Дер Нистер (Каганович, Пинхас Менделевич)

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Дер Нистер»)
Перейти к: навигация, поиск
Тип статьи: Регулярная статья
Дер нистер
דער נסתּר
Портрет
Дер Нистер (сидит сразу за Марком Шагалом) в еврейской детской колонии в Малаховке в 1923 году.
Имя при рождении:

Пинхас Менделевич Каганович (פנחס כהנאָוויטש)

Род деятельности:

Писатель

Дата рождения:

1884 год(1884)

Место рождения:

Бердичев

Гражданство:

Россия, СССР

Дата смерти:

1950 год(1950)

Место смерти:

станция Абезь, Коми АССР, советский концлагерь

Нистер (Der Nister, идиш דער נסתּר — «скрытый» (по каббалистический традиции нистер называли скрытых мудрецов); 1884, Бердичев—1950, станция Абезь, Коми АССР; наст. имя и фамилия Пинхас Менделевич Каганович) — еврейский писатель и поэт.

Писал на идише.

Содержание

В молодости

Родился в хасидской семье в Бердичеве. Учился в хедере и бет-мидраше. Под влиянием старшего брата Аhарона, последователя Нахмана из Брацлава, увлекался хасидизмом, но одновременно зачитывался светской литературой на русском языке, который освоил главным образом самоучкой. Около 1905 г., видимо, примыкал к сионистам-социалистам.

В 1905–1907 гг. Дер Нистер жил под чужим именем в Житомире и других городах, укрываясь от призыва в армию и зарабатывая уроками иврита.

Писать начал в ранней юности. Десять стихотворений Дер Нистера на иврите (1902–1903), которые он послал Н. Соколову для печати, опубликованы в «Бхинот» (1976, №7). На идише дебютировал сборником стихотворений в прозе «Геданкен ун мотивн» («Мысли и мотивы», 1907).

Форма произведений, к которой часто обращались поэты-символисты, уже указывала на литературную ориентацию Дер Нистера, оставшегося верным ей до конца жизни, а тематика книги (божественно-сатанинская двойственность человека, вечное противостояние его устремлений и реальности, противоборство собственных чувств) намечала круг проблем, навсегда завладевших воображением писателя.

В символизме Дер Нистер усматривал путь слияния современных философских исканий и форм творчества с традициями каббалистической литературы. Отсюда стремление Дер Нистера синтезировать еврейский мистицизм с мировой мифологией, появление в его рассказах образов Будды, Девы Марии и т. д.

Два ранних рассказа Дер Нистера «Пойлиш» («Польское») и «Клеопатра» (оба напечатаны в «Литерарише монатсшрифтн», Вильна, 1908) образуют антитезу — противопоставление традиционной для еврейской среды освященной браком любви и губительной страсти в языческом мире. В первом сборнике рассказов Дер Нистера «Хехер фун дер эрд» («Выше земли», 1910) жизнь предстает как трагедия, в которой, однако, любовь, трактуемая как некая мистическая сила, несет с собой искупление страданиям.

Трагизмом мироощущения пронизан и сборник стихов «Гезанг ун гебет» («Песня и молитва», 1912). Открывающее сборник произведение «Мир» («Мы») — раздумье о тайной сути еврейского духа и о его судьбе в пору, когда у народа нет духовных вождей. Безвыходности и отчаянию Дер Нистер противопоставляет в этом стихотворении видение юноши, перед которым открылся путь предков.

Критика

После 1912 г., очевидно, под влиянием критики И. Л. Переца, Дер Нистер отошел от характерной для ряда его ранних рассказов асюжетности и обратился к прочной сюжетно-повествовательной структуре. В период между 1913 г. и 1929 г. окончательно сложился ярко индивидуальный, уникальный в литературе на идише стиль писателя.

Образы-символы с их мистическим дуализмом приобретают в творчестве Дер Нистера особую рельефность благодаря гипнотически медлительному ритму и продуманному звуковому строю пространных предложений с инверсиями, архаизмами, заимствованными из традиционных переводов Библии на идиш, с идущими оттуда же частыми повторами союза «и». Все это усиливает царящую в произведениях Дер Нистера завораживающую, порой сюрреалистическую атмосферу. Фантастическая окраска повествования, озаренного мистическим чувством, придает даже бытовым зарисовкам характер легенды или волшебной сказки.

В этом Дер Нистер развивал традиции хасидского символического рассказа Нахмана из Брацлава, усилив их национальную самобытность частыми обращениями к мотивам и образам каббалы.

В книгах для детей «Майселех» («Сказки», 1918), «Майселех ин ферзн» («Сказки в стихах», 1918) и других Дер Нистер выступает искусным сказочником, насыщая фольклорную или созданную им сюжетную основу все тем же визионерски-мистическим настроением.

Послереволюционные годы

В 1918–20 гг. Дер Нистер жил в Киеве, участвовал вместе с Д. Бергельсоном, Д. Гофштейном и другими в сборниках «Эйгнс» и «Ойфганг» — новаторских периодических изданиях первых послереволюционных лет.

В Европе

В 1921 г. выехал в Каунас, а оттуда в Берлин, где издал собрание своих мистических и фантастических рассказов «Гедахт» («Воображение», тт. 1–2, 1922–23). Написанные им в эти и последующие два года произведения публиковал в советских, западноевропейских и американских журналах.

В 1924–25 гг. Дер Нистер был сотрудником советского торгового представительства в Гамбурге. В 1926 г., привлеченный тем, что советская власть поощряла тогда развитие еврейской культуры на идише, Дер Нистер вернулся в Советский Союз.

В Советском Союзе 1930-х годов

С 1929 г. его произведения, опубликованные в журналах, печатавших писателей-попутчиков, и в книге «Фун майне гитер» («Из моих владений», 1929), стали подвергаться резким нападкам критики за символизм и мистицизм.

Файл:Der nister.jpg
Обложка книги Дер Нистера

Как своеобразный ответ критикам прозвучал помещенный в журнале «Ди ройте велт» рассказ Дер Нистера «Унтер а плойт» («Под забором»; включен в сборник «Гедахт», Киев, 1929).

Герой рассказа — созерцатель-отшельник Медардус (имя демонстративно заимствовано у Э. Т. Гофмана), которого заставляют с помощью магии возненавидеть мир науки и спуститься со своей башни в цирк, скудоумный мир низкопробных вкусов и плотских страстей. За отступничество его ожидает духовное уничтожение и жалкое одиночество.

Аналогия с судьбой писателя, который изменяет высокому искусству ради суетных благ, напрашивалась сама собой. Рассказ был расценен одним из советских критиков как «наиболее реакционный во всем сомнительном творчестве писателя».

После 1929 г. несколько лет Дер Нистер занимался редакторской деятельностью, перевел на идиш «Жерминаль» Э. Золя, «Голос крови» Дж. Лондона, «Хаджи Мурат» Л. Н. Толстого, «Муму» И. С. Тургенева, ряд произведений русских и украинских советских писателей.

Пытаясь освободиться от символической манеры письма, Дер Нистер обратился в книге «Драй хойпштет» («Три столицы», 1934) к жанру очерка. Но и в очерках проступало тонко выраженное сопротивление автора стилю письма в духе соцреализма, его тяготение к фантастике и гротеску.

Такой же неосуществимой для Дер Нистера попыткой пересилить себя оказалась работа в 1930-х гг. над так и не законченным романом «Фун финфтн йор» («О 1905 годе»; опубликован в журнале «Советиш Геймланд», январь 1964), в котором под именем Борух-Бер автор запечатлел Б. Борохова.

Роман "Семья Машбер"

В 1934 г. Дер Нистер писал в Париж брату: «... я был и остался символистом. Человеку моего склада... очень трудно перейти от символизма к реализму... Нужно вывернуть душу наизнанку. Я пытался не однажды... Теперь, кажется, я нашел выход... моя работа над книгой является необходимостью; иначе — я ничто, иначе — я выпаду из литературы и из жизни...»

В письме речь идет о романе «Ди мишпохе Машбер» («Семья Машбер», т. 1, М., 1939, т. 2, Нью-Йорк, 1948; глава из третьего тома опубликована в «Советиш геймланд», 1967, №2), одном из самых значительных явлений в прозе на идише середины 20 в.

Избрав обычную для европейского романа форму «семейной саги», признанную теоретиками советской литературы, Дер Нистер не поступился, однако, ни своим стилем, ни творческими принципами. Роман был задуман, видимо, как многотомная эпопея, рисующая картину распада традиционных устоев и связей еврейского общества в период между 1870 г. и 1917 г. (на иврите машбер - `кризис`). Действие двух первых томов, протекавшее в Бердичеве, длится менее одного года.

Значительно ярче, чем привычные для читателя описания столкновений интересов городских богачей и бедняков, выступают в романе контрасты между бездуховностью погрязших в повседневных заботах обывателей и духовным богатством брацлавских хасидов, которые противостоят разрушительным тенденциям близящихся перемен.

В романе преобладает внутренний диалог, спор героя с самим собой, обнажающий присущую человеку противоречивость натуры; таким образом в центре романа оказываются проблемы, увлекавшие писателя с самого начала его творческого пути.

Эвакуация

В 1941–43 гг. Дер Нистер находился в эвакуации в Ташкенте, затем переехал в Москву, состоял в тесном контакте с Еврейским антифашистским комитетом.

По поручению комитета он сопровождал в Биробиджан поселенцев с Украины (1947) и поместил серию статей о поездке в газете «Эйникайт». Его обращение к родителям направлять детей в еврейские школы послужило поводом к обвинению Дер Нистера в национализме.

Искренние и смелые по форме и тематике рассказы Дер Нистера, посвященные судьбе евреев в годы войны, собраны в книге «Корбонес» («Жертвы», 1943).

Арест

В феврале 1949 г. во время сталинского разгрома еврейской культуры в СССР Дер Нистер был арестован как «буржуазный националист», умер в лагерном лазарете.

Посмертно реабилитирован.

На русский язык в СССР произведения Дер Нистера не переводились.

Переводы и посмертные издания

Основные произведения Дер Нистера изданы между 1947 г. и 1963 г. в Израиле в переводе на иврит.

Некоторые рукописи из архива писателя публиковались в «Советиш Геймланд» и сборнике «Видервукс» (М., 1969).

«Пойлиш», перевод на русский язык: Борис Котлерман (Израиль).[1]

Источники и ссылки

  1. Berl Kedem * * * בערל קדם
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ДЕР НИСТЕР в ЭЕЭ