Объявление: Тур-мидраш-2017: Испания, Португалия, Гибралтар с 13 по 21 июня:
Днем – экскурсии с Яаковом Луфтом,
по вечерам уроки и дискуссии с Пинхасом и Нехамой Полонскими

Маршрут: Мадрид-Саламанка-Гарда-Порту-Коимбра-Лиссабон-Бельмонте-Каштело_де_Виде-Севилья-Гибралтар-Кадис-Кордова-Гранада-Толедо-Мадрид. Итого 9 дней, полный кошерный пансион с шеф-поваром, €1490 с человека, включая всё (кроме полета). Те, кто хочет участвовать напишите Пинхасу Полонскому на ppolonsky@gmail.com
-----------------------------

Спиноза, Бенедикт

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Спиноза»)
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Бенедикт Спиноза
ברוך שפינוזה, Benedictus de Spinoza
Бенедикт Спиноза
Бенедикт Спиноза
Имя при рождении:

Барух Спиноза

Дата рождения:

24 ноября, 1632

Место рождения:

Амстердам, Нидерланды

Дата смерти:

21 февраля, 1677

Место смерти:

Гаага, Нидерланды

Школа/традиция:

Рационализм, основатель Спинозизма

Период:

Философия XVII века

Направление:

Западная философия

Основные интересы:

Этика, Эпистемология, Метафизика

Значительные идеи:

Пантеизм

Оказавшие влияние:

Гоббс, Декарт, Авиценна, Маймонид, Николай Кузанский, Хасдай Крескас

Последователи:

Конвэй, Кант, Гегель, Дэвидсон, Шопенгауэр, Делёз, Эйнштейн, Рустик-Спиноза

Бенедикт Спиноза (рожд. Барух Спиноза, ивр. ברוך שפינוזה‎; впоследствии лат. Benedictus de Spinoza; 24 ноября 1632, Амстердам — 21 февраля 1677, Гаага) — нидерландский философ еврейского происхождения. Один из главных представителей философии Нового времени, рационалист, атеист.

Содержание

Ранние годы

Барух де Спиноза родился в Амстердаме в семье марранов, вернувшейся к иудаизму после эмиграции из Португалии в Нидерланды. Отец Спинозы был преуспевающим купцом.

В семье Михаэля (Габриэль Алварес) и Ханны Деборы де Спиноза было пятеро детей: Исаак, Ребекка (оба от первого брака Михаэля), Мириам, Барух и Габриэль. Мать очень рано умерла от туберкулёза — в 1638 году, когда Баруху было всего 6 лет. Отец (до его смерти в 1654 году) вёл преуспевающую семейную фирму по торговле южными фруктами.

Спиноза посещал начальную религиозную школу «Эц Хаим», где изучает иврит, Тору с комментариями Раши, Талмуд и другую равиннистическую литературу, а также основы еврейского богословия и риторики. Уже там он знакомится с трудами Аверроэса и Аристотеля в средневековой интерпретации Маймонида (1135—1204).

Затем он учился в иешиве «Кетер Тора»; его наставниками были Менаше бен Исраэль, философ-каббалист Исаак Абоаб-да-Фонсека и Ш. Л. Мортейра (родился, по-видимому, в 1596 г. – умер в 1660 г.). Они усовершенствовали его интеллект и особенно способность аналитического доказательного рассуждения.[1]

Позднее он брал уроки латыни. Спиноза говорил на португальском, испанском, голландском и немного французском и итальянском языках, владел литературным ивритом; разговорным языком в семье вероятно был ладино.

Ересь и херем

После смерти отца (1654 г.) Барух и его брат Габриэль переняли управление фирмой. Высказывания Спинозой «неортодоксальных» взглядов, его сближение с сектантами (коллегианты, течение в протестантизме) и фактический отход от иудаизма вскоре привели к обвинению в ереси.

В начале 1656 г. еретические взгляды Спинозы, которые разделяли врач Хуан де Прадо (1614–1672?) и учитель Даниэль де Рибера, привлекли внимание общинного руководства. Спиноза подвергал, среди прочего, сомнению, что Моисей был автором Пятикнижия, что Адам был первым человеком и что закон Моисея обладает превосходством над «естественным правом». Возможно, эти еретические взгляды отражали влияние французского вольнодумца маррана И. Ла Пейреры (родился в 1594 г. или 1596 г. – умер в 1676 г.), чье сочинение «Преадамиты» («Люди до Адама») было напечатано в Амстердаме в 1655 г.

Х. де Прадо вынудили отречься от своих взглядов. Спиноза отказался последовать его примеру, и 27 июля 1656 г. на него был наложен херем. Документ о хереме был подписан Ш. Л. Мортейрой (см. выше) и другими раввинами. Членам еврейской общины было запрещено какое-либо общение со Спинозой.

После отлучения Спиноза, по-видимому, учился в Лейденском университете. В 1658–59 гг. он встречался в Амстердаме с Х. де Прадо. О них в донесении испанской инквизиции из Амстердама указывалось, что они отвергают закон Моисея и бессмертие души, а также считают, что Бог существует лишь в философском смысле.

По сообщениям современников, ненависть еврейской общины к Спинозе была так сильна, что предпринимались даже попытки его убить. Враждебное отношение общины побудило Спинозу написать апологию своих воззрений (на испанском языке; не сохранилась), которая, по-видимому, легла в основу написанного им позднее «Богословско-политического трактата».

Спиноза принял имя Бенедикт (латинский эквивалент имени Барух, уменьшительное Бенто), продал свою долю в фирме брату и уехал в пригород Амстердама Оверкерк. Однако вскоре вернулся и (пока ему ещё было разрешено пребывание в Амстердаме) поступил учеником в частный колледж экс-иезуита «весёлого доктора» ван ден Эндена.

Там он совершенствовал латынь, учил греческий, философию (древнегреческую и новую, в том числе Гоббса, Гассенди, Макиавелли, возможно, Джордано Бруно), естественные науки, обучался рисованию и шлифовке оптических стёкол, (преподавал иврит). Здесь же познакомился с трудами Рене Декарта (1596—1650), что кардинально повлияло на его взгляды. Хотя Декарт и жил в Амстердаме длительное время, но, по-видимому, он и Спиноза никогда не встречались — Спиноза был тогда ещё слишком молод.

В 1660 Амстердамская синагога официально попросила муниципальные власти осудить Спинозу как «угрозу благочестию и морали», и последний был вынужден покинуть Амстердам, поселившись в Рийнсбурге (в то время центре коллегиантов) — деревне близ Лейдена. Шлифовка линз дала ему доход, достаточный для жизни. Там он написал «Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье», «Трактат об усовершенствовании разума», бо́льшую часть «Основ философии Декарта» и первую книгу «Этики». Время от времени к нему наведывались студенты из близлежащего Лейдена. В 1661 Спинозу посетил один из председателей Лондонского королевского научного общества Генрих Ольденбург, переписка с которым длится затем многие годы.

В июне 1663 Спиноза переехал в Воорбург, близ Гааги, где познакомится с физиком и математиком Христианом Гюйгенсом и филологом Фоссиусом (Vossius). В 1664 опубликовал в Гааге «Основы философии Декарта» (единственное сочинение, изданное под собственным именем Спинозы при его жизни) вместе с «Метафизическими размышлениями».

С 1664 г. по 1670 г. он жил в пригороде Гааги Воорбурге, затем — до конца жизни — в Гааге.

Философcкая система и кружок единомышленников

Переписка Спинозы свидетельствует, что в 1663 г. он разрабатывал свою философскую систему, намереваясь представить ее на обсуждение в философском клубе. В том же году он написал на латыни «Принципы философии Рене Декарта» — единственную работу, вышедшую не анонимно. В этом труде излагается в геометрической форме и подвергается критике философия Р. Декарта, оказавшая значительное влияние на мысль самого Спинозы.

Традиция приписывает возникновение критических взглядов Спинозы на религию влиянию Ван ден Эндена. Однако исследователи XIX–XX вв. склонны считать, что главным источником взглядов Спинозы были неортодоксальные воззрения, существовавшие в среде просвещенных членов еврейской общины Амстердама (см. Уриэль Акоста).

Спиноза был знаком с трудами таких философов как Авраам ибн Эзра и Маймонид, Герсонид, а также с трактатом «Свет Господа» («Ор Адонай») Хасдая Крескаса. Особое влияние оказала на него книга «Puerta del Cielo» («Врата небес») каббалиста Авраама Когена Эрреры, который жил в Амстердаме и умер, когда Спиноза был совсем юным. К этим авторам необходимо добавить Леона Эбрео (то есть Иеhуду Абарбанеля с его «Диалогами о любви» («Dialoghi d' Amore»), аль-Фараби, Авиценну и Аверроэса. С. Дунин-Барковский также указывал на имеющуюся связь между «странной», как он выразился, работой Ибн Туфайля «Хайй ибн Йакзан» и концепцией Спинозы.

Вокруг Бенто сгруппировался кружок преданных ему друзей и учеников — Симон де Фриис (Simon Joosten de Vries), Йарих Йеллес (Jarig Jelles), Пиитер Балинх (Pieter Balling), Лодевейк Майер (Lodewijk Meyer), Ян Рёйвертц (Jan Rieuwertsz), фон Шуллер (von Schuller), Адриаан Курбах (Adriaan Koerbagh), Йоханнес Курбах (Johannes Koerbagh), Йоханнес Боувмеестер (Johannes Bouwmeester) и др.

В 1670 г. был напечатан анонимно «Богословско-политический трактат» Спинозы, содержащий критику религиозной идеи откровения и защиту интеллектуальной, религиозной и политической свободы. Это рационалистическое нападение на религию вызвало сенсацию. Книга была повсюду запрещена, поэтому продавалась с фальшивыми титульными листами. Из-за постоянных нападок Спиноза отказался от публикации «Трактата» на голландском языке. В пространном письме одному из лидеров сефардской общины Амстердама Оробио де Кастро (1620–87) Спиноза защищался от обвинений в атеизме.

Опубликованный анонимно в Амстердаме «Теолого-политический трактат» (1670) создало прочное мнение о Спинозе как атеисте. От серьёзных преследований Спинозу спасало то, что во главе государства стояли братья де Витт, благосклонно относившиеся к философу (Ян де Витт был картезианцем). Параллельно с трактатом (и во многом для него) он написал «Еврейскую грамматику».

В мае 1670 Спиноза переехал в Гаагу (с 1671 жил в доме на канале Павильюнсграхт (Paviljoensgrachts); сейчас этот дом носит латинское название Domus Spinozana), где остается вплоть до своей смерти.

Общественные потрясения и Спиноза

Хотя Спиноза старался не вмешиваться в общественные дела, во время французского вторжения в Голландию (1672) он поневоле оказался втянутым в политический конфликт, когда друг и покровитель Спинозы, Ян де Витт (фактический глава нидерландского государства), был убит разъяренной толпой, считавшей его и его брата виновными в поражении. Спиноза написал воззвание, в котором называл жителей Гааги «самыми низкими варварами». Лишь благодаря тому, что хозяин квартиры запер Спинозу и не выпустил его на улицу, жизнь философа была спасена.

В 1673 г. пфальцский курфюрст предложил Спинозе кафедру философии в Гейдельбергском университете, обещая полную свободу преподавания с условием, что он не будет нападать на господствующую религию. Однако Спиноза отверг это предложение, желая сохранить свою свободу в высказывании мыслей и душевный покой.

Спиноза отказался и от предложения посвятить свой труд французскому королю Людовику XIV, переданного вместе с приглашением в Утрехт от имени французского командующего принца Л. де Конде. Посвящение королю гарантировало бы Спинозе пенсию, но философ предпочел независимость. Несмотря на это, по возвращении в Гаагу Спиноза был обвинен в связи с неприятелем; ему удалось доказать, что многие из государственных сановников знали о его поездке и одобряли ее цели.

В 1674 г. Спиноза завершил свой главный труд — «Этика», который в систематизированной форме содержит все основные положения его философии. Попытка опубликовать его в 1675 г. окончилась неудачей из-за давления протестантских теологов, утверждавших, что Спиноза отрицает бытие Божье, хотя рукописные копии ходили в кругу ближайших друзей. Отказавшись от публикации своего труда, Спиноза по-прежнему вел скромную жизнь. Он много писал, обсуждал философские вопросы с друзьями, в том числе с Г. Лейбницем, однако не пытался внушать кому-либо свои радикальные взгляды.

В 1675 Спиноза познакомился с немецким математиком Э. В. фон Чирнгаусом, а в 1676 остановившийся в Гааге Г. В. Лейбниц часто посещал Спинозу.

В воскресенье 21 февраля 1677 Спиноза умер от туберкулёза (болезнь, которой он страдал в течение 20 лет, невольно усугубляя её вдыханием пыли при шлифовке оптических линз, курением — табак считался тогда лечебным средством), ему было всего 44 года. Тело предварительно похоронили 25 февраля и вскоре подвергли перезахоронению в общей могиле.

Сделали опись имущества (которое включает 161 книгу) и распродали его, часть документов (в том числе, и часть переписки) была уничтожена. Произведения Спинозы, в соответствии с его желанием, в том же году были опубликованы в Амстердаме Rieuwertsz с предисловием Иеллеса без обозначения места издания и имени автора под названием B. d. S. Opera Posthuma (на латинском языке), в 1678 — в голландском переводе (Nagelate Schriften). В том же 1678 году все произведения Спинозы были запрещены.

Историческое значение Спинозы

Спиноза был первым мыслителем нового времени, который не принадлежал к какой-либо церкви или секте. «Этика» Спинозы была опубликована впервые в книге «Посмертные произведения» (на латыни, 1677; одновременно в голландском переводе). В «Посмертные произведения» были включены также неоконченный труд «Трактат об усовершенствовании человеческого разума» (написан на латыни около 1661 г.), «Политический трактат» (завершенный незадолго до смерти автора), «Краткое изложение грамматики языка иврит» (неокончено) и избранные письма.

Нефилософские труды Спинозы

Над грамматикой языка иврит Спиноза начал работать по просьбе друзей за несколько лет до смерти; она была задумана как самоучитель иврита, однако Спиноза разбирал в ней и сложные вопросы филологии. Поскольку Спиноза писал главным образом для своих друзей-христиан, он следовал системе, принятой при изложении грамматики латинского языка, использовал некоторые ее термины. Он предложил также классификацию букв еврейского алфавита, основанную на фонетическом принципе.

В 1687 г. был опубликован единственный естественнонаучный труд Спинозы — «Трактат о радуге» (переиздан в 1862 г. вместе с неизвестным до того трудом философа «Краткий трактат о Боге, человеке и его блаженстве», написанном до 1660 г., и некоторыми письмами; издание Ван Флотена).

Влияние Спинозы на философию нового времени

Сразу после опубликования «Богословско-политического трактата» (1670) Спиноза был обвинен в атеизме или, по меньшей мере, в деизме, так как он отрицал наличие у Бога свойств личности и ставил на место Божественного провидения слепую судьбу. Термин «спинозизм» стал применяться без разбора к различным атеистическим учениям, часто не имевшим никакого отношения к философии Спинозы. В XVII–XVIII вв. произведения Спинозы почти никто не читал, что облегчало фальсификацию его взглядов.

От обвинения в склонности к «спинозизму» должен был защищаться Г. В. Лейбниц. Его ученик Х. Вольф указывал на многочисленные различия между философскими системами Спинозы и Лейбница. Французский философ-скептик П. Бейль в своем «Словаре» (1695–97) с похвалой отзывался о личности Спинозы, но высмеивал его монизм. Мнение Бейля усвоили Вольтер и Д. Дидро.

Интерес к Спинозе в Германии в эпоху Просвещения пробудился в дискуссии о том, был ли Г. Э. Лессинг последователем Спинозы. Дискуссию начал М. Мендельсон, утверждавший, что Лессинг был пантеистом, однако, в отличие от Спинозы, признавал бытие существ, пребывающих вне Бога, хотя и зависимых от Него. Представитель так называемой философии чувства и веры Ф. Г. Якоби, утверждавший, что Лессинг сам называл себя «спинозистом», видел в учении Спинозы яркое выражение рационализма, которому он противопоставлял религиозное откровение и непосредственную веру. И. Г. Гердер и И. В. Гете отмечали большое влияние Спинозы на их мировоззрение, которое, однако, существенно отличалось от учения последнего.

Немецкие романтики и близкий к ним богослов Ф. Шлейермахер положили начало религиозно-мистической интерпретации философии Спинозы. Г. Гегель видел в учении Спинозы «исходный пункт всей философии». Он указал на противоположность между философией Спинозы и материализмом: Спиноза отрицал не Бога, а бездушную материю. Учение Спинозы, согласно Гегелю, — не атеизм, но «акосмизм».

Ф. Шеллинг в своей философии тождества интерпретировал учение Спинозы в мистическом духе. Под влиянием немецкого идеализма английский поэт и философ С. Колридж стремился совместить учение Спинозы с христианской религией. Восторженным поклонником Спинозы был Г. Гейне. Влияние Спинозы в большей или меньшей степени сказалось на философских взглядах Л. Фейербаха, М. Гесса и других мыслителей XIX в.

Последователем философии Спинозы был А. Эйнштейн. Особый интерес к философии Спинозы проявляли марксисты. Г. Плеханов видел в нем предшественника диалектического материализма и, ссылаясь на Ф. Энгельса, определял марксистскую философию как «род спинозизма». Советская официальная философия восприняла плехановскую интерпретацию учения Спинозы с некоторыми поправками и отвела последнему в качестве «материалиста» и «атеиста» почетное место среди своих предшественников.

Философия Спинозы и иудаизм

«Богословско-политический трактат» Спинозы оказал большое влияние на деистов XVII–XVIII вв. и стал таким образом одним из косвенных источников современного светского антисемитизма. Рационалистическая трактовка Спинозой библейского повествования, отрицание идеи избранного народа, боговдохновенного пророчества и чуда были использованы деистами в их критике христианства и его еврейских источников.

Хотя Спиноза не принял христианства, в своем трактате он явно отдавал предпочтение универсалистской проповеди Иисуса перед партикуляризмом еврейской религии. В произведениях еврейских мыслителей XVIII–XIX вв. содержится скрытая или открытая полемика со взглядами Спинозы, наряду с принятием некоторых его идей (см., например, М. Мендельсон).

Ш. Д. Луццатто усматривал в учении Спинозы полную противоположность иудаизму, так как последний отрицал творение, провидение, библейское откровение, свободу воли и мораль (см. ниже), основанную на чувстве и милосердии. Отрицательное отношение к идеям Спинозы разделяли и еврейские мыслители, далекие от ортодоксии, например, Г. Коген, который в конце жизни считал пантеизм Спинозы чистым язычеством, противоположностью еврейского монотеизма.

Некоторые сторонники Хаскалы проводили параллель между бунтом Спинозы против раввинской ортодоксии и собственной просветительской деятельностью. В их глазах Спиноза был подлинным «наставником колеблющихся» нового времени (А. Крохмаль /см. Н. Крохмаль/; Ш. Рубин, 1823–1913). Израильский критик и ученый Э. Швейд в книге «hа-иеhуди hа-бодед ве-яhадут» («Одинокий еврей и еврейство», 1974) утверждал, что Спиноза, сознательно противопоставивший себя еврейству, не может считаться представителем еврейской философии, несмотря на несомненное влияние еврейских источников на его творчество.

Другие авторы (например, Женевьева Брикман в книге «О еврействе Спинозы», 1994) настаивают на том, что в самых критических высказываниях в адрес еврейства Спиноза оставался еврейским мыслителем. Еврейским корням философии Спинозы посвящены работы Л. Рота «Спиноза, Декарт и Маймонид» (1924) и «Спиноза» (1929), Л. Штрауса «Критика религии у Спинозы как основа его библейских исследований» (1930), а также двухтомное исследование Г. О. Вольфсона «Философия Спинозы» (1934).

Философия

Исследователи расходятся во мнениях по вопросу об источниках философии Спинозы. Известно, что он хорошо знал средневековую еврейскую философию, в особенности Маймонида и Хасдая Крескаса, а также испытал влияние стоицизма, Т. Гоббса и, более всего, Р. Декарта.

Некоторые исследователи считают, что на взгляды Спинозы повлияла философия Ренессанса, главным образом Дж. Бруно. Г. О. Вольфсон считал Спинозу «последним средневековым и первым современным мыслителем». Гегель усматривал в учении Спинозы высшее философское выражение еврейского монотеизма. Некоторые ученые находят у Спинозы влияние каббалы.

Большинство исследователей признает, что хотя Спиноза и расходился с Декартом во взглядах на ряд важнейших вопросов философии, но воспринял от него идеал построения единой философской системы, основанной на ясном и отчетливом «самоочевидном» знании — по образцу положений математики; у Декарта он почерпнул основные понятия своей системы, хотя и придал им новое, оригинальное содержание.

Метафизика

Свою метафизику Спиноза строит по аналогии с логикой в «Этике», его основном произведении. Что предполагает:

  • (1) задание алфавита (определение терминов),
  • (2) формулировку логических законов (аксиом),
  • (3) вывод всех остальных положений (теорем) путём логических следствий.

Такая форма гарантирует истинность выводов в случае истинности аксиом. Целью метафизики для Спинозы было достижение человеком душевного равновесия, довольства и радости. Он считал, что эта цель может быть достигнута лишь с помощью познания человеком своей природы и своего места во вселенной. А это, в свою очередь, требует познания природы самой реальности. Поэтому Спиноза обращается к исследованию бытия как такового.

Это исследование приводит к первичному как с онтологической, так и с логической точки зрения бытию — к бесконечной субстанции, которая есть причина самой себя (causa sui).

Применительно к «Этике» Спинозы следует, однако, упомянуть, что она, чётко ориентируясь на этот идеал, не всегда полностью удовлетворяет ему (это относится к доказательству отдельных теорем).

Субстанция

Субстанция у Спинозы, — то, что «существует само по себе и представляется само через себя» (Э:I, опр.). Каждая конечная вещь есть лишь частное, ограниченное проявление бесконечной субстанции. Субстанция — это мир или природа в самом общем смысле. Субстанция (она же «природа», она же «бог» — «Deus sive Natura») существует только одна, то есть она есть всё существующее.

Таким образом, Бог Спинозы не является личностным существом в традиционном религиозном понимании: «в природе Бога не имеют место ни ум, ни воля» (Э:I, сх. к т.17). Субстанция бесконечна в пространстве и вечна во времени. Субстанция, по определению, неделима: делимость — лишь видимость конечных вещей. Любая «конечная» вещь (конкретный человек, цветок, камень) является частью этой субстанции, её модификацией, её модусом.

Субстанция одна, так как две субстанции ограничивали бы друг друга, что несовместимо с бесконечностью, присущей субстанции.

Это положение Спинозы направлено против Декарта, утверждавшего существование сотворенных субстанций наряду с субстанцией их Творца.

Атрибут

Сотворенные субстанции» Декарта — протяженная и мыслящая — превращаются у Спинозы в атрибуты единой субстанции. Атрибут — то, что составляет сущность субстанции, её фундаментальное свойство. Согласно Спинозе, субстанция обладает бесконечным числом атрибутов, однако человеку известны лишь два из них — протяжение и мышление.

Атрибуты можно трактовать как реальные действующие силы субстанции, которую Спиноза называет Богом. Бог — единая причина, проявляющаяся в различных силах, выражающих Его сущность.

Атрибуты совершенно независимы, то есть не могут влиять друг на друга. Однако как для субстанции в целом, так и для каждой отдельной вещи описания через атрибут протяжения и мышления согласуются: «Порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей» (Э: II, т.7).

Такая трактовка сближает отношение Бога-субстанции к атрибутам с отношением трансцендентного Божества (см. Эйн-соф) к Его эманациям (см. Сфирот) в каббале. Парадокс отношения бесконечного Божества к внебожественному миру преодолевается в каббале с помощью понятия самоограничения Бога (цимцум).

Доказательства бытия Бога

Три доказательства бытия Бога, приводимые Спинозой, основываются на так называемом онтологическом доказательстве, которое применял и Декарт. Однако Бог Спинозы — это не трансцендентный Бог теологии и теистической философии: Он не пребывает вне мира, но тождествен миру. Этот пантеистический взгляд Спиноза выразил в знаменитой формуле «Deus sive Natura» («Бог или Природа»).

Богу Спинозы нельзя приписать никаких личных свойств, в том числе воли. Хотя Спиноза говорит, что Бог свободен, он имеет в виду, что Бог подчинен лишь собственной природе, и поэтому в Боге свобода тождественна необходимости. Лишь Бог как causa sui обладает свободой, все конечные существа обусловлены Богом.

То, что из бесконечного числа атрибутов Бога нам известны лишь два — протяжение и мышление, — вытекает исключительно из ограниченности нашего разума. Каждая отдельная вещь есть частичное раскрытие субстанции и всех ее атрибутов; бесконечный разум Бога знает их во всей полноте. Согласно Спинозе, каждая мысль — лишь часть или модус атрибута мышления. Отсюда следует, что каждая отдельная вещь — не только человеческое тело — обладает душой. Каждая материальная вещь находит выражение в атрибуте мышления как идея в Божественном разуме; это выражение есть мысленный аспект вещи, или ее «душа».

Бог обладает также атрибутом протяжения, однако этот атрибут не тождествен материальному миру, так как материя делима, а бесконечный Бог не может быть разделен на части. Бог обладает протяженностью в том смысле, что Он выражается в самом факте существования материального мира и в закономерности, которой этот мир подчинен. Иная закономерность господствует в области мышления. Каждая из этих областей по-своему бесконечна, однако обе они в равной степени являются атрибутами единого Бога.

Результат деления атрибутов на части — модусы. Каждый модус — это отдельная вещь, в которой находит выражение определенный конечный аспект единой субстанции. Множество модусов бесконечно в силу бесконечности субстанции. Это множество не внеположно Богу, а пребывает в Нем. Каждая отдельная вещь — это частичное отрицание в рамках бесконечной системы. Согласно Спинозе, «каждое определение — это отрицание». Атрибуты делятся на модусы разной степени: непосредственные и опосредованные.

В Боге, или субстанции, Спиноза различает два аспекта: природу творящую (Natura naturans) и природу сотворенную (Natura naturata). Первая — это Бог и Его атрибуты, вторая — мир модусов, бесконечных и конечных. Обе природы, однако, принадлежат единой субстанции, которая является внутренней причиной всех модусов. В царстве модусов господствует строгий детерминизм: каждый конечный модус определяется другим модусом того же атрибута; вся совокупность модусов определяется субстанцией.

Протяжение

Протяжение является определяющим признаком тела, к нему через «бесконечный модус движения и покоя» сводятся все «физические» характеристики вещей.

Мышление

Однако мир не только протяжён, ему присущ как минимум ещё один атрибут — мышление.

Термином «мышление» Спиноза обозначает все содержание сознания: ощущения, эмоции, собственно разум и т. п. Субстанцию в целом как вещь мыслящую характеризует «модус бесконечного разума». А так как мышление является атрибутом субстанции, то и любая единичная вещь, то есть любая модификация субстанции, обладает им (сознаёт не только человек, и даже не только «живое»!): все вещи «хотя и в различных степенях, однако же, все одушевлены» (Э:II, сх. к т.13). При этом конкретную модификацию атрибута мышления Спиноза называет идеей.

На уровне человека протяжение и мышление составляют тело и душу. «Объектом идеи, составляющей человеческую душу, служит тело, иными словами, известный модус протяжения, действующий в действительности (актуально) и ничего более» (Э:II, т.13), поэтому сложность человеческой души соответствует сложности человеческого тела. Естественно (это следует из независимости атрибутов), «ни тело не может определять душу к мышлению, ни душа не может определять тело ни к движению, ни к покою, ни к чему-либо другому» (Э:III, т.2).

Подобное «строение» позволяет объяснить и процесс познания: Тело меняется — либо в результате воздействия внешних агентов (других тел), либо в силу внутренних причин. Душа как идея тела меняется вместе с ним (или, что то же самое, тело изменяется вместе с душой), то есть она «знает» об изменениях тела. Теперь человек чувствует, например, боль, когда тело повреждено и т. п. Душа не имеет никакой проверки полученного знания за исключением механизмов ощущения и реакций тела.

Причинность

Крайний детерминизм Спинозы исключает свободу воли; сознание свободы — это иллюзия, вытекающая из незнания причин наших душевных состояний. Детерминизм Спинозы исключает и случайность, представление о которой также является плодом незнания причин того или иного события. Свою этику Спиноза строит на основе строгого детерминизма.

Причинность. Все должно иметь своё причинное объяснение, «nam ex nihilo nihil fit (ибо ничто не происходит из ничего)». Единичные вещи, действуя друг на друга, связаны жёсткой цепью взаимной причинной обусловленности, и в этой цепи не может быть никаких разрывов. Вся природа представляет собой бесконечный ряд причин и следствий, которые в своей совокупности составляют однозначную необходимость, «вещи не могли быть произведены Богом никаким другим образом и ни в каком другом порядке, чем произведены» (Э:I, т.33). Представление о случайности тех или иных явлений возникает лишь потому, что мы рассматриваем эти вещи изолированно, вне связи с другими. «Если бы люди ясно познали порядок Природы, они нашли бы всё так же необходимым, как и всё, чему учит математика»; «законы Бога не таковы, чтобы их можно было нарушить».

На уровне человека (как и на уровне любой другой вещи) это означает полное отсутствие такого явления как «свобода воли». Мнение о свободе воли возникает из мнимого кажущегося произвола действий людей, «свои действия они осознают, причин же, которыми они определяются, не знают» (Э:III т.2). Поэтому «ребёнок убеждён, что он свободно ищет молока, разгневанный мальчик — что он свободно желает мщения, трус — бегства. Пьяный убеждён, что он по свободному определению души говорит то, что впоследствии трезвый желал бы взять назад» (Э:III, т.2). Свободу Спиноза противопоставляет не необходимости, а принуждению или насилию. «Стремление человека жить, любить и т. п. отнюдь не вынуждено у него силою, и, однако, оно необходимо».

Антропология (учение о человеке)

Человек, согласно Спинозе, — модус, раскрывающийся в двух атрибутах; душа и тело суть разные аспекты одного существа. Душа — это понятие тела, или тело, поскольку оно осознается. Каждое событие в мире одновременно является модусом атрибутов протяжения и мышления. Материальная система — тело — отражается в системе идей — душе. Эти идеи — не только понятия, но и разные психические состояния (чувства, желания и т. д.).

Человеку, как и всем другим существам во Вселенной, присуще стремление (conatus) к самосохранению. Это стремление выражает бесконечную Божественную силу. Единственный критерий оценки явлений — польза или вред, приносимые ими человеку. Следует отличать то, что действительно полезно человеку, от того, что только кажется полезным. Этика ставится, таким образом, в зависимость от познания.

Теория познания

Теория познания Спинозы основывается на положении, что человеческое мышление — это частичное раскрытие Божественного атрибута мышления. Критерием истинности мышления Спиноза считает не соответствие понятия предмету, а его ясность и логическую связь с другими понятиями. Соответствие понятия его предмету обеспечивает лишь метафизическое учение о единстве всех атрибутов в единой субстанции. Ошибка заключается в отрыве понятия от целого.

Спиноза различает три ступени познания: мнение (opinio), основанное на представлении или воображении; разумное познание (ratio) и интуитивное познание (scientia intuitiva). Высшая ступень познания — интуитивное постижение, рассматривающее действительность «с точки зрения вечности» (sub specie aeternitatis), то есть в сверхвременной логической связи с целым — Богом, или природой. Однако даже высшая ступень познания не обеспечивает сама по себе избавления человека от страстей и страданий; чтобы достичь этого, познание должно сопровождаться соответствующим аффектом (affectus).

Психология: аффекты

Учение Спинозы об аффектах, занимающее более половины его «Этики», основано на понятии стремления (conatus) к существованию, выражающегося параллельно в телесной и душевной сферах. Доказать способность разума сопротивляться аффектам — основная задача «Этики».

Аффектом называется как состояние человеческой души, имеющей смутные или неясные идеи, так и связанное с этим состояние человеческого тела. Основных аффектов, переживаемых человеком, три: удовольствие, неудовольствие и желание.

Аффекты-страсти могут заполнять всё сознание человека, упорно преследовать его, вплоть до того, что находящийся под их воздействием человек, даже видя перед собой лучшее, будет вынужден следовать худшему. Бессилие человека в борьбе со своими страстями Спиноза называет рабством (Э:IV предисл.).

Аффекты, возникнув от тех или иных причин, могут слагаться друг с другом многочисленными способами, образуя всё новые и новые разновидности аффектов, страстей. Их разнообразие вызывается не только природой того или иного объекта, но и природой самого человека. Власть аффектов над людьми увеличивается вследствие всеобщего предрассудка, будто люди свободно владеют своими страстями и могут в любой момент от них избавиться.

Естественные желания являются формой насилия. Мы не выбираем, чтобы иметь их. Наше желание не может быть свободно, если оно подчиненно силам вне себя. Таким образом, наши реальные интересы находятся не в удовлетворении этих желаний, но в их преобразовании через познание их причин. Рассудок и интуиция (ясное непосредственное постижение) призваны освободить человека от подчинения страстям.

Аффекты — выражение этого стремления в душевной сфере. Спиноза подвергает различные аффекты анализу (предвосхищающему во многом современную психологию). Человек вырисовывается в этом анализе как в значительной мере иррациональное существо, которому неизвестно большинство его побудительных мотивов и страстей. Познание первой ступени ведет к столкновению в душе человека разных стремлений. Это «рабство человека», преодолеть которое можно только с помощью аффектов, более сильных, чем те, которые над ним господствуют.

Чисто теоретическое знание недостаточно для того, чтобы изменить характер аффекта. Но чем больше человек использует силу своего разума, тем яснее он понимает, что его мысли проистекают необходимым образом из его сущности как мыслящего существа; этим укрепляется его специфическое стремление к существованию (conatus), и он становится более свободным.

Благо для человека — это то, что способствует раскрытию и укреплению его естественной сущности, его специфического жизненного стремления — разума. Когда человек познает порабощающие его аффекты (которые всегда сопровождаются печалью или страданием), когда он познает их подлинные причины, — их сила исчезает, и с ней исчезает и печаль.

На второй ступени познания, когда аффекты познаются как вытекающие необходимым образом из общих законов, господствующих в мире, печаль уступает место радости (laetitia). Эта ступень познания сопровождается аффектом, более сильным, чем аффекты, свойственные чувственности, так как предмет этого аффекта — вечные законы реальности, а не частные, преходящие вещи, составляющие объекты первой ступени познания.

Высшее благо познается, однако, на третьей ступени познания, когда человек постигает себя в Боге, «с точки зрения вечности». Это познание связано с аффектом радости, сопровождающей понятие Бога как причины радости. Так как сила радости, которую приносит любовь, зависит от природы предмета любви, любовь к вечному и бесконечному предмету — самая сильная и самая постоянная.

На интуитивной ступени познания человек познает себя как частный модус Бога, поэтому тот, кто познает себя и свои аффекты ясно и отчетливо, любит Бога. Это «интеллектуальная любовь к Богу» (amor Dei intellectualis). Спиноза использует язык религии: он говорит о «спасении души» и «втором рождении», однако его взгляды далеки от традиционной позиции еврейской и христианской религии. Бог Спинозы тождествен вечной и бесконечной природе. Ему не присущи свойства личности, поэтому человек не может ожидать от Бога ответной любви.

Интеллектуальная любовь к Богу, согласно учению Спинозы, — достояние отдельного человека; она не может иметь общественного или морального выражения, которые характерны для исторических религий. Спиноза признает бессмертие души, отождествляемой им с частицей мысли Бога. Чем больше человек постигает свое место в Боге, тем большая часть его души достигает бессмертия. Самопознание человека — часть самопознания Бога.

Как только мы узнаем, что являемся частью системы мира и подчинены рациональным необходимым законам, мы понимаем, насколько иррациональным было бы желать, чтобы вещи были отличны от того, что они есть — «все вещи необходимы … в природе нет ни добра, ни зла». Это означает, что иррационально завидовать, ненавидеть и чувствовать вину. Существование этих эмоций предполагает существование различных, независимых вещей, действующих в соответствии со свободной волей.

Аффект это отображение чувства. Определение «Отсутствие аффекта» используется в психиатрии.

Политическая философия

Политическая философия изложена в «Этике» Спинозы, но главным образом — в «Богословско-политическом трактате» и «Политическом трактате». В значительной степени она вытекает из метафизики Спинозы, однако в ней обнаруживается также влияние учения Т. Гоббса. Подобно последнему, Спиноза проводит различие между естественным состоянием, в котором не существует никакой общественной организации, и состоянием государственности.

Общественный договор

Согласно Спинозе, не существует никаких естественных прав кроме одного, тождественного с силой или стремлением (conatus). В естественном состоянии люди подобны рыбам: большие пожирают малых. В естественном состоянии люди живут в постоянном страхе. Чтобы спастись от постоянно грозящей опасности, люди заключают друг с другом договор, согласно которому они отказываются от своих «естественных прав» (то есть возможности поступать по своему усмотрению в соответствии со своими природными силами) в пользу государственной власти.

Этот договор не обладает, однако, морально обязывающей силой — договоры следует соблюдать, пока они полезны. Поэтому власть зависит от своей способности принуждать людей повиноваться. Отождествление права с возможностью или способностью, которое было характерно, согласно Спинозе, для естественного состояния людей, признается характерным и для отношения между государственной властью и подданными.

Подданный должен подчиняться власти, пока она обеспечивает силой общественный порядок; однако если власть принуждает подданных совершать неблаговидные поступки или угрожает их жизни, восстание против власти — меньшее зло. Разумный правитель постарается не доводить своих подданных до мятежа. Лучшей формой правления Спиноза считает республику, основанную на принципах разума. Эта форма наиболее прочна и устойчива, так как граждане республики подчиняются власти по собственной воле и пользуются разумной свободой.

В этом Спиноза расходится с Гоббсом, сторонником абсолютной монархии. В разумно устроенном государстве интересы отдельного человека совпадают с интересами всего общества. Государство ограничивает свободу действий гражданина, но не может ограничивать его свободу мысли и свободу выражать свои мнения. Самостоятельное мышление является существенным свойством человека. Таким образом Спиноза защищает идею свободы совести, предопределившую всю его судьбу.

Религия и государство

Однако он проводит различие между теоретической и практической сторонами религии: вера — личное дело каждого, но исполнение практических предписаний, в особенности тех, которые касаются отношений человека к его ближним, — дело государства.

По мнению Спинозы, религия должна быть государственной; всякая попытка отделить религию (практическую) от государства и создать внутри государства отдельную церковь ведет к разрушению государства. Государственная власть имеет право использовать религию как средство укрепления общественной дисциплины.

Исследуя отношения между религией и государством, Спиноза критически описывает еврейское государство в эпохи Первого и Второго храмов. Некоторые исследователи полагают, что критика Спинозы фактически была направлена против попыток вмешательства протестантского духовенства в государственные дела Голландии. Другие, однако, считают, что объектом критики Спинозы было руководство еврейской общины, в результате конфликта с которым свободный мыслитель оказался вне рамок иудаизма.

По мнению Спинозы, еврейское государство в древности было единственной в своем роде попыткой осуществить на практике идею теократии, в которой Богу отводится место, занимаемое в других государственных устройствах монархом или аристократией. Бог не мог править еврейским народом иначе, как через своих посланцев.

Законодателем и верховным истолкователем воли Бога был Моисей, а после его смерти возникли две системы власти — духовная (священники и пророки) и светская (судьи, позднее — цари). Первый храм пал из-за борьбы между этими властями, Второй — из-за попыток духовенства подчинить государственные дела религиозным соображениям. Спиноза приходит к выводу, что теократия вообще не может существовать, а кажущийся теократическим режим есть в действительности замаскированное господство людей, которых считают посланцами Бога.

Исследование ТАНАХа и его результаты

Спинозу обычно считают основателем библейской критики. Он пытался найти в самом тексте Библии свидетельства того, что она не является Божьим откровением, превосходящим силы человеческого разума. Спиноза считает, что Библия не содержит доказательств бытия Бога как сверхъестественного существа, однако она показывает, как вселять благотворный страх в сердца простых людей, не способных к отвлеченному мышлению.

Толчок к критическому исследованию Библии дало Спинозе знакомство с сочинением Аврахама Ибн Эзры, который впервые (хотя и в виде намека) высказал сомнение в том, что Моисей был автором всего Пятикнижия. Спиноза утверждает, что определенные части Библии написаны после смерти Моисея другим автором. По мнению Спинозы, и другие книги Библии написаны не теми людьми, которым приписывается их авторство, а жившими позднее.

Моисей, по мнению Спинозы, был автором некоторых священных книг, не дошедших до нас. Спиноза считает, что большинство библейских книг (Пятикнижие и исторические книги) было написано во время пленения вавилонского одним автором — Эзрой. Спиноза предполагает, что книгой, которую Эзра читал народу, была книгой Второзаконие.

В своих исследованиях Спиноза опирается на библейские, талмудические и другие источники (например, на сочинения Иосифа Флавия). Исследования Спинозы намного опередили свое время, не вызвав отклика у современников, — евреи не читали сочинений «еретика», а христиане не были готовы к восприятию его идей.

Первым и в течение долгого времени единственным автором, черпавшим идеи из книги Спинозы, был французский гебраист, католических монах Р. Симон. Его труд «Критическая история Ветхого завета» (1678) вызвал бурные споры и навлек на автора преследования со стороны церковных властей; однако его критическое исследование Библии недостаточно глубоко по сравнению с исследованием Спинозы.

Прямое или косвенное влияние Спинозы на критические исследование Библии сказалось значительно позднее. Обнаруженное Спинозой различие в именах Бога, встречающихся в книгах Библии, стало одним из главных постулатов библейской критики и легло в основу так называемой документальной гипотезы сложения библейского текста.

Библейская критика усвоила также идею Спинозы об особенном характере Второзакония, хотя она и отнесла обнародование этой книги к эпохе Иошияху, а Эзре приписала составление так называемого жреческого кодекса (Priestercodex). Рационалистический подход Спинозы к Библии, соответствовавший его философским взглядам, сделал его основателем новой научной дисциплины — библейской критики.

Спиноза и каббала

Соломон Маймон, в молодости изучавший каббалу, обратил внимание на близость к ней спинозизма: «Каббала — это только расширенный спинозизм» («erweiterter Spinozismus»). Впоследствии К. Зигварт, А. Крохмаль, Я. Фройденталь, Г. Вольфсон, С. Дунин-Борковский, И. Сонн, так же как Г. Шолем, были очень внимательны к каббалистическим следам в философии Спинозы.

Как отмечал еврейский исследователь Исайя Сонн, в XVII в. противники Спинозы утверждали, что философское содержание его «еретической» философии было почерпнуто из каббалы, в то время как её математическая форма унаследована от философии Декарта. Спинозизм, таким образом, — это «каббала в геометрической одежде». В те времена связь спинозизма с каббалой использовалась как обоснование для его суровой критики. Например, картезианцы считали, что Спиноза исказил философию Декарта из-за своей зависимости от каббалистических идей, и даже такой выдающийся мыслитель как Н. Мальбранш соглашался с этим обвинением.

Одна из первых и наиболее известных попыток связать философию Спинозы с каббалой была заявлена двумя книгами И. Г. Вахтера, вышедшими в самом начале XVIII века. Первая — «Der Spinozismus im Judenthums, oder, die von dem heutigen Judenthumb und dessen Geheimen Kabbala, vergoetterte Welt, an Mose Germano sonsten Johann Peter Spaeth von Augsburg geburtig befunden under widerleget» — появилась в Амстердаме в 1699 году. В ней Вахтер занял очень отрицательную позицию по отношению к каббале, и тем самым также осудил еретика Спинозу и атеистическую философию, предположительно проистекающую из каббалы. Однако во второй книге — «Elucidarius Cabalisticus sive reconditae Hebraeorum philosophiae recensio» (Romae, 1706) — Вахтер даёт краткий очерк еврейской оккультной философии и её связи со Спинозой. В этой книге он утверждает, что каббала — это «спинозизм до Спинозы» («Spinozismo ante Spinozam»), и тем самым реабилитирует Спинозу от своих прежних обвинений.

Лейбница также заинтересовала эта проблема. В «Теодицее» он пишет: «Один немец, уроженец Швабии, несколько лет тому назад ставший иудеем и распространявший своё догматическое учение под именем Моисея Германуса, смешав это учение с воззрениями Спинозы, думал, что Спиноза возродил древнюю Каббалу евреев; кажется также, что один учёный [Вахтер], опровергавший этого еврейского прозелита, разделял такое мнение о Спинозе».

Сам Спиноза признавал, что изучал каббалистические книги, но выразил чрезвычайно отрицательное отношение к ним: «Читал также и, кроме того, знал некоторых болтунов-каббалистов, безумию которых я никогда не мог достаточно надивиться». Однако Дунин-Борковский правильно прокомментировал это место: «Контрасты иногда бывают источником подстрекательства и возбуждения». Уничижительное замечание Спинозы в «Богословско-политическом трактате» было адресовано каббалистической экзегезе Библии; оно не имеет никакого отношения к вопросу о влиянии каббалы на его философию, например, на концепцию имманентности.(См.: Нечипуренко В. Н. Спиноза в зеркале еврейской философской и мистической традиции // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2005, № 1. С.13-21).

Философия Спинозы и Израиль

Некоторые еврейские мыслители считали Спинозу первым евреем, придерживавшимся светских, национальных и даже сионистских воззрений (Спиноза писал о возможности восстановления еврейского государства в Стране Израиля). Н. Соколов призывал к отмене херема, некогда наложенного на Спинозу; его мнение разделяли И. Г. Клаузнер и Д. Бен-Гурион.

В 1977 г. в Иерусалиме состоялся международный философский конгресс, посвящен. 300-летию со дня смерти Спинозы. При Еврейском университете в Иерусалиме был создан научный центр по изучению философии Спинозы. В современной философии интерес к Спинозе не ослабевает: ему посвящены исследования английского философа С. Хэмпшира («Спиноза», Хармондсуэрт, 1951), израильских философов Ш. Пинеса («“Богословско-политический трактат” Спинозы, Маймонид и Кант», Иер., 1968) и Й. Йовела (родился в 1935 г.; «Спиноза ве-кофрим ахерим» — «Спиноза и другие еретики», Т.-А., 1989) и других.

Философия Спинозы в России

Философией Спинозы интересовались и упоминали в своих работах такие российские авторы как Феофан Прокопович, Александр Галич и Николай Надеждин.

Философии Спинозы посвящали свои исследования Н. Н. Страхов, В. С. Соловьев, А. И. Введенский, Л. М. Лопатин, Н. Я. Грот, Б. Н. Чичерин, В. С. Шилкарский, В. Н. Половцова, С. Л. Франк, Е. Н. Трубецкой, Л. М. Робинсон, С. Н. Булгаков, Л. Шестов и др.

В. Соловьев, полемизировал с неокантианцем А. Введенским, который писал об «атеизме Спинозы». Соловьев рассматривал учение Спинозы как философию всеединства, во многом предвосхитившую его собственную религиозную философию. Л. Шестов видел в рационализме и объективизме Спинозы совершенный образец традиционной философии, порожденной грехопадением и выражающей порабощение человека отвлеченными истинами.

В настоящее время изучением философии Спинозы в России занимаются такие российские учёные как Т. А. Дмитриев, Н. В. Мотрошилова, С. В. Кайдаков, К. А. Сергеев, И. С. Кауфман, А. Д. Майданский. При этом следует отметить, что количество и широта тематики российских спинозоведческих исследований пока уступает зарубежным (начиная с конца 1960-х годов «спинозовский ренессанс» привел к количественному и качественному росту на всех основных европейских и мировых языках — английском, испанском, итальянском, немецком и французском).

Переводчики Спинозы на русский язык

  • Боровский, Яков Маркович
  • Брушлинский, Владимир Константинович
  • Л. Я. Гуревич
  • Н. А. Иванцов
  • В. И. Модестов
  • М. Лопаткин
  • Г. Полинковский
  • Половцова, Варвара Николаевна
  • С. М. Роговин
  • Е. В. Спекторский

Сочинения

  • ок. 1660 «О Боге, человеке и его счастье»
  • 1662 «Трактат об усовершенствовании разума»
  • 1663 «Основы философии Декарта, доказанные геометрическим способом»
  • 1670 «Богословско-политический трактат»
  • 1677 «Политический трактат»
  • 1677 «Этика, доказанная в геометрическом порядке и разделенная на пять частей»
  • 1677 «Еврейская грамматика»

Литература

  • Ковнер С. Р. Спиноза, его жизнь и сочинения. Варшава,1897.
  • Диттес Ф. Критические этюды о нравственной философии Спинозы. СПб.,1900.
  • Диттес Ф. Этика Спинозы,Лейбница и Канта. СПб.,1902.
  • Робинсон Л. Метафизика Спинозы. СПб.,1913.
  • Кечекьян С. Ф. Этическое миросоерцание Спинозы. М.,1914.
  • Луппол И. К. Бенедикт Спиноза. М., 1924
  • Маньковский Л. А. Спиноза и материализм. М., 1930
  • Беленький М. С. Спиноза. М.,1964.
  • Коников И. А. Материализм Спинозы. М.:";Наука", 1971.- 268 с.
  • Соколов В.В. Спиноза. — М.: Мысль, 1973. — (Мыслители прошлого).
  • Майданский А. Д. Геометрический порядок доказательства и логический метод в «Этике» Спинозы // Вопросы философии. М., 1999.№ 11. С.172-180.
  • Кауфман И. С. Философия Спинозы в России. Первая часть. 1774—1884.// Историко-философский ежегодник 2004. М.,2005. С.312-344.
  • Луначарский А. В. Спиноза и буржуазия 1933
  • Ильенков Э. Три века бессмертия

Ссылки

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья СПИНОЗА Барух в ЭЕЭ

Уведомление: Предварительной основой данной статьи была аналогичная статья в http://ru.wikipedia.org, на условиях CC-BY-SA, http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0, которая в дальнейшем изменялась, исправлялась и редактировалась.
Ошибка цитирования Для существующего тега <ref> не найдено соответствующего тега <references/>