Убийцы евреев во время Катастрофы в Белоруссии

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

Содержание

Айнзатцгруппы

В Белоруссию было направлено подразделение эйнзацгруппен «B» генерала полиции и бригаденфюрера СС А. Неве — 655 офицеров и солдат. Айнзацгруппы в основном расстреливали евреев рядом с подготовленными ямами и зарывали в них.

В Бресте 28–29 июня 1941 г. зондеркоммандо СС устроили облавы, в ходе которых было расстреляно 5000 человек (из 26000 евреев города). В Пинске 5–7 августа немцы убили 4.5 тыс. евреев (из 2000). Всего в первые недели войны в Западной Белоруссии было истреблено не менее 50,000 евреев.

8 декабря были расстреляны 9000 евреев в Слониме, 4500 — в Новогрудке. Тысячи евреев погибли в Барановичах, Лиде, Вилейке, Кобрине, Мире и других городах.

Волна убийств быстро достигла и восточных областей. В Могилеве в течение сентября–октября гитлеровцы уничтожили около десяти тысяч евреев, в Витебске — шестнадцать тысяч, в Борисове — две тысячи, в Речице — три тысячи (ноябрь). Еще до конца 1941 г. было полностью уничтожено население местечек Паричи, Зембин, Логойск, Чашники и других.

Коллаборационисты

Немцы охотно передоверяли функции исполнителей репрессий местным коллаборационистам. Активное участие в истреблении белорусских евреев принял литовский батальон СД; действовали также латышский и украинский батальоны и белорусские националисты.

Белорусские коллаборационисты

По свидетельству очевидцев, в Городке Витебской области Белоруссии при ликвидации гетто 14 октября 1941 г. «полицаи были хуже немцев». 19 октября 1941 г. в Борисове (Белоруссия) местные полицейские уничтожили все еврейское население.

Сохранился рапорт, посланный адмиралу Канарису переводчиком-офицером, работавшим в одном из штабов военной разведки в Белоруссии. Он касается истребления 7620 евреев в Борисове в октябре 1941 года, которое было проведено целиком местной администрацией, назначенной немцами, с помощью местной белорусской тайной полиции. Последняя, по мнению унтер-ояицера Шеникена, состояла преимущественно из бывших коммунистов, в то время как помощником мэра был бывший кадровый полицейский.[1]

Украинские коллаборационисты

См. также статью: Украинский коллаборационизм во Второй мировой войне

В середине марта в Белоруссию был переброшен 201-й батальон украинской охранной полиции, 15 августа 1942 года в Минск прибыл 115-й батальон, а в начале 1943 года - 118-й батальон.[2]

Прибалтийские коллаборационисты

Осенью 1941 года в Белоруссию начали прибывать полицейские формирования, созданные на территории Прибалтики. В начале октября в Минск прибыл 2-й литовский охранный батальон (в дальнейшем 12-й литовский полицейский батальон, командир — майор Импулявичюс). Батальон принимал участие карательных акциях против партизан и в уничтожении еврейского населения.

В Слуцке 27–28 октября 1941 г. полицейский батальон (две роты которого состояли из немцев, а две — из литовцев) расстрелял большинство еврейского населения города. Казнь осуществлялась настолько жестоко, что это возмутило даже Карля, гебитскомиссара Слуцка.

При минском отделении СД было создано специальное подразделение состоящее из латышей, так называемая «латышская добровольческая рота». Солдаты этого подразделения принимали активное участие в ликвидации Борисовского гетто, уничтожении евреев Слонимского округа, Слуцка и в других населённых пунктах.

В дальнейшем в Белоруссию прибыло 4 латышских полицейских батальона: 18-й, 24-й, 26-й и 266-й «Е». Батальоны дислоцировались соответственно в Столбцах, Станьково, Бегомле и Минске. К концу 1942 года из Латвии в Ганцевичи прибыл еще один — 271-й батальон. Летом 1942 года латышский батальон под командованием майора Рубениса на протяжении нескольких дней принимал участие в уничтожении гетто в городе Слониме.[3]

В августе 1942 года в районе города Новогрудок немецкими оккупационными властями были осуществлены акции по уничтожению местного населения, преимущественно евреев. В казнях принимали участие солдаты и офицеры 36-го полицейского батальона, сформированного в начале 1942 года из добровольцев на территории Эстонии (Тарту, Курессааре, Хийумаа, Сааремаа).

Согласно показаниям задержанных после войны бывших участников акции, 3—4 августа 1942 г. весь 36-й полицейский батальон был направлен в Белоруссию, где на станции Новоельня его выгрузили, направили в г. Новогрудок и разместили в казармах на окраине города. Массовые казни солдатами этого батальона производились в районе г. Новогрудок, ст. Новоельня и около села Дятлово, в 20-30 км от Новогрудка.

Ночью полицейские оцепляли дома, выгоняли жителей (в том числе женщин и детей) на площадь, заставляли в ожидании погрузки лечь ничком на землю, а затем утром отдельными партиями вывозили на грузовиках и в «душегубке» к местам расстрела. Задержанных самих заставляли копать рвы, в которые затем сбрасывали расстрелянных. Всего в районе города Новогрудок, по показаниям задержанных, было уничтожено около 1000 человек, в селе Дятлово — 1000—1500 человек. Батальон находился в данном районе около месяца, после чего был переброшен под Сталинград.[4][5]

Польские нацисты

Партизанские отряды Армии крайовой и Народных вооружённых сил - польских ультранационалистических и антисемитских организаций - убивали евреев везде, где находили и воевали против еврейских партизан.[6]

Антисемиты-партизаны

Среди просоветских партизан было множество антисемитов. Они убивали евреев, пытавшихся спастись от нацистов или заставляли их возвращаться в гетто.[7][8] Известны случаи убийств "своими" евреев, уже вступивших в партизанские отряды.[9]

Положение евреев в партизанских отрядах

Была в нашем партизанском отряде Розочка, красивая еврейская девочка, книжки с собой возила. Шестнадцать лет. Командиры спали с ней по очереди… «У нее там еще детские волосики… Ха-ха…». Розочка забеременела… Отвели подальше в лес и пристрелили, как собачку. ... Я вернулся с задания: «Где Розочка?» – «А тебе что? Этой нет – другую найдут».
.....
Мама первая прыгнула в яму…
Это всё, что я помню… Пришел в сознание от того, что кто-то сильно ударил меня по ноге чем-то острым. От боли я вскрикнул. Услышал шепот: «А тут один живой». Мужики с лопатами рылись в яме и снимали с убитых сапоги, ботинки… все, что можно было снять… Помогли мне вылезти наверх. Я сел на край ямы и ждал… ждал… Шел дождь. Земля была теплая-теплая. Мне отрезали кусок хлеба: «Беги, жиденок. Может, спасешься».
.....
Однажды заснул и проснулся от выстрела над головой. Вскочил: «Немцы?». На конях сидели молодые хлопцы. Партизаны! Они посмеялись и стали спорить между собой: «А жиденыш нам зачем? Давай…» – «Пускай командир решает». Привели меня в отряд, посадили в отдельную землянку. Поставили часового… Вызвали на допрос: «Как ты оказался в расположении отряда? Кто послал?» – «Никто меня не посылал. Я из расстрельной ямы вылез». – «А может, ты шпион?» Дали два раза по морде и кинули назад в землянку.
К вечеру впихнули ко мне еще двоих молодых мужчин, тоже евреев, были они в хороших кожаных куртках. От них я узнал, что евреев в отряд без оружия не берут. Если нет оружия, то надо принести золото. Золотую вещь. У них были с собой золотые часы и портсигар – даже показали мне, – они требовали встречи с командиром. Скоро их увели. Больше я их никогда не встречал… А золотой портсигар увидел потом у нашего командира… и кожаную куртку… Меня спас папин знакомый, дядя Яша. Он был сапожник, а сапожники ценились в отряде, как врачи. Я стал ему помогать…
Первый совет дяди Яши: «Поменяй фамилию». Моя фамилия Фридман… Я стал Ломейко… Второй совет: «Молчи. А то получишь пулю в спину. За еврея никто отвечать не будет». Так оно и было…
.....
Нацистская пропаганда заразила всех, партизаны были антисемитски настроены. Нас, евреев, было в отряде одиннадцать человек… потом пять… Специально при нас заводились разговоры: «Ну какие вы вояки? Вас, как овец, ведут на убой…», «жиды трусливые…». Я молчал. Был у меня боевой друг, отчаянный парень… Давид Гринберг… он им отвечал. Спорил. Его убили выстрелом в спину. Я знаю, кто убил. Сегодня он герой – ходит с орденами. Геройствует! Двоих евреев убили якобы за сон на посту… Еще одного — за новенький парабеллум… позавидовали… Куда бежать? В гетто? Я хотел защищать Родину… отомстить за родных… А Родина? У партизанских командиров были секретные инструкции из Москвы: евреям не доверять, в отряд не брать, уничтожать. Нас считали предателями. Теперь мы об этом узнали благодаря перестройке.
Из книги Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд» (Изд-во Время, Россия, 2013).[10]

Источники

Примечания

  1. Gerald Reitlinger The house built on sand 1941-1945; русский перевод Джеральд Рейтлингер Цена предательства. Сотрудничество с врагом на оккупированных территориях СССР 1941-1945 Москва, Центрполиграф 2011 стр. 319
  2. ПІСЛЯ РОЗГРОМУ КУРЕНЯ
  3. Под кодовым названием «Рига»
  4. Эстония. Кровавый след нацизма. 1941—1944.. — Европа, 2006. — 268 с. — (Евровосток). — 1000 экз. — ISBN 5-9739-0087-8
  5. Pekka Erelt. Eestlased võisid osaleda Valgevene massimõrvas, Ээсти экспресс, 10 мая 2001, (эст.)
  6. Леонид Смиловицкий Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг. Тель-Авив, 2000 г., 432 с.
  7. "Мужество и героизм евреев в период Катастрофы". Сайт отдела еврейского сионистского образования Еврейского агентства для Израиля
  8. Лесные евреи
  9. Вердыш А. В. Наши евреи
  10. Мужская история Светлана Алексиевич
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Советский Союз. Советско-германская война и Катастрофа в ЭЕЭ
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Белоруссия в ЭЕЭ