Объявление: Тур-мидраш-2017: Испания, Португалия, Гибралтар с 13 по 21 июня:
Днем – экскурсии с Яаковом Луфтом,
по вечерам уроки и дискуссии с Пинхасом и Нехамой Полонскими

Маршрут: Мадрид-Саламанка-Гарда-Порту-Коимбра-Лиссабон-Бельмонте-Каштело_де_Виде-Севилья-Гибралтар-Кадис-Кордова-Гранада-Толедо-Мадрид. Итого 9 дней, полный кошерный пансион с шеф-поваром, €1490 с человека, включая всё (кроме полета). Те, кто хочет участвовать напишите Пинхасу Полонскому на ppolonsky@gmail.com
-----------------------------

Франк-Каменецкий, Израиль Григорьевич

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск



Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

Франк-Каменецкий, Израиль (Исраэль-Хона) Григорьевич (1880, Вильна, – 1937, Ленинград) - русский востоковед (египтолог, гебраист, специалист по истории мифологии, религии и литературы Древнего Востока).

Биографические данные

Сын служащего, учился в Виленском реальном училище (1890–98) и затем в Киевском университете, из которого был исключен за участие в студенческих беспорядках в 1901 г. или 1902 г. В 1902–11 гг. учился в Лейпцигском, Берлинском, Геттингенском и Кенигсбергском университетах. В 1911 г. Франк-Каменецкий защитил в Кенигсбергском университете докторскую диссертацию «Исследование об отношении поэм, приписываемых Умайе ибн аби ас-Салту, к Корану» (немецкий язык, Кирхгейн, 1911). Вскоре после этого Франк-Каменецкий начал заниматься египтологией, продолжая жить в Германии до 1914 г.

Годы Первой мировой войны Франк-Каменецкий провел в армии, одновременно занимаясь изучением египетской религии под руководством Б. Тураева. После революции Франк-Каменецкий принимал участие в создании Иркутского университета; преподавал там в 1918–21 гг. (с 1919 г. — профессор) историю Древнего Востока и вел занятия по египетскому языку.

В 1921–23 гг. Франк-Каменецкий возглавлял кафедру Древнего Востока Московского университета, где, в частности, читал курс египтологии. С 1923 г. научная деятельность Франк-Каменецкого связана с Петроградским (Ленинградским) университетом и рядом других научных учреждений Петрограда (Ленинграда). В 1920-е гг. Франк-Каменецкий был научным сотрудником Яфетического института и Российской академии истории материальной культуры (РАИМК, с 1926 г. — ГАИМК).

В 1922–23 гг. Франк-Каменецкий преподавал в Институте высших еврейских знаний историю еврейского народа библейского периода, читал доклады в Обществе для распространения просвещения между евреями в России и участвовал в работе Еврейского историко-этнографического общества.

В 1930 г., вместо прекративших свое существование восточного факультета и факультета языка и материальной культуры ЛГУ, был создан историко-лингвистический институт (позже Институт истории, философии, литературы и лингвистики), в котором Франк-Каменецкий был заведующим кафедрой истории восточных религий. В 1930–31 гг. Франк-Каменецкий участвовал в работе Еврейской группы Института по изучению народов СССР.

На организованной в 1933 г. по инициативе А. Рифтина (1900–1945) кафедре семито-хамитской филологии ЛГУ Франк-Каменецкий читал начальный курс древнееврейского языка, а также курсы библеистики, истории древнееврейской (библейской) литературы и истории религии. В декабре 1934 г. Франк-Каменецкий получил звание доктора литературоведения без защиты диссертации. Накануне своей трагической гибели (попал под автомобиль) Франк-Каменецкий был руководителем кабинета семито-хамитских языков и кабинета устной литературы первобытного общества Института языка и мышления (до 1931 г. — Яфетический институт) и председателем местного комитета объединенных институтов общественных наук АН СССР.

Вклад в науку

Всего опубликовано свыше 40 работ Франк-Каменецкого. В 1914–26 гг. Франк-Каменецкий опубликовал значительное число книг и статей по египтологии. Центральными из них были «Памятники египетской религии в фиванский период» (выпуск 1–2, 1917–18) и «Религиозный синкретизм в Египте в фиванский период» (1928). Они представляют собой части большой монографии о культе Амона, написанной в 1914–21 гг. На протяжении всей работы Франк-Каменецкий проводит параллель между религией Ветхого Завета и египетской религией, однако замечает, что «глубина религиозного переживания, которая [...] проявилась в этическом монотеизме израильских пророков, никогда не могла быть достигнута египтянами».

К середине 1920-х гг. творчество Франк-Каменецкого испытало влияние яфетической теории И. Я. Марра. В статьях «Грузинская параллель к древнеегипетской повести о двух братьях» и «О водной и древесной природе Осириса» (немецкий язык, обе — 1926) Франк-Каменецкий выясняет мифологический сюжет и мифологический субъект, лежащий в основе этих нарративов. Франк-Каменецкий приходит к выводу об отсутствии резкого различия между локальными и космическими богами: космические воззрения вытеснялись постепенно, в процессе познания мира.

В статье «Первобытное мышление в свете яфетической теории и философии» (1929) Франк-Каменецкий пытался доказать существование дологического мышления как исходного пункта развития языкового, а также мифологического сознания первобытного человечества. В основу этой теории Франк-Каменецкий положил работы Э. Кассирера «Символические формы в мифическом мышлении» (1922) и «Язык и миф» (1925). Структура мифического мышления, утверждает Франк-Каменецкий вслед за Кассирером, существенно сходна с первобытным сознанием и диаметрально противоположна научно-логическому мышлению.

Франк-Каменецкий исследует в статье появление религиозных представлений в процессе труда и хозяйственной деятельности. По мере развития монотеистической тенденции в религии центральное божество приобретает все большее количество имен и эпитетов. Происходит постепенное расчленение первоначального «диффузного», то есть отождествляющего часть и целое, образа в мифе.

В 1930-е гг. Франк-Каменецкий все больше занимается общетеоретическими вопросами мифологии и филологии. В статье «Итоги коллективной работы над сюжетом Тристана и Изольды» (1932) Франк-Каменецкий пытался выяснить социогенез этого средневекового романа с целью разработки проблемы стадиальности в палеонтологической семантике мифа и фольклора. Процесс оформления романа, по Франк-Каменецкому, обусловлен развитием производительных сил и производственных отношений, а становление и развитие сюжета выявляется на почве последовательной смены форм общественного уклада.

В статье «Разлука как метафора смерти в мифе и в поэзии» (1935), основанной на анализе фольклорных мотивов в двух эпизодах из «Махабхараты», Франк-Каменецкий исследует переход от мифологии к литературе и проблему сюжета и метафоры. Итог своих общетеоретических работ Франк-Каменецкий подвел в монографической статье «К вопросу о развитии поэтической метафоры» (1935), в которой утверждает, что процесс развития поэзии генетически связан с процессом развития мышления и мировоззрения, и показывает, как человеческие образы в их мифологическом восприятии из олицетворения явлений природы превращаются в средство поэтического воспроизведения людских характеров и отношений.

Большинство работ Франк-Каменецкого, опубликованных с начала 1920-х гг., посвящено еврейской, в основном библейской тематике. В статье «Религия Амона и Ветхий Завет» (1921), представляющей часть большой монографии о культе Амона (см. выше), Франк-Каменецкий находит в египетском монотеизме «много точек соприкосновения с Ветхим Заветом», однако утверждает, что монотеизм Амона не был связан с отрицанием остальных богов. Другое, более существенное различие, по Франк-Каменецкому, было в том, что религиозное сознание египтянина сосредотачивалось на идее могущества бога, тогда как в центре религиозного сознания пророков находилась идея справедливости.

Влияние яфетической теории Марра (см. выше) сказалось, начиная с 1-й половины 1920-х гг., также на еврейских исследованиях Франк-Каменецкого. В работе «Вода и огонь в библейской поэзии» (1925) Франк-Каменецкий находит в Библии фрагменты утерянной мифологии и космогонии, дающие ценный материал для реконструкции примитивных воззрений древнейшего времени. Анализируя библейские тексты, Франк-Каменецкий приходит к выводу, что герой мифа Яхве, творец мира, мыслился как световое божество, борющееся с драконом тьмы (он же водный хаос), олицетворяемым Рахавом и Левиафаном.

В мифическом мировоззрении, утверждает Франк-Каменецкий, Яхве — глава пантеона сверхъестественных существ, именуемых «сынами божьими» и «небесным воинством». Библейский «Олимп» отражает придворный быт восточного деспота, приводящего в трепет всех окружающих. Яхве выступает как бог грозы и небес (в частности — дневного света и водной стихии). Все три черты Яхве (огонь, свет и вода), отмечает Франк-Каменецкий, выступают в тесной связи друг с другом. На основе этих двух статей Франк-Каменецкий опубликовал популярную книгу «Пророки-чудотворцы: о местном происхождении мифа о Христе» (1925), которая была использована в антирелигиозной кампании 2-й половины 1920-х гг. В центре книги стоит вопрос о происхождении элемента чудесного в библейских рассказах о Моисее, Йехошуа бин Нуне, Илие и Елисее и об их сходстве с рассказом Нового Завета об Иисусе.

Эти элементы, утверждает Франк-Каменецкий, коренятся в мифологических представлениях Ханаана до заселения его евреями. В пророческой легенде за мнимыми историческими лицами скрываются языческие боги древней Палестины. Вытесненные национальным богом евреев, боги постепенно превращаются в полубогов, а затем в национальных героев, воображаемых законодателей и пророков-чудотворцев. Опираясь на немецкого историка древности Э. Мейера и Ю. Вельхаузена, Франк-Каменецкий отрицает историческое существование библейских героев. Рассказы об Иисусе, утверждает Франк-Каменецкий, — разряд литературного творчества, воспроизводящий мотивы, типичные для ветхозаветных пророков.

Франк-Каменецкий находит в мифах о Моисее и Иисусе Навине солярный (солнечный) характер и связь с водной стихией. Илия — бог грозы, тождественный Яхве. Как Илия, так и Елисей являются водными, огненными и световыми божествами. Такими же элементами обладает и Иисус Христос в Новом Завете. В процессе литературной переработки мифа о страдающем боге, утверждает Франк-Каменецкий, место страдающего бога занял наказанный за свои грехи и переживший глубокое унижение народ, не лишенный, однако, надежды на возрождение.

Одна из немногих статей Франк-Каменецкого о реальной библейской истории — «Пророк Иеремия и борьба партий в Иудее» (1926). Вслед за М. Вебером и Н. Никольским он пришел к выводу, что Иеремия выражал интересы свободного крестьянства и боролся против ростовщиков, жречества и крепостного права. Своеобразный итог своим изысканиям этого периода Франк-Каменецкий подводит в статье «Библия» (БСЭ, 1927).

В статье «Растительность и земледелие в поэтических образах Библии и в гомеровских сравнениях» (1929) Франк-Каменецкий обратил внимание на «общий субстрат» древнегреческих и библейских представлений. Наиболее примитивные воззрения дологического мышления отложились в гомеровской и библейской поэзии. Опираясь на теорию Л. Леви-Брюля, Франк-Каменецкий проводит анализ поэтических оборотов, который вскрывает мифологические воззрения, возникшие на почве дологического мышления. Схожие идеи Франк-Каменецкий развил в статье «Колесница Иеговы» (1930).

В двух статьях о древнееврейском глаголе (1933 и 1935 гг.) Франк-Каменецкий исследовал стадиальный процесс развития строя речи.

В статье «Н. Я. Марр и изучение семитических языков» (1937) Франк-Каменецкий установил приоритет Марра в установлении родства грузинского языка с семитскими, в том числе и с еврейским (в частности, в области фонетики). Заслугой Марра, по Франк-Каменецкому, является также отождествление этрусков и пеласгов и сопоставление их с филистимлянами. Подводя итог исследованиям Марра и своим, Франк-Каменецкий подчеркивает, что изучение истории мировоззрений и, в первую очередь, Ветхого Завета и поэтического языка Библии дало возможность по-новому осветить ряд вопросов библейской мифологии и фольклора.

Творчество Франк-Каменецкого повлияло на ряд ленинградских ученых, в частности, на Ольгу Фрейденберг, египтолога В. И. Авдиева и др. С начала 1960-х гг. работы Франк-Каменецкого (в основном его книга «Пророки-чудотворцы» /см. выше/) использовались в советских антирелигиозных публикациях — «Критика иудейской религии» (1962, 1964) и «Происхождение Библии» (1964). С конца 1970-х гг. имя Франк-Каменецкого вернулось в советскую историческую науку. О нем писали в своих воспоминаниях И. Дьяконов (1995) и Клавдия Старкова.

Источники

  • КЕЭ, том 9, кол. 308–312
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ФРАНК-КАМЕНЕЦКИЙ Израиль в ЭЕЭ