Цунц, Леопольд

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Леопольд (Иом Тов Липман) Цунц
יום טוב ליפמן צונץ
250 px
Дата рождения:

10 августа 1794(1794-08-10)

Место рождения:

Детмольд

Дата смерти:

17 марта 1886(1886-03-17) (91 год)

Место смерти:

Берлин

Страна:

Германия

Леопольд (Иом Тов Липман) Цунц (идиш יום טוב ליפמן צונץ, Leopold Zunz; 1794, Детмольд, германское княжество Липпе-Детмольд, – 1886, Берлин) — знаменитый еврейский ученый и деятель XIX века, историк, один из основателей новейшей «науки о еврействе» (так называемой «Wissenschaft des Judentums», חכמת_ישראל).

Содержание

Биография

Его отец, Менахем Мендл Иммануэль Цунц (?–1803), был большим знатоком Талмуда. Семья была небогатая. Детство Цунц провел в крайней нужде, а после смерти отца, когда Цунцу было всего 8 лет, семья очутилась в безвыходном положении. Мать Цунца отдала сына в основанную банкиром Х. Самсоном талмуд-тору для бедных детей в городе Вольфенбюттеле (герцогство Брауншвейг).

Школьное образование

В этой талмуд-торе Цунц пробыл четыре года, в продолжение которых он с необыкновенным прилежанием изучал Библию, Мишну и Талмуд. Его одноклассником был Й. М. Йост. За недостатком средств оба мальчика жили в синагоге и занимались при свете поминальных свечей.

В 1807 г. в школу был приглашен педагог-маскил (см. Хаскала) Ш. М. Эренберг, талмуд-тора была преобразована в образцовую школу и уровень преподавания повысился. Цунц продолжал некоторое время учиться там.

В 1809 г. Цунц одним из первых евреев в Германии поступил в гимназию Вольфенбюттеля, которую он окончил в 1815 г. Помимо общих наук он самостоятельно изучал и еврейские, в частности еврейскую литературу.

Высшее образование

В 1815 г., окончив курс гимназии, Цунц переехал в Берлин и поступил в университет. Там он слушал лекции по философии у известного Шлейермахера, по библейской критике и экзегезе у Де Ветте, по праву у Савиньи.

В Берлине он нашел покровительство у старшины общины Реубена-Самуила Гомперца. Он привлек Цунца к кружку лиц, выступавших за реформу религиозного быта евреев. Цунц жил в доме Генриетты Герц в качестве домашнего учителя.

В 1817 г. он был назначен проповедником в реформистскую синагогу филантропа И. Якобсона (1768–1828); в том же году синагога была закрыта прусскими властями по требованию еврейских ортодоксов.

Начало научной и общественной деятельности

В 1818 г. Цунц оставил дом Г. Герц (которая приняла христианство) и занялся изучением раввинистической литературы по рукописным источникам. Для заработка сотрудничал в немецкой газете «Хауде унд шпенерше цайтунг».

В 1818 г. вышла в свет брошюра Цунца на немецком языке «Нечто о раввинистической литературе по сведениям некоего древнего и доселе не опубликованного произведения», которая произвела подлинный переворот в еврейской мысли периода Хаскалы и стала программой складывавшейся науки о еврействе. Цунц выдвинул лозунг национальной реконструкции еврейского литературного наследия, он впервые четко сформулировал требование соблюдать в еврейских исследованиях общенаучные методы и приемы.

После погромов "хеп-хеп" (1819) Цунц с группой единомышленников организовал Общество по улучшению положения евреев в Германском союзе («Jung-Israel», переименованное в 1821 г. в «Verein für Cultur u. Wissenschaft d. Judentums» - Общество культуры и науки евреев). Председателем общества был избран Эдуард Ганс (1798–1839). Девизом его было «гармоническое сочетание еврейской традиции с современной культурой». Было заявлено, что основные задачи общества — поощрение исследований еврейской цивилизации, а также содействие реформам в иудаизме.

Важным достижением общества был выпуск в свет первого (и единственного) номера журнала «Цайтшрифт фюр ди виссеншафт дес юдентумс (Zeitschrift für die Wissenschaft d. Judentums)» (1822–23) под редакцией Цунца. Это был первый шаг по реализации программы, сформулированной в брошюре «Нечто о раввинистической литературе». Хотя общество распалось уже в 1824 г., оно оставило значительный след в истории науки.

Средства к жизни Цунц добывал частными уроками и работой в «Haude und Spener’sche Zeitung», членом редакции которой он состоял.

Работа в системе еврейского образования

В 1826 г. Цунц занял пост заведующего общинной школой в Берлине, но в 1830 г. по настоянию местных ортодоксов был уволен.

Занимался частным преподаванием, в 1834–35 гг. ездил по городам Европы с публичными лекциями о Псалмах, в 1835–36 гг. был проповедником пражской реформистской общины. Все это время Цунц не прекращал научной работы.

С 1837 г. по 1850 г. Цунц руководил Еврейской учительской семинарией в Берлине.

В 1850 г. берлинская община выделила ему почетную пенсию, чтобы он мог заниматься только научной деятельностью. К этому времени Цунц разочаровался в реформе иудаизма и сосредоточил свое внимание на науке, считая, что лишь народное самосознание, основанное на доскональном знании своего прошлого, способно уберечь евреев от ассимиляции и вырождения.

Почести в конце жизни

В 1864 г. в честь 70-летия Цунца и для поддержания исследований по иудаистике в Берлине был основан Нейманом и Блейхредером «Институт Цунца (Zunz’sche Stiftung)».

В 1871 г. Цунц был удостоен степени доктора honoris causa Галлеского университета. В 1875—1876 гг. было издано собрание сочинений Цунц в трех частях («Gesam. Schriften»), в которое не вошли наиболее крупные сочинения Цунца. К 90-летию со дня его рождения (1884) Институт Цунца выпустил сборник научных работ «Тифэрет сеива» на иврите и немецком языке.

В 1887 г. в честь Цунца был издан М. Штейншнейдером сборник статей «Zunz Jubelschrift».

В личной жизни Цунц представлял образец высокого благородства и необычайной скромности, преданности еврейской традиции и идеалам еврейства.

После смерти ученого его архивы были сданы в Институт и хранились в Хохшуле Фюр Ди Виссеншафт Дес Юдентумс. В 1939 г. они были перевезены в Иерусалим и находятся в Еврейской национальной и университетской библиотеке.

Научная деятельность

Цунц очень рано обнаружил склонность к науке. Знакомство с сочинением Вольфа «Bibliotheka Hebraea» дало Цунц первый импульс к мысли ο создании еврейской науки. Изучение критико-историографического произведения Азарии деи Росси «Meor Enajim» вызвало желание применить методы научной критики в области еврейской истории и литературы.

Начальный этап

В этом периоде научное творчество Цунц не было свободно от апологетики реформы в еврейском религиозном быту. Введенная им научная критика (впервые после Азарии деи Росси) служила ему для защиты умеренной реформы. Деятельность Цунца в этот период сыграла важную роль в духовном развитии германского еврейства.

Программная статья - начало еврейской науки

Цунц дебютировал небольшим сочинением «Etwas über die rabbinische Literatur nebst Nachrichten über ein altes bis jetzt ungedrucktes Werk (Нечто о раввинистической литературе...)» (опубликовано в 1818 г.; вторично издано в "Gesammte Schriften Z.'а, т. I, Берлин, 1875). Сочинение это, содержащее как бы программу всей последующей деятельности пионеров еврейской науки Цунца, Рапопорта, Луцатто, Франкля и Ландауэра, как и продолжателей их, знаменует собою эпоху в истории еврейсой мысли — как первая книга в области новейшей «еврейской науки».

Отметив различные судьбы древнейшей (то есть библейской) еврейской литературы и послебиблейской литературы, Цунц доказывает необходимость построения еврейской науки, которая должна быть посвящена исследованию судеб еврейской литературы, религии, культуры и жизни, начиная с заключения Библии.

По мнению Цунца, библейская письменность, как легшая в основу христианской религии и европейской цивилизации, вызвала несравненно больше, чем античная культура, обширную и глубокосодержательную научную литературу, хотя от античного мира сохранилась колоссальная литература, а от древнейшей еврейской культуры лишь одна небольшая по размеру книга (Библия).

Иная судьба выпала на долю послебиблейской литературы, продолжающейся до сих пор. Являясь уделом несчастного еврейского народа, она не вошла в оборот науки и современной культуры. Еврейская литература находится на пути к совершенному вырождению и исчезновению.

Поэтому настало время основать еврейскую науку, которая имела бы целью исследовать еврейскую литературу и подвести ее итоги. Еврейская наука, ввиду намеченных правительствами и обществом коренных преобразований в положении и быте евреев, могла бы служить верным руководством при решении многих вопросов. Нужно с большим вниманием относиться к традиции и сделать тщательный выбор между остатками старины, потерявшими ныне свое значение, и нормами и обычаями, коренящимися в духе иудаизма и народа.

По мнению Цунца, еврейская литература, как и история, создалась и развилась под влиянием трех главных факторов, а именно: а) под действием внутренних законов развития, b) под прямым влиянием идей, течений и событий, лежащих в условиях окружающих народов и культур, и с) под влиянием чувства самосохранения, заставлявшего еврейский народ усваивать в борьбе с идеями и течениями окружающих народов и культур элементы, находящиеся в полном противоречии с основами культуры других народов.

Новооснованная еврейская наука, по мысли Цунца, имеет своей задачей рассматривать «иудаизм», историю еврейского народа и его литературы с точки зрения этих трех факторов в свете основных дисциплин науки по истории культуры. Первой еврейской книгой, в которой научная критика, чуждая еврейским ученым, как и методы строгой науки, нашли свое применение, был журнал «Zeitschrift f. d. Wissenschaft des Judenthums» (см. выше).

Публикации в журнале "Цайтшрифт фюр ди виссеншафт дес юдентумс"

В журнале были опубликованы три работы самого Цунца: «Рабби Шломо бен Ицхак (Rabbi Solomo b. Isaak)» (о Раши), «Основы еврейской статистики (Grundlinien einer künftigen Statistik d. Juden)» (перепечатано в Gesam. Schr., т. Ι, pp. 134 и сл.) и «Об испанских и провансальских топонимах, упоминаемых в еврейской письменности (Ueber die in den hebräisch. Schriften vorkommenden hispanischen u. provensalischen Ortsnamen)».

Первая работа, посвященная жизни и литературной деятельности Раши, всесторонне освещает французскую экзегетическую школу вообще и экзегезу Раши в частности. Она послужила образцом для классических произведений С. И. Рапопорта ο Гаи-гаоне, р. Хананеле и р. Натане из Рима. Еврейский перевод ее, сделанный Блохом, пользовался большой популярностью и сыграл важную роль в смысле приобщения талмудистов старой школы к еврейской науке. Вторая работа Цунца посвящена постановке вопроса ο еврейской статистике и методам ее изучения. Цунц подробно обосновывает эту дисциплину, понимаемую в самом широком смысле слова.

Евреи, лишенные территории и политической самостоятельности, составляют однородную группу по следующим трем признакам: 1) расе, следам языка и традициям, сохранившимся у евреев ο классической родине — Палестине, 2) вере, конгломерату обычаев, верований и т. д. и 3) общности исторических судеб в диаспоре и их результатов.

Еврейская статистика, по мнению Цунца, имеет целью изучать:

  • политическое, общественное, культурное и нравственное состояние евреев в каждой стране;
  • происхождение и историю еврейских поселений и общин;
  • физические свойства еврейской расы в каждой стране,
  • язык и влияние языка туземного населения,
  • ритуал,
  • общинное управление,
  • внутренний строй жизни,
  • профессии, ремесла, занятия,
  • экономическое положение,
  • обычаи,
  • культурное состояние,
  • нравственное состояние,
  • течения и движения,
  • общественную и культурную борьбу,
  • благотворительные учреждения,
  • культурные и просветительные общества,
  • правовое положение,
  • взаимоотношения между туземным населением и евреями,
  • народные верования и легенды ο евреях.

Третья работа, содержащая сводку рассеянных в еврейской письменности данных об испанских городах, послужила образцом для капитальной работы Г. Гросса «Gallia Judaica». Особенный интерес представляет предисловие к названной работе, в котором Цунц излагает свои основные воззрения на еврейскую историю.

Капитальные труды раннего периода

В следующем году Цунц начал свой капитальный труд «Die Gottesdienstliche Vorträge der Juden (Еврейская проповедь в историческом развитии)» (появилось в 1832 г.; 2-e изд. 1892 г.) Сочинение это содержит исчерпывающее изложение истории и развития гомилетической литературы у евреев. По точности метода и совершенству приемов, мастерскому изложению, необыкновенной эрудиции и умению развертывать перед читателями грандиозную картину на основании массы случайных и разбросанных данных, труд Цунц может быть назван классическим в научной литературе XIX в. вообще.

Это сочинение легло в основу всех последующих работ еврейских ученых ο талмудическо-мидрашитской письменности. Ближайшим поводом к составлению этого труда послужило запрещение прусского правительства произносить проповеди на немецком языке в синагогах, как нововведения, стоящего в противоречии с еврейской традицией. Задачей Цунца было дать исследование истории проповеди у евреев.

Труд Цунца не достиг практической цели, так как запрещение не было следствием незнакомства с еврейской историей, а явилось результатом общей реакционной политики. Но зато он сыграл большую роль в развитии еврейской науки.

Исходной его точкой является мнение, что проповедь была одним из древнейших элементов еврейского богослужения наряду с молитвой, чтением Торы и Таргумом (введение). Древнейшие следы проповеди Цунц видит в последних книгах библейского канона: Эзре, Нехемии и книге Хроник; они совпадают по времени с заключением пророчества (гл. I—II).

Затем Цунц дает характеристику:

  • проповеди — гомилии и ее видов,
  • мидраш — hалаха и мидраш — агада,
  • методов и приемов агады,
  • шести видов агады, таргумим,
  • взаимоотношения галахи и агады,
  • дидактической агады,
  • исторической агады,
  • мистическо-гомилетической литературы,
  • характеристики и датировки всех мидрашим,
  • сущность и значение проповеди-гомилии в культурной и религиозной жизни еврейства,
  • исторические судьбы проповеди и проповедников в связи с общим очерком истории воспитания и религиозного состояния еврейства в западной и восточной Европе.

В 1837 г. в Лейпциге было опубликовано классическое исследование Цунца «Имена евреев (Namen der Juden)» — исторический обзор еврейской антропонимии, который не утратил актуальности и в конце XX в. Она была вызвана запрещением правительства евреям называться христианскими именами.

В этом же году им был издан под редакцией Цунц перевод Библии на немецкий язык. В работе приняли участие М. Закс, Г. Арнгейм и Ю. Фюрст (арамейские тексты Библии). Самому Цунцу принадлежит перевод и комментарии книги Хроник с введением, посвященным библейской историографии. Перевод этот, отличающийся большими литературными и научными достоинствами, как и осторожным отношением к традиции, поскольку это не противоречит науке, выдержал 13 изданий.

Из других работ Цунц за этот период должны быть отмечены:

  • «Хронология всего Священного Писания (Zeittafel über die gesammte heil. Schrift)» (Б., 1838);
  • «Географическая литература евреев (Geographische Literatur der Juden)» и
  • «География Палестины по еврейским источникам (Zur Palästinischen Geographie aus jüdischen Quellen)» (1840).

Последние две работы появились впервые в виде введения к Ашерову изданию сочинений Бениамина Тудельского и затем отдельно в Gesam. Schriften, 1875, т. I, pp. 146–216 и 265—304. Дополнения к ним Штейншнейдера изданы в «Jerusalem» Luncz’а, V); «Tefillin, eine Betrachtung» (в Jahrbuch Busch’а, II, 1843—1844); «Eine alte Stimme» (ib., IV, 1844); «Gutachtung über die Beschneidung» (1844); םימודאה ןמ הירזע ונינר תודלות (Kerem Chemed, V и отдельно в виде предисловия к изданию Meor Enajim, Бен-Якова.

Первый период деятельности Цунц завершается капитальным трудом «Об истории и литературе (Zur Geschichte u. Literatur)» (1845) — сборником, состоящим из четырех больших работ: ο немецких и французских ученых, тосафистах, экзегетах, грамматиках, масоретах и моралистах; ο провансальских поэтах; об истории евреев в Сицилии; ο нумизматике.

Новый период научной деятельности

Новый период научной деятельности совпадает у Цунц с крушением надежд на всеспасительность реформы вообще и эмансипации в частности. Цунц порывает отношения с реформистами и работает для чистой науки, считая, что будущее принадлежит последней. Если в первом периоде научные работы Цунц направлены к всестороннему исследованию умственной деятельности еврейства, то во втором периоде деятельность Цунц посвящена внутренним переживаниям средневекового еврейства, его надеждам и вожделениям, чувствованиям и настроениям, тревогам и волнениям.

Цунц охватывает волна романтизма и заставляет его перенестись всецело в духовную жизнь мрачного средневековья; замыкаясь все более и более в беспросветную жизнь еврейского средневековья, Цунц открывает в ней отрадные страницы и считает своим национальным долгом всесторонне исследовать эту жизнь, дабы еврейство сознало себя и в этом сознании одержало верх над всеми препятствиями, не дающими ему нормально развиваться. Плодом этой деятельности являются многие труды, посвященные исследованию религиозной поэзии у евреев, в которой, по мнению Цунц, наиболее ярко отразились внутренние переживания и чаяния средневекового еврейства.

Исходя из своего основного воззрения на еврейскую историографию, что фокусами еврейской истории, концентрирующими все явления и судьбы еврейства, являются «идеи и бедствия», Цунц считает пиюты отзвуками первых, кинот — отзвуками вторых, а слихот — сочетанием обоих. Происхождение религиозной поэзии, мотивы и сюжеты ее, формы и метрика, виды религиозной поэзии, связь ее с молитвами, события, послужившие поводом к составлению отдельных религиозных поэм, внутренняя композиция этих поэм, развитие религиозной поэзии, распространение и разветвление ее по отдельным ритуалам и странам — все это привлекает внимание Цунца.

Главными трудами его за этот период являются:

  • «Die Synagogale Poesie des Mittelalters» («Синагогальная поэзия средневековья», 1855);
  • «Die Ritus d. sinagogalen Gottesdienstes geschichtlich entwickelt» («Ритуал синагогальной службы в историческом развитии», 1859);
  • «Literaturgeschichte der synagogalen Poesie» («Литературная история синагогальной поэзии», 1865) и
  • «Nachtrag zur Literaturgeschichte der synagogalen Poesie» («Еще о литературной истории синагогальной поэзии», 1867).

В них Цунц рассматривает колоссальную литургическую литературу (содержащую свыше 5000 литургических поэм) с вышеуказанных точек зрения. Прилагаемые переводы 366 поэм отличаются крупными литературными достоинствами, хотя не всегда точностью: самые безвкусные произведения калира превращаются под пером Цунц в мастерски отделанные создания. Главное внимание Цунц обращает на литургическую поэзию немецких и французских евреев, отличающуюся, по его мнению, необыкновенной силой, простотой и непосредственной правдой, сефардская же литургическая поэзия восходит к классической эпохе, когда евреи не терпели никаких гонений, почему произведения ее отличаются рассудочностью и не могут считаться за отражение народной жизни и народных переживаний.

Работы Цунц основаны главным образом на рукописных источниках, и, несмотря на изыскания последующих ученых в области литургии и опубликования с этого времени многочисленных памятников литургической поэзии, до сих пор нельзя установить источник многих этих произведений.

Из других работ Цунц заслуживают, кроме того, особенного внимания нижеследующие произведения:

  • «Die Eidesleistung der Juden» (1859);
  • введение к изданному Цунц сочинению Крохмаля ןמזה יכוננ הרומ (Львов, 1851);
  • «Die hebräischen Handschriften in Italien» (1864);
  • «Israel’s gottesdienstliche Poesie» («Проповедническая поэзия Израиля», 1870);
  • «Die Monatstage» (1872);
  • «Die Censur hebräischer Werke» (HB., I);
  • «Die Baraita Samuels» (HB., V) и мн. др.

Влияние трудов Цунц на всех последующих исследователей в различных областях евр. науки необычайно велико, и данное ему прозвание Нибура еврейской науки является вполне заслуженным. Единственным недостатком, присущим всем трудам Цунц является то, что он не всегда указывает рукописные источники своих работ.

Общественная деятельность

В общественной деятельности Цунц мы наблюдаем два периода. В первом периоде он находится под влиянием реформистского кружка Якобсона и Генриетты Герц. Он придает огромное значение реформе евр. религиозного быта, которая, однако, по мнению Цунц, должна быть проведена с большой осторожностью, в согласии с основными началами иудаизма (эта идея, как мы видели выше, дала Цунц толчок к созиданию евр. науки). Он горячо в своих проповедях и публичных речах ратует за введение в ритуале и в частной евр. жизни внешних обычаев окружающих народов и лоска современной культуры, если только они не противоречат духу иудаизма. Он так увлекается идеей реформы, что считает своей миссией стать проповедником и трибуном реформы религиозного быта.

Файл:Leopold-Zunz-10-August-1884.jpg
Портрет Цунца, 10 августа 1884 года

Позже, под влиянием нравственного распада реформистских кругов и повального бегства членов последних, даже ближайших его товарищей, от еврейства, с одной стороны, и в результате углубления в прошлые судьбы еврейства — с другой, Цунц отказывается от идеи реформирования евр. религиозного быта. По мнению Цунц, евр. народ, живший своеобразной жизнью в продолжение тысячелетий, не должен отказаться от своих традиций и своего быта ради приобретения внешних благ довольно сомнительного свойства. Еврейство имеет такое же право на существование, как всякая национальная культура. Начиная с этого времени, исходной точкой в общественной деятельности Цунц служит тот принцип, что народное самосознание, сознание Израилем своего прошлого является единственным средством спасения еврейского народа от вырождения. Слова: «внешнее евр. гетто разрушится лишь после падения духовного гетто и возвышения уровня духовной евр. культуры» — становятся лозунгом для дальнейшей его жизни. Цунц считает научное самосознание единственным средством удержать новое еврейство от измены славному прошлому своей нации.

Литература

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Цунц Леопольд в ЭЕЭ
  • Цунц, Иом Тоб Липман // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб.: 1906—1913..
  • Kaufmann, Zunz, в Allgemeine Deutsche Biographie;
  • id., в Monatsschrift, XXXVΙII;
  • Strodtmann, H. Heine’s Leben u. Werke, I;
  • Maybaum, Aus dem Leben v. Leopold Zunz, Берлин, 1894;
  • S. P. Rabinowitz, Rabbi Jom Tob Lipmann Zunz, Варшава, 1896;
  • Emil G. Hirsch, в J. E., XII, 699—704;
  • Jahrbuch f. jüdische Geschichte, 1902—1903;
  • Ludwig Geiger, Aus Leopold Zunz Nachlass в Zeitschrift d. Ges. d. Jud. in Deutschland, т. V;
  • id., Revue des études juives, XXIII, 149;
  • REJ., IX, 311; XII, 316; XIV, 305; XXIV, 304; XXXVI, 117.