Объявление: Тур-мидраш-2017: Испания, Португалия, Гибралтар с 13 по 21 июня:
Днем – экскурсии с Яаковом Луфтом,
по вечерам уроки и дискуссии с Пинхасом и Нехамой Полонскими

Маршрут: Мадрид-Саламанка-Гарда-Порту-Коимбра-Лиссабон-Бельмонте-Каштело_де_Виде-Севилья-Гибралтар-Кадис-Кордова-Гранада-Толедо-Мадрид. Итого 9 дней, полный кошерный пансион с шеф-поваром, €1490 с человека, включая всё (кроме полета). Те, кто хочет участвовать напишите Пинхасу Полонскому на ppolonsky@gmail.com
-----------------------------

История еврейских общин Пиренейского полуострова в XI-XV веках

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Л.Гроервейдл

Еврейские общины Пиренейского полуострова и Балеарских островов — одни из древнейших вне страны Израиля. В позднем средневековье они достигли высочайшего уровня экономической и политической самостоятельности. Но к концу периода во всех странах региона евреи подверглись массированным преследованиям. К концу XV века евреи были изгнаны из всех стран Пиренейского полуострова.

Содержание

В Испании

Средневековая испанская община была одной из наиболее успешных как в политико-экономическом, так и в культурном плане.

Файл:Call de Barcelona Marlet.jpg
Старый еврейский квартал Барселоны. Синагога слева.
Иллюстрация из Сараевской hагады, написанной в XIV веке в Испании

В обстановке постоянных мусульманско-христианских войн власти, как правило, не могли себе позволить угнетать евреев и обходиться без сотрудничества с ними.

Но в момент создания крупного объединённого государства практика религиозных преследований возобновлялась. Мусульманские правители выдавили евреев из своих владений в XII веке, христианские — в конце XV.

До альмохадского завоевания

В начале XI в. Кордовский халифат распался на несколько мелких государств, правители которых, как правило, терпимо относились к евреям, охотно прибегали к их услугам и зачастую покровительствовали еврейским ученым и писателям. Для высших слоев еврейского общества в эту эпоху было характерно активное участие в политической деятельности, гармоничное сочетание религиозной и светской культуры и владение как ивритом, так и арабским языком.

Одной из наиболее ярких личностей того времени был ученик Ханоха бен Моше Шмуэль hа-Нагид, поэт, hалахист и политический деятель. Он, бежав из Кордовы в Гранаду, стал там визирем и командующим армией, будучи в то же время главой местной еврейской общины. Его преемником в 1056 г. стал его сын Йосеф hа-Нагид (1035-66). Современником последнего был hалахист и литургический поэт, глава лусенской иешивы Ицхак бен Йеhуда Ибн Гайят (Гиат; 1038-89), в числе учеников которого был Моше Ибн Эзра.

В центре научных интересов еврейских ученых Испании стояли исследования иврита, ТАНАХа и Талмуда, а также развитие и обогащение стиля религиозной и светской поэзии на иврите. В творчестве Иеhуды hа-Леви, Моше Ибн Эзры, Иосефа Ибн Цаддика и Шломо Ибн Гебироля еврейско-испанская поэзия достигает своего совершенства. Иехуда бен Шломо Алхаризи перенес в еврейскую литературу арабскую стихотворную форму макама.

Интерес к поэзии оказал стимулирующее воздействие на развитие грамматики иврита, виднейшими исследователями которой, наряду с Менахемом Ибн Саруком и Дунашем бен Лабратом, были Иехуда бен Давид Хаюдж, разработавший концепцию трехбуквенного корня ивритских глаголов, Йона ибн Джанах, Моше бен Шмуэль Гикатила (XI в.) и Авраhам Ибн Эзра. Теории еврейских грамматиков, работавших в мусульманских землях Испании, стали известны и были приняты евреями христианских стран.

Продолжателем методов hалахического исследования Ицхака бен Яакова Алфаси был его наиболее значительный ученик Иосеф бен Меир hа-Леви Ибн Мигаш (1077—1141). Однако самым сильным стимулом к талмудическим исследованиям послужили труды Маймонида, который в качестве мыслителя сформировался в Испании и поэтому может рассматриваться как еврейско-испанский ученый.

Рост влияния евреев в Гранаде вызвал враждебность мусульман, учинивших в 1066 г. погром, в ходе которого погибла почти вся еврейская община города (в том числе Иосеф hа-Нагид).

Процветающие еврейские общины существовали в этот период в Севилье, Лусене и Сарагосе. Лусена стала в XI в. благодаря усилиям Ицхака Алфаси центром еврейской учености. В Сарагосе жили и работали филолог Иона Ибн Джанах, поэт и философ Шломо Ибн Гебироль и философ-моралист Бахья Ибн Пакуда.

Основная статья: Альмохады

В 40-х гг. 12 в. одержало первые победы новое мусульманское движение Альмохадов, которые, овладев Северной Африкой, вторглись в Испанию. В 1147-72 гг. почти вся мусульманская Испания была ими захвачена. Они заставили всех немусульман принять ислам или эмигрировать.

Евреев подвластных им стран Альмохады поставили перед выбором: принять ислам или умереть. Многие евреи ушли тогда в христианскую часть Испании. Оставшиеся стали мусульманами второго сорта, обязанными носить жёлтые тряпки на тюрбанах.[1] По свидетельству летописца-современника, бегство евреев на север приняло огромные размеры. Многие бежали на юг, в другие мусульманские страны, не подчиненные Альмохадам.

В христианской Испании

В 11 в. христианские княжества Испании начали наступление с севера для отвоевания Пиренейского полуострова у арабов. Реконкиста велась с переменным успехом, однако постепенно христианам удалось одержать верх, и до 14 в. они овладели большей частью полуострова, вытеснив мавров. Реконкиста имела решающее значение в истории евреев Испании.

Формирование еврейства христианской части Испании

Четыре тысячи евреев-раввинистов, а также караимская община жили в Толедо, захваченном в 1085 г. христианами. В христианской Барселоне в эти годы жили и работали талмудист и литургический поэт рабби Ицхак бен Реувен ал-Баргелони (родился в 1043 г.), философ, математик и астроном Аврахам бар Хия hа-Наси (умер, по-видимому в 1136 г.) и выдающийся hалахист рабби Иехуда бен Барзиллай ал-Барджелони (конец XI в. — начало XII в.).

Войны с маврами усилили религиозную нетерпимость христианской Испании. Культурный уровень завоевателей был намного ниже побежденных ими мусульман. На завоеванных землях христиане застали процветающее хозяйство. Для того, чтобы сохранить достижения арабского хозяйства, христиане должны были решить целый ряд проблем. В результате побед христиан часть мусульманского населения бежала, и христианские правители были вынуждены заново организовывать администрацию отвоеванных областей. Они раздавали земельные участки и дома в городах своим приближенным и лицам, которых они считали желательным элементом для заселения городов.

Завоеватели не могли оставить там мусульман, с которыми еще велась война, а большая часть христиан была земледельцами или воинами. В лице евреев христианские короли нашли городской элемент, готовый продолжать прежние занятия и, используя свой опыт, развивать городскую жизнь. Евреи знали арабский язык и были хорошо знакомы с мусульманской культурой. Христиане остро нуждались в евреях, среди которых были не только люди со всесторонним образованием, но и специалисты во многих отраслях практических знаний: врачи, переводчики, администраторы и финансисты.

Таким образом в Испании создалась парадоксальная ситуация: в крайне фанатичных христианских королевствах 14 в., то есть до завершения Реконкисты, отношение к евреям со стороны властей было лучше, чем в других христианских странах. Евреи стали важным фактором в формировании испанской нации и оказали большое влияние на жизнь и культуру ее высших слоев. Для евреев это означало более тесное сближение с культурой этой страны по сравнению с другими странами диаспоры и более разнообразную творческую деятельность.

Образованные и предприимчивые евреи ведали государственными финансами, назначались на дипломатические посты и должности, связанные с организацией военного дела. Многие еврейские врачи стали лейб-медиками христианских королей и зачастую совмещали финансовую и политическую деятельность со своей основной профессией. Придворных евреев наряду с христианами короли награждали поместьями в завоеванных областях. Сохранились государственные документы, скрепленные подписью евреев, занимавших высокие посты. Иногда они подписывались по-еврейски.

Покровителем бежавших от альмохадов стал Йеhуда Ибн Эзра, бывший главным сборщиком податей при дворе Альфонса VII Кастильского. Позднее он, по-видимому, был назначен организатором армии, сражавшейся против мусульман, и комендантом пограничной крепости Калатрава.

Завоевания христиан, с одной стороны, и вторжение Альмохадов, с другой, были переломным пунктом в истории евреев Испании. Центр еврейской культуры и общественной деятельности переместился из мусульманских стран в христианские. Христианские правители предоставляли евреям свободу вероисповедания и разрешали оставаться в своих кварталах. Там евреи сохраняли административную и судебную автономию под весьма поверхностным наблюдением королевского чиновника, получив также право обращаться в королевский суд.

Королевские грамоты свидетельствуют о том, что христианские правители видели в евреях благонадежный элемент и охотно выделяли им обширные городские кварталы, большей частью расположенные в благоприятных для торговли пунктах и хорошо укрепленные. Таким, например, был еврейский квартал в Туделе, окруженный крепостной стеной и представлявший собой как бы самостоятельный город. В 1170 г. король издал привилегию для евреев Туделы, согласно которой он брал на себя заботу об исправности крепостных стен, а евреи, в свою очередь, обязывались защищать эту крепость от врагов короля. В пределах своего квартала евреям было предоставлено право обороняться от нападений, и если нападающий был убит, евреи не несли ответственности перед судом.

Источником доходов высших слоев еврейского населения Испании была служба при королевском дворе и различные государственные должности. Христианские правители охотно привлекали евреев на придворную службу, поскольку те не могли стать участниками антикоролевских коалиций дворянства или духовенства. К услугам еврейских специалистов в разных областях прибегали вельможи и монастыри. Иногда эта служба становилась наследственной. Такие придворные евреи приобретали большое влияние в своих общинах.

Среди испанских евреев были и крупные купцы, а также мелкие купцы и посредники и многочисленные ремесленники. Евреи были владельцами морских судов, и некоторые сами отправлялись в далекие путешествия, как, например, Биньямин из Туделы. До конца 13 в. экономическое положение евреев Испании было устойчивым.

Евреи считались собственностью короля, в казну которого они платили налоги и находились под его защитой. Стремясь привлечь поселенцев, короли зачастую дарили земли евреям. В результате появилось еврейское земледелие и увеличилось число евреев, владевших недвижимым имуществом. По некоторым оценочным данным, в XI—XII вв. около 1/3 сельхозугодий Испании принадлежали евреям.

Расширение еврейской торговли вызывало сопротивление городов, стремившихся к тому же распространить на евреев свою юрисдикцию. В случае тяжб с христианами евреи были обязаны приносить особую присягу.

Организация еврейской жизни

В эпоху христианского завоевания еврейские общины в городах сохранили прежние формы самоуправления. Внутриобщинная жизнь евреев Испании в XII—XV вв. отличалась небывало широкой для стран галута автономией.

Общины Испании, полное объединение которой началось лишь в 1474 г., не имели координационного центра. Чаще всего короли утверждали уставы общин и содействовали их соблюдению.

Руководители общин именовались старейшинами (зкеним или мукадмим); продолжали действовать общинные судьи (даяним). Вплоть до изгнания евреев из Испании в общинах было принято присуждать доносчиков к смертной казни. Беспощадная борьба с доносительством и тот факт, что за это преступление выносили смертные приговоры, свидетельствуют о широте полномочий еврейских судов. С течением времени в Кастилии было создано центральное управление всех еврейских общин королевства; во главе его стоял «придворный раввин» (раб дель корте), который периодически созывал съезды представителей общин. Один из съездов такого рода состоялся в 1354 г.; на съезде были приняты важные решения, касавшиеся форм ходатайства перед правительством и обороны еврейских общин.

Еврейский сановник при дворе (раб де ла корте), должность которого стала постоянной лишь в Кастилии, ведал только разверсткой налогов по общинам и разбором апелляций на решения общинных судов. В Кастилии имелся также наси, то есть президент евреев, функция которого неясна.

Только в 1432 г. в Вальядолиде собрались меайним (`смотрители`), входившие, видимо, в «замкнутый совет» из представителей знатных семейств, сосредоточивших в своих руках управление еврейством Кастилии. Они выработали единые установления для ее общин, возглавляемых мукаддамин (`предводителями`). В какой-то мере организационным центром общинной жизни региона можно считать руководство самой крупной общины в коллекте (податном округе), на которое власти возлагали взимание налогов с окрестных общин. Временами оно брало на себя и функцию контроля над их решениями.

Принцип управления общиной восходил к древнему институту шив‘а товей hа-ир (семеро нотаблей города), но по примеру христианского городского управления руководство общины было расширено до рамок совета. Он включал равное число представителей от основных классов еврейского населения (так называемых больших, средних и мелких), что, впрочем, не устраняло олигархический характер руководства общиной.

В Арагоне совет общины (Совет тридцати) возглавляли нееманим (поверенные), аналогичные мукаддамин в Кастилии, но, например, в Барселоне с 1386 г. их было трое, и каждый из них стоял во главе группы членов совета, представлявшей свой класс населения.

Нееманим назначали судей, контролеров, габбаев благотворительных учреждений, устанавливали порядок взимания налогов и принятия общинных постановлений и т. п., раз в три года вместе с даянами избирали членов совета, но сами получали назначение на должность от этого же Совета тридцати. Нееманим входили также в Малый совет с равным представительством от всех трех классов.

В Жероне на платную должность сборщика налогов избирался представитель класса «мелких», а помимо двух советов из 20 и 16 членов действовал Совет двадцати трех, в котором два члена представляли коллекту.

Типично для общин Каталонии учреждение берурей-аверот (буквально `расследование грехов`), следившее за моралью подопечных и привлекавшее к суду провинившихся. Берурей-твиот (буквально `расследование исков`) рассматривало имущественные претензии еще до суда. Ученость и личный авторитет определяли важную роль раввина в жизни общины. Славившиеся по всей диаспоре раввины Испании вместе с даянами создали систему бейт-дина (суда), в юрисдикцию которого входили, с согласия королей, и уголовные дела.

При общинах существовал ряд благотворительных обществ, братств (хавурот) взаимопомощи и молитвенных объединений, например: бикур-холим, обеспечивающих нуждающихся в одежде, «ревнителей благодеяния», ночных молельщиков о восстановлении Иерусалимского храма (в Сарагосе), братство могильщиков (в Уэске) и другие не менее экзотические.

В 13 в. в еврейских общинах разгорелась ожесточенная внутренняя борьба, когда широкие слои общин — лавочники и ремесленники — выступили против правящей общинами олигархии. Одним из поводов к конфликту был вопрос о распределении налогового бремени. Богатые олигархи склонялись к методу, получившему название псак (`постановление`) и заключавшемуся в том, что податный инспектор оценивал по своему усмотрению имущество налогоплательщика и взимал с него соответствующий налог. Низшие слои общины, со своей стороны, требовали системы ходаа (`декларации`), согласно которой налог устанавливался на основании клятвенного заявления налогоплательщика о его имуществе и доходах; предполагалось, что никто не осмелится дать ложное показание под клятвой и таким образом избежать уплаты налога.

Иногда на этой почве возникала организованная борьба между «группой простолюдинов» (кат hа-хавура) и руководством общин, как, например, в 1246 г. в Сарагосе. Каждая из сторон обращалась с жалобами к королю. На общем собрании членов общины ее бессменные руководители были смещены большинством голосов. В результате стороны пришли к соглашению, в силу которого податные инспекторы продолжали устанавливать размер налога, но в состав оценочной комиссии должны были входить представители всех сословий общины.

Со временем и в других общинах Испании их члены начали требовать привлечения к участию в управлении делами общины. Продолжительная борьба велась в барселонской общине и закончилась в 1327 г. компромиссом: был утвержден «совет тридцати», назначавший судей и ревизоров и выносивший постановления большинством голосов. Этот расширенный совет, однако, избирался доверенными лицами и судьями, назначенными прежним общинным советом. Таким образом, несмотря на то, что органы самоуправления были расширены, круг руководителей оставался ограниченным.

Классовый антагонизм был результатом духовных и социальных противоречий, характерных для общественной жизни испанского еврейства этой эпохи. Тесная связь с королевскими дворами и культурное влияние окружающей среды привели к тому, что придворные лейб-медики, переводчики и т. п., занимавшие высокие посты, представляли собой замкнутую общественную группу, гордившуюся своим положением.

Эта группа, состоявшая в большинстве из просвещенных людей, считала себя не только преуспевающей в делах мира сего, но и достигшей совершенства в религиозном отношении, так как, приобщившись к культуре окружающей среды, члены этой группы остались верны религиозным заветам иудаизма и были защитниками и руководителями еврейской общины. Сознание превосходства и проистекающее из этого высокомерие по отношению к остальным членам общины усиливали классовый антагонизм в еврейских общинах Испании.

К концу XIII в. власть олигархии в общинах несколько ослабела в результате введения ежегодных выборов даянов и ротации остальных членов советов. Два последующих столетия характеризуются дальнейшей демократизацией общинной жизни, и хотя власть осталась в руках знатных членов общины, последние потеряли свое могущество.

Христианские преследования

Церковь, опасаясь влияния иудаизма, стремилась изолировать христиан от евреев и постепенно добилась ряда постановлений в этой области, в частности, обязательного ношения евреями отличительного знака (с начала XIII в.).

В начале XIII в. в Арагонском королевстве, по примеру Франции, началась широкая кампания по обращению евреев в христианство. Первый в Испании кровавый навет в Сарагосе (1250) породил злобную антиеврейскую пропаганду.

В 1263 г. в королевском дворце в Барселоне состоялся великий диспут, в центре которого стоял вопрос о природе Мессии. Еврейскую сторону представлял Нахманид, бесстрашно отстаивавший принципы еврейского учения. Один из участников диспута, доминиканец Раймон Мартини, написал сочинение «Пугио фидеи» («Меч веры», 1280?), ставшее на долгие годы теоретическим обоснованием антиеврейских кампаний.

Преследования и гонения неблагоприятно отражались на духовной жизни евреев; постепенно началась эрозия еврейско-арабской культурной традиции и исчезли условия, приведшие к расцвету еврейской науки.

В правление Педро I Жестокого (1350-69) на должность казначея был назначен Шмуэль бен Меир hа-Леви Абулафия, который получил разрешение на постройку в Толедо великолепной синагоги (1357). Однако борьба за власть в 1360-х гг. между королем и его сводным братом Энрике Трастамарским, которому оказывали отчаянное сопротивление верные трону еврейские общины и служившие в королевской армии евреи, привела к упадку еврейских общин Кастилии. Но особый ущерб евреям Испании нанесли воззвания Энрике, впервые призвавшие избавить Испанию от «закабаления ее евреями». И хотя, заняв трон, он по необходимости назначал евреев на государственные должности, его воззвания, а также расправы с целыми общинами роковым образом сказались на судьбах всего испанского еврейства.

Несмотря на усиливающиеся антиеврейские настроения и гонения, евреи Испании в значительной степени сохраняли свои экономические позиции. В конце XIII в. 22 % налоговых поступлений Кастилии выплачивались ее еврейскими подданными.

Возрастающее социальное напряжение и беззащитность перед лицом гонений и преследований создали почву для быстрого распространения среди испанского еврейства каббалы, которой много занимался Нахманид, и основное произведение которой — книга Зохар — появилось между 1270 г. и 1300 г. Почти одновременно переведенные с арабского членами семейств Тибонидов и Кимхи сочинения виднейших представителей еврейско-испанской философии получают распространение за пределами Испании, в первую очередь в Провансе.

К концу XIV в. положение евреев резко ухудшилось: после смерти Хуана I Кастильского (1390) трон перешел к его малолетнему сыну, который не смог ограничить яростную антиеврейскую кампанию Ферранта Мартинеса, архидьякона Эсихи, после смерти архиепископа ставшего фактическим главой епархии. 4 июня 1391 г. в Севилье начались антиеврейские беспорядки, еврейский квартал был разгромлен, многие евреи убиты, другие подверглись насильственному крещению, многие еврейские женщины и дети были проданы в рабство мусульманам, синагоги были превращены в церкви, а еврейские кварталы заселены христианами.

Беспорядки перекинулись в Андалусию, евреи подвергались нападениям в Толедо, Мадриде, Валенсии, Бургосе, Кордове, Жероне и других городах. Королевская администрация не делала никаких попыток защитить евреев. В июле бесчинства вспыхнули в Арагоне и арагонские еврейские общины были разгромлены.

Погромщики расхищали еврейское имущество и сжигали находившиеся в руках евреев долговые обязательства. Однако основным мотивом погромов была религиозная вражда, и как только евреи принимали христианство, нападения на них прекращались. Остатки арагонского еврейства спас один из наиболее авторитетных еврейские ученых своего времени, философ Хасдай Крескас, который собрал значительную денежную сумму, «убедившую» короля сжалиться над евреями, и обратился за помощью к римскому папе.

В 1413 г. по инициативе Херонимо де Санта Фе (Иехошуа Лорки) в Тортосе был проведен еврейско-христианский диспут; еврейскую сторону, среди прочих, представляли Зрахия бен Ицхак hа-Леви и Йосеф Альбо. Еврейские ученые фактически были лишены возможности защищать свою позицию. Диспут, как и ожидалось, закончился триумфом христиан и повлек за собой волну обращений в христианство.

В конце XIV в. — начале XV в. проявилась тенденция к упадку еврейско-испанской культуры, хотя испанское еврейство и продолжает выдвигать выдающихся ученых и писателей, как, например, Хасдай Крескас, Иосеф Альбо, Профиат Дуран, Ицхак Абохав I, Ицхак Абохав II и др.

В начале XV в. в Кастилии насчитывалось около 30000 еврейских семей, а также весьма значительное число марранов, положение которых становилось все тяжелее. Христиане недоверчиво относились к марранам, догадываясь, что многие из них были христианами лишь номинально и втайне продолжали соблюдать предписания иудаизма. В 1449 г. толедские бунтовщики, опираясь на постановления IV Толедского церковного собора, выпустили прокламацию, объявлявшую всех обращенных евреев бесчестными и призывавшую запретить им занимать любые должности в Толедо и зависимых от него землях.

После брака Фердинанда и Изабеллы (1469) начались преследования марранов в объединенном королевстве Кастилии и Арагона. Королевская пара видела в новых христианах угрозу национальному единству страны. В 1477 г. она обратилась к папе с просьбой установить в Испании инквизицию. Прежние правители, опасаясь чрезмерного могущества инквизиции, не были заинтересованы в распространении ее деятельности на Испанию.

Первый трибунал инквизиции был учрежден в 1481 г. в Севилье, где в том же году несколько марранов были осуждены на сожжение. С осени 1483 г., когда испанскую инквизицию возглавил духовник королевы Томас де Торквемада, её деятельность приобрела необычайно жестокий характер, особенно в преследовании марранов.

Изгнание из Испании

Падение Гранады (1492), последнего оплота ислама на Пиренейском полуострове, вновь обострило проблему национально-религиозной консолидации страны, и 31 марта 1492 г. был подписан эдикт об изгнании евреев из Испании и ее владений, согласно которому евреи должны были до конца июля покинуть страну. Эдикт основывался на версии, что евреи совращают христиан в иудаизм, а новые христиане не могут из-за влияния евреев стать честными католиками.

Попытки придворных евреев, в частности Ицхака Абраванеля и Аврахама Сениора (1412?-1493?) добиться отмены эдикта оказались безуспешными, и подавляющее большинство евреев покинуло Испанию. Необходимость спешно ликвидировать имущество заставила евреев продавать его за бесценок. Лишь немногим удалось вовремя переправить достояние за границу. Общинное имущество конфисковывалось властями и большей частью передавалось муниципалитетам, иногда использовалось для постройки церквей или монастырей; кладбища были превращены в выгоны, а надгробия снесены.

По оценке историков, число изгнанников достигло 200 тыс. человек — огромное количество по демографическим понятиям того времени.

Большая часть евреев (около 120 тыс.) нашла временный приют в Португалии, где в 1497 г. они были насильственно крещены. Около 50 тыс. направились в Северную Африку. Многие нашли убежище в Турции, единственной крупной державе, открывшей доступ изгнанникам. Небольшое число переселилось во французское графство Наварра или в Авиньон и папские владения в Италии.

Изгнание из Испании 1492 г. запечатлелось в сознании еврейского народа как одна из величайших национальных катастроф. Оно положило конец развитию еврейской культуры на территории Испании и привело к перемещению центра еврейской духовной жизни в страны Центральной Европы, Малой Азии и Северной Африки.

Испанские евреи перенесли свою интеллектуальную активность, как и свой язык ладино, в принявшие их страны, обогатив и зачастую оказав формирующее влияние на культурную жизнь местных общин.

Интеллектуальная жизнь

Специфические условия экономического и социального характера, в которых формировалась и развивалась культура испанского еврейства, наложили особый отпечаток на его духовное творчество. Многогранность, глубина и размах этого творчества отражает высокий уровень культуры, достигнутый еврейскими общинами Испании преимущественно в 13–15 вв.

Одним из наиболее выдающихся представителей еврейской культуры в Испании был поэт и философ Иехуда hа-Леви, жизнь и деятельность которого протекали в эпоху начала Реконкисты и крестовых походов, что наложило неизгладимый отпечаток на его образ мыслей и творческое воображение. Творчество Иехуды hа-Леви, величайшего еврейского поэта средневековья, включает почти все существовавшие в то время поэтические формы и отличается исключительным многообразием тематики. Еще при жизни Иехуда hа-Леви считался «королем поэтов».

Не меньшее значение имели и его философские труды, в которых центральной темой служит проблема еврейской диаспоры в свете избранничества народа Израиля. Значительная часть его философских рассуждений посвящена причинам нынешнего унижения еврейского народа и обоснованию необходимости его будущего избавления. Свои заветные мысли о грядущем возрождении еврейской нации Иехуда hа-Леви изложил в сочинении «Кузари», написанном по-арабски.

В том же поколении творил Аврахам Ибн Эзра, выдающийся эрудит во многих областях знаний и культуры своего времени. Основной труд Ибн Эзры — комментарий к Библии, представляющий собой одну из первых исторических попыток дать ей рационалистическое истолкование путем грамматического и логического анализа текста (зачастую — в противоположность традиции Аггады и Мидраша).

Основная статья: Маймонид

Во второй половине 12 в. сначала в Испании, а затем в Египте действовал величайший еврейский мыслитель средневековья Маймонид (Моше бен Маймон, еврейская аббревиатура Рамбам). Семья Моше бен Маймона в 1148 г. была вынуждена покинуть Испанию из-за преследований Альмохадов. После длительных странствий по городам Северной Африки и Эрец-Исраэль Маймонид осел в Египте, где стал придворным врачом и главой (нагид) еврейской общины и занимал эти два поста до самой смерти.

Среди основных произведений Маймонида — Мишне Тора (на иврите), систематизированный кодекс законов, догматов и обрядов, основанный на Библии и Талмуде, комментарий к Мишне, а также философские сочинения на арабском языке, из которых наиболее значительным является «Наставник колеблющихся»; Маймонид составил также сотни респонсов на hалахические темы, а также около десятка написанных по-арабски медицинских трудов.

Произведения Маймонида получили широкое распространение и еще при его жизни были восторженно приняты евреями Испании и юга Франции. Но наряду с почитателями у Маймонида появились и противники, оспаривавшие, в первую очередь, аристотелевский элемент философии Маймонида.

Вспыхнувшая в конце XII в. полемика вокруг теологического и философского учения Маймонида, инициатором которой следует считать одного из наиболее видных талмудистов Кастилии Меира бен Тодроса Абулафию (1170—1244), достигла к началу XIV в. такой остроты, что Шломо Адрет был вынужден внести ряд изменений, смягчающих текст херема, провозглашенного в 1305 г. учеными Франции и Испании против занимающихся изучением светских наук и философии Маймонида.

После смерти Маймонида спор еще более обострился. В полемику вмешалась христианская инквизиция, предавшая сожжению его книги. Этот акт произвел столь угнетающее впечатление на огромное большинство евреев, что дискуссия сама собою прекратилась, а многие прежде колебавшиеся приняли сторону Маймонида, деятельность которого оказала решающее влияние на еврейское религиозно-духовное творчество и даже на пути христианской теологии.

В христианской Испании еврейская община стала проводником арабского культурного влияния. Труд евреев-переводчиков сыграл важную роль во включении в культурный обиход стран Запада многих сочинений еврейских и арабских философов, астрономов, математиков, медиков, поэтов, а также тех памятников древнегреческой культуры, которые сохранились лишь в переводе на арабский язык.

Уже в XI в. значительное число евреев и арабов в Толедо (а также в Барселоне) занималось переводами на латынь главным образом философских трудов. В XIII—XIV вв. переводы на латынь большей частью делались с ивритских переводов.

В течение 13 в. в Испанию и южную Францию проникли новые веяния. С одной стороны, усилилось влияние тосафистов, создавших в северной Франции и Германии свою собственную систему изучения и толкования Талмуда, а с другой — начинается быстрое распространение нового мистического учения — каббалы. Начало последнему положили мистические объединения в Провансе; постепенно завоевав значительное число приверженцев и пройдя несколько стадий развития, каббалистическое учение сыграло важную роль в истории культуры еврейского народа и в его общественной жизни.

Каббала представляла собой продолжение и развитие древних мистических учений, существовавших в еврействе. Исходя из положения, что человек может созерцать Бога путем мистического единения с Ним, каббала придавала особое значение сокровенному смыслу имен Бога и ангелов и пыталась найти ключ к тайнам бытия и Божественных заповедей, в частности, путем интерпретации числового значения слов и букв Библии.

Одним из главных представителей каббалистического учения был Нахманид (Рамбан — рабби Моше бен Нахман; сер. 13 в.). Сторонники нового мистического движения выступили против религиозного рационализма, нашедшего наиболее полное воплощение в трудах Маймонида. Каббалисты обвиняли сторонников Маймонида в том, что те относятся к греческой философии с большим уважением, нежели к талмудической мудрости, погрязают в мирских наслаждениях и зачастую пренебрегают религиозными предписаниями. Сторонники Маймонида, со своей стороны, обвиняли своих оппонентов в том, что их мистические учения обнаруживают влияние христианства и отступления от монотеизма; противясь научно-философскому постижению природы и Торы, они отказываются от единственного источника религиозного познания.

От исхода дискуссии зависело дальнейшее направление развития еврейской культуры, воспитание еврейской молодежи и формирование жизненного уклада еврейского общества.

Евреи продолжали заниматься науками, в частности медициной и астрономией. Например, врачи Иона бен Ицхак Ибн Биклариш (конец XI в.), семья Бенвенисти: Шешет бен Ицхак (1131—1209), Ицхак бен Иосеф (умер, вероятно, в 1224 г.) и Шмуэль (умер в 60-х гг. XIV в.), и самый крупный еврейский медик средневековья Маймонид, а также астрономы Ицхак бен Иосеф Исраэли (первая половина XIV в.) и Аврахам бен Шмуэль Закуто. Члены видных еврейские фамилий зачастую получали то же образование, что и испанская знать. С XIII в. франко-германские тосафисты стали заметно влиять на методы талмудических исследований в Испании.

Исламская культура также оказала влияние на евреев. Мусульманские и еврейские обычаи и практика переплетались. Например, арабский был использован для молитв вместо иврита. Перед входом в синагогу евреи мыли руки и ноги, что обычно делается перед входом в мечеть. Арабские мелодии были использованы для еврейских песен. Евреи носили одежду в стиле своих мавританских соседей, хотя им не было разрешено носить шёлк или меха.[1]

В XIII—XIV вв. на религиозно-философские темы писали Шломо Ибн Гебироль, Иеhуда hа-Леви, Бахья Ибн Пакуда и другие. Семья Грациан (Хен), члены которой жили главным образом в Барселоне, дала Испании несколько раввинов и ученых. Ее видными представителями были врач, философ, гебраист и автор комментариев к книге Притчей Соломоновых и к Иову, Зрахия бен Ицхак бен Шалтиэль (умер в 1292 г.), талмудист Шломо бен Моше бен Шалтиэль (умер в 1307 г.), подписавший вместе с Шломо Адретом и другими херем 1305 г., и раввин городов Фрага, Алкала (с 1369 г.), Барселона (с 1375 г.) Шалтиэль бен Шломо.

В первой половине XIV в. вновь усиливается работа по кодификации Закона: труд Яакова бен Ашера «Арбаа турим», опубликованный около 1340 г. и соединивший в себе сефардскую и ашкеназскую традиции, послужил через примерно 200 лет основанием для всеобъемлющих трудов «Бейт Иосеф» и «Шулхан арух» р. Йосефа Каро. Авторами менее крупных и менее значительных произведений того времени являются Шмуэль бен Мешуллам из Жероны, Иерухам бен Мешуллам из Толедо (первая половина XIV в.), Давид бен Йосеф Абудархам из Севильи (XIV в.) и Менахем бен Аhарон Ибн Зерах из Наварры (родился, по-видимому, в 1310 г. — умер в 1385 г.).

В Португалии

Королевство Португалия возникла в XII веке на территории, где евреи жили с римских времён. До образования единого королевства Кастильи и Арагона в XV веке Португалия была одним из нескольких христианских королевств Испании. Её политика в отношении евреев не отличалась от политики прочих.

После объединения Испании Португалия оказалась отдельным католическим государством, сохранившим независимость.

Первые века португальской независимости

Ко времени образования независимого королевства в северной части страны (1139) евреи жили в его столице Коимбре и ряде других городов. В 1140-47 гг. под власть португальской короны перешли Лиссабон и Сантарен, где были крупные еврейские общины (в последнем находилась старейшая в Португалии синагога); в 1249-50 гг. — область Алгарви со значительным еврейским населением, сконцентрированным в городах Эвора, Бежа, Фару и других.

К концу XIII в. в Португалии насчитывалось около 40 тыс. евреев. После переноса столицы в Лиссабон (1255-56) община города стала крупнейшей в стране. В первой половине XIII в. в Лиссабоне была построена великолепная синагога.

Первый король Португалии Афонсу (Альфонс) Энрикиш гарантировал евреям равные с христианами экономические права и судебную автономию (как по гражданским, так и по уголовным делам), ввел практику назначения евреев на высокие государственные посты. Так, дон Яхья Ибн-Я‘иш, родоначальник семейства Ибн-Яхья, стал при нем алмошарифом, то есть главным сборщиком налогов и казначеем.

В XII в. — начале XIV в. короли Португалии продолжали эту политику, неизменно отвергая требования католической церкви удалить евреев с государственных должностей, а также принудить их носить отличительный знак и платить церковную десятину.

Всё же в 1211 г. Афонсу II утвердил постановление кортесов, запрещавшее евреям лишать наследства детей, принявших христианство. Проживание евреев ограничивалось особыми кварталами — жудиариас (в Лиссабоне их было четыре, в Порту — три). Общины и отдельные лица, а также заключавшиеся евреями сделки и ритуальный убой скота облагались высокими налогами.


Устройство еврейской общины

В годы правления Афонсу III (1246-79) в Португалии окончательно сложилась разветвленная система еврейской автономии. Главой и полномочным представителем всех евреев Португалии был арраби мор, назначавшийся королем (как правило, из числа приближенных) и считавшийся государственным чиновником. Он объявлял в общинах выборы раввинов и резников (шохетов), утверждал результаты голосования, определял размеры налога, который должны были платить отдельные общины, и проверял их финансовую отчетность.

В каждую из семи провинций Португалии назначался рабби менор, и на него возлагалось разрешение гражданских и уголовных дел, касавшихся только евреев (судьям-христианам под угрозой крупного штрафа запрещалось принимать подобные дела к рассмотрению). Апелляции или жалобы по приговорам, которые выносил рабби менор, рассматривал арраби мор, ежегодно посещавший все общины страны.

В XI—XIII вв. еврейская община Португалии процветала; ее представители занимали ключевые позиции в экономике страны, прежде всего в торговле и в сфере финансов, играли важную роль при королевском дворе, где обычно занимали должности казначея и лейб-медика.

Культурная жизнь общины

Астрономические таблицы астронома и раввина Авраама Закуто, опубликованные последним из еврейских пречатников в Португалии, Авраамом Орта, за год до изгнания евреев. Этой книге придаёт особое историческое значение то, что Христофор Колумб использовал астрономические таблицы Закуто в своих путешествиях в Америку. Abraham Zacuto, Tabulae astronomicae, Leiria, 1496. Отдел редких книг и специальных коллекций Библиотеки Конгресса США.

В отличие от Испании, Португалия не была в средние века крупным центром еврейской учености. Лишь в XV в. здесь появились видные философы и комментаторы ТАНАХа (Ицхак Абрабанель), естествоиспытатели (Иеhуда Крескас), началось изучение каббалы.

После изгнания евреев из Испании в Португалию переселились талмудист Я‘аков Ибн Хабиб и астроном Аврахам Закуто.

В 1480-х гг. в Португалии открылись три еврейские типографии: в 1487 г. — в Фару (основатель Шмуэль Гакон?) и в Лейрии (основатель Шмуэль Д’Ортас), в 1489 г. — в Лиссабоне (основатель Эли‘эзер Толедано). Они просуществовали до 1497 г. и выпустили ряд высококачественных инкунабул, включая Тору с комментариями Раши и астрономический трактат Аврахама Закуто (на испанском языке).

Давление и гонения на евреев

В XIV в. положение евреев Португалии стало менее устойчивым. Король Афонсу IV (правил в 1325-57 гг.) увеличил налоги для евреев и под давлением церкви приказал им носить отличительный знак. Было ограничено право евреев на выезд из страны. В 1350 г. католическое духовенство объявило их виновниками вспыхнувшей в Португалии эпидемии чумы.

При Фернанду (Фердинанде) I (1367-83) евреям удалось на время вернуть себе утраченное влияние, однако в этот период община сильно пострадала от двух вторжений кастильских войск (1373, 1383), учинивших погромы в захваченных ими городах, включая Лиссабон. Жоао (Жуан) I (1385—1433) восстановил ношение отличительного знака и запретил евреям занимать государственные должности (сделав исключение для нескольких сборщиков налогов и придворных врачей). В то же время он не допустил распространения на Португалию антиеврейских бесчинств, охвативших в 1391 г. Испанию.

Король Дуарти I (1433-38) издал указ, запрещавший всякое общение евреев с христианами, но вскоре был вынужден существенно смягчить свое распоряжение. Положение евреев вновь улучшилось при Афонсу V (1438-81), находившемся под сильным влиянием семейства Яхья и Ицхака Абрабанеля, которого он назначил своим казначеем.

Однако уже в эти годы пропаганда, которую вела католическая церковь, вызвала быстрый рост антисемитских настроений в португальском обществе. В 1449 г. городская чернь атаковала один из жудиариас Лиссабона; многие евреи были убиты, их имущество разграблено. Король сурово наказал зачинщиков погрома. Тем не менее, в 1482 г. он повторился (при этом погибла богатая библиотека Ицхака Абрабанеля).

Португальские кортесы неоднократно (в 1451, 1455, 1473, 1481 гг.) требовали принятия ограничительных мер против евреев. Такие меры были введены королем Жоао II (1481-95). Он, в частности, запретил евреям нанимать слуг-христиан, носить шелк и драгоценности, ездить верхом. По королевскому указу сын родителей-евреев, принявший христианство, немедленно получал право на их имущество. Ицхак Абрабанель, обвиненный в участии в антиправительственном заговоре, бежал в Испанию. Вместе с тем, Жоао II воспротивился введению в стране инквизиции и отменил в 1487 г. постановления муниципальных советов Лиссабона и ряда других городов об изгнании евреев.

Когда в 1492 г. евреи были изгнаны из Испании, Жоао II разрешил им переселиться в Португалию, но лишь на восемь месяцев и при условии, что они уплатят подушную подать. Местная община протестовала против допуска в страну испанских евреев, опасаясь, что наплыв эмигрантов подорвет ее и без того шаткое положение.

За короткий срок в страну прибыло около 120 тыс. евреев. Изгнанники были размещены в небольших городах вдоль границы с Испанией. 30 семей во главе с Ицхаком Абохавом II получили разрешение поселиться в Порту. В перенаселенных жудиариас вскоре вспыхнула эпидемия чумы.

После этого Жоао II приказал испанским евреям досрочно покинуть страну. Не сумевшие выполнить это распоряжение к установленному сроку (главным образом из-за непомерно высокой платы за проезд на португальских кораблях) были проданы в рабство. Детей в возрасте от трех до десяти лет отделяли от родителей и направляли на малопригодный для жизни остров Сан-Томе в Гвинейском заливе для последующего обращения в христианство.

Многие из тех, кто успел выехать из страны, были ограблены португальскими моряками и высажены на пустынном побережье Африки, где погибли от голода. Лишь 600 наиболее состоятельных семейств смогли купить право остаться в Португалии за общую сумму в 60 тыс. золотых крузадо.

В конце XV в. в Португалии предположительно насчитывалось около 80 тыс. евреев; они проживали во всех районах страны.

Насильственное крещение и ликвидация общины

В 1495 г. королем Португалии стал Мануэл Счастливый (правил до 1521 г.). На первых порах он отменил ограничительные меры против евреев, введенные его предшественником, и назначил Аврахама Закуто своим советником.

Однако он вступил из политического расчета в брак с наследницей испанского престола, дочерью Фердинанда и Изабеллы. По их требованию он издал 4 декабря 1496 г. указ, предписывавший всем евреям Португалии в течение десяти месяцев креститься или покинуть страну. Реально изгнали только 8 человек, остальных не выпустили.[1] Стремясь по экономическим соображениям удержать часть еврейского населения в Португалии, король распорядился о насильственном крещении детей в возрасте от четырех до 14 лет (позднее было распространено на лиц до 20 лет). Однако это лишь ускорило бегство евреев из страны.

Последовало указание о том, что изгнанники могут покидать Португалию только через лиссабонский порт. Около 20000 евреев, собравшихся в столице в ожидании кораблей, были 19 марта 1497 г. согнаны в один из дворцов и после многочисленных, но безуспешных попыток убедить их добровольно перейти в католичество подверглись насильственному крещению.

Одновременно были крещены все оставшиеся евреи Португалии, включая беженцев из Испании. Руководители общины, включая последнего верховного раввина Португалии Шим‘она Маими, предпочли отступничеству мученическую смерть под пытками. Лишь немногим (например, Аврахаму Закуто и Я‘акову Ибн Хабибу) удалось избежать крещения и покинуть страну.

Королевским указом от 30 мая 1497 г. новые христиане были объявлены полноправными гражданами Португалии; запрещалось до 1517 г. преследовать их за ересь. Тем не менее, евреи, подавляющее большинство которых сохранило верность иудаизму, продолжали покидать страну. Это вело к дезорганизации хозяйственной жизни. Поэтому 21 апреля 1499 г. Мануэл запретил новым христианам выезжать за пределы Португалии без разрешения властей. Те, кто имел такое разрешение, лишились права продавать свое имущество или взыскивать долги.

Невзирая на «охранный» указ короля, католическая церковь и большинство португальцев продолжали считать новых христиан евреями, ненавидя их как еретиков и лицемеров. Одним из прозвищ марранов было женти ди насаон — «люди [известной] нации». Начались погромы «новых христиан», приведшие в дальнейшем к их массовой эмиграции.

На Балеарских островах

Первые документальные сведения о евреях восходят к 1135 г., когда граф Барселоны Рамон Беренгар III взял под покровительство нескольких евреев острова Мальорка, бывшего с 798 г. арабским владением. Возможно, что среди жителей Андалусии, бежавших на Мальорку в середине XII в. от гонений Альмохадов, также были евреи.


Экономическое и общественное положение еврейской общины

После завоевания Мальорки в 1229 г. Хайме I (Яковом) Арагонским еврейское население Мальорки заметно увеличилось за счет переселенцев из южной Франции и стран Северной Африки. Король, покровительствовавший евреям, отвел им участки земли в городах Пальма (главный город Мальорки), Инка, Петра и Монтиори. Еврейские поселения были также в городах Феланич, Синеу, Алькудия, Сольер и Польенса.

Евреи быстро включились в международную торговлю Мальорки, а также занялись ювелирным искусством и обувным делом. По настоянию купцов-христиан король был вынужден ограничить для евреев-ростовщиков проценты за денежные ссуды, а в некоторых случаях заставил их вернуть часть прибыли. Вместе с тем Хайме I позволил евреям Мальорки обращаться к нему лично с жалобами на действия администрации, подтвердил их право иметь своих резников, а евреям Пальмы разрешил приобретать недвижимость в городе и его окрестностях.

К началу 1270-х гг. экономическое положение евреев Мальорки упрочилось: в 1271 г. община Пальмы уплатила годовой налог в размере пяти тысяч солидов и вместе с общинами Каталонии, Перпиньяна и Монпелье пожертвовала 25 тыс. солидов на войну с королевством Леон.

В самостоятельном королевстве Мальорка, образовавшемся на Балеарских островах после смерти Хайме I в 1276 г., привилегии, дарованные им евреям, были подтверждены как его преемником Хайме II Мальоркским, так и королем Альфонсо III, который в 1285 г. захватил власть на Мальорке. Однако в результате его частых и крупных поборов и требований «займов» экономическое положение общины пошатнулось и не улучшилось ни после возвращения на трон Хайме II (1295), ни при его наследнике Санчо I (с 1311 г.).

В этот период сложилась структура общинного управления. Так, с 1296 г. в Пальме общинной жизнью ведали выборные попечители (мукаддамин; вначале их было трое, позже — шестеро) и при них исполнительный совет из восьми нотаблей.


Выдающиеся евреи Мальорки

На Мальорке поселилась некоторая часть евреев, изгнанных в 1306 г. из Франции, среди них галахист Ахарон бен Я‘аков из Люнеля.

Среди духовных глав общины Мальорки во второй половине XIV в. были философ и экзегет И. Л. Москони (родился в 1328 г.), раввин Ш. Т. Фалкон, талмудист Ш. Царфати, глава иешивы Пальмы И. Десместр и Шим‘он бен Цемах Дуран. В этот период на Мальорке жили астрономы и картографы Ицхак Нифоси (Нафуси), В. Э. Геронди (погиб в 1391 г.), А. Крескес (умер в 1387 г.) и его сын Иехуда (родился, по-видимому, в 1360 г.; после насильственного крещения в 1391 г. — Хайме Рибес).

Религиозные преследования

В 1305 г. католическое духовенство спровоцировало антиеврейские выступления, повторившиеся в 1309 г. в связи с кровавым наветом. Король наказал громил и запретил представителям духовенства входить в еврейские кварталы. Однако вскоре при беспорядках в Инке погибло много евреев.

В 1314 г. евреи Пальмы согласились принять в лоно иудаизма двух христиан из Германии, которым было отказано в этом другими еврейскими общинами Испании. В наказание Санчо I распорядился превратить городскую синагогу в церковь и наложил на общину тяжелый штраф, в погашение которого год спустя было конфисковано почти все имущество евреев города.

После этого рядом указов король установил регламент общинной, религиозной и экономической жизни евреев Мальорки и разрешил построить в Пальме новую синагогу. В 1325 г. регент при малолетнем Хайме III, Филипп, подтвердил прежние привилегии евреев Мальорки, даровал им гражданство, право выбирать управление без вмешательства извне и запретил насильственное крещение даже их рабов. В 1337 г. король предоставил общине право судить за нарушение религиозных предписаний и за безнравственность, но запретил приговаривать к изгнанию или телесным наказаниям.

Педро IV, присоединивший в 1343 г. Мальорку к Арагонскому королевству, подтвердил права евреев, поощрял возвращение евреев, покинувших остров, и поселение новых. Община сильно пострадала от погромов конца 1340-х гг., связанных с эпидемией чумы, однако вскоре оправилась. С 1373 г., когда нападение черни на евреев в городе Инка вынудило многих евреев покинуть Мальорку, положение общины резко ухудшилось. В 1374 г. задолжавшие евреям значительные суммы христианские купцы устроили погром и потребовали изгнания евреев с Мальорки. В 1376 г. нападению христианского населения подверглись евреи города Поррерас.

Хуан I Арагонский (правил в 1387-95 гг.) пытался поддерживать евреев и даже предоставил общине право судить за уголовные преступления. Однако в 1391 г. погромы и резня во всей Испании привели к гибели многих евреев Пальмы и к полному истреблению общин в городах Инка, Сольер, Синеу и Алькудия.

Части евреев Мальорки удалось бежать в Северную Африку, некоторые приняли христианство, а многие предпочли мученическую смерть насильственному крещению. Власти пытались вернуть беженцев на Мальорку, обещая возместить им убытки и гарантируя неприкосновенность. Губернатор острова был казнен как главный виновник беспорядков; королева Виоланта присудила христианское население к значительному штрафу.

Но через год король Хуан I отменил штраф, амнистировал погромщиков и аннулировал все долговые обязательства христиан евреям за последние 10 лет.

В 1395 г. по приглашению короля, пытавшегося возродить еврейскую общину на Мальорке, туда переселились 150 еврейских семейств из Португалии.

Конец общины

В 1413 г. Фердинанд I издал указ, запрещавший евреям Мальорки жить вне гетто и общаться с христианами. Положение евреев несколько улучшилось при Альфонсо V (с 1416 г.).

В 1435 г. пущенный в Пальме слух о том, что евреи на святой неделе распяли сарацина, привел к резне. Это положило конец существованию еврейской общины на Мальорке. Около 200 евреев перешли в христианство, большинство бежало в Северную Африку.

Источники

  • КЕЭ, том 3, кол. 894—904
  • КЕЭ, том 6, кол. 684—692
  • КЕЭ, том 5, кол. 64-67
  • КЕЭ, том 3, кол. 236–261
  • Abraham J. Karp, From the Ends of the Earth: Judaic Treasures of the Library of Congress, (DC: Library of Congress, 1991).

Примечания

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Израиль — народ в диаспоре. В средневековом христианском мире в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Испания в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Португалия в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Мальорка в ЭЕЭ