Акеда ("Связывание Ицхака", "Жертвоприношение Исаака")

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Жертвоприношение Исаака»)
Перейти к: навигация, поиск
Тип статьи: Регулярная статья
Академический супервайзер: д-р Арье Ольман


Дата создания: 22/12/2010
Жертвоприношение Исаака. Сараевская hагада. Вторая половина 14 в. Джуиш энциклопедия (1901-1912).

Акеда́т Ицхак (ивр. עֲקֵדָת יצחק‎ - «связывание Ицхака», в русс. трад. Жертвоприношение Исаака) — приношение Ицхака в жертву Богу Авраамом.

Содержание

Упоминание в Торе

Рембрант, "Жертвоприношение Ицхака", 1635

Практически вся 22-ая глава книги Берешит[1] рассказывает о том, как Бог, пожелав испытать силу веры Авраама, повелел ему принести своего любимого сына Ицхака «во всесожжение» «в земле Мория», «на одной из гор». Авраам повиновался без колебаний. На третий день пути Авраам с Ицхаком взошли на указанное Богом место. Придя на место, Авраам «устроил жертвенник», связал Ицхака (отсюда традиционное еврейское название истории), «положил его на жертвенник поверх дров» и уже занёс над ним нож (поскольку жертву, приносимую Богу во всесожжение, следовало сначала заколоть, а затем сжечь), когда ангел воззвал к нему с неба:

Авраам! Авраам! <...> не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня.
[2]

Вместо Ицхака в жертву был принесён баран, а Господь поклялся:

« благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твоё, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твоё городами врагов своих; и благословятся в семени твоём все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего.
»


Следует заметить, что клятва умножить потомство Авраама давалась Господом и ранее (Быт.15:5; Быт.17:19; Быт.21:12). Таким образом, можно либо уяснить из текста, что Авраам верил этому более раннему обещанию; но можно истолковать такие сведения как результат дублирования традиций [3].

В иудаизме

Еврейская традиция всячески подчеркивает, что самого жертвоприношения не произошло и называет этот эпизод "связыванием".

Связывание - самый тяжелый эпизод в Торе, однако Иудаизм тем не менее настаивает на том, что этот эпизод учит нас тому, что Богу не нужны человеческие жертвоприношения, которые были обычным делом для современников Авраама.

Иудаизм рассматривает связывание Ицхака как символ готовности к самым тяжёлым жертвам во имя преданности Богу. «Земля Мория», упоминаемая в этой истории, отождествляется в иудаизме с горой Мория в Иерусалиме, на которой Соломон построил Храм[4]. Поэтому считается, что Храм был воздвигнут на том самом месте, где Авраам соорудил жертвенник для всесожжения.

Самаритяне впрочем отождествляют эту гору с горой Гризим.

В устной Торе

Мишна[5] свидетельствует о том, что уже в I-II вв. тема жертвоприношения Ицхака содержалась в молитве, читавшейся в дни постов.

Талмуд[6] предписывает чтение рассказа об акедат Ицхак в синагоге на второй день Рош hа-Шана и объясняет обычай трубить в шофар (изготовляемый из рога барана) в Рош hа-Шана как напоминание о том, что вместо Ицхака в жертву был принесён баран.[7]

В еврейской религиозной философии

История связывания Ицхака является предметом разнообразных толкований.

  • Филон Александрийский считал, что Авраам руководствовался исключительно любовью к Богу.
  • По Маймониду, Бог, повелев Аврааму принести Ицхака в жертву, желал не испытать Авраама, а создать эталон человеческой любви к Богу и преданности человека Божьей воле.
  • По Нахманиду, Бог знал, как поступит Авраам, однако для самого Авраама испытание было настоящим, так как он не знал, как поступит Бог.
  • Согласно Книге Зоhар, поскольку Авраам есть воплощение Божественного милосердия, Ицхак — Божественной силы, а Иаков представляет собою принцип гармонизации, жертвоприношение Ицхака приводит в движение сложный процесс, в итоге которого начала, представляемые Авраамом и Ицхаком, должны прийти к полной гармонии в Иакове.
  • Различные толкования жертвоприношения Ицхака, основанные также на понимании её как феноменализации любви человека к Богу и готовности следовать воле Его, дают выдающиеся представители хасидизма.

Тема жертвоприношение Ицхака развивается в Талмуде и в ряде аггадических мидрашей.

В средневековой еврейской религиозной поэзии тема жертвоприношения Ицхака (акеды) разрабатывалась в специальном одноимённом жанре.

В библеистике

В библеистике существует подход, согласно которому рассказ о жертвоприношении Исаака является этиологической легендой, которая призвана объяснить происхождение практики замены человеческих жертвоприношений принесением в жертву животных. Согласно другому мнению, эта история представляет собой выражение протеста против языческого обычая принесения ребёнка в жертву богам.

В философии

История жертвоприношения Исаака, как пример столкновения моральных норм и божественного повеления, рассматривалась рядом философов нового и новейшего времени, так или иначе решавших проблему соотношения морали и религии. Иммануил Кант, чья этика декларирует полную автономность морали «в силу чистого практического разума» и независимость её от религии (и, более того, зависимость веры в Бога от предписаний морали), приводит в трактате «Спор факультетов» ответ, который Авраам должен был дать на приказ принести в жертву своего сына:

Я уверен, что не должен убивать моего доброго сына. А вот в том, что ты, явившийся мне, действительно Бог, я не уверен, и не могу быть уверен.[8]

Более того, по Канту, Авраам мог быть уверен, что услышанный им голос не принадлежит Богу. Приказание совершить что-либо противоречащее моральному закону не может, по Канту, исходить от Бога, то есть высшего морального существа, идея которого является производной, а не основой морали.

Попытки экзистенциалистского истолкования жертвоприношения Исаака были сделаны Сёреном Кьеркегором (1813—1855) и Львом Шестовым.

Сёрен Кьеркегор, посвятивший проблеме трактовки жертвоприношения Исаака книгу «Страх и трепет»[9], признаёт вслед за Кантом, что с этической точки зрения такое жертвоприношение было бы просто убийством. Но Авраам, по Кьеркегору, «перешагивает через всё этическое, и вне его он обретает более высокую цель, в отношении к которой он и устраняет этическое».

Кьеркегор говорит о «телеологическом упразднении этического», возможном для человека, живущего религиозной жизнью (в противоположность людям, живущим, по терминологии Кьеркегора, эстетически или этически). «Парадокс веры таков: единичный индивид выше, чем всеобщее» (то есть всеобщие моральные нормы); «существует абсолютный долг перед Богом», по сравнению с которым «этическое оказывается сведенным к относительному». Авраам — «рыцарь веры», верующий «силой абсурда». При этом его вера не является верой в то, что Бог отменит своё приказание, или верой в будущую жизнь: Авраам собирался совершить жертвоприношение и при этом «верил в противоречие» — в то, что он «состарится на этой земле, почитаемый своим народом, благословенный в своем роде, незабвенный в Исааке — любимейшем в его жизни».

В других религиях

В раннехристианской доктрине акеда рассматривается как предсказание мученичества Христа.

Тема акеды излагается и в Коране, но лишь в немногих стихах (37, 100–106). Сын Ибрахима (Авраама) в этом эпизоде в Коране по имени не назван, но в мусульманской традиции это Исмаил.

В культуре

В изобразительном искусстве

"Врата веры". Часть "Акедат Ицхак" выделена красным

Самыми ранними памятниками изобразительного искусства на тему жертвоприношения Исаака являются фрагменты росписи одной из двух синагог в Дура-Европос (III в. н. э.) и часть мозаики синагоги Бет-Альфа (VI в. н. э.).

К этой теме обращались многие выдающиеся мастера европейской живописи: Бартоломео Беллано (1430—1492), Лукас Кранах Старший (1472—1533), Андреа дель Сарто (1486—1531), Тициан (1477?-1576), Паоло Веронезе (1528—1588), Караваджо (1573—1610), Рембрандт (1606—1669), Тьеполо (1696—1770) и другие.

В 1977 году скульптор Даниель Кафри выстроил в старом городе Яффо (Тель-Авив) «Врата Веры», состоящие из трёх элементов на тему трёх историй Танаха - одной из них является "Акедат Ицхак", при этом в выборе формы скульптуры автор исходит из буквального прочтения фразы "Связав своего сына Ицхака, он поместил его над дровами на жертвенник".

Файл:Benyamin Reich, Akedah.jpg
Беньямин Райх, "Акеда", 2005

Иногда история Ицхака служит сюжетом для постановочных фотографий (см. напр. слева).

В музыке

Из большого числа музыкальных произведений на тему жертвоприношения Исаака (их насчитывается около 50) наиболее известна «священная баллада» Игоря Стравинского «Авраам и Исаак» (первое исполнение — Иерусалим, 1964).

В литературе

Жертвоприношение Ицхака на протяжении веков служило темой христианской религиозной драмы.

В еврейской литературе на идиш известна пьеса А. Гольдфадена «Акейдас Ицхок» 1897 года. Мотив жертвоприношения Ицхака как символа высокой жертвы проходит через творчество ряда израильских поэтов и писателей 1960-70-х гг.

В русской литературе тема жертвоприношения Исаака разработана в поэме Иосифа Бродского «Авраам и Исаак» (1963).

Примечания

  1. Быт.22:1-19
  2. Берешит, раздел Вайера, 22:11-12
  3. в гл.15 бог именуется только YHWH, а в главе 22 - обычно Элохим, хотя упоминается и имя Яхве
  4. 2Пар.3:1
  5. Мишна, Таанит 2:4
  6. Талмуд, Мегила 31а
  7. Талмуд, Рош hа-Шана 16а)
  8. Приложение «Спор с богословским факультетом» к трактату «Спор факультетов» (7:63n). Рассмотрение истории Авраама и Исаака включено в контекст спора философского и богословского факультетов, тем самым перекликаясь и полемизируя со знаменитым «Амулетом» Паскаля: «Огонь. Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова. А не философов и учёных» (Паскаль Б.. Мысли. М., 1994, стр. 61). См. также трактат Канта «Религия в пределах только разума» (Иммануил Кант. Собрание сочинений в восьми томах. Том 6. — М., 1994, стр. 93).
  9. «Страх и трепет». Как и большинство других произведений сторонника иронического метода философствования Кьеркегора, книга написана от лица вымышленного автора, и, строго говоря, должна рассматриваться как отстранённое выражение религиозной жизненной позиции, а не как собственная позиция философа. Жанр книги определён как «диалектическая лирика».

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья АКЕДА в ЭЕЭ