Кумран

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Ефим Левертов
ущелье
Кумран
חירבת קומראן
QumranLivingQuarters.jpg
Развалины жилого дома в Кумране.
Страна Израиль
Название городища Хирбет-Кумран
Современная локация на северо-западном побережье Мёртвого моря
Координаты Координаты: 31°44′27″ с. ш. 35°27′31″ в. д. / 31.740833° с. ш. 35.458611° в. д. (G) (O)31°44′27″ с. ш. 35°27′31″ в. д. / 31.740833° с. ш. 35.458611° в. д. (G) (O)
Кумран (Израиль)
Red pog.png
Кумран на Викискладе

Кумран (חירבת קומראן, по-арабски — «две Луны») — район вдоль одноименного ущелья.

Содержание

Географические данные

Кумран находится на сухом плато, примерно в полутора километрах от северо-западного побережья Мертвого моря, рядом с кибуцом Калия.

К северу от ущелья, на возвышенности в 1.5 км к западу от Мертвого моря расположены развалины Хирбат-Кумран. В 11 пещерах обрывистого русла Вади-Кумран, начиная с 1947 г., были обнаружены рукописи 2 в. до н. э. — 1 в. н. э.. Предполагается, что большинство свитков было скрыты в пещерах во время Первого еврейского Восстания 67-73 г.г. н. э., хотя некоторые из них, возможно, были спрятаны там ранее.

Раскопки в Кумране

Файл:Qumran Caves.jpg
Пещеры Кумрана

Территория Кумрана была известна европейским исследователям с 19-ого столетия.[1] Первоначальное внимание исследователей было сосредоточено на кладбище (начиная с De Saulcy в 1851 году). Таковыми были первые раскопки в Кумране, проведенные Генри Пулом в 1855 году и Чарльзом Клермонт-Ганнео в 1873 году.[2] Альберт Исаакс, британский советник Джеймс Финн, и фотограф Джеймс Грехэм посетили Кумран в декабре 1856 года. Их заинтересовала т.наз. «башня», относительно которой Исаакс сказал: «Едва ли может быть подвергнуто сомнению, что сформировало башню или крепость такого вида. Сама ситуация определила, чтобы крепость была хорошо приспособлена к защитным операциям».[3] Финн позже также заявил, что Кумран был «древним фортом».[4]

Британский ученый Эрнест Уильям Герней Мастерман посетил Кумран несколько раз в течение 1900—1901 годов. После осмотра расположения Кумрана сверху плато он заключил, что эти руины «возможно, были когда-то очень хорошей маленькой крепостью».[5] Мастерман стал сомневаться в том, что маленькому форту было необходимо кладбище с более чем тысячей могил.[6] Густав Далман посетил Кумран в 1914 году, он идентифицировал Кумран как поселение, или как форт.[7] Археолог Майкл Ави-Ионах согласился с определением Кумрана в качестве форта. Его географическая карта закрепила определение Кумрана как части цепочки крепостей вдоль юго-восточной Иудейской границы.[8]

Полномасштабная работа в Кумране началась под руководством Ролана де Во (Roland de Vaux) и Ланкастера Хардинга (Lankester Harding) в 1949 году. Они нашли то, что позднее стало известным как Пещера № 1, в которой впервые нашли свиток. Поверхностный обзор этой находки в том же году не вызвал большого интереса[9], но работа продолжилась, а новый интерес к свиткам привел к существенным исследованиям развалин Кумрана в 1951 году. Эти исследования привели к находкам глиняной посуды, связанной с находками в Пещере № 1.[10] Далее производились интенсивные раскопки на участке в течение шести сезонов под руководством Де Во. Систематические раскопки Хирбат-Кумрана начались в 1953 г. и проводились совместными усилиями Иорданского департамента древностей, Палестинского археологического музея (ныне Археологический музей имени Рокфеллера) и Французской археологической школы Святой земли.

Диаграмма различных предложенных хронологий Кумрана[11]

Находки раскопок периода железного века были скромны, но позволили де Во идентифицировать Кумран как один из городов, упомянутых в книге Йеhошуа бин Нуна 15:62 (т. наз. «Город Соли»). Кумран мог быть также идентифицирован с Сехаха (Secacah), на который ссылаются там же в ИбН 15:61. Сехаха упомянут также в «Медном Свитке».[12] Текст этого источника может объяснять находки Кумрана слоя железного века.

Дальнейшее показало, что Кумран, как территория, преимущественно стал использоваться со времени Хасмонеев вплоть до короткого периода после разрушения Храма Титом. Де Во разделил все это время на три периода:

  • начальный период — эпоха Хасмонеев, делящуюся на два подпериода:
    • время Йоханана Гиркана и
    • время последних Хасмонеев до землетрясения и пожара в 31 году до н. э.,
  • второй период — время правления Ирода, начинающаяся в 4 году до н. э. до разрушения территории римлянами во время еврейского восстания 70 года
  • и третий период — повторное заселение территории, находившейся в руинах.

С такой периодизацией де Во не согласилась Джоди Магнес (Jodi Magness).[13] и Yizhar Hirschfeld.[14]

Территория, исследованная де Во, делится на две главные части: главное здание, c центральным внутренним двором и защитной башней на ее северо-западной оконечности, и вспомогательное здание на западе. Раскопки выявили сложную водную систему, которая поставляла воду в несколько водоемов, некоторые из которых весьма большие, расположенные в различных частях рассматриваемого участка. Два из этих водоема были размещены в пределах контура главного здания.

Здания и водная система показывают последовательное развитие в виде дополнений, расширений и усовершенствований. Водный канал был поднят, чтобы подавать воду к новым водоемам, а дамба была перенесена в верхнюю секцию Кумрана, чтобы подавать больше воды, направляемой акведуком. Комнаты здания достраивались, этажи — приподнимались, печи для обжига глиняной посуды реконструировались, их местоположение менялось.

Именно де Во нашел в Кумране три первых чернильницы (места 30 (2 штуки) и 31). В последующие годы были найдены другие чернильницы: Ян Гунневег (Jan Gunneweg) нашел четвертую (место 129), S. Steckoll — пятую (около помещения для переписки рукописей), Маген (Magen) и Пелег (Peleg) — шестую. Большее количество чернильниц на данном месте, в сравнении с другими участками (речь идет о периоде Второго Храма) — это существенный признак того, что рукописи переписывались именно здесь.

Интерпретация де Во

Де Во сопоставил обнаруженные им материальные артефакты с информацией, содержавшейся в свитках Мертвого моря, которые продолжали находить в соседних пещерах. Исходя из этого, де Во предположил, что в свое время Кумран покинуло именно сектантское религиозное сообщество, определяемое как ессеи. Для такого предположения он использовал находки, а также текстуальные источники, включая Свитки Мертвого моря и свидетельства, упоминаемые Плинием Старшим, Филоном и Иосифом Флавием.

Это заключение получило название «ессейской гипотезы Кумрана». Она предполагает, что жителями поселения были ессеи, и что они устроили это поселение в пустыне исключительно в религиозных целях. До де Во к таким же выводам в 1948 году пришёл Элиэзер Сукеник.[15]

Де Во назвал комнату над «площадкой № 30» помещением для переписки рукописей, потому что он нашел чернильницы именно там. Де Во предположил также, что возможно в этом месте ессеи написали по крайней мере некоторые из Свитков Мертвого моря. Де Во интерпретировал «площадку 77» как столовую, а соседнюю «площадку 89» как кладовую, на что указывали находки в этих местах. Также де Во интерпретировал многие из обнаруженных водоемов как еврейские ритуальные ванны из-за их подобия миквам Иерусалима возле Храма.

Относительно свитков де Во очень осторожно предположил, что «рукописи были скопированы в помещении для переписки рукописей в Кумране… Мы можем также предположить …, что некоторые работы были составлены в Кумране, но более этого мы ничего не знаем».[16] Он считал также, что позже ессеи спрятали свитки в соседних пещерах, именно в это время они стали ощущать сомнения в своей безопасности.

Ролан де Во умер в 1971 году, так и не успев составить полный отчет об археологических раскопках Кумрана. В 1986 году Библейская школа пригласила бельгийского археолога Роберта Донселя для анализа и написания итогового отчета по материалам раскопок Ролана де Во (которые в необработанном виде хранились в Библейской школе). Но итоговый отчет Роберт Донсель так и не составил, зато его супруга Паулина Донсель-Вут заявила об утрате и порче части находок Ролана Де Во.[17] Впоследствии Библейская школа опубликовала оставшиеся у неё материалы — несколько сотен фотографий, 48 листов обмеров и суммарные записи из полевых дневников.[18]. Однако большая часть находок Ролана Де Во из Кумрана до сих пор остается недоступной для ученых и общественности.

Обзор дальнейших раскопок и находок

Хотя раскопки де Во в Кумране были очень обширными, дав самый важный источник информации о поселении, после него было организовано еще несколько раскопок. В течение 1960-ых годов их выполняли Джон Аллегро и Соломон Стеколл.[19] Стеколл также исследовал кумранское кладбище, изучив 12 могил.[20]

В 1967 году Департаментом древностей Иордании в Кумране выполнялись исследования под руководством Дайяни (R.W. Dajjani).[21] В 1984—1985 годах Йосеф Патрич и Игаль Ядин выполнили систематический обзор пещер и пешеходных троп вокруг Кумрана. В течение 1985—1991 годов Патрич раскапывал 5 пещер, в том числе пещеры, обозначаемые индексами 3Q и 11Q. Одним из выводов Патрича было заключение о том, что пещеры «не служили жильем для членов секты Мертвого моря, а были скорее складами и укрытиями».[22]

С ноября 1993 года до января 1994 года израильский Департамент древностей выполнил работы на соседних сооружениях в качестве части запланированной «Операции Свитков» под руководством Амира Дрори и Ицхака Магена.[23] Зимой сезона 1995—1996 годов и позднее Маген Броши и Ханан Эшель выполнили дальнейшие раскопки в пещерах к северу от Кумрана; они также раскапывали кладбище и пещеры на террасе из известковой глины.[24] В 1996 году Джеймс Строунж (James Strange) и другие проводили дальнейшие археологические работы.[25] Рэнделл Прайс (Randall Price) и Орен Гатфилд (Oren Gutfield) в сезоны 2002, 2004 и 2005 и 2010 годов исследовали кумранское плато.[26] В 1996—1999 годах и позже Ицхак Маген и Юваль Пелег (Yuval Peleg) выполнили раскопки под эгидой администрации парков Израиля.[27]

Последующие археологические открытия и их анализ

Большинство первых выводов из исследований происходило из заключений де Во, но смерть Роланда де Во прервала его исследования. В конце 1980-ых годов Роберт Донкил (Robert Donceel), анализируя материалы де Во с целью их публикации, обнаружил новые экспонаты, не поддерживающие принятую религиозную модель. Этими экспонатами были сосуд и отдельные керамические изделия.[28]

Последующая публикация о раскопках сделана Жаном-Батистом Хумбером (Jean-Baptist Humbert).[29] В 1992 году Полин Донкил-Вут (Pauline Donceel-Voute), в попытке объяснить эти экспонаты, выдвинула идею модели римской виллы.[30], показала новые экспонаты в виде украшенного бордюра, прекрасных колонн и др., что позволяет сделать предположение о кумранском богатом доме.

Глиняная посуда

Разнообразие глиняной посуды, стекла и большое количество монет, найденных в Кумране плохо соответствует контексту сектантского поселения, это было замечено исследователями.[31][32] Чтобы торговать, пишут они, нельзя было быть в вакууме. Рахель Бар-Натан (Rachel Bar-Nathan) также сомневалась из-за подобия кумранской глиняной посуды посуде во дворцах Хасмонеев и Ирода (в Иерихоне). Это подобие дало основание предположить, что Кумран мог быть частью обычного поселения у Иордана, а не изолированным участком.[33][34]

Когда-то думали, что цилиндрические кувшины (фляги) со свитками из Кумрана были уникальны, но Бар-Натан указала на их похожесть найденным в Иерихоне и Масаде. «Возможно проследить типологическое развитие этой группы кувшинов (цилиндрических фляг)». Йоди Магнесс также говорит: «Большинство этих фляг было сделано в Иерихоне в гончарном производстве периода Ирода». Однако Ян Ганевег (Jan Gunneweg) отмечает, что предложенная параллель Иерихону — «частично сохраненное горлышко кувшина с вертикальной ручкой и др.» «вовсе не является сосудом для сохранения свитков».[35] Другой исследователь сообщил о более поздних однотипных находках в Иордании, вблизи Абилы (Abila).

В это время, однако, еще не были опубликованы фотографии и рисунки находок. Принимая во внимание подтипы глиняной посуды, было отмечено, что найденные цилиндрические фляги не имели распространения вне Кумрана. Но и они, тем не менее, не были уникальны для Кумрана. Бар-Натан отметила в целом относительную редкость такого кувшина для периода Второго Храма.[36] О некоторых из рассмотренных подобных фляг из Масады Бар-Натан написала, что «кажется, что эта группа фляг была привнесена (или украдена) из области Кумрана и, возможно, также из равнины Иерихона».[37]

Водоемы

Несколько больших ступенчатых водоемов, которые являются характерной особенностью Кумрана, рассматривались учеными как миквы. Это согласуется с религиозной моделью поселения. Но есть трудности в таком понимании задач водоемов. Вода в Кумране прибывает лишь два раза в год, поэтому она была одним из наиболее ценимых предметов потребления, а водное регулирование является неотъемлемой частью жизнедеятельности людей; именно это объясняет многочисленные водоемы и каналы.

Если бы большие водоемы были миквами, то вода в них была бы стоячей, становясь все более грязной из-за ритуального купания в течение года, также она была бы нечасто пополняема. Вопрос назначения водоемов все еще окончательно не решен. Катарина Галор (Katharina Galor) предлагает смешанное использование ступенчатых водоемов: и для ритуальных целей, и для сохранения и накопления воды.[38] Согласно выводам израильских археологов Магена и Пелега, глина, найденная в водоемах использовалась также для пополнения запасов сырья при производстве глиняной посуды.[39]

Нумизматические исследования

Монеты Кумрана — одна из самых важных групп первичного освидетельствования этого участка. Большая часть того, что было написано о хронологии и исторических периодах Кумрана, была основана на сообщениях и лекциях Ролана де Во в 1961 году, расшифрованных лишь в 1973 году.[40] Предварительный список бронзовых монет Кумрана наряду с полевым дневником де Во был издан в 1994 году на французском языке, на немецком языке в 1996 году и на английском — в 2003.[41]

Первая реконструкция бронзовой чеканки Кумрана, включая полный каталог монет с обновленными и перекрестными ссылками, была сделана Кеннетом и Миной Леннквистами (Kenneth Lönnqvist, Minna Lönnqvist) в 2005 году.[42] Но уже в 1955 году три очень важных клада серебряных монет были найдены в Кумране. Первые серебряные монеты были описаны Марсией Шарабани (Marcia Sharabani) в 1980 году.[43], последние — Кеннетом Леннквистом в 2007 году.[44]

Бронзовая чеканка

Раскопки де Во обнаружили в Кумране примерно 1250 монет (569 серебряных и 681 бронзовых). Сегодня некоторые кумранские монеты утеряны, а некоторые партии монет перепутаны. Следует отметить однако несколько особенностей находок.

Прежде всего, это достаточно большое число монет, найденных на участке, что заставляет отнести монеты к эллинистическому и римскому периодам и предположить, что жители Кумрана не были сообществом бедных и изолированных людей. То, что поток наличных денег в Кумране, возможно, был достаточно большим в 1-ом столетии н. э., едва ли удивляет. Данные археологические находки говорят о бытовавшей в Кумране торговле предметами роскоши, например, красивыми сосудами в форме стакана. Такие стаканы могут быть определенно отнесены к этому периоду.

Форма монет Кумрана отражает изменения роли денег в экономической системе в течение приблизительно от 150 г. до н. э. до 73 г. н. э. Примечательно, что количество монет, найденных в Кумране предполагает, согласно нумизматическим правилам потери и выживания древних монет, что здесь, возможно, имело место хождение миллионов бронзовых монет. Некоторые бронзовые монеты, идентифицированные как кумранские, могут быть датированы вторым и третьим годами Великого восстания; это указывает, что участок был в использовании еще в 68 г. н. э. и был разрушен после 70 г. н. э., возможно только в 73 г.н. э.[45][46]

Специфический ряд монет Кумрана этого периода заканчивается набором бронзовых монет, чеканившихся в 72-73 г.г. н. э. в Ашкелоне, городе, который послал вспомогательные войска, чтобы помочь римской армии в Иудейской войне (66-73 г.г. н. э.). В 73 г.н. э. римляне штурмовали крепость Масада, расположенную на западном берегу Мертвого моря. Более чем вероятно, что Кумран был разрушен в это то же самое время, так как монеты находят на окраине участка, причем вместе с теми же самыми специфическими бронзовыми монетами, чеканившимися в Ашкелоне.

Серебряная чеканка

Представление большой части серебряных монет в 2007 году вызвало новые интерпретации относительно важности, хронологии и значения монет. прежде всего, недавно идентифицированные монеты в серебряных кладах показывают самую раннюю дату складирования запасов монет: 52-66 годы н. э. Но археологическая и нумизматическая природа складирования серебряных монет показывает, что они, возможно, были складированы лишь в начале 3 века н. э. Последняя монета этого клада принадлежит римскому императору Каракалле и доставлена из римского монетного двора (206—210 годы н. э.).

Выдвинуто новое предположение о том, что серебряные запасы монет из Кумрана могут быть связаны с римскими военными кампаниями в данной области, поскольку они отображают ситуацию начала 3 века н. э. Например, возможно, что серебро было частью римских армейских платежей, сделанных войскам местного гарнизона. Исследования регистрации и документирования запасов серебряных монет Кумрана в 2006—2007 годах показали, что они были из групп или партий, которые прошли лишь в немногих или в одной, единственной большой выплате. Эта выплата, возможно, выполнена римским монетным двором, банком или администрацией как оплата услуг римской армии. Новые свидетельства опровергают возможность того, что серебряные монеты были взяты у индивидуумов, например, в качестве налоговых платежей, или что Кумран сам был региональным ‘налоговым домом’.[47]

Таким образом, анализ серебряной чеканки, выполненный в 2007 году, противоречит первоначальным данным де Во, Сейринга (Seyrig) и Спайкермана (Spijkerman), так же, как и работам Роберта Донкила.[48] Донкил был удивлен, когда в музее Аммана были обнаружены не зафиксированные ранее монеты, особенно динарии императора Траяна.

По поводу этих монет Донкил написал: «…Предварительный анализ монет, найденных в Аммане, имеет несколько неожиданностей: деньги представляются нам динариями Траяна. Мы сделали параллельное наблюдение над монетами, найденными в Иерусалиме. К счастью мы располагаем для сравнения своими списками (Сейринга), представленные фотографиями …». Отчеты музея Аммана о монетах Кумрана и сумках, в которых монеты хранились, делают предпочтительной гипотезу о том, что эти монеты являются римскими монетами 2-ого и 3-его веков н. э. в сравнении с гипотезой о финикийском серебре.

Кроме того, новые исследования[49] не поддерживают дату 9-8 веков до нашей эры. Идентификация запасов серебра Кумрана предлагает, что три клада были захоронены в одно и тоже время, не ранее 52-53 г. н. э.

Но доказательством того, что дата захоронения трех серебряных кладов монет в Кумране — 3 век — возможна, является очень необычный тип клада монет, найденного у Айн-Ханазив (Ain Hanaziv) в Иорданской долине в начале 1960 г., о чем было сообщено в израильском Нумизматическом бюллетене.[50] Клад охватывал сотни лет, начиная с эпохи Селевкидов и кончая временем Септимия Севера (193—211). Поэтому требование атрибутирования кладов серебра более ранней датой ненадёжно и противоречит первой полной регистрации запасов серебра Кумрана, сделанной в 2007 году Леннквистом, включавшей фотографирование кладов монет и сравнение с монетами из других кладов.

Население Кумрана

Одна важная проблема для понимания феномена Кумрана — реалистическое исчисление населения. Используя оценки, основанные на размере кладбища и средней продолжительности жизни, де Во вычислил, что число жителей «не может сильно превышать двухсот человек».[51] Он отметил также «явную непропорциональность между числом могил и числом жителей».[52] Предметом его размышлений была также проблема: использовались ли пещеры в качестве жилья для этих примерно 200 жителей.

Милик (J.T. Milik) несколькими годами ранее принял оценку между 150 и 200 человек, как среднее число жителей, принятое в сопоставлении с населением монастыря Мар Саба, который насчитывал 150 монахов (9-ый в.) и оценки Иосифа Флавия, насчитавшего всего, в сумме, 3000 ессеев, из которых в Кумране «по крайней мере 5 % жили строгой монашеской жизнью».[53] Лаперроузаз (E.M. Laperrousaz) оценил число жителей выше: 1428.[54]

Маген Броши (Magen Broshi), анализируя размер помещения L77, которое он называет актовым залом, прикинул, что примерно 120—150 человек могли сидеть в этой комнате, к этому он добавил несколько десятков кандидатов, подводя это число к немногим более чем 170 индивидуумам.[55] С 1983 до 1987 годы Йосеф Петрич (Joseph Patrich) выполнил археологические раскопки вокруг Кумрана и его пещер. Он пришел к идее, что пещеры могли быть «магазинами и укрытиями». Петрич считал, что местное население исчислялось лишь 50-70 человеками.[56] Маген Броши и Ханан Эшель, посещая пещеры и территорию вокруг Кумрана в 1995—1996 годах повторно, позже указали, что оценка Петрича была даже слишком высока, и что в Кумране могло жить только 12-20 человек.[57]

Петрич, ожидая публикации Броши и Эшеля сомневался в возможности того, что было «значительно больше пригодных для жилья пещер», указывая на нехватку путей и подходящего ландшафта. Он вернулся к числу «в несколько десятков жителей, самое большее 50 человек».[58]Джоди Магнес (Jodi Magness) приняла оценку Броши, добавляя, что «это число согласуется лучше, чем более низкие оценки в связи с наличием более чем 1000 обеденных тарелок в кладовой (помещение L86)».[59] Исходя из плотности населения в других древних поселениях, Ицхар Гиршфельд (Yizhar Hirschfeld) оценил население Кумрана следующим образом: «Если мы используем нижнее значение плотности: 15 человек на 1000 м², выясняется, что в период Хасмонеев только примерно 20 человек могли занимать территорию Кумрана.[60]

Ицхак Маген и Ювал Пелег (Yuval Peleg) подключились к обсуждению проблемы — как можно было прокормить такое количество членов общины: «Если бы мы примем предположение, что секта жила в Кумране примерно в течение 170 лет, мы можем ожидать находок очень большого числа горшков для варки пищи».[61] Популяционный вопрос — сложная проблема, что подтверждается вышеупомянутыми рассмотрениями. Много зависит от интерпретации местоположения двух помещений в Кумране, называемых „столовой“ и „кладовой“. Споря с очевидно завышенной высокой оценкой Лаперроузаза, многие предположения останавливаются на числе жителей в пределах 20 — 200 человек, живших в самом Кумране и вокруг него.

Рукописи и их изучение

Основная статья: Кумранские рукописи

В 1947—1956 гг.. было найдено почти 900 свитков, и были предприняты обширные раскопки поселения.

Интерпретация археологических находок в свете сообщений древних авторов, в частности Плиния Старшего, позволила определить Хирбат-Кумран как центральное поселение религиозной еврейской общины, близкой к ессеям. Некоторые учёные предложили нерелигиозные интерпретации, например, что это был Хасмонейский форт, позже превратившийся в виллу богатой семьи или производственный центр, возможно, завод керамики или что-то подобное.

Большинство свитков было найдено в пещерах вокруг поселения, но некоторые — внутри поселения. Одни ученые утверждали, что пещеры являлись библиотеками общины. Другие ученые полагают, что некоторые пещеры также служили убежищами для жителей этой местности.

Древние поселения в Кумране

Древнейшее поселение на территории Хирбат-Кумрана датируется 8-6 вв. до н. э. К этому периоду относится глубокая круглая водосборная цистерна, которая в последующие века была включена в сложную систему водопроводов и водосборников. Поселение этого периода связывается исследователями с упоминаемым в Библии (II Хр. 26:10) строительством в пустыне при иудейском царе Уззии. Некоторые исследователи полагают, что эти руины в Хирбат-Кумране идентичны городу Ир hа-Мелах (`город соли`; ИбН. 15:62).

Особый интерес представляют руины поселения эпохи Второго храма. Около 130 г. до н. э., во время правления Иоанна Гиркана была очищена круглая водосборная цистерна, рядом с которой были построены два прямоугольных водоема и жилые помещения, а также две печи для обжига керамики.

Несколько позднее (около 100 г. до н. э.) площадь поселения была расширена: были возведены двух- и трехэтажные строения и создана сложная система водоемов, соединенных каналами. Вода поступала по акведуку из вади Кумран, где была построена плотина, задерживавшая воду в период зимних дождей. Это поселение было разрушено сильным пожаром и землетрясением (возможно, известным землетрясением 31 г. до н. э.; Флавий, Древ. 15:121; Война 1:370).

Новый комплекс построек (восходит, видимо, к 4-1 гг. до н. э.), укрепленный против разрушительного действия землетрясений, просуществовал до Иудейской войны I и был разрушен римлянами в 68 г. н. э. В этом новом комплексе главное здание представляло собой четырехугольное строение из крупных нетесаных камней с массивной башней в северо-западном углу. В здании было несколько больших комнат, служивших, по-видимому, местом собраний и совместных трапез. К самой большой комнате на южной стороне примыкало небольшое помещение, где хранилось более тысячи глиняных предметов кухонной и столовой утвари.

Возможно, эта керамика производилась на месте, поскольку при раскопках была обнаружена прекрасно сохранившаяся гончарная мастерская с печами для обжига и бассейном для приготовления и хранения гончарной глины. Одна из комнат в юго-западной части постройки служила, по-видимому, помещением для писцов. Были обнаружены мельницы, закрома, печи для выпечки хлеба, прачечная, стойла, плавильные печи, мастерские. Все это показывает, что жители поселения стремились к максимальному самообеспечению, занимаясь земледелием, скотоводством и разными ремеслами.

Были найдены сосуды, миквы, водоемы, кладбища, а также различные помещения: обеденный зал, зал для приемов гостей, развалины верхнего этажа, предназначенного для переписки рукописей, печи для обжига глиняной посуды, башня и др. Среди строений не обнаружены спальни; ими, по-видимому, служили близлежащие пещеры и шатры.

К востоку от Хирбат-Кумрана расположено кладбище (около 1000 могил). Захоронения ориентированы головой на юг; мужчины похоронены отдельно от женщин и детей. Керамика, найденная в могилах, свидетельствует о том, что погребения относятся к тому же времени, что и существование общины, населявшей Хирбат-Кумран. Большинство могил содержат останки мужчин, но есть и женские захоронения, некоторые могилы могут быть отнесены к средним векам. Лишь небольшая часть могил обследована, так как, согласно еврейскому закону, раскопки кладбищ запрещаются.[62] Одна из гипотез ученых утверждает, что это захоронения умерших сектантов, в то время как другая — что тела были принесены в Кумран, так как похороны здесь легче, чем в других, более скалистых местах.[63]

В целом хронология заселения Хирбат-Кумрана, устанавливаемая по археологическим данным (главным образом монетам), полностью согласуется с хронологией найденных поблизости свитков Мертвого моря, определяемой палеографически.

После Иудейской войны в Хирбат-Кумране около 20 лет (приблизительно до 90 г. н. э.) стоял римский гарнизон. Во время Бар-Кохбы восстания еврейские повстанцы превратили Хирбат-Кумран в одну из своих баз.

Кумранская община

Файл:Kumrán mapa.jpg
Расположение Кумрана на карте Израиля

Кумранская Община — еврейская религиозная секта, проживавшая в районе Кумрана с 1 в. до н. э. вплоть до разрушения поселения римлянами во время Иудейской войны I.

Принадлежность кумранской общины

Следы поселений кумранской общины обнаружены также в близлежащих оазисах Эйнот-Цуким и Эйн-ал-Хувейр. По оценкам, численность кумранской общины вряд ли превышала 400 человек. Большинство исследователей отождествляет кумранскую общину с ессеями, описываемыми Иосифом Флавием, но, возможно, что это две родственные, но не тождественные секты.

Некоторые ученые отождествляют кумранскую общину с сектой Магария), относимой также к ессеям. Самоназвания кумранской общины: яхад (`единство`), бней ор (`сыны света`), адат бхирав или бхиро (община `Его избранников` или `Его избранника`). Обнаруженные в пещерах Кумрана рукописи проливают свет на идеологию и общественное устройство секты.

Идеи кумранской общины

Кумранская община была крайним ответвлением течения, распространившегося в Иудее в конце эпохи Второго храма и характеризовавшегося ощущением приближения „конца дней“, когда зло будет искоренено в мире и Израиль освободится от чужеземного ига. Перед наступлением „конца дней“ Бог создаст (или уже создал) общину Своих избранников, которые спасутся от Его гнева, обрушенного на большинство человечества, находящегося под властью Блияала.

Эти взгляды, широко распространенные в еврейском обществе той эпохи, были развиты кумранской общиной в аскетическое дуалистическое учение эсхатологического толка. В знак резкого несогласия с религиозно-политическим и храмовым руководством (в том числе, с фарисеями), относимым ими к „людям кривды“, „толкователям скользкого“ и „сынам тьмы“, члены кумранской общины уединились в пустыне, следуя наставлению Исайи „в пустыне проложите путь Господу“ (40:3).

Многие из текстов, найденных в пещерах, описывают общепринятые еврейские верования и практики, в то время как другие тексты говорят об отклонениях и уникальных интерпретациях меньшинств и их практиках. Некоторые ученые полагают, что часть этих текстов описывают верования жителей Кумрана, которыми, возможно, были ессеи, другие предполагают Кумран убежищем сторонников традиционного священнической семьи потомков Цадока, скрывавшихся от Хасмонеев. Литературные тексты, изданные в 1990-х годах, пытаются описать причины для создания сообществ, некоторые из которых напоминают саддукейские и ищут для этого аргументы в Талмуде.[64]

Согласно учению секты, Бог наделил человека двумя противоположными началами — духом праведности и духом беззакония, которые ведут борьбу в душе каждого человека. Вследствие этого все человечество распадается на два антагонистических лагеря — „сынов света“ (члены секты) и „сынов тьмы“ (все остальное человечество). Дуализм носит, однако, чисто этический и эсхатологический характер: „ангелы тьмы“ с Блияалом во главе владеют „сынами тьмы“, но подчинены Богу (временно давшему им силу) так же, как и „князь света“, господствующий над „сынами света“.

Борьба между духом праведности и духом беззакония закончится лишь с наступлением „конца дней“, когда Бог искоренит дух беззакония. Тогда „сыны праведности“ получат вечное вознаграждение, а „сыны беззакония“ — вечное наказание. Цель вступления в кумранскую общину — решительный разрыв с „людьми тьмы и погибели“, с „царством Блияала“ и, таким образом, достижение спасения.

В документах кумранской общины нет четкого различия между эсхатологическим спасением и вступлением в общину; фактически, спасение уже дано Богом людям в виде кумранской общины. Идея избранничества логически вытекает из дуалистического мировоззрения: праведные „сыны света“ избраны Богом для спасения (в произведениях кумранской общины они часто именуются бхирей-Эль, как и сама община — адат бхирав или бхиро; см. выше), а „сыны тьмы“ отвергнуты Богом — „Он не избрал их издревле“. Но это предопределение не исключает свободы выбора для человека.

Духовный вождь общины

Важное место в идеологии кумранской общины занимает образ Учителя праведности (море hа-цедек), который был, по всей видимости, организатором общины. Он никогда не называется собственным именем, и все попытки идентифицировать его с какой-либо исторической личностью остаются спекулятивными; возможно, что это религиозный лидер, упоминаемый только в литературе кумранской общины.

Имя „Учитель праведности“, возможно, возникло под влиянием стихов Хош. 10:12 или Иоэля 2:23. Согласно сочинениям кумранской общины, Бог „вспомнил о своем завете с патриархами и решил сохранить оставшихся для Израиля“. Эти „оставшиеся“ двадцать лет бродили, подобно слепцам, не знающим дороги, пока Бог не призрел их — „ибо они искали Его с чистым сердцем“, — дав им Учителя праведности, „чтобы вел их Его путем“ и „чтобы дать знать… что Он намерен сделать с последним поколением“.

Учитель праведности дал членам организованной им общины „новый“ завет (который кумранская община ежегодно обновляла на особой церемонии; см. ниже). Слова Учителя праведности были для членов общины гласом Божьим, и внимающих им ожидало воздаяние конечным спасением. Сам Учитель праведности рассматривался как готовящий путь мессианской эпохе, однако не как мессианская личность.

Подготовка к концу света

В „конце дней“ кумранская община ожидала появления еще одного (или возвращения на землю того же) Учителя праведности, на этот раз — в сопровождении Мессии (Учитель праведности, таким образом, был его предтечей типа библейского пророка Элияhу).

Эсхатология кумранской общины предусматривает пришествие двух аггадических мессий — „от Аарона“ и „от Израиля“ (то есть из дома Давида), причем мессия-священник, как кажется, стоит выше мессии — сына Давида. В других текстах кумранской общины говорится, однако, лишь об одном мессии. Примечательно, что в одном из текстов мессия назван „порождением (молад) Божьим“.

В конечном итоге, к „сынам света“ присоединится „весь Израиль“. Им предстоит сорокалетняя эсхатологическая война со всем остальным миром, в ходе которой все враги Израиля будут повержены. Победа будет ниспослана Богом, но упор делается на усилия людей, мужество и воинское искусство „сынов света“. Война представляется по образцу древнего института священной войны: от воинов требуется строжайшее соблюдение ритуальной чистоты, священники будут сопровождать воинов в сражениях, благословлять их и подавать боевые сигналы своими трубами.

Другим важным образом литературы кумранской общины является Порочный (или Нечестивый) жрец, антипод и гонитель Учителя праведности. По всей видимости, Порочный жрец — один из хасмонейских царей, принявших сан первосвященника. Поскольку кумранская община считала первосвященство исключительной прерогативой дома Цадока, любой первосвященник другого происхождения был для нее „порочным“, то есть узурпатором.

Правила жизни общины

Мировоззрение секты стало основой ее образа жизни, предусматривавшего тщательное выполнение религиозных предписаний, обрядов и особое внимание к ритуальной чистоте. Кумранская община следовала собственной hалахе, не всегда совпадающей с общепринятой. В частности, заметна тенденция к ригоризму. Кумранская община признавала храмовую службу обязательной, однако отмежевывалась от современного ей Храма, „погрязшего в грехе“; в будущем, когда Храм очистится, секта будет проводить храмовую службу, а до тех пор она рассматривала себя как храм, а свою общинную жизнь — как имеющую сакральный смысл, равнозначный жертвенному культу.

Из Устава общины явствует, что ее жизнь строилась на коллективистских началах. Вступавший в общину обязывался отдать ей все свои „знания, силы и имущество“. До принятия он подвергался проверке „назначенным возглавлять рабим“ (см. ниже), который также вводил его в курс законов и установлений кумранской общины. После того, как желающий вступить в общину удовлетворительно ответил на вопросы членов общины на общем собрании, ему назначали двухлетнее испытание.

По окончании первого года, в течение которого он не имел права участвовать в совместных трапезах и трудовой деятельности общины, а имущество его не „смешивалось“ с общинным, собрание вновь проверяло его „дух и деяния“ и голосованием решало, допустить ли его ко второму году испытательного срока. Лишь по истечении второго года, после новой проверки и нового утвердительного решения, кандидат становился полноправным членом общины, и его имущество переходило и общее владение.

Прием новых членов сопровождался торжественной церемонией, видимо, в праздник Шавуот или Йом-Кипур. К тому же дню приурочивалась, по-видимому, проверка „разумения и деяний“ всех членов общины, и это праздновалось как День обновления завета.

Структура общины

Кумранская община подразделялась на коhенов, левитов и народ (слово „левиты“ иногда заменяется словом „старейшины“). Полноправные члены общины назывались, видимо, „старшими“ — рабим (ср. рав, рабби). Судя по всему, коhены занимали руководящее положение. В распределении мест за столом и в последовательности выступлений на общих собраниях рабим соблюдалась иерархия возраста, чина и стажа пребывания в кумранской общине, согласно формуле „меньший да слушает большего“. Однако важнейшие вопросы решались, по крайней мере, формально, большинством голосов.

Основной структурной единицей кумранской общины была „десятка“, в состав которой входил коhен. В Уставе упоминаются также „пятидесятки“, „сотни“ и даже „тысячи“ (что не могло соответствовать реальной численности общины). Рабочим органом кумранской общины был, по-видимому, Совет общины (ацат hа-яхад), состоявший из „12-ти мирян и трех коhенов“.

Суд вершился общим собранием. Упомянуты также три должностных лица: „надзирающий“ (hа-мевакер) над рабим — лицо, видимо, ведавшее административными и религиозными функциями и, возможно, председательствовавшее на общих собраниях, „надзирающий над работой рабим“, занимавшийся хозяйственными, трудовыми и, вероятно, также финансовыми делами общины, и „назначенный (hа-пакид) возглавлять рабим“, который, очевидно, проверял „разумение и деяния“ желавших вступить в общину.

Повседневная жизнь

Жизнь и поведение членов кумранской общины регламентировались до мельчайших деталей. Устав предписывал каждой „десятке“ постоянно иметь сменяющих друг друга наставников, „толкующих Учение денно и нощно“, а членам общины бодрствовать „треть всех ночей года, чтобы читать Книгу и толковать Закон“. Обязательный для всех членов кумранской общины физический труд, по-видимому, длился с восхода до заката солнца с перерывом для совместной трапезы. День завершался общим ужином. На этих трапезах коhен первым благословлял „хлеб и виноградный сок“.

Основными занятиями были земледелие (включая садоводство), скотоводство и различные ремесла. Пожилые люди выполняли посильные общинные обязанности и повинности. Были установлены меры наказания за проступки: уменьшение количества пищи, или временное отстранение от участия в торжественных обрядах, или изгнание из общины. Тяжелыми проступками считались, кроме отступничества и сомнений в правоте Устава, также проклятие и оскорбление товарища, обман в имущественных делах общины, отлучка с собрания, непристойное поведение (в том числе громкий смех) и т. п.

Календарь кумранской общины, основанный на указаниях апокрифов — Юбилеев книги и книги Эноха — состоял из 364 дней (52 недели); каждый праздник приходился на определенный день недели (расхождения с лунно-солнечным еврейским календарем периода Второго храма, возможно, как-то регулировались). Кроме праздников Песах (15 нисана, приходившееся по кумранскому календарю всегда на четвертый день недели), принесения омера (26 нисана вместо 16-го, — на первый день недели), Шавуот (15 сивана вместо 6-го — на шестой день недели), Йом-Кипур (10 тишрей — на шестой день недели), кумраниты отмечали еще дни „нового вина“ (моэд hа-тирош; 3 ава) и „нового елея“ (моэд hа-ицхар; 22 элула). О Дне обновления завета см. выше.

По всей видимости, кумраниты не совершали жертвоприношений, поскольку считали Храм оскверненным нечестивыми коhенами, а совершать этот обряд можно было „только на месте, которое изберет Господь“ (Втор. 12:13-14), то есть в Иерусалиме. Твердо веруя в возобновление жертвоприношений после победы над „сынами тьмы“ и очищения Храма, кумраниты временно заменяли их „деяниями Закона“ — благочестивыми делами и богоугодной обрядностью. Большое значение приписывалось ежедневным многократным ритуальным омовениям, требующим предварительного „очищения души“. Некоторые совместные трапезы носили определенно сакральный характер.

В Уставе общины не упоминается о браке и семейной жизни, но и требования безбрачия в литературе кумранской общины нет. В некрополе Хирбат-Кумрана (а также в Эйн-ал-Хувейре) найден ряд женских и детских захоронений (впрочем, некоторые захоронения могут относиться к временам средневековья). В некоторых произведениях кумранской общины (например, в Дамасском документе), повествующих о жизни вне узких общинных рамок, моногамный брак признается обязательным.

В фрагментарных списках Дамасского документа говорится о группе людей, называвших себя „сыны Цадока“ и ушедших из Иудеи „в страну Дамасскую“ (отсюда название документа), хотя далеко не ясно, имеется ли в виду реальный город в Сирии. Члены этой группы также были последователями Учителя праведности, однако образ их жизни (частная собственность, не совместные труд и трапезы, нормальное супружество) не являлся отшельническим и вряд ли был связан с условиями пребывания в пустыне.

В начале 21 века британский археолог Эндрю Гамбел провёл исследование в Кумране и выяснил, что на жизни общины очень плохо сказались неверно понятые правила ритуальной чистоты. Правило оправлять естественные нужды в строго определённом месте и тут же закапывать нечистоты привело к развитию в почве на этом участке кишечных паразитов в опасной концентрации.

До сих пор этот участок земли кишит опасными микробами и личинками глистов — в отличие от совершенно чистых соседних пространств. Поскольку многие члены общины ходили босиком, паразиты постепенно проникли в организмы всех, заразив питьевую воду и посуду.[65]

Некоторые рукописи кумранской общины — в том числе Дамасский документ — были, видимо, обнаружены еще в средние века и, возможно, оказали влияние на учение ранних караимов. Сведения, полученные при изучении кумранской общины и ей подобных сект, имеют огромное значение и для решения вопроса о зарождении христианства.

Обсуждение гипотезы ессейского Кумрана

Ранние предположения

Со времени предположений де Во (см. выше) было лишь немного серьезных критических вызовов относительно его интерпретации территории Кумрана. В то время как археолог Лаперрузаз[66][67] предложил несколько далеких друг от друга вариантов, члены команды де Во следовали приблизительно за своим учителем.

Другие ученые также предложили иные интерпретации (Анри де Медичи,[68] Соломон Цейтлин[69] и Драйвер[70]), однако их исследования пока не получили должной оценки.

В 1960 году Карл Генрих Ренгсторф (Каrl Heinrich Rengstorf) предложил, что свитки Мертвого моря не были изготовлены в Кумране, а были привезены из библиотеки иерусалимского Храма[71] (это предположение Ренгсторфа стало очень популярным, так как кумранские материалы раскопок были внесены на общественное обсуждение лишь в 1992 году.[72]).

В 1980 году Чарльзворф (J.H. Charlesworth) предположил, что Кумран был разрушен во время Парфянской войны 40 г. до н. э.[73]

Более поздние суждения: за идею секты

Полевые записки де Во[74] были опубликованы Жаном- Батистой Хумбером. Он предложил комбинированное решение суждений о Кумране. Хумбер считал, что данный участок был первоначально создан как вилла, но затем он был оставлен и был повторно занят ессеями в конце 1-ого в. до н. э. Хумбер утверждал также, что, возможно, участок был запрещен для паломничества во время паломнических праздников в Иерусалиме.[75]

Минна и Кеннет Лоннквисты привнесли в исследования Кумрана новый подход, основанном на контекстной археологии с пространственными исследованиями и интерпретацией символического языка археологических данных. При этом были преодолен чисто археологический контекст вне его идеологического понимания. Лоннквисты предположили, что расположение поселения и могил в нем показывают приверженность жителей к продуманной, специально разработанной схеме, основанной на календаре. Они утверждали также, что поселение и кладбище связаны с двумя факторами: со свитками Мертвого моря и с проессейской группой, которая, по мнению Лоннквистов, имеет близкие параллели с группой «терапевтов» — аскетов, живших в 1 в. н. э. недалеко от Александрии.[76]

Роберт Каргилл (Robert Cargill) предположил, что Кумран был хасмонейской крепостью, что не противоречит идее неоднократного занятия участка группой еврейских сектантов. Каргилл предположил, что Кумран был построен как форт Хасмонеев (см. ниже), позже оставленный, а затем повторно занятый еврейскими поселенцами, которые расширили участок хозяйственным, невоенным способом, и которые стали инициаторами написания и схрона Свитков Мертвого моря.[77][78]

Более поздние суждения: против идеи секты

Были также ученые, бросившие вызов результатам находок де Во. Они не соглашались с интерпретацией Свитков Мертвого моря как чисто археологических находок. Они утверждали, что история Кумрана должна трактоваться без влияния на нее Свитков Мертвого моря. Различные интерпретации привели и к другим, самым различным заключениям о Кумране, в том числе:

  • Кумран как крепость;
  • Кумран как вилла;
  • Кумран как коммерческий центр;
  • Кумран как часть Иорданской долины.

Кумран как крепость

Песах Бар-Адон (Pessach Bar-Adon) предположил, что Кумран был крепостью. Используя данные, полученные де Во, и результаты собственных раскопок в Айн эль-Гувер (Ain el-Ghuweir) в 15 км к югу от Кумрана, а также данные Вениамина Мазара (Mazar) Бар-Адон писал: «Эти крепости принадлежали Йоханану Гиркану, который нуждался в сильной, всесторонней системе защиты с жизненно важными водными источниками, сельскохозяйственными угодьями и др. Он превратил Кумран и другие близлежащие земли в оазис, передал их в собственность царя, а арендаторов этих земель стал считать исполнителями своих стратегических планов».[79]

Норман Голб предложил, чтобы поселение Кумран было определено как крепость и привел свои доводы для этого мнения, он также был убежден, что Кумран не был местом дислокации сектантских групп и что на этом участке вообще не было сектантов. Как и Ренгсторф, он считал, что Свитки были написаны в Иерусалиме, но, в отличие от Ренгсторфа, Голб утверждал, что свитки привезли из различных библиотек Иерусалима и были спрятаны в пещерах евреями, бежавшими от римлян во время восстания.[80]

Кумран как вилла

Роберт и Полин Донкил (Donceels) сосредоточили свои исследования на неописанных де Во артефактах: стеклянная посуда (55 экземпляра), керамические изделия (53), металлическое оборудование и монеты. Вопреки представлениям о том, что жители Кумрана были бедными людьми, Донкилы предположили, что эти жители были торговцами со связями с высшим сословием и богачами Иерусалима. Они считали, что Кумран был виллой или поместьем богатой семьи из Иерусалима.[81][82] Эрик Мейерс (Eric Meyers) позже подтвердил это: «Я соглашусь, что мои посещения (Кумрана) также подтверждают это.»[83] Рашель Бар-Натан поддержала эту точку зрения.[84]

Кумран как коммерческий центр

То, что модель виллы получила сравнительно мало поддержки, привело к попыткам другого объяснения. Лина Кансдэйл (Lena Cansdale) и Алан Краун (Alan Crown) утверждали, что поселение было укрепленной дорожной станцией и городом-портом на берегу Мертвого моря, то есть данный участок фактически был коммерческим центром (или большим хранилищем-складом) на главном торговом пути между севером и югом.[85]

Хиршфельд утверждал, что Кумран сначала был крепостью Хасмонеев, но затем (во времена Ирода) стал укрепленной торговой станцией.[86][87]

Маген и Пелег сосредоточили свои 10-летние раскопки на обширной водной системе Кумрана. Они признают, что участок был первоначально «передовым военно-полевым фортом», но, пишут они, затем участок был занят производством глиняной посуды, а водная система использовалась для подведения воды для этого производства.[88] Но после анализа образцов этой глины было установлено, что она не соответствует найденной здесь глиняной посуде.[89][90]

Кумран как часть Иорданской долины

Рахель Бар-Натан возражает против того, что столовая посуда, найденная в Кумране указывает на какую-то секту, и говорит, что похожая глиняная посуда была найдена в Масаде, Иерихоне и других местах (см. выше).[91]

Дэвид Стэйси (David Stacey) утверждает, что поселение в Кумране было связано с колебаниями сезонного климата в Иерихоне. Он предположил, что из-за периодически возникавшего дефицита воды, участок служил лишь для сезонного производства кожи и глиняной посуды.[92]

Другие проблемы

Недавнее научное свидетельство, опубликованное Айрой Рабиным (Ira Rabin), Оливером Ханом (Oliver Hahn), Тимо Вольфом (Timo Wolff), Адмиром Масиком (Admir Masic) и Гизелой Вайнберг (Gisela Weinberg), обнаружило в чернилах «Свитка Благодарения» использование воды из Мертвого моря, и таким образом была продемонстрирована связь между территорией Мертвого моря и некоторыми свитками.[93]

Палеограф Ада Ярдени (Ada Yardeni)[94], проанализировав почерк множества рукописей из различных пещер (номера 1, 2, 3, 4, 6, 8, и 11), обнаружила лишь единственного человека — возможного писца, которого она назвала «писцом Кумрана».

Гили Кахила Бар-Гал (Gila Kahila Bar-Gal)[95] обнаружила использование для части Свитков Мертвого Моря кожи нубийского козерога, ареалом обитания которого были район горы Хермон и Голанские высоты, горы Негева и западный берег Мертвого моря, (но не район Иерусалима).

Фотографии

Файл:Kuneran3.jpg
Поперечный вид плато около поселения.

1. Если смотреть на восток от ущелья Кумран, посетитель увидит среди деревьев небольшой современный центр изучения Кумрана. Руины Кумрана могут быть увидены справа. Поселение было построено близко к морской стороне плато. Мертвое море формирует расплывчатый (туманный) фон. Сразу направо располагается Вади Кумран (Wadi Qumran) — проток, который является сухим большинство времени года. В тех редких случаях, когда идет дождь, он становится разрушительным, разрушившим ту сторону плато, на котором и был построен Кумран. В середине уцелевших остатков акведука может быть замечен канал, спускающийся к поселению. Этот канал мог снабжать Кумран высокоценимой здесь водой. В центре картинки расположена „Пещера № 4“, поставившая исследователям большую часть Свитков Мертвого моря.

Файл:Qumran.jpeg
Классическое представление Пещеры № 4.

2. Это — другое представление Вади Кумран, взятое с эспланады, примыкающей к южной стороне поселения Кумран. Пещера № 4 здесь может быть очень отчетливо увидена. Мы видим искусственное сужение пещеры спереди от наблюдателя. Несколько сотен свитков были найдены в этой пещере. Первый из них был найден местным бедуином в прошлом веке. Сзади пещеры на утесах может быть замечено начало канала.

Файл:Khirbet Qumrān 2.jpg
Первое представление поселения Кумран.

3. Подъем для всех, кто переходит из центра в угловую башню. Слева мы видим укрепление (опору, подпорку) башни. Это формирует северо-западный угол главного здания. Спереди — современный проход, который позволяет посетителям увидеть некоторые из особенностей водной системы. Сзади этого прохода можно увидеть акведук, который направлял дождевую воду на участок. В центре можно видеть собственно ущелье Кумран.

Файл:Qumran citerne locus 110.jpg
Пространство между двумя зданиями.

4. Главный канал продолжает свой путь вокруг круглого водоема перед изгибом на юг и в восточном направлении. Круглый водоем был первоначально построен в период железного века, т.о. это одна из самых старых построек в Кумране. Отметим, что в центре видно, что питающая вода стекала вниз в ступенчатый водоем (сооружение L117), расположенный сзади. В удалении виден навес.

Файл:Israel Qumran BW 4.JPG
Вид на запад от водной системы к утесам.

5. Здесь можно увидеть некоторую производственную установку, которая, возможно, была основанием печи. С левой стороны от нее видна плоская часть — место входа в ступенчатый водоем (L117). Ступени его спускаются влево. Главный водный канал может быть виден перед проходом. Сзади прохода — руины западного здания. Дальше их — акведук, который направлял дождевую воду к поселению.

Помещение, идентифицируемое как „помещение для переписки рукописей“ (L30)

6. При взгляде из башни на юг видна длинная узкая комната, построенная напротив внутренней стены западного крыла главного здания. Здесь де Во обнаружил две чернильницы и элементы, которые он интерпретировал как скамьи или столы для письма. Наибольший из них, после восстановления был 5 метров в длину, 40 сантиметров в ширину и только 50 сантиметров в высоту.[96] де Во упомянул эту комнату как „помещение для переписки рукописей“ и заключил, что Свитки Мертвого моря, возможно, были написаны здесь, но не все ученые соглашаются с этой интерпретацией. Почти все ученые, однако, знают, что некоторые из писем были найдены здесь, на полу этого сооружения (место 30). Несколько артефактов, в том числе алфавит, были найдены внутри и вокруг этого участка.[97]

Файл:Israel Qumran BW 5.JPG
Ступенчатый водоем (L56/58)

7. Для смотрящего с востока в сторону Мертвого моря этот ступенчатый водоем расположен непосредственно к югу от главного здания, в пределах главной южной стены. Первоначально он был одним длинным бассейном, затем его разделили на два, сделав западную половину (L56) по типу большинства других ступенчатых водоемов. Восточная часть (L58) была существенно углублена, что дало преимущество наклона. Конструкция объединенного водоема появилась уже после того, как водная система Кумрана была приподнята, что позволило передавать воду значительно дальше и открыло возможность для большей вместимости. Южный конец главного здания может быть виден слева. Между ним и стеной водоема есть канал, который подавал воду к другим ступенчатым водоемам (L48/49 и L71).

Файл:Qumran refectoire locus 77.jpg
Long room to the south of the main building. (L77)

8. При взгляде на юго-восток видна длинная узкая комната, построенная напротив главной южной стены. Столбы вдалеке натолкнули де Во на идею о том, что здесь был второй ярус, хотя никаких следов этого яруса не были найдены. Эту комнату де Во считал „столовой“, так как в смежной комнате, обычно называемой „кладовой“, были найдены более тысячи частей глиняной посуды. Эта глиняная посуда, полагал де Во, была предназначена для приготовления и приема „коммунальной“ пищи, хотя другие исследователи не были согласны с такой трактовкой. Фактические размеры и расположение комнаты допускают также, чтобы она была местом для сушки при производстве глины. То, что она вытянута на линии с возможным направлением солнечных лучей в летний период, говорит за эту теорию.

Файл:Qumran Locus 86.jpg
Комната с 1000 артефактами из керамики (L86/89)

9. Это помещение обычно называют „кладовой“. В южном конце этой комнаты Роланом де Во были найдены 708 шаров, 204 пластины, 75 кубков, 21 фляга, 11 кувшинов, другие вещи из керамики. Они были, в основном, аккуратно сложены. де Во полагал, что эта посуда использовалась для приема пищи в помещении L77, которое он называл „столовой“. Южный конец комнаты был отгорожен. Позже эта стенка разрушилась из-за землетрясения. Одной из интересных находок в этой комнате был шар, надписанный именем „Элиэзер“. В комнате сохранились также остатки двух пилястров.

Файл:Qumran miqveh est locus 48.jpg
Разрушенный водоем (L48/49)

10. Очень интересным оказались раскопки на восточной стороне главного здания растрескавшегося из-за землетрясения ступенчатого водоема. Далее на юг шел канал, который питал наибольшие из бассейнов Кумрана, разрушенные по той же причине (землетрясение). Некоторые ученые предположили, что они служили ритуальными бассейнами — миквами, из-за схожести с таковыми, найденными около Иерусалима,[98] но Катарина Галор (Katharina Galor)[99] и некоторые другие учёные не согласны с такой версией.

Файл:Qumran L-71 pool.jpg
Помещение номер 71.

11. При взгляде на юг можно увидеть длинное узкое помещение, вырытое в юго-восточной части поселения. Это — последний и наибольший бассейн в водной системе Кумрана. Здесь могло находиться до 300 кубических метров воды, больше чем в любом другом ступенчатом бассейне Кумрана.[100] Во время третьего периода, т.е после Восстания, трассировка водного канала была частично изменена из-за предшествующего разрушения, с тем, чтобы была возможность заполнения бассейна. Ученые дебатируют, была ли это миква, просто водоем или емкость для собирания глины.

См. также

Примечания

  1. J. E. Тэйлор, «Khirbet Qumran in the Nineteenth Century and the Name of the Site» стр 144—164. Cansdale 2000. Особенно стр. 633 относительно F. de Saulcy.
  2. B. Schultz « The Qumran Cemetery: 150 Years of Research» стр 194—196.
  3. См. стр. 66 в А. Isaacs. The Dead Sea: or, Notes and Observations Made During a Journey to Palestine in 1856—1857, (London: Hatchard and Son, 1857).
  4. См. стp. 416 в Finn, J., Byeways in Palestine (London: James Nisbet, 1868).
  5. См. стp. 161 в Masterman, E. W. G. «Ain el-Feshkhah, el-Hajar, el-Asbah, and Khurbet Kumrân» PEFQS 27 (1902): 160—167; 297—299.
  6. См. стp. 162 в Masterman, E. W. G. «Ain el-Feshkhah, el-Hajar, el-Asbah, and Khurbet Kumrân» PEFQS 27 (1902): 160—167; 297—299.
  7. Dalman, Г. Palästinajahrbuch des Deutschen evangelischen Instituts für Altertumswissenschaft des heiligen Landes zu Jerusalem. (Berlin: Ernst Siegfried Mittler, 1914), 9-11.
  8. См. cтp. 164 в Avi-Yonah, M. " Map of Roman Palestine, " Quarterly of the Department of Antiquities in Palestine 5 (1936): 139—196.
  9. Trever 1965, стp. 147.
  10. Trever. там же.
  11. Из Cargill, Robert R., Qumran through (Real) Time: A Virtual Reconstruction of Qumran and the Dead Sea Scrolls, Bible in Technology 1, (Piscataway, New Jersey: Gorgias Press, 2009), Plate 10.1.
  12. Eshel «A Note on Joshua 15:61-62 and the Identification of the City of Salt» стр 37-40.
  13. 16. Мagness 2000, стp. 713f. Автор отрицает Период Ia и разрыв между Периодами Ib и II.
  14. Hirschfeld, « Context», стp. 52f. Хиршфельд предложил новую периодизацию, основанную на анализе Humbert Revue Biblique. 1994. 209f.
  15. Возможно также, что так считали монахи в монастыре Butrus Sowmy of St Mark’s, см. Trever 1965, стp. 25.
  16. de Vaux 1973, стp. 104.
  17. Беляев Л.А. Христианские древности. — Москва, 1998. — С. 60.
  18. Беляев Л.А., Мерперт Н.Я. Глава № 4: Религиозные древности иудаизма и христианства // От библейских древностей к христианским. — М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2007. — С. 170. — 392 с. — (Bibliotheca Ignatiana). — ISBN 978-5-94242-036-9
  19. Murphy 2002, стр 293—294. Murphy Laperoussez, Qoumran, L’establissement essenien des bord de la Mer Morte: Histoire et archeologie (Paris: A.&J. Picard, 1976) 14 & 135.
  20. Steckoll, Solomon, «Preliminary Excavation Report in the Qumran Cemetery» Revue de Qumran 6 (1968) 323—344.
  21. Hirschfeld 2004, стp.
  22. Patrich 1995, стp. 93.
  23. Murphy 2002, стp. 294. Murphy цитирует A. Drori и др.: " Operation Scroll " на Двадцатой Археологической Конференции в Израиле, Итоги (Иерусалим: Общество Исследования Израиля, 1994) 12-17 [иврит].
  24. Strange, James F. «The 1996 Excavations at Qumran and the Context of the New Hebrew Ostracon». См. раздел «Свитки Мертвого моря: Археологические Интерпретации и Дебаты. Доклады Конференции Университета Брауна», 17-19 ноября 2002 года, редакторы Katharina Galor, Jean-Baptiste Humbert and Jürgen Zangenberg, 41-54. Studies on the Texts of the Desert of Judah 57. Leiden: Brill, 2005.
  25. Magen 2006, стp. 55.
  26. http://www.worldofthebible.com/archaeology.htm
  27. Magen, The stone vessel industry in the Second Temple period, 2002. Donceel & Donceel-Voute, 1994, стp. 12.
  28. Donceel, Donceel-Voute, 1994.
  29. См. Humbert «Reconsideration», 2003.
  30. Donceel & Donceel-Voute 1994, монеты: стp. 6; стекло и камни: стp. 12.
  31. Некоторые сообщения о стеклянных и каменных изделиях были опубликованы.
  32. Bar-Nathan 2006.
  33. Bar-Nathan 2006, стp. 275. и в других местах.
  34. Личные сообщения Y. Magen, Bar-Nathan 2006, стp. 275.
  35. Стp105-106, с фотографиями, «Иллюстрация 5. The wrongly dubbed Jericho 'Scroll' jar with handle.» in Jan Gunneweg and Marta Balla, "The Provenance of Qumran Pottery by Instrumental Neutron Activation Analysis, 99-108 in Bio- and Material Culture at Qumran, ed. J. Gunneweg et al. (Stuttgart : Fraunhofer IRB Verlag, 2006).
  36. Masada VII (Israel Exploration Society, 2006), стp. 43.
  37. Masada VII, стp. 43.
  38. Galor 2003, особенно стр. 317.
  39. Magen 2006
  40. На французском языке в R. de Vaux (1961), L’Archéologie et les Manuscrits de la Mer Morte. The Schweich Lectures of the British Academy 1959. Oxford, стp. 3-37. В английском переводе в R. de Vaux (1973) Archaeology and the Dead Sea Scrolls. The Schweich Lectures 1959, Исправленное издание в английском переводе. Oxford, особенно на стp. 33-41 и в др. местах.
  41. De Vaux 1994 = R. de Vaux (1994). Редакторы J.-B. Humbert, A. Chambon. Fouilles de Khirbet Qumrân et de Aïn Feshkha. Album de photographies. Répertoire du fonds photographique. Synthèse des notes de chantier du Père Roland de Vaux OP. Novum Testamentum et Orbis Antiquus, Series Archaeologica 1. Fribourg. De Vaux 1996 = R. de Vaux, F. Rohrhirsch and B. Hofmeir (1996) Die Ausgrabungen von Qumran und En Feschcha. Die Grabungstagebücher. Novum Testamentum et Orbis Antiquus, Series Archaeologica 1A. Göttingen. Humbert, Chambon and Pfann 2003 = J.-B. Humbert, A. Chambon and S. Pfann (2003) The Excavations of Khirbet Qumran and Ein Feshkha. Synthesis of Roland de Vaux‘s Field Notes. Novum Testamentum et Orbis Antiquus, Series Archaeologica 1B. Fribourg.
  42. K. Lönnqvist и М. Lönnqvist (2006) ‘‘The Numismatic Chronology of Qumran: Fact and Fiction’, The Numismatic Chronicle 166, London: The Royal Numismatic Society, стp. 121—165.
  43. Sharabani 1980 = M. Sharabani, ‘Monnaies de Qumrân au Musée Rockefeller de Jérusalem’, Revue Biblique 87, стp. 274-84.
  44. K. Lönnqvist (2007). The report of the Amman lots of the Qumran silver coin hoards. New Chronological Aspects of the Silver Coin Hoard Evidence from Khirbet Qumran at the Dead Sea. Amman 2007, стp. 1-72.
  45. Lönnqvist и М. Lönnqvist (2006) ‘The Numismatic Chronology of Qumran: Fact and Fiction’, The Numismatic Chronicle 166, London: The Royal Numismatic Society, стp. 21-165.
  46. Leonard, Robert D., 'Numismatic Evidence for the Dating of Qumran', The Qumran Chronicle 7:3/4 (1997), стp. 231.
  47. K. A. K. Lönnqvist (2009) New Perspectives on the Roman Coinage on the Eastern Limes in the Late Republican and Roman Imperial Periods. Saarbrücken 2009, стp. 222—227.
  48. Revue Biblique 99 (1992), стр. 559—560, номер 10
  49. K. A. K. Lönnqvist (2009) New Perspectives on the Roman Coinage on the Eastern Limes in the Late Republican and Roman Imperial Periods. [VDM Verlag Dr. Müller]. Saarbrücken 2009, монета No. 304.
  50. K. A. K. Lönnqvist (2009) New Perspectives on the Roman Coinage on the Eastern Limes in the Late Republican and Roman Imperial Periods. [VDM Verlag Dr. Müller]. Saarbrücken 2009, 155.
  51. de Vaux 1973, стp. 86.
  52. de Vaux 1973, стp. 56.
  53. Milik, 1959, стp. 97.
  54. Laperrousez, Qoumran, L’establissement essenien des штрек de la Мер Морте: Histoire и archeologie (Париж: A.&J. Picard, 1976), стр. 99-107.
  55. М. Broshi 1992, стp. 104.
  56. Patrich, 1994, стp. 93-94.
  57. Broshi,1999, стр 330—334.
  58. Patrich 2000, стp. 726. Статья формально вышла после публикаций Броши и Эшеля, но оказалась в прессе одновременно.
  59. Magness 2002, стp. 70.
  60. Hirchfeld 2004, стp. 65.
  61. Magen 2006, стp. 99.
  62. de Vaux 1973, стp. 45f. Автор отмечает, что было 1100 могил на основном кладбище. Но Kapera 2000, стp. 46, приводит доводы только в пользу 669 могил. Объективное рассмотрение отмечает, что более правы Де Во, Ешель, Ханаан, Маген Броши, Ричард Фрейнд и Брайен Шульц. См. „New Data on the Cemetery East of Khirbet Qumran“ DSD 9/2 (2002) 135—165.
  63. Stacey, Some Notes on the Archaeological Context of Qumran in the Light of Recent Publications
  64. Joseph M. Baumgarten, „The 'Halakha' in Miqsat Ma`ase ha-Torah (MMT).“ JAOS 116/3 (1996) 512—516). Автор предостерег от преждевременных предположений о саддукеях, как указывающих на идентичность. См. также Шофилд (Schofield), Элисон и Джеймс К. Вандеркам „Were the Hasmoneans Zadokites?“ JBL 124/1 (2005) 73-87, где показано, что идентичность с потомками Цадока не однозначна. Кроме того, саддукеи периода Второго Храма не полностью идентичны с талмудическим толкованием термина. В некоторых свитках „сыновья Цадока“ являются членами секты, но это не дает основание для названия всей секты.
  65. How toilet habits killed off Dead Sea Scrolls sect By Andrew Gumbel
  66. Qoumrân l’établissement essénien des bords de la mer Morte : histoire et archéologie du site / E.-M. Laperrousaz. Paris : A.&J. Picard, 1976.
  67. «Where Christ Himself may Have Studied: An Essene Monastery at Khirbet Qumran», Illustrated London News 227 September 3, 1955 стp. 379—381. де Во никогда не писал о Кумране как о монастыре, при этом он делал некоторые предположения об этом.
  68. The riddle of the Scrolls. London, Burke 1958, пер. с французского 1957.
  69. Библиография критических анализов, см. Sidney B. Hoenig, Solomon Zeitlin: Scholar Laureate, New York, 1971.
  70. Driver, Godfrey Rolles, The Judaean scrolls; the problem and the solution. (Oxford: B.Blackwell, 1965); см. также обзор де Во на французском языке в Revue biblique, 73 no 2 Ap 1966, стp 212—235 и на английском языке в New Testament Studies, № 13, 1966, стp. 89-104.
  71. Rengstorf основывал свою теорию на том, что свитки были написаны в различных подлинниках и в различные периоды и копии свитков с текстами пророка Исайи из пещеры № 1 являются существенно отличными. См.: Rengstorf, Karl Heinrich, Hirbet Qumrân and the Problem of the Library of the Dead Sea Caves, перевод J. R. Wilkie, Leiden: Brill, 1963. Немецкое издание, 1960.
  72. Впервые материалы были представлены на конференции в Нью-Йорке в 1992 году Robert Donceel и Pauline Donceel Voute. См. Wise и др., 1994, стр. 1-32.
  73. «The origin and subsequent history of the authors of the Dead Sea Scrolls: Four transitional phases among the Qumran Essenes», Revue de Qumran № 10, 2 мая 1980 года, стр 213—233.
  74. Humbert, Jean-Baptiste and Alain Chambon, The Excavations of Khirbet Qumran and Ain Feshkha: Synthesis of Roland de Vaux’s Field Notes, Translated by Stephen J. Pfann, Vol. 1B, Fribourg and Göttingen: University Press and Vandenhoeck & Ruprect, 2003.
  75. Humbert, Jean-Baptiste, «L’espace sacré à Qumrân. Propositions pour l’archéologie (Planches I—III)», Revue Biblique 101 (1994): 161—214.
  76. Lönnqvist M.& Lönnqvist K.(2002) «Archaeology of the Hidden Qumran, The New Paradigm» Helsinki: Helsinki University Press.
  77. Cargill, Robert R., Qumran through (Real) Time: A Virtual Reconstruction of Qumran and the Dead Sea Scrolls, Bible in Technology 1, Piscataway, New Jersey: Gorgias Press, 2009.
  78. Cargill, Robert R., «The Qumran Digital Model: An Argument for Archaeological Reconstruction in Virtual Reality and Response to Jodi Magness», Near Eastern Archaeology 72/1 (2009): 28-47. 77 Bar-Adon 1981. English summary, стp. 86.
  79. Bar-Adon 1981. English summary, стp. 86.
  80. Golb, Norman, Who Wrote the Dead Sea Scrolls?: The Search for the Secret of Qumran, New York: Scribner, 1995.
  81. Donceel, Robert and Pauline H. E. Donceel-Voûte, «The Archaeology of Khirbet Qumran.» Pages 1-38 in Methods of Investigation of the Dead Sea Scrolls and the Khirbet Qumran Site: Present Realities and Future Prospects. Edited by Michael O. Wise, Norman Golb, John J. Collins, and Dennis G. Pardee, Vol. 722 of Annals of the New York Academy of Sciences, New York: New York Academy of Sciences, 1994.
  82. Donceel-Voûte, Pauline H. E., «Les ruines de Qumran reinterprétées», Archeologia 298 (1994): 24-35.
  83. Wise и др., Methods of Investigation, 50.
  84. Bar-Nathan 2002, стp. 272.
  85. Crown, Alan David and Lena Cansdale, «Qumran: Was it an Essene Settlement?», Biblical Archaeology Review № 20, 5 (1994): 24-35, 73-74, 76-78.
  86. Hirschfeld, Yizhar, «Early Roman Manor Houses in Judea and the Site of Khirbet Qumran», Journal of Near Eastern Studies 57/3 (1998): 161-89.
  87. Hirschfeld, Yizhar, Qumran in Context: Reassessing the Archaeological Evidence, Peabody, Massachusetts: Hendrickson, 2004.
  88. Magen, Yizhak and Yuval Peleg, The Qumran Excavations 1993—2004: Preliminary Report, Judea & Samaria Publications 6, Jerusalem: Israel Antiquities Authority, 2007, стp. 29.
  89. In Holistic Qumran: Trans-Disciplinary Research of Qumran and the Dead Sea Scrolls (Leiden, 2010) 39-61, см. указания на стp. 49.
  90. In Qumran and Jericho Pottery: A Petrographic and Chemical Provenance Study, Mickiewicz University, Poznan, Poland, стp. 26.
  91. Bar-Nathan, Rachel, «Qumran and the Hasmonean and Herodian Winter Palaces of Jericho: The Implication of the Pottery Finds on the Interpretation of the Settlement at Qumran.» Стр. 263—277 in Qumran: The Site of the Dead Sea Scrolls: Archaeological Interpretations and Debates. Proceedings of a Conference held at Brown University, November 17-19, 2002. Edited by Katharina Galor, Jean-Baptiste Humbert, and Jürgen K. Zangenberg, Leiden: Brill, 2006.
  92. Stacey, David, «Some Archaeological Observations on the Aqueducts of Qumran», Dead Sea Discoveries 14/2 (2007): 222—243.
  93. Rabin 2009, 97-106.
  94. Yardeni, Ada, «A Note on a Qumran Scribe.» In New Seals and Inscriptions: Hebrew, Idumean, and Cuneiform, ed. Meir Lubetski, 287—298. Hebrew Bible Monographs 8. Sheffield: Sheffield Phoenix Press, 2007.
  95. Bar-Gal, Gila Kahila, «Principles of the Recovery of Ancient DNA--What it Tells Us of Plant and Animal Domestication and the Origin of the Scroll Parchment», in Bio- and material cultures at Qumran: papers from a COST Action G8 working group meeting held in Jerusalem, Israel on 22-23 May 2005 / edited by Jan Gunneweg, Charles Greenblatt, and Annemie Adriaens. (Stuttgart: Fraunhofer IRB Verlag, 2006) 41-50.
  96. de Vaux 1973, стp. 29.
  97. Lemaire 2003 catalogues a number of ostraca. Magen 2006 (стp. 72), реферируются еще десять источников.
  98. Reich, Ronny, „Miqwa’ot at Khirbet Qumran and the Jerusalem Connection.“ Стр.728-731 в The Dead Sea Scrolls: Fifty Years After Their Discovery. Редакторы Lawrence H. Schiffman, Emanuel Tov, James C. VanderKam, and Galen Marquis, Иерусалим: Общество Исследования Израиля, 2000.
  99. Galor 2003, стp. 304b.
  100. См. Galor 2003 for capacities.

Источники

  • Ancient Qumran: A Virtual Reality Tour (фильм)
  • Bar-Adon, Pessah, „The Hasmonean Fortresses and the Status of Khirbet Qumran“, Eretz Israel 15 (1981): 349-52.
  • Bar-Nathan, Rachel, „Qumran and the Hasmonaean and Herodian Winter Palaces of Jericho“, in The Site of the Dead Sea Scrolls: Archaeological Interpretations and Debates, (Studies on the Texts of the Desert of Judah, Vol. 57), ed. by Katharina Galor, Jean-Baptiste Humbert, and Jurgen Zangenberg, (Leiden: Brill, 2006), 263—277.
  • Boccaccini, Gabriele, Beyond the Essene Hypothesis: The Parting of Ways between Qumran and Enochic Judaism (Grand Rapids: Eerdmans, 1998).
  • Broshi, Magen, „The Archaeology of Qumran- A Reconsideration“, in The Dead Sea Scrolls, Forty Years of Research, D. Diamant & U. Rappaport (Eds), (Brill-Magnes Press, 1992), 113—115.
  • Broshi, Magen, and Eshel, Hanan, „Residential Caves at Qumran.“ Dead Sea Discoveries 6 (1999), 328—348.
  • Broshi, Magen, and Eshel, Hanan, „Was There Agriculture at Qumran?“ in The Site of the Dead Sea Scrolls: Archaeological Interpretations and Debates, (Studies on the Texts of the Desert of Judah, Vol. 57), ed. by Katharina Galor, Jean-Baptiste Humbert, and Jurgen Zangenberg, (Leiden: Brill, 2006).
  • Cansdale, Lena, & Crown, Alan, „Qumran, Was It an Essene Settlement?“, Biblical Archaeology Review» 20/5 (1995) 24-35, 73-78.
  • Cansdale, Lena, The Metamorphosis of the Name «Qumran», in The Dead Sea Scrolls: Fifty Years After Their Discovery, 1947—1997, Schiffman, Lawrence, Tov, Emanuel, & VanderKam, James, (eds.), (Jerusalem: IES, 2000), pp. 631—636.
  • Cargill, Robert R., Qumran through (Real) Time: A Virtual Reconstruction of Qumran and the Dead Sea Scrolls, Bible in Technology 1, (Piscataway, New Jersey: Gorgias Press, 2009).
  • Cargill, Robert R., «The Qumran Digital Model: An Argument for Archaeological Reconstruction in Virtual Reality and Response to Jodi Magness», Near Eastern Archaeology 72/1 (2009): 28-47.
  • Cook, Edward M., «Qumran: A Ritual Purification Center», Biblical Archaeology Review 22/6 (1996): 39, 48-51, 73-75.
  • Crowfoot, Grace Mary, «The Linen Textiles.» Pages 18-40 in Discoveries in the Judean Desert I: Qumran Cave I. Edited by Dominique Barthélemy and Joseph Tadeusz Milik (Oxford: Clarendon Press, 1956).
  • Crown, A.D. and Cansdale, L., «Qumran-Was It an Essene Settlement?» Biblical Archaeology Review 20 (1994), 24-35 & 73-4 & 76-78.
  • de Vaux, Roland, Archaeology and the Dead Sea Scrolls (Oxford: Oxford University Press, 1973). English translation from the French.
  • Davies, Philip R., Qumran, Cities of the Biblical World (Grand Rapids: Eerdmans, 1982).
  • Dombrowski, B.W.W., «Golb’s Hypothesis: Analysis and Conclusions.» In Mogilany 1995: Papers on the Dead Sea Scrolls Offered in Memory of Aleksy Klawek (ed. Zdzislaw Jan Kapera; QM 15; Kraków: Enigma, 1998) 35-54.
  • Donceel, R. and Donceel-Voûte, Pauline H.E., «The Archaeology of Khirbet Qumran.» In Methods of Investigation of the Dead Sea Scrolls and the Khirbet Qumran Site: Present Realities and Future Prospects (ed. Michael O. Wise, Norman Golb, John J. Collins, and Dennis G. Pardee; Annals of the New York Academy of Sciences 722 (New York: New York Academy of Sciences, 1994) 1-38.
  • Donceel-Voûte, Pauline H. E. «Les ruines de Qumran réinterprétées.» Archeologia 298 (1994) 24-35.
  • Donceel-Voûte, Pauline H.E. «'Coenaculum': La salle à l’étage du locus 30 à Khirbet Qumrân sur la Mer Morte.» In Banquets d’Orient (ed. R. Gyselen, with M. Bernus-Taylor et al.; ResO 4; Leuven: Peeters, 1992) 61-84.
  • Eshel, Hanan, Qumran: A Field Guide. (Jerusalem: Carta, 2009).
  • Fields, Weston W. The Dead Sea Scrolls: A Full History. volume 1 (Leiden: Brill, 2009).
  • Galor, Katharina, «Plastered Pools: A New Perspective», in Khirbet Qumran et Ain Feshkha, Vol. II., ed. Humbert, Jean-Baptiste & Gunneweg, Jan, (Vandenhoeck & Ruprecht Goettingen, 2003) 291—320.
  • Galor, Katharina, Humbert, Jean-Baptiste, and Zangenberg, Jurgen, The Site of the Dead Sea Scrolls: Archaeological Interpretations and Debates, (Studies on the Texts of the Desert of Judah, Vol. 57), (Leiden: Brill, 2006).
  • Gibson, Shimon, and Joan E. Taylor, «Roads and Passes Round Qumran.» Palestine Exploration Quarterly 140/3 (2008) 225—227.
  • Golb, Norman, «Khirbet Qumran and the Manuscript Finds of the Judaean Wilderness.» In Methods of Investigation of the Dead Sea Scrolls and the Khirbet Qumran Site: Present Realities and Future Prospects (ed. Michael O. Wise, Norman Golb, John J. Collins, and Dennis G. Pardee; ANYAS 722; New York: New York Academy of Sciences, 1994) 51-72.
  • Golb, Norman, Who Wrote the Dead Sea Scrolls?: The Search for the Secret of Qumran. (New York: Scribner, 1995).
  • Goranson, Stephen. «Review: Katharina Galor, Jean-Baptiste Humbert, and Jürgen Zangenberg, eds., The Site of the Dead Sea Scrolls: Archaeological Interpretations and Debates. Proceedings of a Conference Held at Brown University, November 17-19, 2002.» Bulletin of the American Schools of Oriental Research 347 (2007) 114—116.
  • Gunneweg, J. and Balla, M., «How Neutron Activation Analysis Can Assist Research into the Provenance of the Pottery at Qumran.» In Historical Perspectives: From the Hasmoneans to Bar Kokhba in Light of the Dead Sea Scrolls. Proceedings of the Fourth International Symposium of the Orion Center for the Study of the Dead Sea Scrolls and Associated Literature, 27-31 January 1999, eds. D.Goodblatt, A.Pinnick, and D.R. Schwartz, 179—185. STDJ 37. (Leiden: Brill, 2001).
  • Hempel, Ch., «Qumran: Archaeology.» Encyclopedia of the Dead Sea Scrolls, 2 vols. (ed. Lawrence H. Schiffman and James C. VanderKam; (New York: Oxford University Press, 2000) II.746-751.
  • Hirschfeld, Yizhar, «The Architextural Context of Qumran», in The Dead Sea Scrolls, fifty years after their discovery 1947—1997 (L.H.Schiffman, E. Tov and J. VanderKam eds.), (Jerusalem: Israel Exploration Society and the Shrine of the Book, Israel Museum, 2000) 673—683.
  • Hirschfeld, Yizhar, «Qumran in the Second Temple Period: A Reassessment», in The Site of the Dead Sea Scrolls: Archaeological Interpretations and Debates, (Studies on the Texts of the Desert of Judah, Vol. 57), ed. by Katharina Galor, Jean-Baptiste Humbert, and Jurgen Zangenberg, (Leiden: Brill, 2006).
  • Hirschfeld, Yizhar, Qumran in Context: Reassessing the Archaeological Evidence, (Peabody, Massachusetts: Hendrickson, 2004).
  • Humbert, Jean-Baptiste, «L’espace sacré à Qumrân.» Revue Biblique (1994) 101—102 and 161—214.
  • Humbert, Jean-Baptiste, «Les différentes interprétations du site de Qumran.» Monde de la Bible, 107 (1997), 20-25.
  • Humbert, Jean-Baptiste, «Some Remarks on the Archaeology of Qumran», in The Site of the Dead Sea Scrolls: Archaeological Interpretations and Debates, (Studies on the Texts of the Desert of Judah, Vol. 57), ed. by Katharina Galor, Jean-Baptiste Humbert, and Jurgen Zangenberg, (Leiden: Brill, 2006).
  • Humbert, Jean-Baptiste, «Reconsideration of the Archaeological Interpretation», in Khirbet Qumran et Ain Feshkha, Vol. II. ed. Humbert, Jean-Baptiste & Gunneweg, Jan, (Vandenhoeck & Ruprecht Goettingen, 2003) 419—425.
  • Humbert, Jean-Baptiste & Chambon, Alain, Fouilles de Khirbet Qumran et de Ain Feshka, Vol. I. Editions Universitaires Fribourg Suisse (Vandenhoeck & Ruprecht Goettingen, 1994).
  • Humbert, Jean-Baptiste & Chambon, Alain, The Excavations of Khirbet Qumran and Ain Feshkha, Vol. 1B. trans by Stephen J. Pfann, Editions Universitaires Fribourg Suisse (Vandenhoeck & Ruprecht Goettingen, 2003).
  • Humbert, Jean-Baptiste & Gunneweg, Jan, Khirbet Qumran et Ain Feshkha: études d’anthropologie, de physique et de chimie = studies of anthropology, physics and chemistry, Vol. II. Editions Universitaires Fribourg Suisse (Vandenhoeck & Ruprecht Goettingen, 2003).
  • Hutchesson, Ian, «63 BCE: A Revised Dating for the Depositation of the Dead Sea Scrolls», Qumran Chronicle 8/3 (1999): 177—194.
  • Kapera, Z. J., «How Many Tombs in Qumran?», The Qumran Chronicle 9.1 (August 2000), 35-49.
  • Lemaire, Andre, «Inscriptions du Khirbeh, des Grottes et de 'Ain Feshkha», in Khirbet Qumran et Ain Feshkha, Vol. II., ed. Humbert, Jean-Baptiste & Gunneweg, Jan, (Vandenhoeck & Ruprecht Goettingen, 2003) 341—388.
  • Lönnqvist, M., and Lönnqvist, K., Archaeology of the Hidden Qumran, The New Paradigm (Helsinki University Press, 2002).
  • Lönnqvist, K. and Lönnqvist, M. (2006) ‘The Numismatic Chronology of Qumran: Fact and Fiction’, The Numismatic Chronicle 166, London: The Royal Numismatic Society, pp. 121—165.
  • Lönnqvist. K. (2007). The report of the Amman lots of the Qumran silver coin hoards. New Chronological Aspects of the Silver Coin Hoard Evidence from Khirbet Qumran at the Dead Sea. Amman 2007, pp. 1-72.
  • Lönnqvist, K. A. K. (2008) New Perspectives on the Roman Coinage on the Eastern Limes in the Late Republican and Roman Imperial Periods. Saarbrücken 2009.
  • Magen, Yitzhak, and Peleg, Yuval, «Back to Qumran: Ten Years of Excavations and Research, 1993—2004», in The Site of the Dead Sea Scrolls: Archaeological Interpretations and Debates, (Studies on the Texts of the Desert of Judah, Vol. 57), ed. by Katharina Galor, Jean-Baptiste Humbert, and Jurgen Zangenberg, (Leiden: Brill, 2006).
  • Magen, Yitzhak & Peleg, Yuval, «The Qumran Excavations 1993—2004: Preliminary Report», JSP 6 (Jerusalem: Israel Antiquities Authority, 2007)
  • Magness, Jodi, «Qumran Archaeology: Past Perspectives and Future Prospects.» In The Dead Sea Scrolls after Fifty Years: A Comprehensive Reassessment, vol. 1, ed. Peter W. Flint and James C.VanderKam; (Leiden: E. J. Brill, 1998) 47-77 и стр. 708—719.
  • Magness, Jodi, A Reassessment of the Excavations of Qumran, in The Dead Sea Scrolls: Fifty Years After Their Discovery, 1947—1997, Schiffman, Lawrence, Tov, Emanuel, & VanderKam, James, (eds.), (Jerusalem: IES, 2000), стp. 708—719.
  • Magness, Jodi, The Archaeology of Qumran and the Dead Sea Scrolls (Grand Rapids: Eerdmans, 2002).
  • Meyers, Eric. "Khirbet Qumran and its Environs, " In The Oxford Handbook of the Dead Sea Scrolls, ed. Timothy H Lim and John Joseph Collins (Oxford : Oxford University Press, 2010).
  • Milik, J. T., Ten Years in the Wilderness of Judaea, (Translated by J. Strugnell; London: SCM, 1959).
  • Murphy, Catherine M., Wealth in the Dead Sea Scrolls and the Qumran Community, (Leiden: Brill 2002).
  • Netzer, Ehud. «Did any perfume industry exist at ʻEin Feshkha?,» Israel Exploration Journal 55 no 1 2005, стp 97-100.
  • Patrich, Joseph, «Khirbet Qumran in the Light of New Archaeological Explorations in the Qumran Caves», in Methods of Investigation of the Dead Sea Scrolls and the Khirbet Qumran Site: Present Realities and Future Prospects (ed. Michael O. Wise, Norman Golb, John J. Collins, and Dennis G. Pardee; Annals of the New York Academy of Sciences 722 (New York: New York Academy of Sciences, 1994) 73-95.
  • Patrich, Joseph, «Did Extra-Mural Dwelling Quarters Exist at Qumran?» in The Dead Sea Scrolls: Fifty Years After Their Discovery. Edited by Lawrence H. Schiffman, Emanuel Tov, James C. VanderKam, and Galen Marquis (Jerusalem: Israel Exploration Society, 2000) 720—727.
  • Puech, Émile, «The Necropolises of Khirbet Qumrân and ‘Ain el-Ghuweir and the Essene Belief in the Afterlife», Bulletin of the American Schools of Oriental Research 312 (1998) 21-36.
  • Rabin, Ira, Oliver Hahn, Timo Wolff, Admir Masic, and Gisela Weinberg. «On the Origin of the Ink of the Thanksgiving Scroll (1QHodayota).» Dead Sea Discoveries 16/1 (2009) 97-106.
  • Reed, William L., «The Qumran Caves Expedition of March, 1952», Bulletin of the American Schools of Oriental Research 135 (1954) 8-13.
  • Regev, Eyal, «Access Analysis of Khirbet Qumran: Reading Spatial Organization and Social Boundaries», Bulletin of the American Schools of Oriental Research 355 (2009) 85-99.
  • Reich, Ronny, «Miqwa’ot at Khirbet Qumran and the Jerusalem Connection.» Pages 728-31 in The Dead Sea Scrolls: Fifty Years After Their Discovery. Edited by Lawrence H. Schiffman, Emanuel Tov, James C. VanderKam, and Galen Marquis (Jerusalem: Israel Exploration Society, 2000).
  • Rengstorf, Karl Heinrich, Hirbet Qumrân and the Problem of the Library of the Dead Sea Caves, Translated by J. R. Wilkie (Leiden: Brill, 1963).
  • Ricklin, Shimon, «When Did the Essenes Arrive at Qumran? — An Architectural Response.» Pages 263-66 in Studies in the Settlement of Judea: A Collection of Papers in Historical Geography. Edited by Ze’ev H. Erlich (Beni Brak: Moriah, 1995).
  • Schiffman, Lawrence, Tov, Emanuel, & VanderKam, James, eds. The Dead Sea Scrolls: Fifty Years After Their Discovery, 1947—1997, (Jerusalem: IES, 2000).
  • Schultz, Brian, «The Qumran Cemetery: 150 Years of Research.» Dead Sea Discoveries 13 (2006): 194—228.
  • Steckoll, S.H., «An Inkwell from Qumran», Mada 13 (1969), 260—261 (in Hebrew).
  • Taylor, Joan E., «The Cemeteries of Khirbet Qumran and Women’s Presence at the Site», Dead Sea Discoveries 6 (1999): 625—323.
  • Taylor, Joan E., «Khirbet Qumran in the Nineteenth Century and the Name of the Site.» Palestine Exploration Quarterly 134 (2002) 144—164.
  • Trever, John C., The Untold Story of Qumran, (Westwood: Fleming H. Revell Company, 1965).
  • Wise, Michael O., Golb, Norman, Collins, John J., and Pardee, Dennis G., Methods of Investigation of the Dead Sea Scrolls and the Khirbet Qumran Site: Present Realities and Future Prospects, Annals of the New York Academy of Sciences 722 (New York: New York Academy of Sciences, 1994)
  • Yellin, J., Broshi, M. and Eshel, H., «Pottery of Qumran and Ein Ghuweir: The First Chemical Exploration of Provenience», Bulletin of the American Schools of Oriental Research 321 (2001) 65-78.

Академические сообщения

  • The UCLA Qumran Visualization Project A Virtual Reconstruction of the Settlement at Qumran.
  • 3Disrael.com Virtual tours of the Qumran site (360 degree views): from the esplanade and within the main building.
  • Chirbet Qumran im Netz. Qumran archaeological data. In German and Italian; English in preparation.
Темы Свитков Мертвого моря
  • Тексты: 4Q106, 4Q107, 4Q108, 4Q175, 4Q240, 4Q246, 4Q252, 4QMMT, 4Q448, 6Q6, 7Q5,
  • The Book of Giants
  • The Book of Mysteries (1Q27 и 4Q299-301),
  • Community Rule (1QS) • Copper Scroll (3Q15)
  • Damascus Document (CD) • Genesis Apocryphon (1QapGen ar)
  • Habakkuk Commentary (1QpHab)
  • Isaiah scroll (1QIsaa)
  • Nahum Commentary (4QpNah)
  • The Rule of the Blessing (1QSb)
  • The Rule of the Congregation (1QSa)
  • The Secret of the Way Things Are
  • Songs of the Sabbath Sacrifice (4Q400-407)
  • Temple Scroll (11Q19) • Thanksgiving Hymns (1QH)
  • War of the Sons of Light Against the Sons of Darkness (1QM)
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья КУМРАН в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья КУМРАНСКАЯ ОБЩИНА в ЭЕЭ