Объявление: Тур-мидраш-2017: Испания, Португалия, Гибралтар с 13 по 21 июня:
Днем – экскурсии с Яаковом Луфтом,
по вечерам уроки и дискуссии с Пинхасом и Нехамой Полонскими

Маршрут: Мадрид-Саламанка-Гарда-Порту-Коимбра-Лиссабон-Бельмонте-Каштело_де_Виде-Севилья-Гибралтар-Кадис-Кордова-Гранада-Толедо-Мадрид. Итого 9 дней, полный кошерный пансион с шеф-поваром, €1490 с человека, включая всё (кроме полета). Те, кто хочет участвовать напишите Пинхасу Полонскому на ppolonsky@gmail.com
-----------------------------

Бунд (партия)

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Бунд»)
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Бундовские газеты и брошюры, нелегально издававшиеся в России или нелегально ввозившиеся из-за границы в Россию, 1897—1904. Архив Бунда. Нью-Йорк.

Бунд (בונד, `союз` — идиш; полное название אַלגעמײַנער ײִדישער אַרבעטער בונד אין ליטע, פּוילן און רוסלאַנד — Алгемейнер идишер арбетербунд ин Лите, Пойлн ун Русланд — `Всеобщий союз еврейских рабочих в Литве, Польше и России`) — еврейская социалистическая партия в России, позже в Польше и США.

Содержание

Предпосылки появления Бунда

Еврейское рабочее движение в Российской империи возникло и оформилось в Бунд в «еврейской Литве», то есть в шести северо-западных губерниях еврейской черты оседлости (Виленская, Витебская, Гродненская, Ковенская, Минская, Могилевская) с городом Вильна (Вильнюс) в качестве центра, и в Варшаве, то есть в районах с абсолютно и относительно многочисленным еврейским пролетариатом. Тенденция к ассимиляция была менее сильной в этом регионе. Оттуда пришли первые лидеры Бунда. Из Литвы и Белоруссии еврейское рабочее движение постепенно распространилось в Польше и Украине.

Еврейское рабочее движение образовалось из трёх секторов в еврейском обществе. Во-первых, наёмных работников, имевших корпоративное сознание и сплоченность в результате капитализации ремёсел и распада традиционных ремесленных объединений (хеврот), что привело к созданию отдельных организаций учеников (с середины 19-го века, особенно в швейной промышленности). Отдельные забастовки имели место в 1870-х годах среди ткачей и табачников.

Во-вторых, были круги радикальной интеллигенции, которые в этом регионе сочетали революционные идеи и марксистскую идеологию с еврейской идентичностью и ответственностью перед еврейским пролетариатом. Наконец, была полуинтеллигенция, которая, хотя ей не хватало формального общего образования, была глубоко укоренена в еврейской культуре. В 1870-х годах Аhарон Шмуэль Либерман и его круг сделали первые попытки распространить социалистические идеи среди еврейского народа на их родном языке и начать революционное движение.

С 1880-х годов это движение стало постоянно развиваться, создавая еврейское рабочее движение. В 1882 году 70 евреев-ткачей в Белостоке прекратили работу на фабрике и потребовали повышения зарплаты. Это считается первой забастовкой в еврейском секторе в царской России.[1]

Кружки еврейских интеллектуалов по содействию культуре и социализму среди еврейских рабочих были сформированы в Вильно в течение 1886—1887 гг., и все их мероприятия проводились на русском языке. Были основаны кассы взаимопомощи трудящихся и сделаны попытки основания артелей. Постепенно, однако, идеология этих кружков изменилась, и от традиционной популистской позицию российских социалистов обратилась к марксизму, пропагандируемому Плехановым. Круги интеллигенции также постепенно изменили свое отношение к еврейскому ремесленнику и отказались от своей прежней «космополитической» позиции, которая на практике означала «русификацию» еврейских элементов в России.

Изменения произошли в несколько этапов до 1895 г. Ведущая роль в них принадлежала, среди других А. И. Кремеру, Ш. Гожанскому, Й. Миллю, И. Айзенштадту, З. Копельсону, В. Коссовскому, А. Мутнику (Мутниковичу). Количество кружков и их членов увеличилось, в то же время были увеличены усилия улучшить условия труда, в частности, сократить рабочий день в вязании носков, обработке табака и швейной промышленности, где условия были просто позорные.

В дополнение к общей революционной напряженности в России в это время, волнения среди евреев были расширены из-за широкого антисемитизма в обществе в целом и в правительственных кругах, что, в сочетании с социальной и экономической напряжённостью в переполненных местечках, также привело к массовой эмиграции и породило деятельность Ховевей Цион.

В конце концов, руководители этих кружков пришли к выводу, что еврейские рабочие могут и должны сформировать у себя социалистическое рабочее движение, так как их конкретные обстоятельства порождали требования, которые были в значительной степени свойственны еврейскому рабочему. Они также считали, что еврейская среда в целом была более объективно восприимчивы к идее оппозиции и восстания против царского авторитарного режима.

Новая линия действий была сформулирована Кремером и Гожанским в памфлете «Письмо к агитаторам» (1894), который должен был влиять на всё русское социал-демократическое движение. Это «Письмо» и «Лекция о майском дне» Юлия Мартова (1895) призвали к переходу от закрытых кружков к агитации в широких массах рабочих. Чтобы включить «агитацию», было решено заменить русский язык идишем в качестве средства пропаганды, и были сформированы «Жаргонные комитеты» (в Вильно в 1895 году) для этой цели. Таким образом, движение было интегрировано в сопутствующий процесс возрождения языка идиш и литературы.

Радикальную еврейскую интеллигенцию призвали отказаться от её «недоверия к еврейским массам» и «национальной пассивности», работать на создание организации еврейских рабочих, направленной на получение ими прав, и проводить «политическую национальную борьбу» для получения гражданской свободы для всех евреев. Эта организация должна связать себя с нееврейским пролетариатом и общероссийским рабочим движением, но только на основе равноправного партнерства, а не интеграции евреев в общее рабочее движение. Этот дуализм был причиной идеологических колебаний всё время существования Бунда.

«Рабочая оппозиция» этой «новой программе» во главе с А. Гордоном не имела успеха, и в 1894 году новая тенденция получила поддержку во многих промышленных центрах. Кассы взаимопомощи были преобразованы в фонды борьбы трудящихся (профсоюзы). В начале 1896 года 32 таких фонда существовали только в Вильно. Последовала волна успешных забастовок. Еврейские лейбористские группы были представлены на съезде Социнтерна в Лондоне в 1896 году. Была сформирована Центральная «Группа еврейских социал-демократов», и начали выходить периодические «Идишер арбайтер» (1896—1905) и «Арбайтер штиме» (1897—1905) — оба они впоследствии стал органами Бунда.

Начало Бунда

Бунд был основан на нелегальном съезде в Вильне, с участием 13 делегатов (8 из них рабочие). В октябре 1897 г. Бунд входил в состав социал-демократической рабочей партии (РСДРП); на 1-м (учредительном) съезде РСДРП в Минске в 1898 г. трое из девяти делегатов были бундовцы. Бунд вошел в русскую партию в качестве автономного органа, и Кремер был избран членом её центрального комитета.

В дополнение к учредительному съезду, были проведены следующие:

  • второй съезд — октябрь 1898 в Ковно;
  • третий — декабрь 1899 года в Ковно;
  • четвертый — май 1901 года в Белостоке;
  • пятый — июнь 1903 года в Цюрихе;
  • шестой — октябрь-ноябрь 1905 года в Цюрихе;
  • седьмой — август-сентябрь 1906 года в Лемберге (Львове);
  • восьмой — декабрь 1917 года в Петрограде.

Съезд избирал Центральный комитет, который был главным политическим, административным и представительным органом Бунда. Между съездами также проводились конференции, чей авторитет был более ограничен. Большие отделения возглавлялись комитетами, главным образом в составе членов, назначенных ЦК. «Забастовочные фонды», в том числе национальных союзов щёточников и кожевников, были включены в Бунд. Были также группы интеллектуалов.

Количество членов Бунда выросло с 25000 в 1903 г. до 35000 в 1905. «Заграничный комитет», основанный в декабре 1898 года студентами и рабочими, уехавшими из России, включая в различные периоды наиболее важных лидеров Бунда, служил представителем Бунда в международном социалистическом движении, привлекал средства, издавал печатные материалы и организовывал их транспортировку. Значительное помощь оказывали Бунду его «ландсманшафтен» (землячества) и группы сочувствующих в Соединенных Штатах во главе с Центральным союзом («Централ Фарбанд»), который в 1906 году состоял из 58 организаций с 3000 членов.

Несмотря на то, что Бунд был против сотрудничества с еврейскими рабочими движениями в других странах, он имел значительное влияние на формирование еврейской Социал-демократической партии в Галиции в 1905 году. Бундовские активисты внесли вклад в создание еврейской Социалистической Федерации Америки в 1912 году. Некоторые видные деятели американской еврейского рабочего движения пришли из рядов Бунда, в том числе С. Хиллман, Б. Гофман, Цивьон Б. Владек, Й. Б. Салуцкий-Хардман, М. Ольгин, Н. Чанин и Д. Дубинский. Деятельность и идеи Бунда также оказали влияние на еврейский социализм в Аргентине, Болгарии и Салониках (Греция).

Представители Бунда неоднократно полемизировали с руководством РСДРП по вопросу о еврейской культурно-национальной автономии. Бунд требовал, чтобы РСДРП признала его единственным представителем еврейских трудящихся по национальному (в противоположность территориальному) признаку, так как, в отличие от других народов Российской империи, евреи не были сконцентрированы на особой территории, где бы они являлись национальным большинством.

Организации РСДРП были построены по территориальному признаку и объединяли всех членов партии, проживавших в данном районе, независимо от национальной принадлежности; Бунд же указывал на необходимость создания отдельных местных организаций для членов партии — евреев. В начале 20 в. эти разногласия настолько обострились, что Бунд покинул РСДРП в 1903 г. (вернулся в 1906 г.); Ленин и другие вожди РСДРП вели идеологическую борьбу против позиции Бунда.

Идеология Бунда

Бунд, наряду с марксистской идеологией РСДРП, усвоил также некоторые особые принципы, связанные с еврейскими проблемами, как, например, приоритет идиша как языка еврейских трудящихся масс и культурно-национальной автономии. В полном согласии со взглядами РСДРП Бунд рассматривал сионизм как «реакционное буржуазное или мелкобуржуазное националистическое» движение, отвлекающее еврейские массы от политической борьбы в России.

Третий съезд Бунда (1899) отклонил предложение Милля, чтобы требование еврейских «национальных прав» было включены в программу. На четвертом съезде Бунд продвинулся дальше требования равных политических и гражданских прав для евреев, и наметилась тенденции к национальной культурной автономии (под влиянием деятельности С. Дубнова, Х. Житовского и набиравшего силу сионизма).

Тем не менее, в качестве компромисса с оппонентами этого предложения, было принято решение не выступать за еврейскую автономию в конкретных требованиях из-за боязни «раздувания национального чувства», которое может «чтобы размыть классовое сознание пролетариата и привести к шовинизму». Это ограничение не соблюдаелось на практике даже в 1904 году, и был официально отменено на шестом съезде в 1905 г. Ещё одна резолюция четвертого съезда стремилась воссоздать российскую социал-демократическую рабочую партию на национально-федеративных началах. Это предложение было отклонено на втором съезде Российской социал-демократической партии. В результате Бунд откололся от неё и сложился как самостоятельная партия.

Бунд не рассматривал всех евреев в мире как единый еврейский народ и поэтому отвергал глобальную еврейскую политику, ограничивая свои цели достижением гражданских прав и культурной автономии для российского еврейства. Бунд отклонял, во имя принципов классовой борьбы, любое сотрудничестве с другими еврейскими партиями, даже в организации самообороны против погромов. В то время как ассимиляторы среди русских социал-демократов рассматривали бундовскую идеологию как «недопустимо сионистскую», Бунд, со своей стороны, определял идеи сионизма как реакционные и буржуазные или мелкобуржуазные, в том числе даже таких партий, как Поалей Цион, Еврейская социалистическая рабочая партия и Сионистская социалистическая рабочая партия (территориалисты).

В противоположность сионизму и территориализму, видевшим разрешение еврейского вопроса в переселении евреев на свою историческую родину или в приобретении ими какой-либо другой территории для колонизации, Бунд выдвигал принцип доикайт то есть разрешения еврейского вопроса на местах, в странах, где жили евреи. С 1903 борьба с другими еврейскими партиями обострилась, а сионисты и другие соперники Бунда проникли в пролетарский лагерь. Сам Бунд оставался в состоянии постоянных идеологических колебаний и внутренней борьбы в его вечном стремлении примирить национализм с интернационализмом и концепцию еврейского пролетариата как части общероссийского пролетариата с его позицией в рамках еврейства.

Бунд в царской России

Члены Бунда рядом с телами трёх своих товарищей, убитых в Одессе во время революции 1905 года

С начала 20-го века Бунд сосредоточил свои действия на политической сфере и стал одним из важнейших факторов еврейской общественной жизни. Четвертый съезд Бунда (1901) рекомендовал сосредоточиться на призывах к забастовкам — правительство их жёстко подавило, и они принесли мало улучшении положения рабочих — и призвал к борьбе через чисто политическую агитацию, первомайские демонстрации и забастовки в сопровождении политических требований. Эта тенденция набирала силу в результате различных экономических, социальных и политических факторов.

Основная статья: Лекерт, Хирш

В начале 20 века Бунд использовал силовые методы борьбы, иногда — террор. В 1902 году губернатор Вильно приказал выпороть арестованных демонстрантов и был застрелен бундовцем Ѓ. Лекертом. Но вскоре руководство Бунда подавило тенденцию к «организованной мести». Его влияние возросло в средних слоях в провинциальных городах Польши и юга России. Бунд был одним из инициаторов, а в некоторых местах и главным организатором самообороны во время погромов в России. С середины 1903 до середины 1904 года Бунд организовал 429 политических собраний, 45 демонстраций и 41 политическую забастовку и выпустил 305 брошюр, из которых 23 были о борьбе с погромами и самообороне. Число политзаключенных-бундовцев в 1904 г. возросло до 4500 человек.

В условиях царской России Бунд действовал как подпольная организация, и лишь после революции 1905 г. партия добилась некоторой легализации. В период революции 1905 г. Бунд играл видную роль в политической жизни страны и начал издавать ежедневную газету, выходившую в разное время под различными названиями («Векер», «Фолксцайтунг»). Бунд положительно относился к национальной программе Австрийской социал-демократической партии, принявшей как основу для конституции многонационального государства принцип федеративно-национальной структуры, приближавшийся к концепции автономизма.

Выпущенная Бундом открытка, разоблачающая злодеяния царя.

Во время революции 1905-06 гг. Бунд по многим вопросам принял сторону большевиков, чья поддержка на съезде Социал-демократической партии в Стокгольме в 1906 году позволила Бунду вернуться в общероссийскую организацию. После резкого расхождения во мнениях, позиция Медема, Розенталя и Б. Михалевича преобладала, и седьмой съезд Бунда (1906) принял решение об объединение с социал-демократами. Вопрос о национальной программе остался открытым, и на практике Бунд сохранил свою независимость.

После провала революции 1905 года Бунд был сильно ослаблен, удалось сохранить только ядро ​​организации. Ряды Бунда значительно поредели в результате террора, разочарования людей и массовой эмиграции евреев из России. С ограничением политической и профсоюзной активности в период реакции после революции 1905 г. полулегальная деятельность Бунда сосредоточилась на культурных мероприятиях: организации литературных и музыкально-драматических кружков, вечерних курсов и т. п. После некоторого перерыва стали вновь выходить газеты Бунда на идише («Лебенсфраген», «Цайт»). Бунд стал поборником крайнего идишизма.

Восьмая конференции Бунда (октябрь 1910 г.) приняла решение в пользу борьбы за свободу отдыха в субботу и за государственные школы с преподаванием на идише. Бунд согласились принять участие в нескольких конференциях и культурных учреждениях общего еврейского характера, таких, как Общество для распространения просвещения между евреями в России и встречах еврейских общинных лидеров, где бундовцы потребовали большей автономии, секуляризации и демократизация в еврейской общинной жизни.

Теория нейтрализма был отклонен некоторыми видными бундовцами. В 1910-11 Бунд предпринял новые усилия по укреплению своей организации, открытой и подпольной деятельности. Он принимал участие в выборах в Думу четвертого созыва (1912). В Варшаве совместный кандидат Польской социалистической партии (ППС) и Бунда, Е. Ягелло, был выбран благодаря поддержке несоциалистического еврейской электората. Бунд начал принимать активное участие в мероприятиях, связанных с проблемами повседневной жизни евреев в России и Польше, включая борьбу с польским антиеврейским бойкотом и кампанию против увольнения еврейских рабочих.

В забастовке протеста против дела Бейлиса, организованной Бундом 8 октября 1913 г., приняли участие 20 тыс. еврейских рабочих. Также была восстановлена бундовская пресса. После окончательного раскола между меньшевиками и большевиками в 1912 г. Бунд остался в меньшевистской фракции РСДРП, которая признала право евреев на национально-культурную автономию, в то время как большевики продолжали яростно бороться против неё.

Бунд принадлежал к крылу социалистов, которое осудило все воюющие стороны в Первой мировой войне, и одобрил манифесты в Циммервальде 1915 г. и Кинтале 1916 г. Бунд в это время сформировал более четко общую еврейскую позицию. На совещании в Харькове (весна 1916 г.) Бунд решил, в отличие от прежней позиции, принять участие в деятельности еврейских общинных организаций по оказанию помощи, такие как ОРТ, ОЗЕ и Екопо. Он также признал, в определенной степени, что еврейский вопрос имел некоторую международную значимость. Бунд предал огласке случаи преследования евреев в России через свой комитет за рубежом. Тем не менее, дискуссия по вопросу о составе Всемирного еврейского конгресса не вынесла решения.

Во время революции в России

Демонстрация Бунда в 1917 году

К концу 1917 г. Бунд насчитывал около 40 тыс. членов в 400 организациях, из которых 20% были за пределами бывшей черты оседлости, состоявшие в основном беженцев, изгнанных из Польши. На общей политической арене лидеры Бунда (М. Либер и Р. Абрамович) защищали платформы правых и левых меньшевиков. Одновременно Бунд выдвинул требование образования еврейской национально-культурной автономии, участвовал в общинных выборах и был представлен в организационном комитете Общееврейской конвенции, которая должна была состояться в декабре 1917 г.

В Украине Бунд во главе с М. Рафесом был сторонником образования автономной Украины как части федеративной России. На выборах в Общееврейское национальное собрание Украины (ноябрь 1918) Бунд получил 18% общего числа голосов. С осени 1918 года бундовские симпатии, особенно в Украине, месте страшных погромов, начали склоняться в сторону коммунистов. В марте 1919 года в Украине был создан «Коммунистическая Бунд» во главе с Рафесом. В мае 1919 г. он присоединился к Объединенной еврейской социалистической рабочей партии («Фарейникте»), после чего был образован Коммунистический союз («Комфарбанд»), который в августе объединился с коммунистической партией Украины.

На общероссийской 12 конференции в Москве (апрель 1920 г.) руководство Бунда в России раскололось на «правых» и «левых» (1920). Большинство во главе с А. Вайнштейном и «Эстер» (Лифшиц) выступили за присоединение к коммунистам, но на самостоятельной основе. Хотя это условие было отклонено Коммунистическим Интернационалом, конференция в Минске (март 1921 г.) решила присоединиться к РКП (б). В январе 1925 года в Коммунистической партии было 2795 бывших бундовцев, образуя 9% её еврейских членов. К ним относятся некоторые лидеры Евсекции. Впоследствии, при Сталине, большинство их подвергалось репрессиям.

Значительная часть представителей правого крыла (которая включала Абрамовича, Айзенштадта и Г. Аронсона) эмигрировала и создала недолговечный Социал-демократической Бунд.

В Польше

В ноябре 1914 г., когда стала очевидной угроза вторжения германских войск в Польшу, Центральный комитет Бунда (включая И. Портного и В. Шульмана) организовал в Варшаве Комитет бундовских организаций Польши. Бунд воспринимался как независимая организация, не являвшаяся противником ни одной из воюющих сторон. Режим германских оккупационных властей дал возможность польскому Бунду выставить свои требования и организовать еврейские профсоюзы, рабочие кухни, кооперативные магазины и сеть культурно-просветительных организаций. Начала выходить еженедельная (с 1918 года ежедневная) газета «Лебнс-фраген». Бунд принял также участие в выборах в муниципальные органы.

Предвыборный плакат Бунда, Вильна.

Первый съезд польского Бунда в Люблине был проведён в декабре 1917 года. Он выбрал независимый Центральный комитет для Польши. В апреле 1920 г. на съезде в Кракове Еврейская социал-демократическая рабочая партия в Галиции присоединилась к польскому Бунду. Впоследствии были проведены следующие съезды: второй, в декабре 1921 года, в Данциге; третий, декабрь 1924 года в Варшаве; четвертый, январь 1929 года, в Варшаве; пятый, июнь 1930, в Лодзи; шестой, февраль 1935, в Варшаве; седьмой, ноябрь 1937 года, в Варшаве. Наиболее видными лидерами польского Бунда в Польше были Х. Эрлих и В. Альтер.

Партия всё время была разделена на две фракции, пропорционально представленные в центральных органах: центристы («эйсер») и левые («цвейер»). Раскол произошёл при обсуждении вопроса вхождения в Социнтерн. Параллельно Комбунду в России, в польском Бунде тоже проявляли верность диктатуре пролетариата и власти Советов. Краковский съезд в 1920 году принял решение о присоединении к Коминтерну, который требовал, что Бунд принял всю его программу в качестве условия принадлежности.

Это не получилось, но в результате некоторые старые известные бундовцы почувствовали себя не на своем месте в движении и эмигрировали (В. Медем, А. Литвак). Другие, (в частности, П. Розенталь) сформировали кратковременный Социал-демократической Бунд. Одна группа, тем не менее, устроила польский Комбунд, который позже вступил в Коммунистическую партию. Вопрос о принадлежности к Коминтерну продолжали беспокоить и разделять Бунд в течение длительного времени, большинство переходило сначала в одну сторону, потом в другую. В 1930 г. Бунд присоединился к Социалистическому Интернационалу, где он стал частью левого крыла.

Другой причиной разделения Бунда были его отношения с польской социалистической партией (ППС), которую левые бундовцы рассматривали как врага из-за её национализма и реформизма, а также за формирование левоцентристского фронта с несоциалистическими крестьянскими партиями. Сближение между двумя сторонами произошла, главным образом, в результате присоединения Бунда к Социалистическому Интернационалу и радикализации ППС в 1930-е годы. В 1930-е некоторые из активистов Бунда были заключены в концлагерь Береза ​​Картуска.

В первые годы своего существования польский Бунд подвергался жестоким преследованиям из-за оппозиции к войне против Советской России. В 1921-39 гг. польский Бунд выпускал на идише ежедневную газету «Найе фолксцайтунг». Бунд в независимой Польше действовал как легальная политическая партия. Он организовал и поддерживал молодежную организацию «Цукунфт», в которой накануне Второй мировой войны числилось до 15000 членов, детскую «SKIF» (с 1926 г.), женскую «YAF» и спортивную «Моргенштерн».

Марек Эдельман (1919—2009) — довоенный член Бунда, участник восстания в Варшавском гетто.

С первого дня своего существования Бунд в Польше упорно и неуклонно выступал против сионизма и религиозных партий, но сотрудничал в различных областях с другими еврейскими рабочими партиями. Иногда он блокировался даже с левым флангом сионистской рабочей партии Поалей Цион на муниципальных выборах. В 1930 году общий список был составлен с правым крылом Поалей Цион на выборах в Сейм (парламент). Представители Бунда составляли подавляющее большинство в Национальном совете еврейских профсоюзов, в котором в конце 1921 года было 7 союзов с 205 отделениями и 46,000 членов, а в 1939 г. было представлено 14 профсоюзов с 498 отделениями и приблизительно 99 тыс. членов.

Польский Бунд, не без внутреннего сопротивления, организовывал небольшие ремесленные и строительные кооперативы (1927) в сотрудничестве с ОРТ и Джойнтом. В 1921 году при большом участии Бунда была создана Центральная организация школ. Бунд был непреклонен в своем крайней оппозиции к обучению на иврите, но немного изменил свою позицию по отношению к традиционным еврейским праздникам и преподаванию еврейской истории. Он сохранил бюро для работы с эмиграцией, но его фиксированной привязанность к принципу «дойкейт» («здесесть») не дала польскому Бунду оценить важность еврейской эмиграции.

Наибольшего политического влияния польский Бунд достиг между 1936 и 1939 гг., в период, предшествовавший нацистской оккупации Польши. Ему принадлежали важные заслуги в борьбе с оголтелым антисемитизмом в польском правительстве и польском обществе после прихода к власти Гитлера в Германии. Бунд проявил много инициативы и энергии в организаций групп самообороны. Популярность Бунда возросла, и он добился значительных успехов на муниципальных выборах.

В марте 1936 года Бунд объявил всеобщую забастовку протеста против погрома в Пшытыке. Бунд организовал Конгресс работников против антисемитизма (1936), который был запрещен властями, и планировал в 1938 году Конгресс для борьбы еврейского населения в Польше (1938).

Во время оккупации Польши Бунд принимал активное участие в движении еврейского сопротивления (особенно известны А. Блюм, Л.Б. Фейнер, Б. Гольдштейн, М. Эдельман). Представитель Бунда при польском правительстве в изгнании Ш. Зигельбойм покончил с собой в Лондоне в 1943 году в знак протеста против пассивного отношения союзных держав к уничтожению евреев в Европе. Для восстания в Варшавском гетто Бунд сформировал отдельный отряд, не сотрудничая ни с левосионистскими партиями, ни с коммунистами.

Бунд был также активен среди еврейских беженцев в СССР. Два лидера польского Бунда, В. Альтер и Х. Эрлих, которые бежали в СССР, были там казнены.

После окончания Второй мировой войны Бунд возобновил свою деятельность среди уцелевших польских евреев, но был ликвидирован коммунистическими властями в 1948 г.

Бунд на Западе

Конференция Бунда в Антверпене в 1931 году.

Отделения Бунда в межвоенный период продолжали действовать в Буковине, Молдове и некоторых европейских странах.

В начале войны некоторым польским бундовцам при содействии еврейского рабочего комитета удалось перебраться в США, главным образом с помощью Комитета еврейской труда, и организовать там представительство Бунда под руководством Портного. С 1941 года в нью-Йорке выходил ежемесячный бундовский журнал «Унзер цайт».

1-я международная конференция Бунда была проведена в Брюсселе в 1947 г. Она сформировала всемирный Координационный комитет бундовских и аффилированных с ним социалистических еврейских организаций со штаб-квартирой в Нью-Йорке. Его секретарём до 1961 года был Эммануэль Новогродский, ранее секретарь Бунда в Польше, а затем представительства в Соединенных Штатах. Филиалы Мирового Бунда включали организации в Израиле, а также старые бундовские организаций различных стран, большинство из которых существовали до начала Второй мировой войны, а позже приняли беженцев из бывшего польской Бунда.

В настоящее время Бунд продолжает функционировать почти во всех странах Запада, где имеется еврейское население, но нигде не занимает существенных позиций в еврейской общественной жизни. Несмотря на свою последовательную антисионистскую позицию, Бунд существует также в Израиле, но не играет никакой существенной роли в духовной и общественной жизни государства.

Бунд входит в состав Социалистического Интернационала. Приняв отвергнутую прежде доктрину существования единой еврейской нации во всем мире, Бунд в целом (исключая меньшинство) и после создания Государства Израиль отрицает ведущую роль Израиля в жизни евреев в рассеянии. В этом отличие Бунда почти от всех других еврейских рабочих партий в диаспоре, кроме коммунистической.

В то же время Бунд требует, чтобы еврейское население Израиля признало верховенство мирового еврейства. Он занимает «нейтральную» позицию в арабо-израильском конфликте. Меньшинство в его руководстве пытается оспорить эту позицию и добиться более позитивного отношения к Израилю.

Институт истории Бунда и еврейского рабочего им. Готтейнера (The Gotteiner Institute for the History of the Bund and the Jewish Labor Movement) движения был создан в 1991 году. Архивы Бунда находятся в YIVO — Институте еврейских исследований в Нью-Йорке.

См. также

Литература

  • Большая Советская Энциклопедия, 8 (1927), 102-20, 120-3;
  • Тубов А. Первое мая 1902 года и казнь Г. Леккерта: К 20-летней годовщине. Вильно, 1922. 24 с.
  • Фрумкин Б. Зубатовщина и еврейское рабочее движение [1898–1903]// Пережитое. СПб., 1911, т. 3. С. 199–230.
  • J.S. Hertz (ed.), Doyres Bundistn, 3 vols. (1956-69);
  • idem, Di Yidishe Sotsialistishe Bavegung in Amerike (1954), 99-138;
  • idem, Der Bund in Bilder 1897—1957 (1958);
  • Di Geshikhte fun Bund, 3 vols. (1960-66);
  • Royter Pinkes, 2 vols. (1921-24);
  • Der Bund in der Revolutsie fun 1905—1906 (1930);
  • J. Shein, Bibliografie fun Oysgabes … in di Yorn 1918—1939 (1963), 29-56;
  • A. Kirzhnitz (ed.), Der Yiddisher Arbeter, Khrestomatie, 4 vols. (1925-28);
  • A. Menes, R. Abramowitz, and V. Medem, in: B. Dinur et al., Kelal Yisrael (1954), 535-41;
  • A. Menes, in: The Jewish People, Past and Present, 2 (1948), 355-68;
  • R. Abramowitz, ibid., 369-98;
  • E. Tcherikower (ed.), Historishe Shriftn, 3 (1939);
  • S. Eisenstadt, Perakim be-Toledot Tenu’at ha-Po’alim ha-Yehudit, 2 vols. (1944);
  • M.V. Bernstein, in: Velt-Federatsie fun Paylishe Yidn, Yorbukh, 1 (1964), 161—222 (incl. bibl.);
  • Velt Konferents fun Bundishe Organizatsie un Grupes, Tezn un Materialn (1947);
  • N.A. Buchbinder, Geshikhte fun der Yidisher Arbeter Bavegung in Rusland (1931);
  • A.S. Stein, Ḥaver Artur, Demuyyot u-Ferakim me-Ḥayyei ha-«Bund» (1953);
  • idem, in: Gesher, 3 no. 4 (1957), 94-110;
  • S. Erlich, Garber-Bund un Bershter-Bund (1937);
  • B. Goldstein, The Stars Bear Witness (1949);
  • J.L.H. Keep, The Rise of Social Democracy in Russia (1963), index;
  • K.S. Pinson, in: JSOS, 7 (1945), 233-64;
  • A.L. Patkin, The Origins of the Russian-Jewish Labour Movement (1947), 101—214;
  • E. Scherer, in: B.J. Vlavianos (ed.), Struggle for Tomorrow (1954), 131-96;
  • Jewish Labor Bund Bulletin (1947-53); M. Mishkinsky, in: Cahiers d’Histoire Mondiale (Journal of World History), 11 no. 1-2 (1968), 284-96 (Eng.);
  • idem, in: YIVO Annual of Jewish Social Science, 14 (1969), 27-52;
  • idem, in: Ba-Sha’ar, 9 (1966), 527-36;
  • idem, in: Zion, 31 (1966), 87-115;
  • E. Mendelsohn, The Formative Years of the Jewish Workers' Movement in Tsarist Russia (1970);
  • K. Wildman, The Making of a Workers' Revolution: Russian Social Democracy, 1891—1903 (1967), index;
  • H.J. Tobias, in: The Russian Review, 20 (1961), 344-57; 24 (1965), 393—406;
  • L. Schapiro, in: Slavonic and East European Review, 40 (1961-62), 156-67;
  • B.K. Johnpoll, The Politics of Futility: The General Jewish Workers' Bund of Poland, 1917—1943 (1967);
  • H.J. Tobias, The Jewish Bund in Russia from its Origins to 1905 (1973);
  • J.L. Jacobs (ed.), Jewish Politics in Eastern Europe: The Bund at 100 (2001);
  • J.D. Zimmerman, Poles, Jews, and the Politics of Nationality: The Bund and the Polish Socialist Party in Late Tsarist Russia, 1892—1914 (2003).

Источники

Примечания

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Бунд в ЭЕЭ