Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




История еврейского народа в Польско-Литовском государстве в Новое время (XVI—XVIII вв.)

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

В начале Нового времени союз Польши и Литвы превратился в унитарное государство - аристократическую республику. В его состав входили запад и север современной Украины, Белоруссия, юго-запад современной России и юго-западная часть Латвии.

В течение периода в ходе войн Польско-литовское государство подчинило себе Ливонский орден, контролировавший Восточную Прибалтику, но потеряло территории на востоке. В XVII веке оно было ослаблено непрерывными войнами и внутренними беспорядками в контексте религиозных конфликтов эпохи Реформации. В течение XVIII века это государство слабело и во второй половине века было поэтапно поглощено Пруссией, Автро-Венгрией и Россией.

Еврейская автономия в Польше и Литве достигла высшего расцвета в 16–18 вв. Еврейская община Польско-литовского государства, в начале XVI века имевшая сильные позиции, претерпела в Новое время страшные бедствия и к концу периода деградировала экономически и культурно, став, в основном, сообществом бедняков, лично зависимых от местных феодалов, ограниченных в праве передвижения.

Внутри традиционных общин возникло напряжение между руководством и массой простых евреев. Бедствия снизили уровень образования, усилили мистические настроения. Многие евреи поддержали лже-мессию Шабтая Цви и фантастический проект Франка. После Хмельничины развелось множество "Баалей Шем" - лиц, занимавшихся практической Каббалой или выдававших себя за таковых и зарабатывавших производством чудес на заказ.

Настоящим ответом на бедствия Нового времени в духовно-интеллектуальной сфере стало появление хасидизма.

Содержание

Экономическая основа жизни евреев Польши в конце средневековья

В XV - первой половине XVI вв. евреи в Польше занимались главным образом торговлей. Близость к Турции и легкий доступ к балтийским портам способствовали развитию еврейской транзитной торговли, связывавшей гавани Черного моря и Стамбул с портами на Балтийском море. Еврейские купцы из Польши были посредниками в торговле с Турцией и странами христианской Европы, используя свои связи с местными еврейскими общинами. Они вели также торговлю внутри Польши, скупая у шляхты сельскохозяйственные продукты.

Короли поручали евреям заведовать имениями короны и некоторыми отраслями королевских доходов, часто назначали евреев своими поставщиками. Евреи по-прежнему занимались ссудными операциями, часто за пределами польских границ; эти операции нередко приносили им значительные доходы.

В XV - XVI вв. среди польских евреев было много ремесленников, в основном портных, а также мясников. В Кракове евреи владели пивоваренными заводами. С самого начала еврейским ремесленникам приходилось упорно конкурировать с ремесленными цехами, в которые их не принимали и которые боролись за свое монопольное право заниматься ремеслами.

Со времен Витовта литовские евреи брали на откуп великокняжеские доходы, а также ссужали в рост, хотя ростовщичество не играло существенной роли в экономической жизни евреев Литвы.

XVI век

В 1495 г. великий князь Александр Ягеллон (с 1501 г. — король Польский) изгнал евреев и караимов из Литвы и конфисковал их недвижимости. Часть этих евреев (из северных общин) нашли убежище в приграничных городах Польши.

Тяжелое финансовое положение страны побудило Александра отменить указ в 1503 г. Евреи получили право селиться по всей территории Литвы, им были возвращены дома, синагоги и кладбища. За возвратившимися было признано право взыскивать оставшиеся неоплаченными долги и выкупать конфискованную недвижимость у ее новых владельцев по цене, уплаченной последними княжеской казне.

Вместе с тем, наряду с уплатой значительного ежегодного налога местным властям, евреи были обязаны оплачивать содержание королевского конного отряда в 1000 всадников.

Последняя большая группа иммигрантов переселилась в Польшу из Чехии в начале XVI в. К концу XVI в. в одной лишь Великой Польше насчитывалось 52 еврейских общины, крупнейшие из них в Кракове, Познани, Львове и Люблине. Всего в конце XVI в. в Польше и Литве проживало, видимо, около 100 тыс. евреев.

В XVI вв. усилились антиеврейские настроения в различных кругах польского и литовского общества, в значительной мере под влиянием церкви. В течение всего этого периода не прекращались попытки польских горожан ограничить права евреев; некоторые города изгнали из своих пределов все еврейское население на основании специального королевского разрешения. Даже в периоды спокойствия и благополучия евреям больших городов угрожали бесчинства и нападения со стороны семинаристов. Особенно страдали еврейская беднота и ремесленники, которых не признавали христианские цехи. Для предотвращения нападений семинаристов евреи зачастую платили так называемый шилергелд (школярский откуп) семинаристам.

Притеснения, которым в XVI в. подвергались евреи Польши, не приостановили их экономическую деятельность. Напротив, в начале XVI в. еврейская торговля даже расширилась. В 1521 г. главы львовских горожан писали жителям Познани: «Неверные евреи лишили нас и наших занимающихся торговлей сограждан почти всех источников пропитания... Они овладели всей торговлей, проникли в местечки и села, не оставили христианам ничего». Львовские горожане обратились с жалобой к королю, однако тот не уступил их требованиям, хотя и ввел ряд ограничений, запретив евреям торговать целым рядом товаров.

В начале 16 в. власть в Польше постепенно переходит в руки шляхты, мало считавшейся с интересами горожан. Шляхтичи не только продолжали пользоваться услугами еврейских купцов, но и стали основывать в своих поместьях своего рода «частные города», в которые старались привлечь евреев. Так, например, феодальный владелец Тиктина в 1522 г. (всего лишь год спустя после протеста львовских жителей) разрешил приглашенным им в город евреям открыть магазины на площади возле ратуши и на три года освободил их от уплаты всех налогов.

Таким образом, несмотря на отчаянное сопротивление со стороны горожан, евреи во многих городах страны смогли заняться свободной коммерческой деятельностью во всех областях торговли. Давление со стороны христианских жителей королевских городов и постоянные столкновения с ними побуждали евреев переселяться в поместья шляхтичей, где они могли заниматься торговлей без ограничений.

В 16 в. Польско-Литовское государство стало крупнейшим экспортером леса и сельскохозяйственных продуктов. Шляхта все более закрепощала крестьян, которые были вынуждены пользоваться принадлежавшими помещикам шинками и мельницами.

Открывшиеся перспективы экспорта сельско­хозяйственных продуктов привлекли внимание польского дворянства к плодородным восточным окраинам королевства. Польские короли жаловали придворных обширными поместьями в Украине, где возникали огромные латифундии. Жившие в столице владельцы поместий были заинтересованы передать свои имения в руки управляющих. Возможность аренды дворянских латифундий открыла перед евреями новые экономические перспективы. Иногда еврейская семья, поселяясь в деревне, скупала там сельскохозяйственные продукты для крупных еврейских экспортеров.

Еврейские купцы поставляли продовольствие для городского населения и армии, мачтовый лес для балтийских верфей, сплавляли по Висле плоты строевого леса, груженные селитрой, поташом и дегтем, и продавали эти товары прибывавшим в Данциг (Гданьск) английским и голландским купцам. Таким образом, административная, коммерческая и финансовая деятельность еврейских арендаторов играла важную роль в освоении и заселении украинских степей.

В Литве в начале XVI века

При Сигизмунде I Старом (1506–48) начался период экономического и политического расцвета литовского еврейства. Король подтвердил хартии Витовта (в 1529 г. включены в 1-й Литовский статут).

Вплоть до Люблинской унии (1569) евреи проживали в основном на землях княжеских городов и пользовались покровительством князя. Согласно 1-му Литовскому статуту, убийство дворянина, еврея или горожанина каралось смертной казнью, а семья убийцы была обязана платить семье убитого пеню, причем за убийство еврея равно как за убийство дворянина — 100 грошей, а за убийство горожанина — лишь 12 грошей.

Наиболее знатные евреи именовались в официальных документах «панами». Сигизмунд I широко прибегал к услугам еврейских откупщиков. Один из них, Аврам Езофович (1450–1519), принял православие и был назначен министром финансов великого князя («земским подскарбием»). Наибольшим влиянием среди откупщиков пользовался его брат Михель Езофович (умер, по-видимому, в 1529 г.).

Сигизмунд, стремившийся создать централизованное руководство своих еврейских подданных и обеспечить упорядоченное взимание с них государственных налогов, назначил в 1514 г. М. Езофовича старейшиной литовских евреев, наделив его широкими полномочиями, включая судебные, а в 1525 г. даровал ему потомственное дворянство (единственный случай возведения некрещенного еврея в дворянство). Однако евреи отказались признать назначенного великим князем старейшину.

Несмотря на обвинение евреев Литвы в обращении христиан в иудаизм (1540), рост еврейских общин Литвы продолжался на всем протяжении XVI в. Мигрировавшие из Центральной Европы (главным образом из Богемии) евреи создали общины в Кобрине, Клецке, Новогрудке, Тыкоцине, Слониме и Остроге.

Основа Литовского ва‘ада, который состоял из старейшин и верховных раввинов главных общин, была заложена к 60 гг. XVI в. Главными общинами в этот период были общины Бреста, Гродно и Пинска.

В украинской части Литвы и Польши

В XVI в. на украинских землях, входивших в состав Польши и Литвы поселились отдельные семьи сефардов из Османской империи и Италии; продолжалась массовая иммиграция ашкеназов из стран Центральной и Западной Европы. По некоторым оценкам, численность евреев на землях, населенных украинцами, составила к концу XVI в. двенадцать тысяч человек.

В первой половине XVI в. евреям разрешили (по инициативе винницкого «старосты» князя Ильи Островского) селиться в тех частях Украины, где раньше не было еврейского населения. В 1532 г. еврейская община возникла в Виннице, в 1540 г. — в Баре, в 1551 г. — в Брацлаве (ныне Винницкая область; первые сведения о присутствии евреев в Виннице и Брацлаве относятся к 1506 г.).

С принятием 1-го Литовского статута (1529) евреи утратили право быть свидетелями по делам о недвижимости. Фактически евреям вообще не разрешалось свидетельствовать в суде. Кроме того, им запрещалось держать рабов-христиан (такие рабы подлежали немедленному освобождению, причем владельцу не полагалось никакой компенсации), обращать кого бы то ни было в иудаизм (нарушителей этого запрета приговаривали к сожжению), нанимать христианских женщин в качестве кормилиц, надевать платье, шитое золотом или серебром. Мужчинам предписывалось носить шляпы желтого цвета.

В 1539 г. король Сигизмунд I впервые передал под юрисдикцию дворян (шляхтичей) евреев, живших в их наследственных владениях. 2-м Литовским статутом (1566) все антиеврейские ограничения были оставлены в силе.

Во многих районах Украины евреи входили в состав местного ополчения; в 1551 г. они обороняли Брацлав от татар даже после бегства гарнизона и большей части населения.

В результате Люблинской унии 1569 г. Волынь и Подолия, включавшие такие крупные общины, как общины Луцка, Владимира-Волынского и Острога, вышли из состава Литвы и были присоединены к Польскому королевству. После этого правовое положение евреев, живших на украинских землях, улучшилось, хотя формально 2-й Литовский статут (получивший название Волынского) действовал здесь до 1793 г. Были подтверждены все привилегии литовского еврейства.

Польский сейм и король Стефан Баторий (правил в 1576–86 гг.) уравняли евреев с христианами в том, что касалось выплаты муниципальных налогов, дали евреям право участвовать в обсуждении смет налогов, налагаемых королевскими властями на население, и т. д.

Галицкие и волынские евреи в XVI – первой половине XVII в. (как и в предшествующий период) большей частью жили в крупных городах, образуя большие общины.

Во Львове, Луцке и ряде других мест еврейские финансисты играли важную роль в развитии денежно-кредитной системы. Многие евреи были мелкими лавочниками, некоторые — ремесленниками. Значительная часть еврейского населения находилась на грани бедности и подвергалась преследованиям со стороны духовенства, мещан и городской черни.

Особенно трудно приходилось галицийским ремесленникам, которых не признавали христианские цехи. В XVI в. на Украине (во Львове, Луцке, Галиче) возникли первые еврейские ремесленные цехи (портных, скорняков, резников), существовавшие независимо от христианских; позднее мастера еврейских цехов вошли в состав общинного руководства.

Вытеснение евреев из экономики крупных городов

В начале XVI в. города стали объединяться в борьбе против евреев, добиваясь от короля специальных привилегий de non tolerantis judaeis, которые давали муниципалитетам право запрещать или ограничивать проживание евреев в городе.

На основании таких привилегий евреи были изгнаны из ряда городов, в том числе из Варшавы (1525). В других местах им пришлось подписать договоры, по которым их торговые права были сильно урезаны. Во многих городах евреи могли селиться лишь на определенных улицах или в особых предместьях (например, Казимеже близ Кракова), становившихся типичными гетто.

В 1527 г. горожане Вильно добились запрета на поселение евреев в городе, и лишь в 1551 г. немногим еврейским торговцам было разрешено посещать его в коммерческих целях.

Против евреев начали вести борьбу также широкие круги мелкой и средней шляхты. В XV в. шляхтичи были заинтересованы в евреях как посредниках для продажи своих товаров, а в XVI в. они сами вели торговлю сельскохозяйственными продуктами, и евреи-конкуренты стали для них опасны. На Виленском сейме в 1551 г. дворяне ходатайствовали об обложении евреев подушной податью в один злотый в год (введена королевским универсалом в 1563 г.).

Дворянство добилось также внесения антиеврейских ограничений в Литовский статут в 1566 г.: евреям запрещалось ношение дорогой одежды и оружия и вводилось обязательное ношение отличительного знака.

В 1505 г. шляхта добилась издания Радомской конституции, резко ограничивавшей королевскую власть. Конституция запрещала евреям занимать государственные должности и ограничивала деятельность еврейских откупщиков. В 1538 г. сейм запретил евреям вести торговлю в деревнях и брать на откуп государственные доходы. Одним из результатов польско-литовской Люблинской унии 1569 г. было расширение прав дворянства за счет привилегий горожан и евреев.

В 1569 г. литовский сейм предоставил шляхте монополию на откуп налогов. Однако фактически евреи-откупщики стали действовать как тайные компаньоны своих христианских коллег, а евреи-ремесленники, например, ювелиры, сбывали свои изделия через христиан, входивших в цехи.

Переселение евреев во владения феодалов

В этот период многие евреи Польши переселялись из королевских городов во владения магнатов и монастырей, которые в ряде случаев специально приглашали евреев и освобождали их на первое время от уплаты податей. В некоторых (особенно новых) городах, принадлежавших крупным феодалам, торгово-промышленная прослойка формировалась почти исключительно из евреев; иногда они даже составляли большинство населения города.

В 1539 г. под давлением магнатов король Сигизмунд I Старый (1506–48) отказался от доходов с евреев, живших в наследственных феодальных владениях, и одновременно объявил, что снимает с себя все правовые (в том числе судебные) обязательства по отношению к этой группе еврейского населения Польши (в соответствии с принципом «мы обыкновенно не даем своей защиты тем, кто не приносит нам никакой пользы»).

Этот акт ознаменовал переход значительной части польского еврейства из юрисдикции королей под юрисдикцию магнатов, что означало существенное изменение его правового и социального статуса.

Процесс переселения евреев Польши на земли, которые были в частном владении, особенно активно происходил после Люблинской унии (1569) в степных, прежде малонаселенных районах на юге и юго-востоке современной Украины, где магнатам предоставлялись обширные латифундии как к западу от Днепра (территория нынешней Черкасской области, юго-восточная Подолия), так и к востоку от него (южная часть современной Черниговской области, западная часть Сумской и Полтавской области — только эти места тогда назывались Украиной).

Бо́льшую часть земель получили магнаты, во владении которых оказались громадные имения. Это создало условия для возникновения «магнатских» городов, местечек, сел, куда стекались евреи из внутренних районов Польши, в меньшем числе — из Волыни и Галиции, а также из других европейских стран. Нуждаясь для освоения новых земель в администраторах, магнаты охотно назначали евреев управляющими или сдавали им поместья в аренду.

Евреи-коммерсанты вели в Украине почти всю внутреннюю торговлю, осуществляли оптовые закупки сельскохозяйственной продукции и ее экспорт. В руках евреев сосредотачивались различные промыслы: виноторговля, производство селитры и поташа, рыболовство, охота. Они брали в аренду корчмы, молочные хозяйства и мельницы.

Численность еврейского населения Украины значительно увеличилась: выросли общины в Луцке, Владимире-Волынском, Ковеле, Остроге, Баре, Брацлаве, Виннице, Немирове, Тульчине. Евреи начали селиться в Белой Церкви, Богуславе, Стародубе, Чернигове и других городах.

В Белоруссии

Важную роль в развитии экономики Белоруссии играли евреи Брест-Литовска, многие из которых были откупщиками налогов и зажиточными купцами. В 1506 г. была основана община в Пинске. Около 1539 г. евреи поселились в Новогрудке, а затем (последовательно) в Минске, Полоцке, Витебске, Могилеве и Орше.

В 1551 г. белорусские евреи получили право избрания раввинов. Тяжбы между евреями решались еврейскими судами на основе еврейского права.

Антиеврейская пропаганда и преследования

В 1520–30-х гг. Реформация вызвала ожесточенные религиозные споры в христианской среде Польши. Были отдельные случаи перехода в иудаизм. В 1539 г. в Польше, в особенности в Краковском воеводстве, распространились слухи, будто многие христиане переходят в еврейство, проходят обряд обрезания и скрываются у литовских евреев. В том году вдова члена краковского магистрата Екатерина Залешовская была сожжена за склонность к иудаизму.

Но эти редкие случаи преувеличивались католической пропагандой, обвинявшей евреев в массовом обращении христиан в иудаизм и в вывозе новообращенных в Литву, где их укрывали местные евреи. Сигизмунд I провел расследование, доказавшее невиновность евреев. Король направил в Литву двух дворян для расследования. Королевские посланцы производили обыски в еврейских домах, задерживали на дорогах проезжих и допрашивали их. Эти меры нарушили нормальное течение жизни и доставили множество неприятностей евреям.

В те же годы состоялся ряд диспутов между евреями и христианами. В конце 16 в. самым выдающимся апологетом иудаизма и оппонентом христианства был караим Ицхак бен Аврахам Троки. В своей книге «Укрепление веры» он выступил с беспощадной рационалистической критикой христианства.

Католическая церковь, ведя борьбу с Реформацией, активно прибегала к антиеврейским действиям. В XVI в. в Польше появилась антисемитская литература. В 1541 г. в Кракове был напечатан памфлет анонимного священника «Об изумительных заблуждениях евреев», где рекомендовалось разрушить новые синагоги и ограничить в городах численность еврейского населения. Автор памфлета «О святых, убиенных иудеями» требовал изгнания евреев из Польши.

В брошюрах врачей-поляков звучали призывы не лечиться у евреев, которые якобы отравляют пациентов-христиан. Юдофобской кампанией руководил глава польской католической церкви П. Гамрат. В 1542 г. проходивший под его председательством церковный собор потребовал уменьшить число евреев в городах, особенно в Кракове, запретить евреям жить в ряде районов страны, разрушить новые синагоги и т. д.

Для борьбы с евреями горожане и церковь пользовались любыми средствами. Так, в 1558 г. многих евреев г. Сохачева арестовали по обвинению в осквернении гостий и, несмотря на приказ короля Сигизмунда II Августа освободить их, сожгли на костре. Король сказал по этому поводу: «Я содрогаюсь при мысли об этом злодействе, да и не желаю прослыть дураком, который верит, что из проколотой гостии может течь кровь».

В это время кровавый навет становится обычным явлением в Польше и Литве: Бельск-Подляски (1564), Росоша (1566), Львов (1576), Вогин (1577), Гостынин (1577), Люблин (1598). Со второй половины XVI в. основную роль в антисемитской пропаганде стали играть иезуиты, а ученики иезуитских школ постоянно избивали евреев. Общины даже платили специальный налог в эти школы, чтобы избежать нападений.

Положение евреев несколько улучшилось в правление Стефана Батория (1576–86), который подтвердил их прежние привилегии и разрешил свободно заниматься ремеслами, торговать в христианские праздники, нанимать христиан для строительных работ. Учитывая религиозные чувства евреев, он упразднил обычай принесения ими присяги в суде, стоя на свиной коже, и исключил из текста присяги унизительную для евреев формулировку, а также решительно выступал против погромов и кровавых наветов.

Стефан Баторий подтвердил старинные привилегии литовских евреев, и их общины достигли значительного расцвета. Евреи занимались ремеслом и торговлей, в том числе экспортной, а также земледелием. Но король мог только временно ослабить антиеврейские претензии городов и церкви.

Евреи, жившие во владениях магнатов, были защищены лучше. Но они часто становились жертвами войн и восстаний, происходивших в восточных областях. Так, в 1563 г. по приказу царя Ивана IV (Грозного) русские войска уничтожили еврейскую общину занятого ими Полоцка; погибло около 300 человек. Немало евреев погибло в ходе восстаний «реестровых» (официально зачисленных в польскую армию) казаков под предводительством С. Косинского (1591–93) и С. Наливайко (1595–96); в обоих случаях особенно сильно пострадала община Брацлава.

С начала 1596 г., когда была основана греко-католическая (униатская) церковь, религиозное противостояние на Украине резко обострилось. В июне 1621 г. в Сухой Дубраве (близ Белой Церкви) представители казаков, собранные киевским митрополитом Иовом, поклялись «стоять насмерть за православную веру»; вслед за этим казаки учинили в Белой Церкви и других населенных пунктах погромы.

Истребление евреев было одной из целей участников казацких восстаний во главе с Тарасом Федоровичем (1630), Павлом Бутом (Павлюком; 1637) и Я. Острянином (1638; на Левобережной Украине).

Самоуправление

В начале XVI в. официальным представителем всех евреев Польского королевства был главный раввин, назначаемый королем. Еврейские жители государства подлежали его юрисдикции. В первой половине XVI в. во главе еврейских общин Польши стояли раввины, так называемые «доктора» или «сеньоры», которых по рекомендации общины, а иногда и без нее, назначал король. Основной задачей еврейского руководства было удовлетворение финансовых требований польских королей.

Сигизмунд I решил провести централизацию еврейских общин для увеличения доходов, поступавших от евреев. Первоначально назначались отдельные лица для сбора налога с определенной области или со всей страны. Так, в 1511 г. для сбора коронационной подати король назначил двух познанских евреев.

В 1512 г. для сбора податей и налогов король ввел должность экзактора и назначил на нее в Великой Польше и Мазовии Авраама из Чехии, а в Малой Польше казимежского еврея Франциска. Однако против последнего выступили крупнейшие общины Малой Польши — львовская и краковская. Король удовлетворил ходатайство краковской общины, но отклонил просьбу львовской.

Франциск не усмирил недовольных и запутался в долгах казне; тогда король назначил экзактора Великой Польши экзактором и Малой Польши. Но Авраам также не смог собрать денег и стал прибегать к суровым мерам для их получения. В результате он восстановил против себя и христиан, и евреев. Кагалы наложили на него херем, и Авраам отказался от должности экзактора, после чего король вынужден был упразднить ее и предоставить самим общинам раскладку и взимание податей. Были назначены восемь сборщиков податей из кандидатур, предложенных общинами.

В 1527 г. Сигизмунд назначил Самуила Марголиота генеральным сеньором Великой Польши; в 1541 г. — М. Фишла (умер в 1542 г.) и Шалома Шахну генеральными сеньорами Малой Польши. Они получили широкие права и полномочия: были освобождены от налогов, могли жить в любой части Польши и подлежали исключительно королевской юрисдикции. Общины во всем подчинялись генеральным сеньорам (в частности, их утверждению подлежали итоги выборов на должность раввина). Для содержания генеральных сеньоров евреи Польши уплачивали особую подать.

Неограниченная власть назначенных королем генеральных сеньоров, нарушавшая автономию кагалов, вызывала недовольство общин. Краковские евреи не желали подчиниться Ш. Шахне и даже не позволили ему поселиться в Казимеже. Король в специальном декрете угрожал непокорным карой, однако ради регулярного поступления налогов был вынужден пойти на уступки.

Руководство общинами находилось обычно в руках откупщиков налогов, состоятельных евреев, на которых возлагалась ответственность за своевременное поступление налогов в королевскую казну.

В 1541 г. по ходатайству познанского кагала и Великопольского земства Сигизмунд разрешил им избирать генерального сеньора Великой Польши, оставив за собой право его утверждения. Сигизмунд II Август (1548–72) отказался и от этого права: королевским декретом от 1551 г. сеньору, избранному евреями, была передана судебная власть с правом налагать на непокорных херем.

Избранного раввина король наделил неограниченными полномочиями

« судить и рядить и вести следствие, выносить постановления и приговоры евреям, подлежащим... его юрисдикции; подвергать наказаниям и отлучению от синагоги согласно Моисеевым законам и обычаям... и если кто-нибудь из евреев осмелится дерзновенно и легкомысленно отнестись к наказаниям или отлучению, наложенному на него раввином или судьей, или другими главами еврейской общины... он будет выдан в наши руки, дабы быть преданным смертной казни, и все его достояние будет отчуждено в пользу нашей казны »

.

После появления этой грамоты, дающей общинам столь широкие полномочия, назначение королевскими властями раввинов или глав общин более не упоминается в исторических источниках.

Совместная борьба всех евреев страны против наветов и обвинений служила одним из важнейших факторов укрепления еврейской автономии и создания ваадов . Основной ячейкой всей системы еврейского самоуправления в Польско-Литовском государстве была община, имевшая свое руководство (рашим, парнасим) и свои общественные и религиозные учреждения.

Примером общинной организации служит столичная Краковская община. Ядро правления общины в 1595 г. состояло из четырех глав (рашим), пяти заместителей (товим), четырнадцати членов (кахал), трех судей (даяним) низшей инстанции, трех судей второй инстанции, трех судей высшей инстанции, трех счетоводов, пяти казначеев (габаим) и попечителей, сиротских опекунов и сборщиков государственных налогов. Сфера деятельности и полномочий каждого члена этой коллегии была точно определена.

Так, попечители были обязаны в первый день каждого месяца посещать все дома, в которых находились благотворительные учреждения, бани, мясные лавки, и следить за их функционированием. Полномочия трех судебных инстанций определялись денежной суммой, на которую подавался иск: судьи первой инстанции вели тяжбы до десяти злотых, судьи второй разбирали дела от десяти злотых до ста, судьи третьей — дела, в которых иск превышал сто злотых. Большим почетом пользовались главы йешив — раввины.

Во главе всех юридических учреждений стоял председатель суда (ав бейт-дин), исполнявший одновременно функции главного раввина округа и ректора самой большой йешивы. Несколько позже в Краковской общине была учреждена должность городского проповедника, занимавшего высокое общественное положение и получавшего жалование от общины. Община выбирала и низших служащих — канторов, учителей, резников и т. п.

В краковской общине существовала еще одна весьма важная выборная должность — ходатая (штадлан), который должен был сопровождать «каждого нуждающегося в помощи к судье, или писарю, или к чиновнику, к откупщику налогов, к горожанам, куда надо». Община, таким образом, имела своего рода адвоката, защищавшего интересы ее членов перед властями и горожанами. Во главе всех должностных лиц общины стоял один из рашим (парнас), сменявшийся каждый месяц и называвшийся парнас hа-ходеш.

Из сохранившихся денежных отчетов еврейских общин в Польше явствует, что в среднем 70 и более процентов всего бюджета уходило на защиту от «покушений извне» — на подкупы и «подарки» недоброжелателям из среды духовенства и христиан-горожан и на судебные издержки и ходатайства в связи с наветами и клеветой. 14–15% бюджета расходовались на благотворительные цели, а остальная часть — на административные издержки и жалованье.

Такое распределение бюджета было возможным потому, что большинство должностных лиц исполняло свои обязанности безвозмездно. Краковские постановления 1595 г., регламентирующие общест­венную и административную жизнь общины, свидетельствуют о том, что община считала себя правомочной и даже обязанной контролировать все формы деятельности своих членов, руководить ими и карать их, если они «сбиваются с пути истинного». Постановления общины регулировали тор­говлю, определяли размер процентов за ссуды, указывали, кому давать пожертвования, устанавливали учебную программу и жалованье учителей и т. п.

Правление общины выбиралось ежегодно; исключение составляли некоторые должностные лица, обладавшие специальными знаниями, например, председатель суда, назначавшийся на трехгодичный срок. Выборы обыкновенно происходили в Песах; члены общины избирали из своей среды от пяти до девяти выборщиков (борерим), которые, в свою очередь, выбирали общинное руководство.

В большинстве общин наряду с официальными учреждениями существовали различные добровольные общества, как, например, цехи еврейских ремесленников, погребальные братства, общества помощи больным, общества по совместному чтению псалмов и т. п.

Еврейские общины Польского королевства были организованы по областям или землям (мединот или арацот), которые подразделялись на округа (глило́т; один округ - гали́ль). Входившие в состав округа местные общины находились в определенной административной зависимости (не затрагивавшей, впрочем, их автономии) от главной общины этого округа. Так, например, община города Луцк представляла местные общины всего округа, община Кракова — Малой Польши.

Представители окружных общин собирались на регулярные съезды, получившие название окружных ваа́дов. Каждая область выбирала и посылала установленное для нее число общинных глав и раввинов на съезды верховного органа еврейской автономии в Польше — Ваада четырех земель (Великой Польши, Малой Польши, Волыни и Подолии). Там они обсуждали меры для защиты прав и интересов всего еврейского населения Польши. Иногда в этих съездах участвовали и представители Литовского ваада.

С середины XVI в. руководители и раввины крупнейших общин каждого округа дважды в год съезжались на ярмарки в Люблине и Ярославе (Галиция). Там и образовался Ваад четырёх земель. Там же, особенно в Люблине, стали собираться законоучители для обсуждения вопросов религиозного законодательства.

Участвовавшие в заседаниях ваада раввины составляли своего рода высшую судебную коллегию. Все дела, которые не могли быть разрешены в рамках отдельной общины, выносились на рассмотрение ваадов. На заседаниях ваадов принимались постановления и предписания, регулировавшие жизненный уклад евреев всего королевства, и выносились решения по актуальным проблемам, возникавшим в личной и общественной жизни польско-литовского еврейства. Так, ваады оказывали давление на еврейских арендаторов, чтобы в арендованных поместьях крепостные не работали по субботам на барщине. Ваады стояли на страже прав еврейского населения во время избрания королей, сессий сейма и в другие чреватые резкими переменами моменты.

В середине 16 в. в Литве возник ваад (совет) из девяти областных общинных глав (раши́м) и трех раввинов. Из них на каждой ярмарке в Люблине должны были заседать трое глав и один раввин, «дабы заботиться об общем благе... карать преступников и ослушников, обкрадывающих и обманывающих как евреев, так и иноверцев, чтобы, упаси Господь, не было опорочено имя Творца».

Тогда же было принято постановление, что, если на еврея или всю общину «будет возведено ложное обвинение... один из трех обычных наветов, как-то: обвинение в ритуальном убийстве, в осквернении гостии и обращении христиан в еврейскую веру», то этот еврей или община уплатят только четверть судебных издержек, а остальная сумма будет «внесена всеми другими жителями страны».

Так были заложены основы, на которых впоследствии базировались центральные органы самоуправления всех евреев Польши и Литвы: ваад, три четверти которого составляли главы общин, а четверть — общинные раввины; касса взаимопомощи всех еврейских жителей страны и Верховный суд, заседавший на ярмарочных съездах.

На заседаниях ваадов принимались решения, регулировавшие жизненный уклад евреев всего королевства. Одной из главных функций ваадов было распределение по землям и общинам размера податей в государственную казну.

С XVI в. евреи Польши пользовались также судебной автономией. Все тяжбы между евреями и преступления евреев против евреев рассматривались в еврейских судах, которые могли приговорить подсудимого к штрафу, телесному наказанию или тюремному заключению. Еврейские суды имели право выносить смертные приговоры, но такие случаи в Польше неизвестны.

Преступления евреев против христиан и иски христиан к евреям рассматривал специальный судья, которого обычно назначал воевода с согласия евреев. В судебном процессе обязательно принимал участие представитель общины (штадлан), должность которого была выборной. Запрещалось вызывать еврея в суд в субботу и в дни еврейских праздников.

Польско-литовские евреи высоко ценили ученость; учащиеся йешив пользовались всеобщим уважением. Кончив йешивы и став купцами или арендаторами, молодые евреи не прекращали изучение Талмуда. Богатые члены общины, даже те, кто сам не отличался ученостью, стремились выдать своих дочерей замуж за лучших учеников йешив, невзирая на их бедность. Так сложилось еврейское руководство, состоявшее из богатых и ученых.

Несмотря на жесточайшие потрясения 1648–49 гг., еврейская диаспора в Польше и Литве и во 2-й половине 17 в. оставалась крупнейшим центром всего еврейского народа, а ее автономные учреждения пользовались влиянием далеко за пределами страны.

Духовная жизнь

Настоящий расцвет еврейской духовной жизни наступил в XVI в. В Польше был открыт ряд йешив, которые впоследствии стали известнейшими, в том числе иешива раввина Я‘акова Полака (1460 или 1470 – после 1533), создателя нового метода изучения Талмуда - пилпула, его ученика, раввина Ш. Шахны, раввина Моше Иссерлеса в Кракове и других.

Если раньше еврейские юноши из Польши уезжали в Германию для продолжения своего образования, то в XVI в. стали из Германии приезжать учиться в польские иешивы. Еврейская ученость в Польше отличалась религиозным рационализмом, много внимания уделялось и изучению светских наук.

Первым известным ученым Литвы был Моше бен Яаков из Киева (1449 – 1520?). В XVI в. раввинами и духовными лидерами литовского еврейства были видные ученые, в своем большинстве приглашавшиеся из-за рубежа:

  • Ицхак бен Бецалель — во Владимире-Волынском (умер в 1567 г.),
  • Шломо Лурия — в Остроге и Бресте,
  • Мордехай Яффе — в Гродно и Кременце,
  • Иоэль Сыркес — в Пружанах, Шидлове, Бресте.

Известностью в XVI в. пользовался хахам караимской общины Ицхак бен Аврахам из Трок (1525/33–1586/94?), автор апологетического и полемического трактата «Хиззук эмуна» («Укрепление веры»).

Среди раввинов были разногласия по вопросу об отношении к нееврейской философии: сторонников ее изучения возглавлял раввин Моше Иссерлес, а противников — раввин Шломо Лурия, обвинявший Иссерлеса в том, что его ученики «молятся по Аристотелю». Польский хронист отмечал, что в Польше и Литве «евреи пользовались ивритским письмом и изучали науки и искусства, астрономию и медицину».

В XVI–XVII вв. юноши из Польши приезжали в Падую изучать медицину. В Польше было много врачей-евреев, лечивших знать и даже королей, что вызывало зависть их христианских коллег.

К концу XVI в. усилился интерес к изучению каббалы. Йоэль Сиркес считал даже, что те, кто в нее не верят, не могут считаться хорошими евреями. В конце XVI в. – начале XVII в. в Польше жили выдающиеся представители раввинской учености М. Яффе и посек Иехошуа бен Александр hа-Коhен Фальк (1555–1614).

Большое внимание уделялось обучению детей. Начальное образование они получали в хедерах, имевшихся во всех общинах, все мальчики от шести до 13 лет были обязаны в них учиться. Способные ученики продолжали занятия в многочисленных иешивах (в некоторых крупных городах — Львове, Кракове, Люблине — было даже по две–три иешивы). В XVI в. Польша была одним из центров еврейского книгопечатания. К концу XVI в. Польша стала интеллектуальным центром караимов.

XVII век

Синагога в Замоще (1610-1620 год постройки)

Во второй половине XVI – первой половине XVII вв. происходил быстрый рост численности еврейского населения Польши. В 1648 г. она составляла 300 тыс. человек (утроение за 70 лет). Если в конце XVI в. в Украине было 80 еврейских общин, то в 1648 г. — уже 115.

Большинство еврейских общин Белоруссии находилось под управлением брест-литовской общины и только несколько — в ведении пинской общины. В 1692 г. одной из главных стала также слуцкая община. Росли и мелкие общины, находившиеся под покровительством польских магнатов, которые сдавали евреям в аренду свои имения, деревни, трактиры и постоялые дворы. Новые общины старались освободиться от подчинения старым.

Во время правления Сигизмунда III (1587–1632) духовенство добилось принятия властями ряда требований церковных соборов (в частности, было запрещено строить синагоги без специального разрешения короля). В противоположность Стефану Баторию, Сигизмунд разрешил разбирать дела о кровавых наветах в христианских судах с применением пыток при следствии. В первой половине XVII в. такие дела следовали одно за другим: Люблин (1634),Сандомир (1605), Седльце (1617), Сохачев (1619), Ленчица (1639).

В период Реформации антиеврейская агитация католического духовенства особенно усилилась; дискуссии клерикалов с евреями и антиеврейская клевета и наветы приняли небывалый до того размах. Самой большой опасности евреи подвергались в Украине, православные крестьяне которой чувствовали себя порабощенными чужаками — католическими попами и их еврейскими «приспешниками». Казачество, стремившееся к внутренней автономии или даже к отделению от Польши, видело в антиеврейской агитации средство для достижения своих целей.

Духовенство добивалось введения все новых ограничений для евреев. Так, на Познанском соборе 1642 г. были приняты постановления, запрещавшие евреям иметь христианскую прислугу, открывать лавки в дни христианских праздников, брить бороды христианам, лечить их, а также гулять по улицам за пределами еврейских кварталов. В это время часто вспыхивали погромы в различных городах.

Положение евреев, находившихся под юрисдикцией магнатов, было в XVI – первой половине XVII вв. более прочным. Но в Украине и в Белоруссии (где находилась большая часть магнатских владений) евреи нередко страдали во время казацких бунтов, а также русских и турецких вторжений.

В Россию польских евреев не пускали. Даже после тяжелого поражения русских в 1610 г., во время переговоров о воцарении польского королевича в Москве московские бояре потребовали от польских представителей воспретить евреям въезд в Московское царство. Когда польский король намеревался послать в 1638 г. в Москву своего агента-еврея, царь запретил его приезд, так как евреев «никогда в России не бывало, и с коими никакого сообщения христиане не имеют».

Королевской жалованной грамотой от 1616 г. евреям Брацлава предписывалось «стоять на страже и выходить на войну с врагом короны на конях»; аналогичные обязанности возлагались на евреев Бара, Богуслава, Переяслава (оба — Киевская область).

Большая синагога в Изяславе (Западная Украина)

Немалое военное значение имели строившиеся в XVI—XVIII вв. каменные синагоги, часть которых — например, в Бродах (ныне Львовская область), Любомле (современная Волынская область), Сатанове (Хмельницкая область), Шаргороде (Винницкая область) — возводилась в виде крепостей с мощными стенами. Это вызывало нарекания со стороны католического духовенства, жаловавшегося на то, что «евреи построили в королевских городах синагоги каменные и обширные, красивее костелов и домов».

Отдельные евреи были и в казацких отрядах, базировавшихся на границе польских владений, — в Запорожской Сечи (на островах и в урочищах в нижнем течении Днепра). 11 евреев участвовали вместе с казаками в походе польской армии на Российское государство в 1606–13 гг.

С начала XVII в. евреи стали большей частью заниматься арендой, сбытом продуктов сельского хозяйства, откупом различных податей и сборов, винокурением, выжигом поташа; удельный вес ростовщиков и особенно ремесленников (исключая Галицию) значительно снизился. Еврей мог взять в аренду как корчму, мельницу, пруд, так и целое магнатское поместье, группу сел и местечек со всеми их жителями, находившимися под юрисдикцией владельца, права которого переходили к арендатору.

Крупный арендатор часто сдавал в подаренду отдельные села, корчмы, другие доходные промыслы, тем самым вовлекая в экономическую деятельность менее зажиточных соплеменников. Крепостные крестьяне большей частью подчинялись непосредственно еврею-арендатору того или иного уровня (слова «арендатор» и «еврей» в те времена практически были синонимами). Кроме того, сами арендаторы могли приобретать рабов (как правило, на ограниченное время). По сохранившимся свидетельствам, в отдельных случаях рабы, принадлежавшие евреям, принимали иудаизм.

В то же время распространенные в украинском фольклоре и художественной литературе утверждения о контроле евреев-арендаторов над православными храмами и взимании ими платы за «ключи от церкви» (то есть за выполнение религиозных обрядов) не находят никакого подтверждения в документах. Эти утверждения, впервые появившиеся у польских авторов более позднего периода, опровергали (помимо еврейских исследователей) И. Франко (см. ниже) и виднейший украинский историк М. Грушевский. Украинские фольклорные материалы об «аренде церквей» евреями, исследованные Франко, восходят к XVIII в.

Среди евреев встречались также арендаторы королевских городов и их окрестностей, приобретавшие не управленческие функции, а лишь право на откуп тех или иных статей дохода. Многие евреи включались в арендно-откупную систему в качестве управляющих, экономов, надсмотрщиков, поставщиков товаров и скупщиков сельскохозяйственной продукции, посредников, сборщиков податей и таможенных пошлин. Эти занятия обусловили рассеяние еврейского населения по деревням и местечкам.

Наивысшего расцвета арендная система достигла во второй четверти XVII в., непосредственно перед трагическими событиями 1648 г. Несмотря на то, что евреи-арендаторы и управляющие поместьями относились к крепостным лучше, чем поляки (в частности, по предписанию ва‘адов предоставляли отдых в субботу), православное население Украины ненавидело евреев, считая их своими главными угнетателями.

По свидетельству еврейского хрониста Н. Ѓанновера,

«[евреи] были откупщиками податей для шляхты, и это было обычным делом... среди большинства евреев в украинских землях. Поскольку они были управляющими [то есть арендаторами] во всех имениях... это возбуждало зависть крестьян и послужило причиной массовых расправ».

В 1637 г. около 200 евреев было убито на Полтавщине казаками и крестьянами, восставшими под предводительством атамана Павлюка.

Восстание Б. Хмельницкого и его последствия во второй половине XVII в.

Основная статья: Хмельничина

Когда польские власти стали ограничивать «казацкие вольности», начались казацкие бунты. После нескольких неудачных мятежей казацким повстанцам под предводительством Б. Хмельницкого, прозванного евреями «Хмель-Злодей», удалось в 1648–49 гг. вытеснить поляков с большей части украинской территории. В десятках городов на Украине, в Польше, Литве, Белоруссии, захваченных казаками и украинскими крестьянами, истреблялись все евреи, отказавшиеся принять христианство, а их имущество беспощадно разграблялось.

Десятки тысяч евреев приняли мученическую смерть за свою веру; многие общины самоотверженно сопротивлялись. Результатом этих событий был разгром процветающих еврейских общин в Белоруссии и на Украине; массы беженцев хлынули в польско-литовские общины, не затронутые бедствием. Союзники Хмельницкого - крымские татары увели в плен тысячи евреев и продали их в рабство, из которого они в большинстве своем были выкуплены турецкими евреями.

Казаки и татары совершали набеги и на собственно польскую территорию, громя еврейские общины в самом сердце страны.

Многим евреям Гомеля, Стародуба, Чернигова, Брагина, Пинска, Слуцка и других городов удалось бежать. Сильно пострадали крупные общины Бреста и Пинска. Некоторые евреи также уцелели после насильственного обращения в православие, однако добровольно спасти свою жизнь таким путем согласились немногие.

Во многих населенных пунктах евреи героически защищались вместе с поляками-католиками, которых казаки тоже вырезали. Но в нескольких местах, например, в Тульчине поляки впустили казаков, поверив их обещанию вырезать только евреев (казаки убили и тех, и других). Убийства евреев сопровождались чудовищными зверствами.

Вступление России в войну принесло евреям новые бедствия. Московские войска, выступившие в 1654 г. на стороне казаков, беспощадно убивали евреев. Тысячи были уничтожены русскими войсками и казаками, многие — уведены в плен в Россию.

Нашествие шведов в конце 1650-х гг. также пагубно отразилось на положении не пострадавших от погромов Хмельницкого евреев Центральной и Западной Польши, принужденных платить завоевателям непомерные контрибуции. Польская армия под началом Чарнецкого, проникнутая духом фанатического католицизма, также преследовала евреев. Обвиненные поляками в поддержке шведских оккупантов, целые общины подвергались жестоким избиениям солдатами польских отрядов коронного гетмана С. Чарнецкого. В еврейских летописях С. Чарнецкого вспоминали с тем же ужасом, что и Б. Хмельницкого, называя его «злодеем» и «палачом» Великой Польши. Таким образом, хотя почти поголовное истребление евреев произошло только на востоке Польши, 1648–60 гг. были страшным временем для всего польского еврейства.

События этих лет нанесли польскому еврейству удар, от которого оно долго не могло оправиться. Источники называют разное число погибших, но, видимо, общие потери еврейского населения за эти годы составили около 100 тыс. человек.

С той поры еврейская эмиграция изменила свое направление. Раньше поток еврейской эмиграции шел из Западной Европы в Польшу, а теперь евреи массами бежали в Германию, Нидерланды, Чехию. На левобережной Украине, отошедшей в 1667 г. к России, вообще не осталось евреев. В городах и местечках Волыни оставались целыми по несколько еврейских домов; в некоторых местах все было разрушено.

Десятки тысяч людей лишились всех средств существования. Огромный урон был нанесен еврейской духовной жизни, в полнейший упадок пришло также и еврейское самоуправление. В течение многих лет йешивы не работали, так как большинство преподавателей и учеников были убиты. Когда йешивы вновь открылись, они уже не смогли достичь прежнего уровня. Известные раввины, спасшиеся бегством в Западную Европу, вскоре стали преподавать там. Центр еврейской учености переместился на Запад.

Борьба с последствиями хмельничины

Во второй половине XVII в. началось частичное возрождение польского еврейства. В 1660-х гг. Ваад четырех земель энергично восстанавливал общины и старался укрепить правовой и социальный статус евреев.

Ва‘ад собирал деньги для помощи пострадавшим, принял постановление, разрешавшее женам пропавших без вести мужей выйти замуж. Ян Казимир (1648–68) по просьбе Ва‘ада разрешил евреям, насильно обращенным в православие, вернуться в иудаизм. Большую помощь беженцам оказали общины Литвы, пострадавшей в эти годы меньше, чем Польша и Украина.

Но хозяйственные связи, прервавшиеся в результате казачьего восстания и продолжительных войн, восстановить так и не удалось. Материальное положение еврейских общин продолжало ухудшаться. Помимо налогов, которые выплачивали все жители страны, принадлежавшие к соответствующим сословиям, на евреев были возложены особая подушная подать и дополнительная — шпильковая (подворная), стационная (на содержание королевского двора).

В 1660–90-х гг. положение евреев, находившихся под юрисдикцией польской короны, несколько улучшилось. По экономическим причинам королевская власть была заинтересована в восстановлении общин, пострадавших в период кризиса. Ян Казимир разрешил им торговать в дни христианских праздников, дал привилегии ряду общин, в том числе краковской.

Дворянство, со своей стороны, было заинтересовано в исправном поступлении еврейских налогов и потому не требовало радикальных мер по ограничению экономической деятельности евреев.

Король Михаил Вишневецкий (1669–73) подтвердил на коронационном сейме привилегии как генерального статута польских евреев (XIV в.), так и 17 добавочных статей, пожалованных королями в XVI–XVII вв., по которым убийство еврея наказывалось смертной казнью и конфискацией имущества убийцы, а в случае антиеврейских беспорядков на муниципалитет налагался штраф. Евреям предоставлялись равные с христианами экономические права (в частности, они могли свободно заниматься любыми ремеслами). В дни христианских праздников евреям разрешалось торговать и выезжать из города.

Ян III Собеский (1674–96) подтвердил установленные ранее привилегии евреев и дал некоторым общинам новые.

Однако королевские указы часто блокировались сеймом. Так, Варшавский сейм 1670 г. установил для евреев-заимодавцев предельный процент, запретил евреям держать христианских слуг и выходить на улицу во время церковных праздников. Тем самым фактически были отменены привилегии, данные евреям М. Вишневецким.

Продолжалась клерикальная антиеврейская агитация. Под ее воздействием городская чернь совместно с учениками иезуитских школ устраивала погромы (Львов, 1664; Познань, 1687). Против евреев неоднократно выдвигались обвинения в ритуальных убийствах (например, сандомирский кровавый навет 1690 г., поддержанный высшим польским духовенством).

Положение широких слоев еврейского населения было крайне тяжелым, общины брали в долг под большие проценты у дворян и монастырей. Ва‘ад, чтобы платить проценты, был вынужден прибегать к новым займам. Еврейские общины так остро нуждались в средствах, что брали взаймы на любых условиях. В 1666 г. Ва‘ад четырех земель согласился с тем, что в случае неуплаты долга можно будет любого еврея короны преследовать, арестовывать и сажать в тюрьму, пока долг не будет уплачен.

Чтобы избежать обвинений антисемитов в угнетении евреями христиан, а также добиться единства в выплате долгов и налогов, Ваад четырех земель выпустил в 1676 г. воззвание, обращенное к общинам. В нем он потребовал от всех евреев беспрекословно подчиняться своим кагалам, запретил брать на откуп государственные доходы, арендовать шляхетские имения, вступать в коммерческие сотоварищества с неевреями без разрешения кагала, прибегать к содействию властей для достижения целей, вредных еврейскому обществу.

Но подобные обращения мало помогали, и в 1687 г. «еврейские коронные старшины» были вынуждены от имени Ва‘ада четырех земель заявить Яну Собескому, что они не в состоянии отвечать за правильное поступление еврейской поголовной подати, так как отдельные лица уклоняются от взноса, прикрываясь протекцией панов и даже королевской канцелярии.

Иногда кагалы, нуждаясь срочно в деньгах, освобождали от будущих выплат состоятельных членов общины за единовременный крупный денежный взнос, но эти деньги уходили на уплату срочных долгов, а вся тяжесть текущего налогового обложения ложилась на рядовых членов общины.

Это вызывало недовольство, и прежнее уважение к кагальным старшинам сменилось неприязнью и открытой враждой. Внутренняя борьба усиливалась. Многочисленные долги, нищета вынуждали евреев все время заниматься поиском новых источников существования.

Во второй половине XVII в. одной из основных отраслей еврейской торговли стало шинкарство. Евреи-шинкари арендовали виноторговлю у шляхты, имевшей с XVI в. монополию на этот промысел, и были полностью зависимы от ее произвола.

Познанский кагал задолжал к началу XVIII в. 400 тыс. злотых, а долги Ва‘ада четырех земель составляли около трех млн. злотых. Депутаты на сеймах говорили, что евреев придется терпеть в стране хотя бы потому, что никто не захочет потерять данные взаймы деньги.

В Литве к концу XVII в. община Бреста уступила главенствующее положение виленской общине. Во второй половине XVII в. вновь имели место кровавые наветы (Ружаны, 1658; Шаты /близ Трок/, 1679; Тыкоцин, 1680).

Духовная жизнь после Хмельничины

С середины XVII в. в Литве доминирующее положение начали приобретать местные раввины — уроженцы Литвы и воспитанники ее йешив:

  • Шабтай бен Меир hа-Коhен,
  • Давид бен Шмуэль hа-Леви,
  • М. Ривкес (умер в 1671 г.).

В Белоруссии, еврейство которой культурно тяготело к литовским центрам, действовали раввинский проповедник и галахист Ахарон Шмуэль Койдановер (1614–76) и талмудист и историограф И. Гейлприн (Хеилприн, 1660–1746), автор хронологического и библиографического сочинения «Седер hа-дорот» («Порядок поколений», издано в 1769 г.).

Тяготы жизни польских евреев способствовали распространению мистических настроений. Саббатианство нашло в Польше много сторонников. Когда лжемессия Шабтай Цви принял ислам, большинство из них покинуло его, но тайные кружки саббатианцев продолжали действовать.

Евреи в Польше в XVII—XVIII вв.

XVIII в. Разделы Польши.

Период 1697–1776 гг., когда в Польше правили короли из Саксонской династии, характеризуется расцветом анархии, шляхетского своеволия, постоянным вмешательством иностранных держав в польские дела. Саксонская династия не пользовалась в Польше авторитетом, ее короли еще менее могли защитить своих подданных, чем их предшественники. Это особенно тяжело сказывалось на польских евреях.

Начало правления Саксонской династии совпало с Северной войной (1700–1721), которая в Польше сопровождалась гражданской войной. Русские войска действовали совместно с армией короля Августа II (1697–1706, 1709–33) против шведов и поддерживавших их сторонников Станислава Лещинского, кандидата на польский престол.

Евреи в польской анархии начала века

Евреи страдали от военных действий и постоев солдат, но особенно от набегов казачьих отрядов атаманов Самуся и Палея — союзников русских. В 1702 г. казаки, захватив Богуслав, Корсунь, Лысянки и Белую Церковь, перебили там всех евреев. Война положила конец процессу восстановления еврейской общины Литвы после погромов Хмельницкого.

Варшавский «примирительный» сейм 1717 г. значительно увеличил сумму ежегодной подати с еврейских общин, и без того уже разоренных во время войны. Ваад четырех земель и кагалы продолжали свою деятельность, но их значение и престиж резко упали. Август II, хотя и подтвердил в 1720 г. «старинные привилегии» польско-литовских евреев, не мог оградить их от постоянных посягательств шляхты, купечества и ремесленных цехов.

Упадок королевской власти открыл путь для произвола местной администрации. Старосты, которым евреи подчинялись в небольших городах, часто арестовывали руководителей кагалов и держали их в тюрьме до получения выкупа. Они вымогали взятки за отмену наказаний за якобы совершенные евреями преступления.

Воеводы и старосты не считались ни с какими еврейскими привилегиями, активно вмешивались во внутренние дела общины. С вступлением в должность каждого нового воеводы все существовавшие в прошлом отношения между воеводской властью и еврейской общиной приходилось налаживать заново. Для возобновления прежних привилегий и уставов, которые воеводы меняли и отменяли на свое усмотрение, приходилось давать крупные взятки.

Сложным было и положение еврейских арендаторов, торговцев и шинкарей, живших в поместьях шляхты. Их число по сравнению со второй половиной XVII в. увеличилось, а зависимость от шляхты усилилась. Положение этих евреев мало чем отличалось от положения крепостных. На сейме 1740 г. даже звучало требование, чтобы евреи, жившие в поместьях, стали наследственной собственностью владельцев этих поместий.

Обычным явлением стали «наезды» панов на еврейские местечки и хутора, сопровождавшиеся избиениями и насилием.

В XVIII в. возросло влияние католической церкви и усилилась ее антисемитская деятельность. Постановления церковных соборов повторяли все старые ограничения для евреев и вводили много новых, таких, как запрет оставлять свет в синагогах ночью, иметь кладбища вблизи городов, совершать похоронные обряды днем.

Многочисленные кровавые наветы и ложные обвинения влекли за собой тяжелые приговоры. Например, в 1728 г. были подвергнуты пыткам и мучительной казни братья Райцисы, бездоказательно обвиненные в попытке вернуть в иудаизм крещеного еврея. Кровавым наветам верили широкие круги польского общества. Так, писатель Е. Китович утверждал, что «еврейская маца невозможна без крови христиан».

Возмущенный преследованиями и казнями, Ваад четырех земель отправил своих представителей к римскому папе с просьбой защитить евреев от обвинений в совершении ритуальных убийств. Кардинал Лоренц Ганганелли (впоследствии папа Климент XIV) представил записку, защищавшую евреев от обвинения в этом преступлении, после чего король Август III подтвердил старинные привилегии, запрещавшие возводить на евреев кровавые наветы.

Ослабление центральной власти при Августе III (1733–63) и усиление социального брожения позволили истреблению евреев на Украине вновь принять массовый характер во время так называемого гайдамацкого движения.

Оно впервые приняло значительный размах в 1734 г., когда на Правобережной Украине появились русские войска (поддерживавшие одного из претендентов на польский престол). Распространился слух, что Россия выступила на стороне православных украинцев против поляков и евреев; вспыхнуло восстание, которое возглавил Верлан. Оно охватило Брацлавское и Киевское воеводства; повстанцы громили поместья, уничтожая при этом евреев, разрушая синагоги и молитвенные дома.

В 1736 г. гайдамаки убили большое число евреев в Паволочи, осенью 1743 г. отряд атамана Гривы учинил погром в Виннице. Большой урон от набегов гайдамаков понесли еврейские общины Полонного, Меджибожа, Шаргорода, Хмельника и других населенных пунктов.

В 1747 г. гайдамаки атаковали Умань (это нападение стоило жизни многим евреям), в 1750 г. разгромили общины Звенигородки (Черкасская область), Тульчина, Винницы, Летичева (Хмельницкая область), Радомысля (Житомирская область), Фастова, Чернобыля, Володарки (все — Киевская область) и других мест.

В апреле 1768 г. запорожский казак Максим Железняк, ссылаясь на то, что Екатерина II якобы прислала ему «золотую грамоту», которой уполномочила его отомстить полякам и евреям за принижение православия, предпринял со своими сподвижниками кровавый поход по Украине (так называемая «Колиивщина»). Были истреблены евреи Жаботина, Лысянки, Канева, Корсуня, Смелы, Черкасс (все — Черкасская область), Богуслава, Тетиева (Киевская область), Тульчина, Липовца, Погребища (Винницкая область) и других городов и местечек.

В июле 1768 г. гайдамаки и перешедший на их сторону отряд сотника Ивана Гонты убили 14 тыс. евреев и 6 тысяч поляков в Умани. Повстанцы учинили погром в турецкой Балте (Одесская область), где укрылись бежавшие из Брацлавского воеводства евреи и поляки, затем овладели рядом других местечек и имений. Во время «Колиивщины» (подавленной в том же году русскими и польскими войсками) были уничтожены десятки общин.

Однако, несмотря на бедствия, численность еврейского населения Польши возросла. По переписи 1764 г., в Польше проживало 749 968 евреев, из них в Литве 201 191; на самом деле евреев было значительно больше, так как многие уклонялись от переписи, опасаясь, что она приведет к увеличению налогов.

Интеллектуальные последствия угнетения

Тяжелое положение евреев в Польше в XVII-XVIII вв. сопровождалось глубоким идейным брожением.

Саббатианство

Существовали, в основном в Подолии и Галиции, тайные кружки саббатианцев, которые постепенно разделились на два резко отличавшихся течения.

Одно, более умеренное, состояло из тех, кто, ожидая нового прихода Мессии, для приближения его практиковал крайний аскетизм и ревностно исполнял все религиозные предписания. В 1699 г. большая группа аскетических саббатианцев во главе с раввином Иехудой Хасидом hа-Леви и раввином Хаимом Мал’ахом (между 1650 и 1660–1716/17) отправилась в Эрец-Исраэль, чтобы там дождаться пришествия Мессии. Из 1300 человек около 500 погибли в пути.

Несмотря на бедствия, обрушившиеся на литовское еврейство, саббатианство не пустило там глубоких корней. В некоторых городах (например, в Пинске и Вильно — в марте 1666 г.) состоялись манифестации приверженцев движения, вызвавшие антиеврейские нападения. Из-за этого король Ян Казимир запретил ношение по улицам портретов лжемессии и приказал местным властям положить конец беспорядкам (6 мая 1666 г.).

Франкизм

Второе, немногочисленное, течение приняло форму тайных, связанных между собой групп, которые старались привлечь к себе новых последователей. Оно зародившееся в Подолии в середине XVIII в. В основе их мировоззрения лежала вера в божественность Шабтая Цви, в приближающийся конец изгнания. Радикальное саббатианство активно распространял Я. Франк.

Традиции саббатианства и каббалы приобрели у него идейно-политическую окраску. Не Эрец-Исраэль, а Польша представлялась ему избранной страной. Избавление еврейского народа он связывал с активными военно-политическими действиями, мечтая о создании большой еврейской армии, которая осуществила бы эту цель, используя распри между государствами.

Я. Франк и его сторонники отрицали религиозные предписания; безнравственное поведение франкистов (особенно их мистические оргии) вызвало возмущение правоверных евреев.

Движение франкистов не имело успеха в Литве. Опасаясь влияния идей Франка, особенно ввиду предстоявшего публичного диспута с франкистами в Каменце-Подольском, некоторые крупные общины, а затем и Ваад четырех земель, наложили в июне 1757 г. херем на основателя секты и его последователей.

В дальнейшем франкисты обрушились с грубыми нападками на иудаизм, утверждали, что евреи употребляют христианскую кровь в ритуальных целях. Эту клевету они распространяли на диспутах между представителями франкистов и раввинами, устроенных католическим духовенством в Каменце-Подольском в 1757 г. и во Львове в 1759 г.

В 1759 г. Я. Франк и сотни его приверженцев приняли крещение, а к середине XIX в. их последователи полностью ассимилировались.

Хасидизм

В XVIII в. среди польско-украинских евреев возникло движение, оказавшее огромное влияние на религиозную жизнь еврейского народа, — хасидизм, основателем которого был Исраэль бен Эли‘эзер Ба‘ал-Шем-Тов. В Польше жили и проповедовали его ученики, среди которых наиболее известны раввин Дов Бер из Межирича и раввин Яаков Йосеф бен Цви hа-Коhен Кац из Полонного, автор первой хасидской книги «Толдот Я‘аков Иосеф» (1780). В XVIII–XIX вв. в Польше возник целый ряд хасидских дворов, сложились династии цадиков (Гальберштам, Гур, Избица-Радзынь, Карлин, Я‘аков Ицхак Пшисуха и другие). Хасидизм распространился в Белоруссии и Украине, но в собственно Литву не проник.

В 1770-х гг. во многих общинах Польши началась резкая полемика, а затем и ожесточенная борьба между хасидами и их противниками — митнагдим, во главе которых стоял раввин Элияху бен Шломо Залман, известный как Виленский Гаон. В Вильно, Бродах, Кракове и многих других городах хасидам был объявлен херем. В некоторых местах митнагдим громили принадлежавшие хасидам дома и торговые заведения; нередки были доносы властям.

Ученики Виленского Гаона, убедившись в невозможности подавить хасидизм, сосредоточились на углубленном изучении Торы, чем, по их мнению, пренебрегал хасидизм. Таким образом, была заложена основа талмудического образования широких кругов еврейской молодежи Литвы.

Неофициальное примирение между хасидами и митнагдим наступило лишь в первой четверти XIX в., когда их объединила вражда к маскилим. Идеи Ѓаскалы начали проникать в Польшу и Литву в конце XVIII в.

В последней четверти XVIII в. в Белоруссии и Литве появились первые еврейские типографии (Шклов, 1783; Гродно, 1788).

В 1777 г. группа белорусских хасидов во главе с Менахемом Мендлом из Витебска (1730–88) переселилась в Эрец-Исраэль; в 1808–10 гг. туда же прибыли три группы последователей Виленского Гаона (прушим) из Литвы и Белоруссии; новоприбывшие поселились в Иерусалиме, Цфате, Тверии и Хевроне.

Последний период независимости Польши

Время правления Станислава-Августа (1764–93) вошло в историю Польши под названием эпохи реформ. Попытки укрепить распадающийся государственный строй Польши охватывали различные стороны польской жизни, в том числе и еврейский вопрос.

Коронационный сейм 1764 г. решил, что введение подушной подати с евреев увеличит доходы казны. Была введена подать в размере двух злотых со всех евреев Польши старше одного года (сейм 1773–75 гг. увеличил ее до трех злотых). Центральный и областные ваады, ведавшие раскладкой податей и налогов, были упразднены. Сейм возложил ответственность за погашение огромных по тому времени долгов, взимаемых с еврейских общин, непосредственно на управление отдельных кагалов.

Произведенная в фискальных целях перепись еврейского населения Литвы установила численность подлежащих налогообложению в приблизительно 150 тыс. человек. Вследствие тяжелого финансового положения многие общины были вынуждены прибегнуть к продаже общинных должностей, включая должность раввина, то есть назначать на эти должности лиц, готовых дать общине крупные займы.

Одним из следствий этой системы были внутриобщинные распри, вызванные требованиями раввинов, заплативших крупные суммы за свои посты, передавать свой пост по наследству членам своих семейств (в Вильно такие распри длились с 1766 г. по 1790 г.), что нанесло ущерб престижу раввината и привело к дальнейшему упадку еврейского самоуправления.

Конфликты по поводу раскладки финансового бремени между пятью «главными» общинами Литвы и соподчиненными им административно малыми общинами побудили последних обратиться с жалобой в Литовский трибунал.

Под давлением городов Варшавский сейм 1768 г. принял следующее решение: «Постановляем, чтобы евреи во всех городах и местечках, где они не имеют особых, одобренных конституцией привилегий, вели себя согласно договорам, заключенным с городами, и не присваивали себе больших прав под угрозой суровой кары».

Это означало, что в тех городах, где евреи не имели привилегий, они не могли заниматься ни ремеслами, ни торговлей, ни шинкарством. Магистраты отказывались заключать договоры с евреями и таким образом избавлялись от них; так, из 115 польских городов было изгнано все еврейское население

Одним из основных занятий польских евреев в конце XVIII в. была торговля, как мелкая розничная, так и оптовая. Евреи контролировали значительную часть внешнеторгового оборота Польши (по подсчетам комиссии Четырехлетнего сейма /1788–92/ — три четверти экспорта и десятую часть импорта). Появилось многочисленное еврейское купечество (в Бродах, во Львове и других городах).

В это время в Польше было много евреев-ремесленников — портных, сапожников, скорняков, ювелиров, плотников, каменщиков, кожевников, кузнецов. В Великой Польше евреи составляли более половины всех ремесленников. Было создано много еврейских цеховых организаций (в крупных общинах — по нескольку); почти во всех местечках имелись еврейские цеха. Распространенным явлением в Польше были странствующие ремесленники-евреи.

Во всей Польше насчитывалось лишь 14 еврейских семей, занимавшихся земледелием (несмотря на то, что сейм 1773–75 гг. обещал евреям-земледельцам значительные налоговые льготы).

В отчете комиссии сейма говорилось, что в целом экономическое положение евреев было очень тяжелым. Нажитое состояние редко удерживалось в одной семье на протяжении нескольких поколений. Каждый двенадцатый еврей не имел определенных занятий, каждый шестидесятый был нищим.

Еврейская автономия находилась в состоянии глубокого кризиса. Борьба внутри еврейских общин обострилась и начала приобретать социальную окраску. Многие влиятельные евреи, пользуясь защитой магнатов, не платили налогов. Кагалы были вынуждены в ответ на это увеличить в своем бюджете долю косвенных налогов, так называемого коробочного сбора, что ухудшало положение малоимущих слоев еврейского населения.

В обширной нравоучительной литературе польского еврейства XVIII в. неоднократно высмеивались евреи, «которым сильные мира сего давали подачки из еврейских денег, получаемых при их же помощи». Моралисты резко порицали богачей, сблизившихся с власть имущими и пытавшихся подражать им в образе жизни, «строить дворцы, разбивать сады и парки».

Разделы Польши и их последствия

После первого раздела Польши (1772) в стране усилилось внимание к еврейскому вопросу. Одни государственные деятели Польши предлагали решить его в духе старой клерикальной политики, действуя путем запретов и ограничений. Другие, находясь под влиянием идей Просвещения, настаивали на предоставлении евреям гражданских и политических прав, стремясь в то же время упразднить еврейскую общину и заставить евреев отказаться от своей национальной самобытности.

Среди представителей первого лагеря были экс-канцлер А. Замойский, предложивший сейму 1780 г. ряд ограничительных антиеврейских законов, и публицист С. Сташиц, выпустивший антисемитскую брошюру «Предостережение Польше», где называл евреев «саранчой, которая опасна и летом, и зимой».

Либеральный лагерь возглавляли видный польский просветитель Г. Коллонтай, государственный деятель и писатель Т. Чацкий, публицист М. Бутримович. Их усилиями еврейский вопрос был включен в повестку дня Четырехлетнего сейма, создавшего для его рассмотрения специальную комиссию во главе с Я. Езерским. Опираясь на предложения Т. Чацкого и других депутатов, она разработала проект нового уложения о евреях (не сохранился).

Однако сейм даже не принял его к обсуждению; конституция Польши, принятая сеймом 3 мая 1791 г., никак не изменила положение евреев. По настоянию М. Бутримовича и его единомышленников была создана новая комиссия по еврейскому вопросу во главе с Г. Коллонтаем, однако и ее деятельность не дала никаких конкретных результатов.

Полковник Б. Йоселевич (1764–1809)

Лишь постановление, принятое в 1792 г. полицейской комиссией сейма, несколько улучшило положение евреев Польши: на них был распространен принцип неприкосновенности личности, они получили право нанимать слуг-христиан. Городам запрещалось произвольно накладывать на евреев новые повинности.

Когда в 1792 г. русские войска вторглись в Литву, часть литовских евреев приняла участие в вооруженном сопротивлении интервенции.

В 1793 г., после вступления на территорию Польши иностранных войск, произошел второй раздел Польши. Поляки под предводительством Т. Костюшко подняли восстание, в котором участвовал еврейский полк под командованием Б. Йоселевича; почти все бойцы полка погибли при штурме русскими войсками пригорода Варшавы Праги в ноябре 1794 г.

В 1795 г. произошел последний, третий раздел Польши. В результате разделов Польское государство прекратило свое существование.

По первому разделу Россия получила Восточную Белоруссию с городами Гомель, Могилев, Витебск, Полоцк; Пруссия — Вармию, воеводства Поморское (без Гданьска), Мальборское, Хелминьское (без Торуня), большую часть Иновроцлавского, Гнезненского и часть Познанского; Австрия — княжества Освенцимское и Заторское, южную часть Краковского и Сандомирского воеводств, Русское воеводство (без Хомской земли).

В результате второго раздела Россия получила Западную Белоруссию, остававшуюся в составе Польши, часть Украины, Подолию, восточную часть Волыни и Полесье; Пруссия — Данциг (Гданьск), Торунь, Великую Польшу, значительную часть Мазовии.

По условиям третьего раздела России достались Литва и польская часть Ливонии (ныне в Латвии); Пруссии — оставшаяся часть Мазовецкого воеводства с Варшавой, часть Трокского, Подляшского и Равского воеводств; Австрии — воеводства Краковское, Сандомирское, Люблинское и часть воеводств Мазовецкого, Подляшского, Хомского и Брест-Литовского.

Евреи попали под действие законов тех стран, на территории которых оказались. Их положение не изменилось радикально. Подстрекательства католического духовенства и кровавые наветы (Гродно, 1790; Сенно, 1799) привели к учащению нападений на евреев.

Источники

  • КЕЭ, том 6, кол. 619–669
  • КЕЭ, том 3, кол. 236–261

Примечания

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Польша в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Израиль — народ в диаспоре. В средневековом христианском мире в ЭЕЭ