Дейр-Ясин (1948)

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Дейр-Ясин, 1948 год»)
Перейти к: навигация, поиск


Тип статьи: Регулярная исправленная статья
Дата создания: 09/11/2010


Деревня
Дейр-Ясин (Дир-Ясин)
Страна Израиль
Координаты Координаты: 31°47′12″ с. ш. 35°10′48″ в. д. / 31.786667° с. ш. 35.18° в. д. (G) (O)31°47′12″ с. ш. 35°10′48″ в. д. / 31.786667° с. ш. 35.18° в. д. (G) (O)
Дейр-Ясин (1948) (Израиль)
Red pog.png



Деревня Дейр-Ясин, 1930 гг.
Деревня Дейр-Ясин после боя

Дейр-Ясин — бывшая арабская деревня в 5 км к западу от Иерусалима.

Содержание

Основные данные

Население Дейр-Ясина составляло несколько сот человек (по разным данным, от 600 до 1000). Все ее жители были мусульмане, в ней было 144 дома. Дейр-Ясин находился на высоте 800 м над уровнем моря на холме над дорогой между Иерусалимом и Тель-Авивом. Жители деревни зарабатывали на добыче и обработке известняка из расположенного поблизости карьера.

На первом этапе войны за независимость Израиля Дейр-Ясин служил отправным пунктом для нападений на близлежащие еврейские кварталы Иерусалима.[1] 9—10.04.1948 г. отряды «ЭЦЕЛ» и ЛЕХИ при поддержке Пальмаха атаковали Дейр-Ясин. В ходе боя было убито 5, ранено более 50 членов ЭЦЕЛ. Оказалось много жертв среди гражданского населения деревни (по одним данным — 107, по другим 254), в том числе женщины и дети.

Это вызвало панику среди арабов по всей Эрец-Исраэль и суровое осуждение со стороны Еврейского агентства.[2] Предав широкой гласности события в Дейр-Ясине и изобразив действия евреев как умышленное убийство, арабская пропаганда способствовала усилению паники среди арабского населения и его бегству.[3]

Свидетельские показания о бое и его оценки крайне противоречивы. Современные источники расходятся в описании событий, произошедших здесь до образования государства Израиль. Проарабские и левые израильские источники называют это событие «резнёй в Дейр-Ясине» и описывают жестокость еврейских боевиков, что вылилось в убийство местных жителей после захвата деревни, другие источники описывают бой при Дейр-Ясине с многочисленными погибшими, но также и с позднее отпущенными пленными.

Согласно многим источникам, само выражение «резня в Дейр-Ясине» необъективно и носит пропагандистский пропалестинский и антисемитский характер.

В 1949 г. на месте деревни было построено еврейское поселение Гиват Шауль Бет, а на его окраине — аэропорт, в 1951 г. — психиатрический центр Кфар-Шауль. В настоящий момент их территория входит в состав Иерусалима.

Предпосылки операции по захвату Дейр-Ясина

Основная статья: Война за независимость‎
Карта района Дейр-Ясина, 1941—1948 гг.
Карта района Дейр-Ясина: 1918 г. (цветное изображение), 1941 (черно-белое), основные дороги (1941, зеленый, современные — голубой цвета)
Nuvola apps kview.png Внешние изображения
Searchtool.svg Стратегическое положение Дейр-Ясина над дорогой Яффо-Иерусалим и сохранившиеся к 1936(?) г. (время аэросъемки) турецкие траншеи в деревне.[4]
Searchtool.svg Стратегическое положение Дейр-Ясина и сохранившиеся к 1931 г. (время аэросъемки) турецкие траншеи в деревне.[5]

После резолюции ООН от 29 ноября 1947 года о разделе Палестины арабский террор резко усилился. В течение четырех месяцев после резолюции ООН, около 850 евреев были убиты по всей стране, большинство из них в Иерусалиме или на дороге в город. Арабские акты враждебности достигли своего пика в марте. Арабы в это время держали под контролем все междугородные маршруты.

Дорога в Иерусалим, в котором жило 16 % всех евреев ишува, была заблокирована, и ежедневно происходили нападения на транспортные конвои. Город оказался в блокаде, в нём не хватало воды и продовольствия. Еврейские кварталы были под обстрелом отрядов местных арабов и трансиорданского Арабского легиона.

6 апреля 1948 года, ещё до провозглашения независимости, Ѓагана и Пальмах начали операцию «Нахшон» для открытия дороги в Иерусалим. Дейр-Ясин был включен в список арабских деревень, которые будут заняты в рамках этой операции. Это нужно было, чтобы не допустить подкрепление иррегулярных арабских отрядов (т. н. Арабской освободительной армии) в деревню Кастель, в двух километрах к северу от Дейр-Ясина, в которой шли сильные бои.

Дейр-Ясин, согласно плану ООН, входил в границы области Иерусалима, объявленного международной зоной.[6] Хотя некоторые источники отрицали возможность контролировать дорогу или обстреливать её из деревни,[7] отмечая стратегическую важность ее расположения,[8] деревня находилась на холме, который контролировал дорогу в Иерусалим с запада.[9]

Некоторые источники говорят, что жители деревни жили мирно с соседними еврейскими поселениями, особенно с жителями Гиват-Шауля на другой стороне долины, населенного религиозными евреями и даже заключили с ними договор о ненападении и свободном проезде. Согласно некоторым данным, жители Гиват-Шауля пытались помочь жителям Дейр-Ясина после его захвата еврейскими силами. Йона Бен-Сасон, руководитель Ѓаганы в Гиват-Шауле, заявил после захвата деревни, что «между Дейр-Ясином и евреями до этого не разу не было ни одного инцидента».

Согласно другим источникам, жители Дейр-Ясина принимали активное участие в еврейских погромах еще в 1929 г.[10], а заключенный договор де-факто не выполнялся.[11] Акива Азулай (заместителем коменданта Гиват-Шауля) рассказывал, что брат мухтара не поддержал этот договор, и Гиват-Шауль периодически подвергался обстрелам со стороны деревни Дейр-Ясин.[12]

В деревне существовал вооружённый отряд самообороны численностью не менее 100 человек.

Арабские ополченцы из других мест хотели забазироваться в деревне, но местные жители оказали им вооружённое сопротивление (один убитый со стороны деревенских). В конце января 1948 г. отряд Абд аль-Кадира пытался мобилизовать местных арабов, но не получил согласия старейшин деревни. После этого мухтар Дейр-Ясина был вызван в Иерусалим в Верховный Арабский Комитет (ВАК). На вопрос об отношениях жителей деревни с евреями, мухтар ответил, что они живут с ними в мире. Против мухтара не было предпринято никаких мер, и от него не потребовали разорвать мирное соглашение.

13 февраля деревенский отряд самообороны прогнал отряд арабских иррегулярных сил, пытавшийся напасть на Гиват Шауль. Чужие арабы по дороге оттуда перебили стадо овец, принадлежавших жителям Дейр-Ясина. 16 марта ВАК просил старейшин Дейр-Ясина разместить там группу сирийских и иракских «добровольцев», но получил отказ. Вторично просьба последовала 4 апреля — и снова было отказано. Но в начале апреля пришли сообщения о присутствии там иностранных боевиков, в том числе иракских солдат и нерегулярных сил.[9] Бойцы ЭЦЕЛ во время боя встретили там как минимум двух иракских солдат.

По сообщениям Шай (разведслужба Ѓаганы), в селе были построены фортификационные сооружения и заскладировано большое количество оружия.

2 апреля 1948 года жители Дейр-Ясин начали обстреливать еврейские кварталы Бейт-а-Керем и Яфе-Ноф. В начале апреля из деревни были обстреляны еврейские посёлок Моца и машины, ехавшие по дороге Иерусалим — Тель-Авив.[13] 8 апреля жители Дейр-Ясина участвовали в обороне Кастеля, атакованного отрядом Ѓаганы за день до этого; имена нескольких жителей деревни имеются в списке раненых в результате боя там, составленного британской полицией.

Исследование, проведенное Кнааном Шерифом в арабском Университете Бир-Зейта (близ Рамаллы) показывает, что жители Дейр-Ясина принимали активное участие в насильственных действиях в отношении еврейских объектов, и что многие из мужчин села сражались в битве за Кастель вместе с Абд-эль-Кадром эль-Хусейни. В результатах исследования также говорится, что на въезде в деревню были вырыты окопы, и, что более 100 человек были обучены и вооружены винтовками и автоматами Брен орудий. Был создан местный отряд охраны, и 40 жителей деревни выходили в караул каждую ночь.[14][11][15]

Согласно историку Морису, на встречах, где ревизионистами обсуждался план нападения, было решено, что жители деревни будут изгнаны. Члены Лехи предложили убивать всех жителей Дейр-Ясина, которые откажутся бежать, с целью устрашения остального арабского населения страны, «чтобы показать, что происходит, когда ЭЦЕЛ и Лехи объединяются вместе». Большинство бойцов, участвовавших в обсуждении, высказались за то, чтобы убить жителей деревни мужского пола, но Менахем Бегин отверг эти предложения.

Когда Давид Шалтиэль, командир Ѓаганы в Иерусалиме, узнал о плане ЭЦЕЛ и Лехи взять Дейр-Ясин, он попросил их согласовать сроки проведения операции с запланированным возобновлением наступления на Кастель.

Историк Эрик Силвер пишет, что Давид Шальтиэль сначала сопротивлялся этому плану, поскольку жители деревни подписали договор о ненападении и предложил боевикам взамен совершить атаку на Эйн Керем. Но командиры ЭЦЕЛа и Лехи высказали опасения, что эта задача будет слишком трудна для них.

Меир Паиль, в то время политрук Пальмаха, занявший пост офицера разведки Ѓаганы, впоследствии написал, что был против решения Шальтиэляи считал неправильным нарушать мирный договор с деревней, но Шальтиэль утверждал, что у него нет возможности остановить «боевиков ревизионистких группировок». Обсуждалось даже предложение предупредить жителей деревни, но Шальтиэль отверг его, чтобы не сорвать операцию.

Шальтиэль отправил идентичные письма Мордехаю Раанану (командиру ЭЦЕЛ в Иерусалиме) и Йеhошуа Цетлеру (командиру Лехи в Иерусалиме), в котором он дал их действие свое одобрение:

Для Шапира (кодовое имя Цетлера) От: командующего округом Я узнал, что вы намерены провести операцию против Дейр-Ясин. Я хотел бы обратить ваше внимание на тот факт, что завоевание и продолжающаяся оккупация Дейр-Ясин является одним из этапов нашего общего плана.
У меня нет никаких возражений против проведения вашей операции при условии, что вы способны удержать деревню. Если вы не в состоянии делать это, я предостерегаю вас от нападения на деревню, так как это приведет к бегству жителей и последующему занятию руин и брошенных домов вражескими силами.
Это только затруднит, а не поможет общей кампании, а повторный захват места повлечет за собой большие потери для наших людей. Я бы хотел дополнительно указать, что, если силы противника стянутся к этому месту, это нарушит план по созданию аэродрома там.

9 апреля ЭЦЕЛ и Лехи атаковали Дейр-Ясин.

Бой за Дейр-Ясин

Согласно данным Ѓаганы, атакующие силы состояли примерно из 120 человек, 80 из ЭЦЕЛа и 40 из Лехи.

В четверг, 8 апреля, около 70 бойцов ЭЦЕЛа собрались на базе Эц Хаим (у въезда в Иерусалим). Это был первый раз, когда так много подпольщиков собралось открыто, не опасаясь британских полицейских или солдат. Все радовались, что после четырёх месяцев пассивной обороны будет, наконец, нанесён ответный удар.

Атмосфера была оптимистичная — после четырех месяцев атаки, ответный удар был, наконец, в поле зрения. Тот факт, что два подпольных движения действовали вместе, усиливал чувство уверенности, и пароль был выбран «Боевое единство» (Ахду́т лохе́мет).

Раанан, командир ЭЦЕЛ в Иерусалиме, открыл встречу и объяснил, что завоевание Дейр-Ясина имеет как военные, так и политические цели. С военной точки зрения, цель заключалась не только в том, чтобы избавить западные кварталы Иерусалима от угрозы из Дейр-Ясина, но чтобы в конце концов перехватить инициативу. Крайне важно перейти от обороны к атаке и перенести боевые действия на территорию противника. Завоевание должно было также поднять моральный дух еврейского населения Иерусалима и восстановить уверенность в себе.

С политической точки зрения, это будет означать изменение подхода и явится поворотным пунктом в войне: больше никаких операций возмездия, с этого момента все завоевания с целью освоения территории. Еврейский народ и весь мир поняли бы, что евреи не собирались отказываться от Иерусалима, и, в случае необходимости, возьмут ее силой. (Следует напомнить, что, согласно резолюции ООН, Иерусалим должен был перейти под международное управление). Раана добавил, что поскольку операция будет актом завоевания, а не мести, бойцы должны будут избегать причинения ненужного вреда арабам. В частности, он предостерег от нанесения вреда старикам, женщинам и детям. Более того, любой араб, который сдастся, в том числе участник боя, должен был быть взят в плен, и ему не должен быть причинён какой-либо вред.

Для того, чтобы избежать ненужных потерь, было решено, что перед ударным отрядом пойдёт броневик с громкоговорителем, который сообщит жителям, что деревня окружена бойцами ЭЦЕЛа и Лехи, и будет убеждать их уйти в Эйн Карем или сдаться. Им также сообщат, что дорога на Эйн Карем открыта и безопасна. Таким образом, еврейские силы сознательно жертвовали фактором внезапности нападения.

В 2 часа утра бойцы ЭЦЕЛа под командой Бен-Циона Коэна («Гиора»), были выдвинуты с базы Эц Хаим в Бейт hа-Керем. Отряд зашёл в вади (сухое русла ручья), где силы разделились, каждая часть поднималась по склону участку действий. Отряд Лехи был собран в Гиват Шауль и выступил оттуда к месту атаки. Некоторые бойцы продвигались за броневиком, который шёл по пути к центру деревни.

Около 4:45 утра, деревенские часовые заметили подозрительные движения. Один из них крикнул по-арабски: «Махмуд»; боец ЭЦЕЛ, не расслышав крик, подумал, что кто-то крикнул пароль «Ахдут» (Солидарность) и ответил со второй половиной пароля на иврите: «лохемет». Арабы открыли огонь, и стрельба началась со всех сторон.

Командиры ЭЦЕЛа и Лехи полагали, что жители деревни ее покинут, спасаясь бегством, но этого не произошло. По мнению историка Гелбера, жители деревни не осознавали, что целью атакующих был ее захват, и полагали что это всего лишь налёт, поэтому не пытались спастись бегством, когда у них ещё был такой шанс.

Броневик, доехав до окраины села, свалился в траншею и был вынужден остановиться. Громкоговоритель был включен, и сообщение было зачитано. Тяжелый огонь был направлен на броневик из соседних домов, и бойцов, запертых внутри, пришлось спасать. Остальные части начали атаку, но арабское сопротивление было сильным, и каждый дом стал вооруженной крепостью. Ожесточенные бои проводились от дома к дому. Бойцы были не обучены тактике боя в населённом пункте и неопытны. Многие из нападавших были ранены в результате первого натиска, в том числе ряд командиров, которые шли впереди своих подразделений.

« Мое отделение атаковало и уже миновало первые дома деревни. Мы поднимались по улице, и впереди я увидел человека в хаки. Я думал, что это один из наших. Я побежал к нему и крикнул: «Иди к тому дому». Вдруг он повернулся, направил на меня ружье и выстрелил. Это был иракский солдат. Он ранил меня в ногу. Я не мог командовать. Отошел назад, в один из дворов захваченной части деревни.[16]
Михаэль Хариф
»

Поступили сообщения о раненых, и из Гиват Шауль со станций Красного Маген Давида был вызван санитарный броневик. Бойцы брали кровати из домов и снимали двери с петель, укладывали на них раненых и велели жителям деревни переносить их к машинам скорой помощи, заставляя их выполнять функцию живого щита. Они полагали, что снайперы не будут стрелять по своим односельчанам, но согласно Мильштейну, те все равно стреляли.

Арабы оборонялись из окон своих домов. Поскольку борьба происходила в застроенном районе, темп продвижения был медленным, и обе стороны понесли тяжелые потери. Для того, чтобы заставить замолчать источник выстрелов, бойцы были вынуждены использовать ручные гранаты, а в некоторых случаях даже взрывать дома. Об этом сообщил командир сил Лехи в Иерусалиме Йеhошуа Цетлер в радиопередаче «Шиши иши» (שישי אישי עם משה טימור) на Второй программе «Кол Исраэль», посвящённой семидесятилетию убийства Арлазорова.

« Эзра Яхин, участник атаки
Чтобы овладеть домом, нужно было либо бросить гранату, либо вести огонь. Те, кто по глупости просто открывал дверь, погибали на месте, иногда от рук мужчин, одетых в женскую одежду.
»

ЭЦЕЛ организовал подвоз взрывчатки с базы в Гиват Шауле и начал с ее помощью подрыв домов. Дома, рушившиеся от взрыва, хоронили под собой всех, кто находился внутри. Согласно Мильштейну, имеются как минимум два свидетельства членов Ѓаганы о том, что бойцы Лехи использовали громкоговоритель с целью убедить жителей сдаться.

« Реувен Гринберг
Арабы сражались как львы, отличались точной стрельбой издалека. Женщины под огнем выходили из домов, подбирали оружие и относили на позиции.
»

Силы Лехи продвигались медленно, занимая дом за домом. Оружие выходило из строя, некоторые из бойцов не выдергивали чеку, кидая гранаты, а командир отряда Лехи Амос Кейнан был ранен собственными людьми. В то же время силы ЭЦЕЛа на другой стороне деревни тоже испытывали трудности. Около 7 часов утра командиры ЭЦЕЛ передали отряду Лехи сообщение, что ими рассматривается возможность отступления. В ответ на это из Лехи было послано сообщение, что они уже в деревне и ожидают скорой победы.

После того, как центр села был занят, все раненые были сосредоточены в одном из дворов, и были проверены пути их эвакуации. Оказалось, что дорога к Гиват Шауль была непроходима из-за стрельбы из дома мухтара, который стоял на вершине холма с видом на площадь.

Стрельба была со всех сторон, и половина нападавших были выведены из строя. Помимо этого, остальным бойцам не хватало боеприпасов. Доклад о ходе боя был передан курьером в штаб в Гиват Шауль.

Когда поступили данные о количестве потерь и нехватке боеприпасов, несколько бойцов Лехи пошли в лагерь Шнеллера и попросили отряд Пальмаха прийти на помощь нападающим. После получения согласия командира бригады, примерно в 10 утра к месту боя прибыл отряд Пальмаха, с броневиком, оснащенным пулеметом и двухдюймовым миномётом. По прибытии в деревню, они обстреляли из миномёта и пулемётов дом мухтара. В это же время группа Йосеф Авни атаковала и захватила дом мухтара. После этого стрельба прекратилась, и захват села был завершен.

Офицер Лехи Давид Готлиб сказал, что Пальмах завершил «в течение часа то, что мы не могли довести до конца в течение нескольких часов». Бой прекратился примерно в 11 часов утра. Бойцы Пальмаха участвовали в зачистке некоторых деревенских домов и эвакуации раненых бойцов.

« Птахия Заливанский
В одном доме мы нашли офицера-югослава (из мусульман Боснии, служивших в вермахте) и иракского солдата. Они были живы. Их опознали по документам. Мы их уничтожили.
»

Когда бой закончился, было обнаружено, что сотни сельских жителей отступили к Эйн Карем, пользуясь тем, что дорога была открыта. Силы Ѓаганы обстреливали жителей деревни, спасавшихся бегством в сторону Эйн Карема. Те, кто остался в деревне (около 100 человек), сдались и были взяты в плен.

В ходе боя произошли неприемлемые по нынешним взглядам, но неизбежные на войне инциденты. Были убиты, среди прочих, мирные жители деревни, использовавшиеся арабскими террористами в качестве живого щита.[17] Многим, кто хотел уйти после сообщения по громкоговорителю, арабские бойцы не позволили покинуть деревню. Точное количество жертв, впрочем, никем не было посчитано ввиду полной невозможности в боевой обстановке. В Дейр-Ясин погибло, по разным оценкам, от 107 до 254 человек.

« Бен-Цион Коэн, командир ЭЦЕЛа
Мы уничтожали каждого араба, который попадался нам на пути.[18]
»
« Мордехай Раанан, командир иерусалимских сил ЭЦЕЛа
Молодой боец [с нашей стороны] держал в руках автомат марки «Брен» и занял позицию. … Увидев, что случилось с жителями других домов, [жители] выходили с поднятыми руками. Их было девять человек, в том числе женщина и мальчик. Парень, который держал «Брен», вдруг нажал на курок. Очередь попала в группу арабов. Во время стрельбы он кричал: «Это за Ифтаха!»[18]
»
« Иехошуа Городенчик, боец ЭЦЕЛа
Мы обнаружили мужчин, переодетых в женскую одежду, и открыли огонь по женщинам, не торопившимся спускаться в места сбора пленных.[19]
»

Пленные, в основном женщины и дети, были погружены на грузовики и доставлены в Восточном Иерусалиме, где они были переданы арабскими властям.

« Моше Мизрахи
Я увидел арабского ребенка, он плакал, и я передал его женщине-арабке.[16]
»

Весть о захвате Дейр-Ясина распространилась по городу, и была воспринята положительно евреями Иерусалима. Это было завершение операции «Нахшон», поворотный момент в ответе на арабскую агрессию. В последующие дни толпы стекались к базе Эц Хаим, чтобы выразить свою солидарность с борцами ЭЦЕЛа.

События в Дейр-Ясине были расследованы британскими мандатными властями (путём опроса арабов) до провозглашения независимости Израиля. Отчёт об исследовании (9 апреля 1948 г. Секретно и срочно. Папка № 179/110/17/65. Передана генералу Каннингхему 15 апреля) служит одним из источников сведений для современных историков.

Арабский историк Ариф аль-Ариф написал в 1956 г., что насчитал 117 убитых, из них по его данным 7 погибло в бою, а 110 было убито в их домах. В 1980-х годах году историк Шариф Канъана из университета Бир-Зайт в Рамалле опросил выживших жителей Дейр-Ясина и в 1988 году опубликовал результаты своего исследования. Он насчитал 107 погибших и 12 раненых. Он написал, Канъана пишет, что после боя 25 пленников были казнены и брошены в каменоломню.[20]. Израильский историк Гелбер считает эти данные достоверными.

Пропагандистский эффект операции в Дейр-Ясине

В то время идея запугать арабов жестокостью евреев казалась разумной (и, действительно, сработала).

« Исраэль Нахат, разведчик Ѓаганы
Беженцы прибыли из Дир-Ясина и рассказали, что евреи обнаружили арабских бойцов, переодетых в женскую одежду. Один из них понял, что попался, вынул револьвер и убил еврейского командира. Товарищи командира в гневе начали стрелять во все стороны и убили арабов. Я нарисовал еврейского солдата, убивающего штыком арабскую женщину. Я не объяснил, что эта женщина была в действительности мужчиной. Рисунок я передал в газету и прибавил на словах, что в Дир-Ясине вырезали 600 женщин, 500 мужчин и 400 детей. Я сознательно преувеличил число, чтобы напугать арабов. Рисунок был опубликован в одной из газет.[16]
»

Руководитель операции Ранаан назвал число убитых 240 — по его собственному признанию, с целью устрашения арабов. Сходную цифру 254 убитых — назвали руководители Верховного Арабского Комитета, в надежде вызывать чувство мести среди арабов.

Арабы всё понимали.

« Янес Ахмед Асад, корреспондент ежедневной Иорданской газеты «Al Urdun»
Евреи никогда не причиняли вред местному населению деревень, но они так поступили после того, как встретили вражеский огонь (в Дейр-Ясине), и был убит командир ЭЦЕЛа.[21]
»

Но в арабском руководстве нашли разумным использовать сообщения о «еврейских зверствах» для повышения мотивации арабских бойцов и населения к борьбе с евреями. Хасан Нусейба, который был в 1948 г. редактором британской радиостанции «Palestine Broadcasting Service» на арабском языке, в 1998 г. дал интервью телекомпании BBC и рассказал, что спросил у секретаря Верховного арабского комитета (ВАК) Хуссейна аль-Халиди, как ему освещать события в Дейр-Ясине. Тот ответил: «Нам надо извлечь из неё максимальную выгоду». В последующей передаче Нусейба сообщил по радио об убийствах детей и изнасилованиях беременных женщин в Дейр-Ясине.

В той же передаче ВВС один из жителей деревни, Абу-Махмуд рассказал, что «Мы им сказали, что никаких изнасилований не было», на что Халиди им ответил: «Нам это необходимо для того, чтобы арабские армии пришли и спасли нас от евреев».[22][23]

В статье корреспондента «Рейтерс» Пола Холмса[24] приводится свидетельство бывшего жителя Дейр-Ясина Мохаммада Радвана, который в тот день несколько часов воевал, пока не был ранен пулей. Он назвал число убитых: 93, отрицал изнасилования и вспарывания животов беременным и очень сердился на лжецов. Он сказал, что вся ложь была средством призвать в страну арабские армии, а в конечном счёте изгнала арабов из Палестины.

В книге «Война без конца» Антона ла Гардия[25] приводится свидетельство бывшего жителя деревни Хадж Аиша (Аиша Зейдана), который в 1948 году был подростком, полученное в 1998 году. Он рассказал, что бежал со своей сестрой, а его мать и другие сёстры прятались в подвале четыре дня и убежали потом. Он считал, что погибло не более 110 человек, а арабские лидеры преувеличили это число.

События в Дейр-Ясин, драматизированные за счёт слухов и пропаганды, вызвали не повышение боевого духа, а массовое бегство арабов.[26] В книге «История Войны за независимость», подготовленной отделом истории Генштаба ЦАХАЛа, написано:

« Ури Мильштейн
Взятие Дир-Ясина стало известно как "резня в Дир-Ясине", что принесло вред доброму имени ишува в тот период. Все каналы арабской информации распространяли эту версию. Они распространяют ее до сих пор. Нет сомнения, что она стала одной из причин развала арабского тыла в те дни. Важен был не столько сам факт, сколько слух о нем, который распространяли сами арабы. Они имели в виду доказать самим себе жестокость евреев и разжечь этим пламя борьбы в сердцах. На деле же они поселили в них страх. Сегодня арабы сами признают свою ошибку". "История войны за Независимость", "Маарахот", 1975.[27]
»

Через несколько дней, 13 апреля, арабы устроили кровавую бойню раненых и медицинского персонала, атаковав медицинский конвой, направлявшийся в госпиталь Хадасса. В результате были убиты 78 евреев, 20 из них — женщины, а также один британский солдат.[28][29]

Руководство еврейским ишувом и Еврейским агентством в это время было захвачено социалистической партией МАПАЙ в союзе с несколькими более мелкими левыми партиями. Одна из таких партий, МАПАМ — по сути, сионистско-коммунистическая — старалась усилить свои позиции в руководстве, соперничая с МАПАЙ. Эта партия контролировала Пальмах. Все левые силы резко враждовали с организациями ревизионистов, доходя до выдачи их членов британским властям и похищений и убийств.

Политрук Пальмаха Меир Паиль, впоследствии ставший историком, прибыл в Дейр-Ясин после боя. Он, как теперь известно, был автором идеи выставить бойцов ЭЦЕЛ и Лехи военными преступниками, чтобы скомпрометировать эти организации на внутриполитической арене.

Он, в частности, является автором рассказа о появлении в деревне жителей Гиват-Шауля.

Раскольники [люди ЭЦЕЛа и Лехи] бродили по деревне, воруя и грабя все, что придется: цыплят, радиоприемники, сахар, золото, деньги и другое… Каждый из раскольников ходил по деревне, измазанный в крови и гордый количеством людей, им убитых. Недостаток их образованности и интеллекта по сравнению с нашими солдатами [Пальмах] были очевиден. В одном из домов в центре деревни было собрано 200 женщин и маленьких детей. Женщины сидели тихо, не произнося не слова. Когда я прибыл, командир объяснил, что они собираются перебить их всех, но вечером я услышал, что женщины и дети были перевезены в Мусрару [арабский район Иерусалима] и там отпущены.

Толпа людей из Гиват-Шауля, многие из них религиозные, с пейсами, пришла в деревню и стала кричать: «Газланим! Роцхим!»- (разбойники, убийцы (ивр.)) «У нас было соглашение с этой деревней! Она была тихой. За что вы их убиваете?» Это были харедим — ортодоксальные евреи.
Они вошли в деревню, и у людей Лехи и ЭЦЕЛа не было выбора, им пришлось прекратить. Это было примерно в 2 или 3 часа дня.
После этого Лехи и ЭЦЕЛ собрали 250 человек в здании школы. Позже этот дом стал домом ХАБАДа. Они стали обсуждать, что дальше с ними делать. Было много крика. Отщепенцы кричали: «Давайте взорвем школу со всеми, кто там находится!», а люди из Гиват Шауля кричали: «Воры и убийцы, не делайте этого!» И так далее.
В конце они посадили пленников, находившихся в школе, в 4 грузовика и отвезли их в арабский квартал Иерусалима, высадив у Дамасских ворот. Я ушел после того как уехал последний грузовик. Это было в пятницу, а время было 4 или 5 часов дня, поскольку религиозные жители Гиват-Шауля стали уходить готовиться к шабату.

Немедленно последовало осуждение ЭЦЕЛ и Лехи со строны руководства ишува и попытки отмежеваться от них. Бенни Морис и Ури Мильштейн написали, что Еврейское агентство (или часть его руководства) послало королю Трансиордании Абдалле извинения за происшедшее в Дейр-Ясине. Абдалла эти извинения не принял.[30][31]

Вне Израиля никто не хотел различать его политические силы, и рассказ о «резне в Дейр-Ясине» стал одним из тезисов антиизраильской и антисемитской пропаганды.

Современные последствия пропаганды о резне в Дейр-Ясине

Утверждение, что бойцы ЭЦЕЛ и Лехи (в отличие от пальмахников) занимались зверствами, вошло в стандартную версию левоориентированных историков в Израиле.

Израильский историк Бенни Моррис пишет, что возможно, несколько боевиков-ополченцев и было расквартировано в деревне, но, по его мнению, однозначных доказательств этого не имеется.

Некоторые историки отрицают предупреждение с громкоговорителя броневика. Пишут, что он застрял в канаве, что репродуктор не работал, и что его не было слышно. Их оппоненты приводят цитату из официального сообщения Лиги арабских государств под названием «Израильская агрессия»:

« В ночь на 9 апреля 1948 года мирная арабская деревня Дейр-Ясин была удивлена громкоговоритель, который призвал население немедленно эвакуироваться. »

Даже в благожелательной к Израилю книге Ларри Коллинза и Доминика Лапьера «О, Иерусалим!» написано: «Вторгшиеся в деревню люди убивали, грабили, и, наконец, насиловали», описываются всяческие зверства, то есть они приняли версию официальных израильских историков.[32][33]

В 2002 г. по требованию депутата Кнессета Наоми Хазан от крайне левой партии Мерец, ЦАХАЛ запретил бывшему члену организации Лехи Эзре Яхину впредь выступать перед солдатами армии Израиля, поскольку он заявлял в своих лекциях, что никакой резни в Дейр-Ясине не было.[34]

См. также

Примечания

  1. Статья «Иерусалим. Исторический обзор» в Электронной еврейской энциклопедии
  2. Статья «ЭЦЕЛ цваи леумми» в Электронной еврейской энциклопедии
  3. Статья «Война за независимость» в Электронной еврейской энциклопедии
  4. Deir Yasin Turkish war trenches. West of Jerusalem, commanding the Jaffa road 1978
  5. Newly found pictures show Deir Yassin's commanding position on the road to Jerusalem 2012
  6. Александр Шульман. Дейр-Ясин
  7. Ami Isseroff Deir Yassin // The Story // Deir Yassin. The Evidence. PEACE Middle East Dialog Group. Проверено 11 апреля 2016.
  8. Levi, Yitzhak Nine Measures. Deir Yassin / Levitza's Account // перевод Ami Isseroff. Maarachot, 1986, стр. 340—341 (1986). — «Deir Yassin was situated on a hill overlooking the Motza-Qastel area and the Roman road from lower Motza to Jerusalem. Its location gave it a certain importance in ensuring security to the north and west or as a base for attacks in Givat Shaul and Beit Hakerem...»  Проверено 11 апреля 2016.
  9. 9,0 9,1 http://web.archive.org/web/20060424071950/http://www.zoa.org/pubs/DeirYassin.htm March 9, 1998 Deir Yassin: History of a Lie]
  10. М. Штереншис. История государства Израиль 1896—2002. Герцлия, Исрадон, 2003. с.152.
  11. 11,0 11,1 Ури Мильштейн. Кровавый навет в Дейр-Ясине — черная книга. Проверено 17 сентября 2009.
  12. עקיבא אזולאי איש ירושלים, ע 70 — לפי :י. לפידות
  13. Йоав Гелбер(англ.)русск.. Palestine, 1948: War, escape and the emergence of the Palestinian refugee problem. — 2. — Brighton: Sussex Academic Press, 2006. — P. 308—309.. — 436 p. — ISBN 1845190750, 9781845190750
  14. כנענה שריף (עורך), הכפרים הפלסטינים שנהרסו ב-1948 — דיר-יאסין. הכללת ביר-זית, וכן דני רובינשטין, «הארץ» מיום 11.9.1991 — לפי :י. לפידות
  15. Knaana Sherif, The Palestinian villages destroyed in 1948 — Deir Yassin. Bir Zeit University, Documentation and Research Department 1987
  16. 16,0 16,1 16,2 Ури Мильштейн. «Рабин: рождение мифа»
  17. Александр Шульман. Дейр-Ясин
  18. 18,0 18,1 The Saga of Deir Yassin(англ.)
  19. Statement of Yehoshua Gorodentchik, file 1/10 4-K, Jabotinsky Archives, согласно http://www.jewishvirtuallibrary.org/
  20. Deir Yassin: History of the Massacre
  21. Al Urdun. April 9, 1953. Quoted in: Joseph B. Schechtman. The Refugee in the World. 1963. p. 188.
  22. Gelber 2006, p. 315.
  23. The Arab Israeli Conflict - part 2 (Deir Yassin lies) (англ.). BBC, 1998 (youtu.be). Проверено 17 апреля 2016.
  24. Deir Yassin a casualty of guns and propaganda
  25. «War Without End», by Anton La Guardia (Thomas Dunne Books, N.Y. 2000)
  26. БиБиСи. История конфликта.
  27. Ури Мильштейн. Рабин: рождение мифа. Глава 22. Дир Ясин
  28. The Hadassah Convoy Massacre (англ.)
  29. The Convoy (англ.)
  30. Morris, 2003, p. 128-129
  31. Mlstein, 2012, p. 94
  32. Ларри Коллинз и Доминик Лапьер, «О, Иерусалим!» (отрывок из книги)
  33. Larry Collins, Dominique Lapierre. O Jerusalem!. — Simon and Schuster, 2007. — P. 656. — 377 p. — ISBN 1416556273, 9781416556275
  34. Мерец и Цахал заткнули рот отрицателю «Резни в Дейр-Ясине»

Литература

Источники и ссылки

Видео