов и парадоксальность их сопоставления, а также лексика Гринберга, часто использующего отдельные библейские термины, понятия и определения, почерпнутые из каббалистической литературы. Так, озаглавив книгу «Реховот hа-нахар» названием города в Эдоме, Гринберг стремится сразу же вызвать у читателя сложную цепь ассоциаций с библейскими рассказами о свирепости грабежей, учиненных эдомитами после разрушения Первого храма, затем с Римом, отождествляемым в Аггаде с Эдомом, и, наконец, с Римом как олицетворением христианского мира, который стремился истребить «Дом Иакова», то есть еврейский народ.

В 1956–57 гг. Гринберг опубликовал ряд стихотворений на идиш, что вызвало восторженные отклики в мировой еврейской прессе. Двухтомное собрание сочинений Гринберга на идиш вышло в 1979 г. в Иерусалиме. Литературная критика, редко принимая идеологические позиции Гринберга, уже давно признала его исключительный поэтический дар и ту огромную роль, которую он играет в формировании современной израильской поэзии. Творчество Гринберга отмечено премией имени Х. Н. Бялика (1947), особой премией имени Х. Н. Бялика за поэтическое мастерство книги «Реховот hа-нахар» и Государственной премией Израиля (обе — 1957). Гринберг удостоился звания почетного доктора философии Тель-Авивского университета (1978), он был членом Академии языка иврит (1959). Несколько стихотворений Гринберга в русском переводе напечатаны в журналах «Сион» (Тель-Авив, 1978, №23) и «Менора».

Произведения и поэтические сборники

  • Сборник стихов «В кипении времён» (1919, идиш).
  • Поэма «Мефистофель» (1921, идиш).
  • Поэма «В царстве креста» (1923, идиш).
  • Сборник стихов «На земле война» (1923, идиш).
  • Поэтические сборники «Великий ужас и луна», «Растущее мужество», «Видение одного из легионов», «Девяносто и девять», «Укрепрайон и речь сына крови» (1920е-1930е гг., иврит).
  • Сборник лирических стихотворений «Анакреон на полюсе скорби» (1928, иврит).
  • Сборник «Дворовая собака» (1929, иврит).
  • Поэма «Башня трупов» (1937, иврит).
  • «Книга обличения и веры» (1937, иврит).
  • Сборник стихов и поэм «Реховот Наречный» (1951, иврит).
  • Шуламит Шалит. «И осколки пророчества моего, как осколки кувшина…» Ури Цви Гринберг (1896-1981). Альманах "Еврейская Старина" №4(87) (2015). Проверено 29 декабря 2015.

Библиография

  • Зеев Султанович «Ури Цви Гринберг. О Боге, о мире, о времени нашем», изд. «Дом наследия Ури Цви Гринберга», 2002 г.

Сноски


Источники и ссылки


Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ГРИНБЕРГ Ури Цви в ЭЕЭ

Уведомление: Предварительной основой данной статьи была аналогичная статья в ru.wikipedia, которая в дальнейшем могла быть изменена и/или дополнена. Опубликовано на условиях лицензии CC-BY-SA.