Ротшильд, семья

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Ротшильды»)
Перейти к: навигация, поиск



Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Файл:Haus der Rotschilds in der frankfurter Judengasse.jpg
Родовой дом Ротшильдов на еврейской улице во Франкфурте

Ротшильд (Rothschild) - семья банкиров, финансовых магнатов и филантропов.

Содержание

Происхождение фамилии

Фамилия Ротшильд произведена от немецких слов `рот шильд` — `красный щит`. Такой щит украшал дом мелкого торговца старинными монетами и медалями Ицхака Элханана (умер в 1585 г.) в еврейском квартале Франкфурта-на-Майне (Юденштрассе, № 148). Хотя его внук покинул этот дом, но он и другие потомки продолжали носить фамилию Ротшильд.

Самое раннее уведомление о члене семьи приведено в погребальных записях Франкфурта-на-Майне: Эстер, дочь Моисея Ротшильда (род. около 1550 г.) умерла в 1608 г. В роду Ротшильдов были крупные раввины.

Майер Амшель Ротшильд

Майер Амшель Ротшильд.

Основатель банкирского дома Майер Аншел Ротшильд (1744, Франкфурт-на-Майне, – 1812, там же) вначале ни по статусу, ни по роду занятий не отличался от своего предка; знакомство с немецким аристократом, страстным коллекционером старинных монет генералом фон Эсторфом открыло Майеру Аншелу Ротшильду доступ во дворец одного из богатейших европейских монархов того времени ландграфа Гессен-Кассельского Вильгельма IX.

Майер Аншел Ротшильд так распорядился многомиллионным состоянием, доверенным ему в момент поспешного бегства ландграфа в Прагу от наполеоновских войск (главным образом путем предоставления крупных займов датскому и другим европейским монархам), что не только сохранил его, но и заметно преумножил, заложив одновременно основы собственного состояния.

Пять ветвей клана Ротшильдов

Семью Ротшильдов превратили в могущественный финансовый клан пять сыновей Майера Аншела:

Именно они создали и возглавили в пяти самых крупных европейских странах — Германии, Австрии, Англии, Италии и Франции — банкирские дома, которые еще при их жизни стали основными кредиторами монархов и правительств.

Экономический прорыв Ротшильдов

Совершенно необразованные в европейском смысле братья, поначалу даже с трудом изъяснявшиеся на языках тех стран, где они поселились, быстро добились многократного увеличения своего состояния, завоевали ключевые позиции на главных европейских рынках капитала и, вследствие этого, получили возможность косвенно влиять на политические события на европейском континенте. Представители семьи Ротшильд смело осваивали создаваемые промышленной революцией новые сферы экономики (в частности, железнодорожное строительство и производство цветных металлов во многих странах Европы, в том числе в России, в Азии и даже в Латинской Америке).

Во время наполеоновских войн они могли организовывать перевод денег между воюющими странами путём бартерных сделок, организовывать поставки необходимых товаров и играть на разнице валютных курсов.

Австрийский император пожаловал пяти братьям дворянское звание, а затем баронский титул (и то и другое позднее было признано и остальными европейскими монархами). Сыновья Майера Аншела дали своим детям и внукам прекрасное образование, что позволило им укорениться в высших слоях общества своих стран. Крупными событиями семьи Ротшильд были избрание в 1847 г. сына Натана Майера, барона Лайонела Нейтана Ротшильда (1808–1879), в палату общин, а в 1885 г. внука основателя английского дома Ротшильдов, Натаниэла Ротшильда (1840–1915), — в палату лордов.

Альфонс де Ротшильд в качестве главы международного синдиката банков в 1871 и 1872 разместил два огромных французских кредита, известных как «освободительные кредиты» после поражения Франции Пруссией. Его влияние удержало главу французского правительства Адольфа Тьера у власти. В то же время, в 1875 году, Лайонел в Лондоне (где он был членом палаты общин с 1858 года), был в состоянии дать на несколько часов £4,000,000, что позволило британскому правительству стать главным акционером в Компании Суэцкого канала.

В последней четверти 19 века Ротшильды утратили первенство в финансовом мире Европы и Америки, но остались крупными фигурами.

Потомки Ротшильдов

Характерно, что с конца 19 в. – начала 20 в. некоторые члены семьи Ротшильд стали предпочитать финансовым и коммерческим интересам науку, литературу, искусство, государственную и общественную деятельность и нередко достигали в этих сферах успехов (в том числе избрания в Лондонское королевское общество). Члены семьи, традиционно продолжавшие заниматься финансами и другими видами бизнеса, все чаще совмещали их со страстью к коллекционированию живописи, скульптуры, произведений прикладного искусства, фарфора, редких книг и т. д.

Барон Филипп де Ротшильд (1902-88) стал выдающимся виноделом, хозяином виноградника Мутон-Ротшильд.

В настоящее время существуют лишь английская и французская ветви семьи Ротшильд. Итальянская ветвь семьи Ротшильд утратила финансовое и коммерческое значение уже после смерти ее основателя, Карла Майера Ротшильда; немецкая прекратила существование со смертью наследника Аншела Майера — Вильгельма Карла Ротшильда (1828–1901); австрийская — при Луи Натаниэле Ротшильде (1882–1955) в 1938 г. после аншлюса Австрии нацистской Германией. Сохранившиеся две ветви хотя и утратили в начале 20 в. свое лидерство в финансовом мире, все еще остаются весьма влиятельной силой в нем.

Члены семьи Ротшильд никогда не забывали, что они евреи и, пусть по разным мотивам, всегда придавали этому большое значение. Для первых поколений Ротшильдов типичным оставалось сочетание верности своему еврейству и свободного от всяких сантиментов прагматичного отношения к своим единоверцам. Они строго соблюдали наказ Майера Аншела Ротшильда — ни при каких обстоятельствах не отрекаться от веры своих предков, — хотя им и приходилось из-за этого преодолевать многочисленные дополнительные препятствия на пути к успеху.

Ни один из них не принял христианства, не вступил в брак с нееврейкой (весьма распространены среди них были браки между кузенами и кузинами, дядями и племянницами и т. д.); женщины — члены семьи Ротшильд, если вступали в брак с христианами (как правило, с представителями самых аристократических фамилий), обычно сохраняли свою религию (например, Ханна Ротшильд /1851–90/, внучка основателя Лондонской ветви семьи, вступившая в 1878 г. в брак с лордом А. Ф. Розбери, будущим британским премьер-министром). Ротшильды породнились и с представителями крупнейших банкирских домов Европы, в частности, Эдуард Ротшильд (1868–1949) был женат на дочери Матильды Фульд, внучки барона Е. Гинцбурга.

Влияние Ротшильдов и евреи Европы

Потомки Майера Аншела Ротшильда неизменно руководствовались и другим полученным от него заветом — во всех своих отношениях с людьми (кроме семьи) выше всего ставить выгоду и финансовый успех. Хотя интересы евреев не были им безразличны, предпочтение, как правило, отдавалось возможностям дальнейшего обогащения. Так, родоначальник семьи и пять его сыновей в период наполеоновских войн точно предугадали большую выгоду в сохранении верности европейским монархам — врагам Наполеона I, которые не скрывали своего намерения отменить объявленное французским императором еврейское равноправие.

Но Майер Аншел Ротшильд в конце жизни, когда это никак не вредило финансовым интересам семьи, добился согласия архиепископа К.-Т. Дальберга, князя-примаса и президента Рейнского союза, созданного под протекторатом Наполеона, на предоставление гражданского равноправия евреям. Такой же оставалась позиция членов семьи Ротшильд после наполеоновских войн, когда в большинстве стран Европы было полностью или частично восстановлено антиеврейское законодательство, а по многим из них прокатилась волна массовых антиеврейских выступлений.

Деловые связи Ротшильдов с европейскими монархами и правительствами мало зависели от отношения тех к своим еврейским подданным, но там, где это не могло повредить финансовым интересам семьи, Ротшильды были готовы продемонстрировать интерес к судьбе своих единоверцев. Так, в 1815 г. они содействовали поездке на Венский конгресс еврейской делегации, тщетно надеявшейся убедить его участников принять декларацию о гражданском равноправии евреев в своих странах.

В 1819 г. братья (особенно Джеймс Якоб Ротшильд) сами и через деловых партнеров столь же безуспешно убеждали министров вновь созданного Германского союза, что в их собственных интересах пресечь и впредь не допускать насилий по отношению к евреям.

Примерно в то же время Карл Майер Ротшильд в Италии пытался обусловить предоставление крупного займа папе римскому его содействием в упразднении еврейского гетто в итальянской столице. Поступки подобного рода были не чужды представителям третьего и следующих поколений семьи Ротшильд (например, в 1878 г. Ротшильды содействовали включению еврейского вопроса в повестку дня Берлинского конгресса, который принял оставшееся в основном на бумаге решение о гражданском равноправии еврейского меньшинств в Румынии, Болгарии, Сербии и Хорватии), но активными борцами за права евреев они обычно не были.

Для себя, как правило, им удавалось добиться особого статуса: в 1842 г. получил право владения недвижимостью в Вене глава австрийского банкирского дома Шломо Майер Ротшильд, который до этого (несмотря на огромные услуги, оказанные членам императорской семьи Габсбургов, близкие отношения со всесильным канцлером К. Меттернихом, дворянское звание и титул барона) более 20 лет жил с семьей в гостинице «Римский император».

Ротшильды проявляли настойчивость в борьбе за еврейское равноправие в основном тогда, когда лишь этим путем могли достичь собственных целей. Так, в 1847 г., когда Лайонел Нейтан Ротшильд (см. выше) не смог занять свое место в палате общин из-за необходимости принесения присяги на Евангелии, семья Ротшильд развернула упорную кампанию за отмену этого правила и в 1858 г. добилась отмены, что позволило Лайонелу Нейтану Ротшильду, в очередной раз победившему на выборах, принести присягу на еврейской Библии.

Со временем семье Ротшильд все менее удавалось сочетать верность собственному еврейству с нежеланием подвергаться даже малому риску для защиты интересов своего преследуемого народа. Это противоречие усугублялось тем, что богатство, связи и влияние потомков Натана Майера Ротшильда в Англии и Джеймса Якоба Майера Ротшильда во Франции делали их фактическими лидерами еврейской общины, иногда и формально они входили в состав ее руководящих органов: например, Лайонел Ротшильд и его брат Натаниэл Ротшильд в 1812–70 гг. — в Борд оф депьютиз, Натаниэл также в Объединенный комитет по иностранным делам еврейской общины; Альфонс Ротшильд (1827–1905) был президентом Центральной консистории Франции с 1869 г.

Ротшильды в XX веке

Английские и, особенно, французские Ротшильды, которые публично не реагировали на дело Дрейфуса, хотя негласно оказывали всяческую поддержку дрейфусарам, уже не могли не выразить своего отношения к событиям конца 19 в. – начала 20 в. в России — инспирированным властями кровавым еврейским погромам и правительственной политике, направленной на ухудшение и без того бесправного положения евреев.

Так, барон Альфонс Ротшильд (см. выше), глава парижского банка «Ротшильд фрер», имевший тесные деловые связи с правительством (министерством финансов) России, в ответ на волну еврейских погромов 1880-х гг. заявил о прекращении всяких финансовых отношений с этой страной. В мае 1891 г. его банк объявил об отказе выполнять подписанное месяцем раньше соглашение о предоставлении России займа в 320 млн. франков.

Это беспрецедентное в финансовом мире решение вызвало многочисленные толки в европейских столицах — не все отнеслись с доверием к официальному заявлению банка, в котором этот шаг был представлен как реакция на указ императора Александра III о выселении евреев из Москвы, поскольку сведения об этом указе появились в газетах в конце марта того же года, когда соглашение о займе еще не было подписано.

Так же реагировали на погромы в России 1905 г. французские и английские Ротшильды (барон Густав де Ротшильд, 1829–1911, и лорд Натаниэл Ротшильд, 1840–1915): они приняли участие в организации денежной помощи жертвам погромов (каждый из них пожертвовал для этой цели десять тысяч фунтов стерлингов) и даже позаботились о том, чтобы собранные средства доставлялись в Россию через их Лондонский банк. Это мотивировалось желанием предотвратить использование пожертвований в радикальных целях, что дало бы дополнительную пищу для обвинений еврейских банкиров в финансировании русской революции.

В то же время они всячески препятствовали попыткам еврейских лидеров в своих странах организовать массовые публичные кампании протеста против официально разжигаемого антисемитизма в России, утверждая, что это спровоцирует еще большую ненависть к евреям в российских правящих кругах. Члены семьи Ротшильд не остались равнодушными к страданиям евреев Германии после установления там нацистского режима.

Уже осенью 1933 г. в Лондоне Ивонна Ротшильд (1899–1977), жена Энтони Ротшильда (1887–1961), основала Общество помощи еврейским женщинам и детям в Германии; в Париже Роберт Ротшильд (1880–1946) и его жена Нэлли Ротшильд (1886–1945) активно участвовали в создании Фонда помощи еврейским беженцам из Германии; в те же годы Мирьям Ротшильд (1908–2005) взяла попечительство над еврейскими детьми, прибывшими в Англию из Германии, а Джеймс Ротшильд (1896–1984) перевез еврейский сиротский приют (более 20 мальчиков в возрасте 5–15 лет и директор приюта с семьей) из Франкфурта-на-Майне в Англию и предоставил им собственный дом.

Лорд Виктор Ротшильд (1910–1990) в газете «Таймс» (19 ноября 1938 г.) обратился с призывом к британской общественности серьезно оценить исходящую от нацистской Германии угрозу западной демократии и всем ее ценностям (в годы Второй мировой войны Виктор Ротшильд, известный ученый-биолог, внес свой вклад в победу над нацистской Германией, в частности, он служил в военной разведке).

Ротшильды и антисемиты

Файл:MdeR.gif
Карикатура 1874 года на барона Ротшильда.

Фамилия Ротшильд стала и более полутора веков оставалась — как для евреев, так и для неевреев, в том числе антисемитов — нарицательным именем — символом еврейского богатства и могущества.

Сплоченность, богатство и влияние семьи Ротшильд издавна не без успеха использовал международный антисемитизм для доказательства тезиса о стремлении евреев к мировому господству и закабалению народов, дающих им приют. Уже в 1820-х гг. в газетах ряда европейских стран появляются антисемитские карикатуры, изображающие Ротшильдов пауками, сосущими кровь из Европы, или грабителями, держащими за горло европейских монархов. В антисемитских памфлетах того времени Ротшильды титулуются не иначе как «королями банкиров и банкирами королей», «королями евреев и евреями королей» или «еврейскими королями и королевскими евреями».

С конца первой половины 19 в. ссылка на еврейское происхождение Ротшильдов становится излюбленным приемом французских антисемитов. Так, в 1846 г., когда спустя всего три недели после начала эксплуатации построенной компанией Ротшильда железной дороги произошла катастрофа, унесшая 37 человеческих жизней, немалым успехом пользовался антисемитский памфлет «История Ротшильда I, короля евреев», в котором случившееся вменялось в вину не столько самим Ротшильдам, сколько врожденному еврейскому высокомерию и цинизму по отношению к французам.

Для антисемитов правого, консервативного толка (например, Э. Дрюмона) Ротшильды — это символ и воплощение еврейского засилия во Франции, тайного оплота губящих ее радикалов и революционеров. Теоретик анархизма антисемит П. Прудон видел в Ротшильдах олицетворение капиталистической сущности всей еврейской нации, создателя и опору самой бесчеловечной буржуазной системы эксплуатации трудящихся.

С именем Ротшильд связана волна антисемитизма, захлестнувшая Францию в начале 1880-х гг. из-за банкротства конкурента Ротшильдов, католического банка «Всеобщий союз», созданного Э. Бонту «для борьбы с засилием еврейского капитала», и потери тысячами его вкладчиков своих сбережений (обвинялись не только Ротшильды, но и вообще евреи как «чужестранцы, злоумышляющие против христианства и всей Франции»). Позднее имя Ротшильд было превращено в самый зловещий персонаж в расово-антисемитской мифологии нацизма.

Ротшильды в еврейском фольклоре

Далеко не однозначным было отношение к Ротшильдам в самом еврейском народе. В сложившемся в еврейском фольклоре образе Ротшильдов восхищение богатством, могуществом и роскошной жизнью единоверцев сочетались с немалой долей плебейской иронии по отношению к чванству и высокомерию богачей и к собственным вздорным мечтам оказаться на их месте. Таким этот фольклорный образ предстает в творчестве Шолом-Алейхема, многочисленных анекдотах, притчах, присказках, народных песнях и т. д.

Более сложное отношение к Ротшильдам социально и политически активных слоев еврейства стало особенно явным в двадцатилетие между 1881 г. и 1901 г., когда в Западную Европу хлынула волна еврейских эмигрантов из Восточной Европы. Ротшильды искренне желали или считали себя обязанными помогать толпам этих обездоленных и нуждающихся евреев. Например, лорд Натаниэл Ротшильд, как член созданной в 1909 г. королевской комиссии, предназначенной ограничить дальнейший наплыв эмигрантов в Великобританию, самоотверженно боролся за то, чтобы вводимые ограничения как можно меньше касались евреев. Но Ротшильды натолкнулись на резко критическое в целом отношение к себе со стороны еврейских иммигрантов.

Для большинства из них оказалась неприемлемой установка Ротшильдов содействовать скорейшей натурализации, социальной и культурной акклиматизации вновь прибывающих евреев в западном обществе. Эту установку единодушно, хотя и по разным мотивам, отвергали три основные группы евреев-иммигрантов:

  • выходцы из городских и местечковых гетто, которые свободно изъяснялись только на идише, строго выполняли религиозные заповеди и стремились сохранить такой образ жизни и в новых условиях;
  • ожесточенные преследованиями и унижениями в странах, где они проживали, радикальные элементы, которые пополняли ряды левоэкстремистских партий и организаций и выступали за революционное ниспровержение западных государственных и общественных институтов;
  • сионисты, которые видели в такой установке прямой путь к ассимиляции.

Резкие и страстные обвинения активистов всех этих групп иммигрантов в адрес Ротшильдов и других «самодовольных и эгоистичных евреев», которых интересуют лишь собственные барыши, нередко мало отличались от нападок со стороны антисемитов. Ротшильды болезненно реагировали на эту критику, но одновременно, по мнению многих, давали для нее веские поводы. В частности, национально ориентированные круги еврейства не прощали Ротшильдам резко отрицательного отношения к сионизму.

Как и другие богатые евреи, Ротшильды не отказывались поддерживать присутствие своих ортодоксальных единоверцев в Иерусалиме. Там еще в 1850-х гг. Джеймс Якоб Ротшильд и его жена Бетти основали больницу для бедных, а в 1860-х гг. на деньги лондонских Ротшильдов там же была открыта и поныне существующая школа для девочек имени Эвелины де Ротшильд (в память дочери Лайонела Ротшильда, безвременно скончавшейся вскоре после свадьбы).

Ротшильды и сионизм

Иначе обстояло дело с политическим сионизмом, в котором Ротшильды с самого начала усмотрели угрозу всем своим жизненным устоям и ориентирам. Исходя из собственного опыта, они считали, что евреи могут и должны успешно интегрироваться в странах, куда забросила их судьба, и что идеей создания суверенного еврейского государства в Эрец-Исраэль и массового переселения туда евреев не преминут воспользоваться антисемиты и расисты как доказательством справедливости их утверждений о неискоренимом сепаратизме и чуждости евреев европейским народам.

Ротшильды обвиняли сионистов даже в том, что они дают антисемитам основание требовать полного изгнания или по меньшей мере всяческого поощрения эмиграции евреев из Европы. Долгое неприятие сионизма семьей Ротшильд имело и чисто прагматическое основание, — не видя в нем ничего, кроме беспочвенного прожектерства, они не желали связывать свое имя с «авантюрой», которая наверняка завершится финансовым банкротством и политическим скандалом. В связи с этим всех остальных Ротшильдов сильно беспокоила позиция и деятельность Эдмона де Ротшильда, который, оставаясь долгое время в оппозиции к политическому сионизму, все же отказывался публично осудить его.

Более благожелательно отдельные представители семьи Ротшильд стали относиться к сионизму лишь после Первой мировой войны и распада Османской империи, когда его политические цели перестали выглядеть в их глазах совершенно фантастическими. Даже второй лорд Ротшильд, Натаниэл, в последние месяцы жизни сменил свою непреклонную ассимиляторскую позицию на чуть ли не просионистскую.

Некоторое время весьма активно участвовал в деятельности сионистской организации Великобритании его сын Лайонел Уолтер лорд Ротшильд (1868–1937), которому, как самому видному еврею в стране, адресовал свое письмо, излагавшее обязательство британского правительства содействовать созданию еврейского национального очага в Палестине, министр иностранных дел А. Бальфур.

Ротшильды и Израиль

Супруга Джеймса де Ротшильда на церемонии закладки первого камня в строительство нового здания Кнесета в Иерусалиме.

Даже создание в 1948 г. Государства Израиль и многочисленные войны, в которых ему пришлось отстаивать свое существование, вызвав у большинства членов семьи Ротшильд большой интерес и сочувствие, не превратили их в сторонников сионизма. Барон Ги де Ротшильд (1909–2007), автор ставшей бестселлером автобиографической книги «Наперекор удаче» (1983), выразил, по-видимому, общие чувства членов этой семьи, когда признал, что Израиль — не их страна, его знамя — не их знамя, но что мужество и военная доблесть израильтян наполнили и их сердца гордостью, сделали и их менее уязвимыми для враждебных нападок, принесли освобождение какой-то важной части их «я». Эти чувства стимулируют у некоторых членов семьи Ротшильд желание участвовать в строительстве еврейского государства.

Так, Виктор Ротшильд (см. выше), который не считал себя сионистом, активно поддерживал Израиль в области науки (был членом Совета попечителей Научно-исследовательского института имени Х. Вейцмана и Еврейского университета в Иерусалиме), привлекал общественное мнение Великобритании на сторону Израиля и, по слухам, способствовал становлению израильской разведки (нападки на него за это в английской печати содержали намеки на его недостаточную лояльность британскому отечеству).

В области экономики и финансов особенно отличился правнук и тезка «отца еврейского ишува», барон Эдмон де Ротшильд (1926–97), который финансировал строительство первого в стране нефтепровода от Красного к Средиземному морю и одного из первых химических заводов, оказал важную помощь в основании Государственного банка Израиля (Банк Исраэль) и в осуществлении некоторых других проектов.

Известная и широко рекламируемая филантропическая деятельность семьи Ротшильд отнюдь не замыкается рамками Израиля — они, как и в прошлом, жертвуют крупные суммы не только на еврейские, но и нееврейские больницы, школы, детские сады, сиротские дома, культурные и научные фонды и т. д., желая показать, что они и хорошие евреи, и хорошие французы и англичане.

Заметным является вклад во многие сферы израильской жизни фонда Ротшильда, созданного в 1957 г. Дороти Ротшильд (1895–1988), женой Джеймса Армана Ротшильда (1878–1957): на его средства в стране создано учебное телевидение, основан Открытый университет и ряд отделений в других университетах (например, Институт перспективных исследований и Центр образования для взрослых в Еврейском университете в Иерусалиме, факультет медицинских сестер в Тель-Авивском университете), построен Музыкальный центр в Иерусалимском районе Мишкенот-Шаананим, организуются выставки и экспозиции в Израильском музее, оснащаются современным оборудованием новые больницы, дома престарелых и инвалидов, выплачиваются студенческие стипендии, присуждаются премии имени Ротшильда за достижения в области точных наук и многое другое. Большой популярностью в стране и за рубежом пользуется созданный в 1964 г. на средства баронессы Бат-Шевы Ротшильд (1914–99) балетный ансамбль, носящий ее имя.

В последующие годы отмечалось определенное охлаждение семьи Ротшильд к Государству Израиль как из-за все большего отхода некоторых ее членов от еврейства (например, нынешний лорд Ротшильд Натаниэл Чарлз /родился в 1936 г./ принял христианство и женат на нееврейке), так и вследствие частого несогласия правительственных кругов страны с их советами и рекомендациями. Однако ряд фактов свидетельствует, что члены семьи Ротшильд не отказались от участия в жизни еврейского государства. Так, на средства фонда Ротшильда было построено новое здание Верховного суда Израиля (1992).

Литература

  • Das Haus Rothschild, Seine Geschichte und Geschäfte, Prague, 1857;
  • Reeves, The Rothschilds, London, 1887;
  • Scherb, Gesch. das Hauses Rothschild, Berlin, 1892;
  • A. Ehrenberg, in Deutsche Rundschau, 1903-4;
  • Dict. National Biography;
  • Wurzbach, Biographisches Lexikon, s. v.;
  • A. Kohut, Jüdische Berühmtheiten;
  • Horovitz, Inschriften von Frankfort;
  • Lewysohn, Sechzig Epiiaphien zu Worms.

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья РОТШИЛЬД в ЭЕЭ