Януш Корчак

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Януш Корчак
Janusz Korczak
Портрет
Имя при рождении:

Ѓирш Гольдшмит

Род деятельности:

педагог, писатель, врач и общественный деятель

Дата рождения:

22 июля 1878(1878-07-22)

Место рождения:

Варшава

Гражданство:

Польша

Дата смерти:

6 августа 1942(1942-08-06) (64 года)

Место смерти:

Треблинка

Я́нуш Ко́рчак (Korczak, Janusz — псевдоним; настоящее имя Генрик Гольдшмидт; 1878, Варшава, — 1942, Треблинка) — польский педагог, писатель, врач и общественный деятель.

Содержание

Биографические сведения

Родился в светской ассимилированной семье, сильно приобщённой к польской культуре и проникнутой традицией социальной активности, но не чуждой еврейским интересам. Дед Корчака, врач Ѓирш Гольдшмидт, сотрудничал в газете «Ѓа-Магид». Отец, Юзеф Гольдшмидт (1846-96) был адвокатом, автором монографии «Лекции о бракоразводном праве по положениям Закона Моисея и Талмуда» (1871).

В юности Генрик играл с детьми, которые были бедными и жили в плохих районах; его страсть к помощи неблагополучной молодежи осталась в его взрослой жизни. В молодости Корчак был связан с демократической интеллигенцией Варшавы в момент, когда образовательная деятельность была переплетена с польской борьбой за независимость.

В 1896 году отец Корчака умер в психиатрической больнице.

В 1898—1903 гг. Корчак учился в медицинском институте в Варшаве. В 1899 году выиграл литературный конкурс. В 1901 году поехал в Цюрих изучать наследие Песталоцци; тогда же написал книгу «Уличные дети».

В 1903-11 гг. работал в еврейской детской больнице имени Берсонов и Бауманов, воспитателем в летних детских лагерях, был членом еврейского благотворительного Общества помощи сиротам. Продолжал свою медицинскую подготовку до 1912 года в Германии, Франции и Англии.

Он служил в качестве врача во время русско-японской войны в 1904—1905 гг. и революции 1905—1906 гг.

В 1911 г. основал еврейский Дом сирот, которым руководил (с перерывом в 1914-18 гг.) до конца жизни. Еврейским детям в возрасте от семи до четырнадцати лет было разрешено жить там, посещая польскую государственную школу и спонсируемые правительством еврейские школы, известные как «субботние школы».

Во время Первой мировой войны (1914—1918) и польско-советской войны 1920 года он снова служил военным врачом.

От филантропов, субсидировавших его начинание, Корчак потребовал полной независимости в своей административной и воспитательской деятельности. Ввел новаторскую для тех лет систему широкого детского самоуправления: парламент, детский товарищеский суд, решения которого были обязательны и для руководства, плебисцит, газета и т. д. Была введена система служебных обязанностей и разделение труда в обеспечении порядка, активное участие детей в заботе о других детях.

Корчак проводил тщательно документированные исследования психо-физического и социального развития своих подопечных. В 1921 году при детском доме открыли летний лагерь, который работал до лета 1940 года.

Файл:Krochmalna Street orphanage.PNG
«Дом сирот» на улице Крохмальной. Комната Корчака находилась в аттике.

В 1926-39 гг. Корчак редактировал еженедельник «Малы пшеглёнд» (Mały Przegląd, «Малый обзор» — еженедельное приложение для детей к сионистской газете «Наш пшеглёнд»), в котором активно участвовали его воспитанники. Этот проект был основан на предпосылке, что «дети [должны] писать для детей» без посредничества взрослых.

В 1919-36 гг. Корчак также принимал участие в работе польского интерната «Наш дом», организованного при поддержке социалистической партии и профсоюзов, впоследствии ставшего практически государственным. Там тоже внедрялись педагогические методы Корчака. В момент его организации Корчак действовал совместно с Мариной Фарской (1877-1944) и исполнял обязанности директора. Но левые принципы Фарской были несовместимы с уважением свободы религии, и роль Корчака в этом учреждении была снижена.

Корчак выступал с «Беседами старого доктора» по радио, был директором экспериментальной школы, читал лекции в Свободном польском университете и на Высших еврейских педагогических курсах, вел работу в качестве свидетеля-эксперта в суде по делам малолетних преступников. Он стал хорошо известен в польском обществе и получил множество наград. Рост антисемитизма в 1930-х годах ограничил его деятельность работой только с евреями.

Признанный и уважаемый в Польше в качестве эксперта по вопросам детских и рассматривается как великий моральный авторитет, Корчак был атакован экстремистами различных толков — преимущественно польскими националистами и антисемитами (его радиопередачи были прекращены из-за антисемитского давления), но и ортодоксальных евреев.

Литература

Печататься Корчак начал в 1896 г., когда он был еще в средней школе, тогда и принял свой псевдоним (по имени одного из персонажей польской литературы). Он использовал ряд других псевдонимов на протяжении всей своей карьеры. Он написал 24 книги и более 1400 статей, фельетонов, текстов радиопередач, статей по медицине и т. д. Многие его работы не были опубликованы и пропали во время войны; только 200 удалось найти.

Корчак был борцом за права детей и исследователем реального мира детства. Он был теоретиком и прагматиомк, а также художником с уникальным стилем. Его основное кредо — «дети не будут, а уже есть — люди» нашло свое полное письменное выражение в его педагогических трудах, сочинениях для детей и частных письмах.

Его повести для взрослых и детей «Дети улицы» (1901), «Дитя гостиной» (1906), «Моськи, Иоськи и Срули» (1910; в русском переводе «Лето в Михалувке», 1961), «Король Матиуш Первый» и «Король Матиуш на заброшенном острове» (1923) и другие; новеллы, беседы, статьи и дневник мая-августа 1942 г. вводят читателя в сложный мир детской психологии, содержат наблюдения над жизнью Польши 1900—1939 гг., отражают богатый опыт врача и педагога. Из сохранившихся 90 статей по педагогике 65 были опубликованы только в 1988 году.

Корчаку принадлежит также свыше 20 книг о воспитании. Главные из них «Как любить ребенка (Jak kochać Dziecko)», 1914, ставшая началом цикла книг, и «Право ребенка на уважение (Prawo dziecka do szacunku)», 1929. Серия из 19 статей была опубликована в журнале «Szkoła Specjalna» (Профессиональная школе) между 1924 и 1939 годами.

Отвлеченно веря в Бога («Один на один с Богом», 1922; содержит 18 молитв «для тех, кто не молится»), Корчак отличался широкой веротерпимостью и видел в вере источник морального очищения. Масон, который в 1930-е годы пробовал себя в теософской кругах, он не связывал свои религиозные убеждения с любой большой конфессией.

Корчак и еврейство

Корчак считал себя членом двух культур и народов. Как еврей и поляк, он был активен в обеих общинах и работал, чтобы привести их ближе друг к другу.

В 1899 г. Корчак присутствовал в качестве гостя на 2-м Сионистском конгрессе в Базеле. Преклоняясь перед Т. Герцлем, он, тем не менее, не принял идей сионизма, считал себя поляком во всем, кроме религии, следование которой, по его убеждениям, было личным делом человека. Он ждал, как великого чуда, независимости Польши и верил в полную ассимиляцию евреев.

Кровавые еврейские погромы, устроенные польскими националистами в 1918-19 гг., посеяли в душе Корчака глубокое разочарование. В Корчаке пробудилось еврейское самосознание. В середине 1920-х годов он поддержал Еврейский национальный фонд; и в 1929 году, официально как не-сионист, он был назначен членом руководства польского отделения Еврейского агентства.

В 1934 г. и 1936 г. он посетил подмандатную Палестину, где встретил многих бывших своих воспитанников. Педагогические и социальные принципы кибуцного движения Ѓе-Халуц произвели глубокое впечатление на Корчака. В письме 1937 г. он писал:

« Приблизительно в мае еду в Эрец. И именно на год в Иерусалим. Я должен изучить язык, а там — поеду, куда позовут... Самое трудное было решение. Я хочу уже сегодня сидеть в маленькой темной комнате с Библией, учебником, словарем иврита... Там самый последний не плюнет в лицо самому лучшему только за то, что он еврей »

.

Отъезду помешала лишь невозможность покинуть своих сирот. Корчак в эти годы собирался написать повесть о возрождении еврейской родины, о халуцим.

Холокост

Корчак с детьми по пути в Треблинку.

В 1940 г. приют был переведен в Варшавское гетто. Там стало 200 детей — вдвое больше, чем прежде. Он также взял под своё руководство ещё один детский дом — с 500 детьми и планировал создать хоспис для беспризорных детей. Корчак отдавал все силы заботе о детях, героически добывая для них пищу и медикаменты.

Хорошо известный жителям Варшавского гетто, Корчак не стесняйтесь обращаться даже к коллаборационистам, чтобы получить поддержку для своих проектов, но одновременно он поддерживал тесные контакты с группами гражданского сопротивления, работая, среди прочих, с Эмануэлем Рингельблюмом, Цивией Любеткиной и Ицхаком Цукерманом.

В это время воспитанники Корчака изучали иврит и основы иудаизма, да и он сам, видя равнодушие христианского мира к страданиям евреев, страстно мечтал вернуться к истокам иудаизма. За несколько недель до Песаха 1942 г. Корчак провел тайную церемонию на еврейском кладбище: держа Пятикнижие в руках, взял с детей клятву быть хорошими евреями и честными людьми.

В это период Корчак был арестован и избит, несколько месяцев провёл в тюрьме. По случайности, его посадили с уголовниками, а не с подозреваемыми в сопротивлении, поэтому не убили вскоре после ареста. Его выкупили за 30 тысяч злотых при посредничестве провокатора А. Ганцвайха.

Файл:Yad Vashem BW 2.JPG
Памятник «Я. Корчак с детьми», Б. Сакциер, Яд ва-Шем, Иерусалим.
Файл:Korczak orphanage.jpg
Детский дом Корчака. Продолжает действовать по сей день

Он отклонил все предложения почитателей своего таланта (неевреев) вывести его из гетто и спрятать на «арийской» стороне. Когда в августе 1942 г. пришел приказ о депортации Дома сирот, Корчак пошел вместе со своей помощницей и другом Стефанией Вильчинской (1886—1942; работала с Корчаком с 1911 г., в 1914-18 гг. руководила приютом) и 200 детьми на станцию, откуда их в товарных вагонах отправили в Треблинку. Он отказался от предложенной в последнюю минуту свободы и предпочел остаться с детьми, приняв с ними смерть в газовой камере.

Героизм и мученичество Корчака вошли в легенду. Его жизни и гибели посвящены многочисленные исследования и произведения:

  • мемуары И. Неверли «Живые связи» (1966, польский язык),
  • поэма А. Цейтлина «Последний путь Януша Корчака» («Януш Корчакс лецтер ганг», 1970?, идиш),
  • драма Э. Сильваниуса «Корчак и дети» (1958, немецкий язык),
  • поэма А. Галича «Кадиш»,
  • фильм Анджея Вайды «Корчак» (1990, Польша-Германия-Великобритания)[1] и другие.

Памятник Б. Сакциера (родился в 1942 г.) «Я. Корчак с детьми» (1978) установлен в Иерусалиме на территории Яд ва-Шем.

При его жизни только отдельные произведения Корчака были переведены, не только на идиш и иврит (он сам не знал этих языков), но и на английский, чешский, немецкий, литовский, русский, словацкий и эсперанто. После Второй мировой войны его произведения были опубликованы во многих изданиях, на разных языках.

В это же время возникло международное движение, основанное на национальных ассоциациях, занятых популяризацией жизни и творчества Корчака.

Примечания

Литература

  • Friedhelm Beiner and Silvia Ungermann, eds., Janusz Korczak in Erinnerungen von Zeitzeugen (Gütersloh, Ger., 1999);
  • Dialogue and Universalism 9-10 (1997): 3-234; 9-10 (2001): 17-248, special issues on Korczak;
  • Janusz Korczak, Dzieła, 19 vols., ed. Hanna Kirchner, Aleksander Lewin, Stefan Wołoszyn, and Marta Ciesielska (Warsaw, 1992-[2008]);
  • Janusz Korczak, Ghetto Diary (New Haven and London, 2003);
  • Janusz Korczak, King Matt the First, trans. Richard Lourie (London, 2005);
  • Betty Jean Lifton, The King of Children: The Life and Death of Janusz Korczak, 2nd ed. (New York, 1997);
  • Akibah Ernst Simon, Pestalotsi ve-Korts´ak (Tel Aviv, 1948/49);

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья КОРЧАК Януш в ЭЕЭ