Жертвоприношения в иудаизме

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Искупительная жертва»)
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная исправленная статья
Академический супервайзер: д-р Арье Ольман


Дата создания: 01/12/2010

Жертвоприноше́ние (ивр. קָרְבָּן‎, корбан, мн. число ивр. קָרְבָּנוֹת‎, корбанот — производное от корня ивр. קרב‎ — «приближать», «соединять») — форма религиозного культа, существовавшая во многих религиях древнего мира; преследует цель установления или укрепления связи личности или общины с Богом путем принесения ему в дар предметов, обладающих реальной или символической ценностью для жертвователя.

Вплоть до разрушения Второго Храма жертвоприношение являлось основной формой еврейского священнослужения.

Содержание

Жертвоприношения в иудаизме

Обычай жертвоприношения восходит к глубокой древности. В политеистических религиях жертвоприношение часто сводилось к попыткам умилостивить богов с помощью подношения им даров и предложения им пищи, однако также они служили средством выражения благодарности, преданности богам или демонстрации собственной ничтожности. Широкое распространение жертвоприношения свидетельствует о том, что оно отвечало глубоким психологическим потребностям людей.

Формы жертвоприношения у древних израильтян были близки к формам ханаанского культа, однако Библия решительно отвергает и сурово порицает изуверские и оргиастические элементы этого культа, в первую очередь — человеческое жертвоприношение[1]. В еврейской религии он становится выражением покорности и благодарности Богу, но главным образом — основным средством искупления грехов и очищения от скверны. Ритуальное заклание животного в качестве главной формы жертвоприношения следует, по-видимому, рассматривать как символическую замену жертвования собственной жизни. Возлагая руки на голову животного, жертвователь символически переносил на него свои грехи. Жертвоприношение служило ритуальным выражением представлений о неразрывной связи жизни и смерти.

Остатки антропоморфных представлений встречаются в Библии в виде таких выражений, как «благоухание, приятное Господу» (Лев. 1:17; 2:9 и др.), но жертвоприношение чужим богам и проникновение чужеродных языческих элементов в храмовый ритуал сурово осуждались пророками (Иер. 7:17–18; 8:6–17; Хош. 2:15; 4:11–13).

Жертвоприношения в еврейской истории

Жертвоприношения в Библии

Жертвоприношения в Библии появляются уже в истории Каина и Авеля (Быт.4), которые принесли часть от плодов своего труда в жертву Богу — жертва Каина была от плодов земли, тогда как Авель принёс жертву из первенцев своего стада. Согласно талмудической традиции, уже Адам принёс первого сотворённого быка, в качестве благодарственной жертвы Богу, за сотворение себя и сотворение всего мира и всех созданий и в качестве искупления за свой грех[2].

Жертвоприношение Ноя, которое он принёс после своего выхода из Ковчега (Быт.8:20), имеет ряд характерных черт: сооружение жертвенника, различие между животными, пригодными и непригодными для жертвы, а сама жертва впервые называется «благоухание (ивр. ריח ניחוח‎), приятное Господу»  (Быт.8:21) (выражение, которое в Библии затем часто повторяется, см. Лев.1:17; 2:9 и др.).

Файл:Michelangelo Caravaggio 022.jpg
Принесение в жертву Исаака; Караваджио

В истории патриархов многократно упоминается о сооружении ими жертвенников, посвящённых Имени Бога: Авраам (Быт.15:9), Исаак (Быт.26:25), Иаков (Быт.31:54) и, хотя прямо о жертвоприношении упоминается лишь один раз у Авраама, принёсшего в жертву Богу барана вместо сына, но вопрос Исаака «Где же агнец для всесожжения?» указывает на то, что жертвоприношение животных было в их среде обычным делом.

В истории Иакова (Быт.28:18; 35:14) рядом с жертвенником (мизбеах) впервые упоминается памятник (мацева), на котором он совершил возлияние елея (оливкового масла).

Библия предполагает также существование культа жертвоприношений и у языческих народов. Так, Моисей мотивирует свою просьбу к фараону отпустить евреев тем, что они должны принести жертвы Богу у горы Синай (Исх.5:1-3). Это также явствует из многочисленных предостережений в адрес еврейского народа от участия в языческих культах.

Эпоха Первого Храма

История жертвоприношений в иудаизме характеризуется постоянной тенденцией к централизации. После прихода евреев в Ханаан жертвоприношения, первоначально совершавшиеся в различных местах, постепенно централизуются. Давид учредил новый духовный центр в Иерусалиме, где после освящения Храма Соломона сосредоточилось принесение жертв[3]; однако вплоть до реформы царя Иошияху (Иосии) жертвы продолжали приноситься и в других местах[4].

Эпоха Второго Храма

В эпоху Второго Храма Иерусалим вновь стал духовным центром еврейской жизни и единственным местом совершения жертвоприношений Земле Израиля, хотя за её пределами жертвоприношения совершались также и в еврейской колонии Элефантины и в храме Ониаса в Египте.

Возобновлённый с постройкой Второго Храма ритуал жертвоприношения соответствовал установленному в Пятикнижии, с незначительными добавлениями (например, введено было возлияние воды на жертвенник в праздник Суккот).

С течением времени, однако, значение храмового ритуала несколько уменьшилось, в то время как синагога стала местом отправления части ритуальных заповедей, а изучение Торы приобрело большое значение. Тем не менее, именно благодаря Храму новые формы богослужения стали частью религиозной жизни еврейского народа, поскольку они основывались, главным образом, на элементах храмовой службы.

  • синагога (близкая по своим функциям к современной) находилась во дворе Храма, а молитвы и чтение Торы были частью храмовой службы.
  • храмовые ритуалы, такие как, Биркат-Коhаним, помахивание лулавом в праздник Суккот, трубление в шофар и другие, пришли в синагогальную литургию из храмового ритуала и получили распространение в синагогах Израиля и диаспоры ещё в период существования Храма.
  • С течением времени к гомилетическому Мидрашу и изучению Торы, которые в эпоху Второго храма были связаны с храмовой службой, было добавлено чтение Торы в Храме. В субботу и в праздники Синедрион собирался в Храме в качестве бет-мидраша; в храмовом дворе законоучители преподавали народу законы Торы. Хранившиеся в Храме древние списки Священного Писания и произведения национальной исторической литературы были эталоном канонического текста, и по просьбе общин диаспоры храмовые писцы (Софрим) делали для них копии с этих книг. Несмотря на развитие новых форм богопочитания, в народном сознании Храм продолжал оставаться местопребыванием Шхины и единственным местом жертвоприношения Богу. Путем храмового жертвоприношения и сопровождающего его очищения искуплялись прегрешения как частных лиц, так и всего народа, что способствовало духовному очищению и моральному совершенствованию Израиля. Храмовый культ рассматривался как источник благословения не только для евреев, но и для всех народов мира.

В дни Песаха и паломнических праздников в Иерусалим стекался народ со всех концов Эрец-Исраэль для участия в праздничных жертвоприношениях. В Талмуде повествуется о том, как по просьбе царя Агриппы первосвященник извлек по почке у каждого пасхального ягненка и их оказалось 600 тыс. пар (Псах. 64б). Исходя из количества ягнят, принесенных в Иерусалиме в жертву на праздновании Песаха 65 г. н. э., Иосиф Флавий заключил, что в этом торжестве участвовало более трех миллионов человек.

Ессеи воздерживались от жертвоприношений в Храме, так как храмовый ритуал не соответствовал представлениям этой секты о ритуальной чистоте. Они надеялись, что в конце времён Храм окажется в их руках и они возобновят жертвоприношения в нём.

Дата последнего жертвоприношения в осаждённом римлянами городе точно зафиксирована в Талмуде[5] — 17 тамуза (70 года н. э.). Ту же дату сообщает и Иосиф Флавий[6].

После разрушения Храма

Монотеистическая основа иудаизма и беспрецедентная в истории религий централизация его культа сделали жертвоприношение невозможным после разрушения Второго Храма. Поэтому в иудаизме, единственном из древних религий, основной ритуал храмовой службы до восстановления Третьего Храма заменили иные формы служения Богу: молитва, изучение Торы и строгое следование её ритуальным и этическим предписаниям.

Централизация жертвоприношений в Иерусалимском Храме подготовила почву для полного отмирания этой формы культа и замены его другими формами, когда совершение жертвоприношений стало невозможным. Академические споры законоучителей Талмуда о деталях ритуала, фактическое отправление которого давно прекратилось, способствовали обострению исторической памяти еврейского народа — основы непрерывности его многовекового существования.

После разрушения Храма законоучители Талмуда стали усматривать в теоретическом изучении подробностей ритуала жертвоприношения замену его фактическому отправлению. В Талмуде сохранены мельчайшие подробности этого ритуала, главной частью которого были две ежедневные жертвы тамид. В одноименном талмудическом трактате подробно описан ритуал утреннего жертвоприношения, указаны обязанности священников и порядок сожжения тамид, принесения мучной жертвы, возлияния вина, воскурения благовоний и т. д. Обряд жертвоприношения сопровождался игрой на музыкальных инструментах и пением левитов.

Процесс замены центрального элемента жертвоприношений молитвой начался еще в эпоху Первого Храма, когда, наряду с жертвоприношениями, молитва стала одной из форм богослужения, и приобрел особое значение в период пленения вавилонского, когда Иерусалимский Храм не существовал. Утренняя и предвечерняя молитвы стали рассматриваться как замена утреннего и вечернего жертвоприношения (тамид). Дополнительным жертвоприношениям соответствовали дополнительные молитвы, носившие то же наименование — мусаф. Тем не менее, еврейство продолжало уповать на восстановление Храма и возобновление жертвоприношений и рассматривало их как неотъемлемые признаки прихода Мессии.

Новое Время

Реформистское направление в иудаизме исключило из своих молитвенников всякое упоминание о ритуале жертвоприношения.

Некоторые консервативные общины упоминают о жертвоприношении в молитвах лишь применительно к прошлому.

Ортодоксальный иудаизм продолжает придерживаться традиционной идеи о возобновлении жертвоприношений в восстановленном Храме.

Жертвоприношения в христианстве

Христианство, в отличие от иудаизма, превратило жертвоприношение в центральный элемент не только культа, но и догмы: добровольное самопожертвование Иисуса выступает в качестве искупительной жертвы за грехи мира. В преобразованной форме евхаристии (вкушения плоти и крови Христовых) жертвоприношение остается главным таинством христианской церкви, основой всего церковного культа.

Практика жертвоприношения

Значение жертвоприношений в иудаизме

Точно установить назначение жертвоприношений в древности сегодня невозможно. Их основной смысл, по-видимому, состоял в том, чтобы выразить благодарность Богу, преданность Создателю.

На протяжении веков еврейская религиозная и философская мысль стремилась выяснить духовный смысл жертвоприношения. Свойственная древнему ритуалу жертвоприношения печать первобытного антропоморфизма находилась в резком противоречии с этическим монотеизмом пророков эпохи Первого Храма. Они неоднократно осуждали склонность придавать жертвоприношению чрезмерное значение и порицали формальное соблюдение ритуальных предписаний, не подкрепленное нравственным поведением (Хош. 6:6; Миха 6:6–8; Ис. 1:11–17; Иер. 7:21–22).

Призыв пророка Хошеа стремиться к милости, а не к жертве, к богопознанию, а не к всесожжениям (Хош. 6:6) следует понимать не как полное отрицание ритуала, но как утверждение примата этического начала над ритуальным. Аналогичные идеи содержатся в некоторых псалмах (Пс. 40:7; 50:8–15) и в книге Притч Соломоновых (15:8; 21:3, 27). Провозглашенный пророками примат моральных ценностей над культом жертвоприношения — беспримерное явление в древних цивилизациях Ближнего Востока, сыгравшее важную роль в мировой истории.

Еврейская философия давала жертвоприношению различное — символическое или рациональное объяснение.

  • В то же время, Маймонид (РаМБаМ) и многие другие средневековые еврейские философы-рационалисты (а вслед за ними и философы более поздних веков, вплоть до нашего времени) полагали, что централизация жертвоприношения должна была подготовить евреев к отказу от жертвоприношений животных и переходу к другим, более возвышенным формам культа.[7]
  • Каббала придает жертвоприношению мистико-символическое значение. В самом раннем тексте каббалы «Сефер hа-бахир» слово корбан считается производным от корня קרב (`приближать`, `соединять`): жертвоприношение соединяет совершающего его с Божественным миром. Самое подробное изложение символического понимания жертвоприношения содержится в книге Зохар, где говорится, что жертвоприношение соединяет высший и низший миры, верующего и Бога, а также мужское и женское начала в самом Боге. Принесение в жертву животных интерпретируется символически как искупление грехов плоти. По мнению некоторых каббалистов, мясо жертвенного животного достается силам зла; Богу нужна лишь кавана — доброе намерение совершающего жертвоприношение.

Храмовое жертвоприношение

В Пятикнижии многократно подчеркивается запрет употребления крови в пищу (Быт. 9:4; Лев. 3:17 и мн. др.). Кровь жертв должна была истечь на жертвенник. Людям (не только евреям) запрещалось употреблять кровь в пищу, ибо кровь — это, согласно Библии, «душа плоти» (Лев. 17:14). Она должна вернуться к Создателю. Жертвоприношение есть данное Богом средство очищения души за пролитие крови животного (Лев. 17:11).

Виды жертвоприношений

Центральная роль жертвоприношения в еврейском культе библейской эпохи объясняет то большое внимание, которое уделяется Библией подробностям ритуала этой церемонии. В книге Бытия жертвоприношение обозначается общим термином минха (буквально `дар`), получившим впоследствии значение специфического жертвоприношения.

К важнейшим видам жертвоприношений относятся: жертва всесожжения (ола) (Лев 1), заклание (зевах) и хлебное приношение (минха) (Лев 2).

Ола целиком предназначалась Богу и сжигалась на жертвеннике, зевах шел в пищу жертвователю и его гостям, а сожжению подвергалась лишь некоторая его часть. Зевах часто сопровождался пиршеством в ознаменование какого-либо торжественного события (например, примирения врагов), с чем, по-видимому, связано другое наименование этого вида жертвоприношения — шламим (`мирная жертва`).

Из двух основных видов жертвоприношения выросла впоследствии сложная система, которая предусматривает все случаи и события общественной и частной жизни, связанные с обязательным или добровольным жертвоприношением, и определяет их ритуал.

В зависимости от цели различают следующие виды жертвоприношения:

I искупительные - жертва за грех (хатат) (Лев 4:1 — 5:13) и
II очистительные,
III жертва благодарности (тода), или мирная жертва (шламим) (Лев 3),
IV добровольные
V жертва повинности (ашам) (Лев 5:14 — 6:7).

Среди этих пяти видов жертвоприношений только одна была бескровной: хлебное приношение, которое рассматривалось как дополнение к жертве всесожжения (Лев 9:16,17).

По кратности различали

а) всесожжения, совершавшиеся в Храме дважды в день (олат hа-тамид, или просто тамид) и
б) дополнительные жертвоприношения мусаф, совершавшиеся по Шабатам (субботам), в дни новолуния, паломнических праздников, в день Рош hа-Шана и в Иом-Киппур.

Жертва за грех

Во искупление непреднамеренных проступков (Лев 4:2) приносили жертву за грех, или жертву заклания (Лев 4:1 — 5:13; Чис 28:15-23; Иер 42:13).

Различаются четыре вида таких жертв:

  1. жертва за грех первосвященника (ст. 3-12),
  2. жертва за грех всего общества Израиля (ст. 13-21),
  3. жертва за грех одного из глав народа (ст. 22-26)
  4. жертва за грех простого еврея (ст. 27-35).

Главным элементом жертвенного ритуала было приношение в жертву животного. Для жертвоприношения годился только одомашненный крупный или мелкий скот, выращенный специально на убой и не имеющий физических дефектов, хотя допускалось и приношение в жертву птиц (голубей). Дикие или нечистые животные (см. Кашрут) и рабочий скот для жертвоприношения не годились.

Первосвященник приносил в жертву тельца — самое дорогостоящее из жертвенных животных; тельца следовало приносить и за грех всего общества Израиля. Начальник жертвовал козла, а простой израильтянин — козу или овцу, если же он был слишком беден, то мог принести в жертву двух горлиц или двух молодых голубей (Лев 5:7-10). Это последнее правило указывает на то, что величина греха перед Богом соответствовала как положению согрешившего в обществе, так и степени его ответственности перед ним.

Грех первосвященника по тяжести соответствовал греху всего общества Израиля, которое он представлял пред Господом. То же относилось и к случаю, когда жертва приносилась простым евреем (Лев 4:27-31).

Обряд жертвоприношения за грех во всех случаях состоял из четырёх частей, а именно:

  1. представление жертвы (стих 27 и след.). Согласно Лев 1:3, жертвенное животное следовало привести к дверям скинии. Этим выражалась вера в Бога и потребность получить у Него прощение;
  2. возложение руки. Приносивший жертву возлагал свою руку на голову животного, перенося тем самым свою вину на него (Лев 4:29; ср. 16:21);
  3. заклание (Лев 4:29). Провинившийся сам должен был заколоть животное. Особое значение в обряде придавалось крови: она должна была стечь из туши животного, после чего ее собирали в специальные сосуды. За грехом неминуемо следует смерть (см. Иез 18:4; Рим 6:23), поэтому — по милосердному установлению Бога — разрешалось, чтобы вместо грешника умерла жертва, оплатив своей жизнью его грех;
  4. помазание кровью. После того как жертва была заклана, к своим обязанностям приступал священник. Он макал палец в кровь жертвы и мазал этой кровью выступающую часть алтаря — роги жертвенника всесожжения, если жертву за грех приносил простой еврей (Лев 4:25,30), или роги жертвенника благовонных курений, если речь шла о жертве священника (ст. 7) или всего общества (ст. 18). Если кровь, символизирующая жизнь (Лев 17:11), наносилась на роги жертвенника, это служило доказательством того, что жизнь принесена в жертву и, следовательно, вина оплачена;
  5. после принесения в жертву крови сжигали тук (жир) животного; его шкуру, мясо и внутренности следовало вынести на чистое место за пределами стана и там сжечь;
  • при принесении жертвы всесожжения (Лев 1) идея примирения отступала на второй план; в этом случае кровью кропили только внешние стороны жертвенника (ст. 5).

Сущность жертвы всесожжения состояла в том, что за представлением жертвенного животного, возложением руки, закланием и кроплением кровью следовало полное сожжение жертвы. Священник разрезал тушу животного на куски, и, возложив на жертвенник, сжигал ее. Таким образом, жертва в дыму и пламени полностью возносилась к Богу, и все ее части сгорали (ст. 9,13). Жертвователь ничего не оставлял себе, все принадлежало Богу (ср. Быт 22:2). Это жертвоприношение символизировало полную преданность Господу человека, приносящего жертву. Жертвами всесожжения были, например, ежедневные жертвы еврейского народа — два однолетних барана, которых приносили в качестве утренней и вечерней жертвы (Исх 29:38-42; Чис 28:3-8; Езд 9:4,5; Дан 9:21);

  • Хлебное приношение (Лев. 2) состояло из плодов земли; оно вместе с жертвой возлияния дополняло собой жертву всесожжения (Чис 28:4-6). При жертве возлияния (несех) на жертвенник изливалось некоторое количество вина, соответствовавшее величине хлебной жертвы. Поскольку идеи примирения (переноса собственной вины на жертву) в этом обряде не было, то возложения рук в данном случае не предписывалось.

Хлебное приношение состояло из муки высшего качества (Лев 2:1), белый цвет которой символизировал чистоту. К этой жертве добавляли ладан (ст. 1,2), символизировавший молитву (ср. Пс 140:2; Лк 1:10; Откр 5:8) и оливковое масло. Молитва и выражение благодарности должны были сопровождать жертвоприношение. Приношение не должно было содержать квасного теста (Лев 2:11), которое символизирует греховность (ср. 1Кор 5:6-8).

Жертву следовало приносить соленой (Лев 2:13): соль предохраняет продукт от порчи, что символически означает возможность противостоять всякой порочности. В хлебное приношение входило также оливковое масло (елей) (Исх 29:40). Особую обязанность представляла собой поставка дров для поддержания огня на жертвеннике, от которой следует отличать принесение в жертву дров как особый вид жертвоприношения. Остатки жертвы, которые не сжигались, предназначались священникам (Лев 2:3).

Очистительные жертвоприношения

Очистительные жертвоприношения преследовали цель восстановления нарушенной по каким-либо причинам ритуальной чистоты. Они совершались после выздоровления от некоторых болезней, женщиной после родов, а также назореем, нарушившим обет аскетизма.

Жертва благодарности

К числу благодарственных жертв относились, наряду со специальной жертвой тода, приносившейся в благодарность за ниспосланное свыше благо, например, избавление от опасности, жертва первого приплода домашнего скота (бхорот) и десятина (маасер) его ежегодного приплода (см. Трумот У-Маасрот).

Мирная жертва (Лев. 3:3) приносилась из крупного скота — быков (волов) или коров (ст. 1-5), или из мелкого — овец (ст. 6-11) или коз (ст. 12-16). Ритуал был похож на ритуал принесения жертвы всесожжения, с той лишь разницей, что сжигалось не все животное, а только его жир, то есть лучшее от жертвы (см. Ис. 25:6; 55:2). После того как Господу было отдано самое лучшее, начиналась трапеза, во время которой жертвователь и его родственники ели мясо жертвенного животного (Лев. 7:15). Эта совместная трапеза была одновременно радостным праздником примирения (ср. Пс. 22:5; Лк. 15:23) в Доме Божьем (Втор. 12:5-7,17,18), символом восстановленного общения с Богом.

Добровольные жертвы

Добровольные жертвы приносились либо в силу обета (недер), либо в знак особого усердия в служении Богу (недава). В этом случае также приносится мирная жертва.

Жертвы повинности

Назначение жертвы повинности (Лев. 5:14 — 6:7; 7:1-10) состояло в том, чтобы возместить ущерб, нанесенный по ошибке или сознательно. Чтобы возмещение ущерба было полным, виновный должен был возместить сверх определенного размера еще пятую часть оцененного ущерба (Лев 5:16; 6:5). Обряд приношения жертвы повинности почти ничем не отличался от обряда жертвоприношения за грех (Лев 7:7), только кровь жертвы наносилась не на роги жертвенника, а на все его стороны.

  • Пасхальный ягненок (или козленок), приносившийся в жертву каждой семьей, представлял собой особый вид жертвоприношения, носившего одновременно и общественный, и частный характер.

Примечания

  1. Лев. 18:21; 20:2; Втор. 12:30-31 и др.
  2. Талмуд, Хулин 60а
  3. I Цар. 8:5, 62-65; II Хрон. 5:6; 7:4-9
  4. II Цар. 22-23; II Хрон. 34-35
  5. Талмуд, Таанит 4б
  6. Иосиф Флавий, Иудейская Война, 6:94
  7. Маймонид, Путеводитель заблудших 3:32

Ссылки

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Жертвоприношение в ЭЕЭ