Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Степинац, Алоизие

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Тип статьи: Регулярная статья
Автор статьи: Л.Гроервейдл
Дата создания: 10.06.2011
Файл:Stepinac.jpg
Кардинал А. Степинац

Его Высокопреосвященство кардинал Алои́зие Сте́пинац (хорв. Alojzije Stepinac), (8 мая 1898, Брезарич, Хорватия — 10 февраля 1960) — архиепископ Загреба, кардинал, причислен Католической церковью к лику блаженных.

Содержание

Биография

Алоизие Степинац родился в 1898 году в деревне Брезарич, в 40 километрах от Загреба, в большой семье (кроме него было ещё 7 детей). После окончания гимназии в Загребе в 1916 году хотел поступить в семинарию, однако был призван в австрийскую армию и отправлен на итальянский фронт, где вскоре попал в плен. В начале 20-х годов вернулся в Хорватию, включённую после первой мировой войны в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев, позднее Королевства Югославия, и поступил на факультет теологии Загребского Университета. В 1926—1931 годах продолжал обучение в Риме, после чего получил докторскую степень по философии и теологии и принял духовный сан.

Несколько лет он работал в Загребе помощником загребского архиепископа Антуна Бауэра. В 1934 году Степинац стал епископом, а в 1937 году, после смерти Бауэра, стал загребским архиепископом.

После начала второй мировой войны Хорватия оказалась оккупированной гитлеровской армией, власть в стране перешла к фашистскому движению усташей, объявивших о создании «Независимого государства Хорватия». Степинац поначалу приветствовал усташей и восстановление хорватской независимости. Он, как и многие хорваты, видел в усташах силу, способную восстановить независимость страны и освободить её от подчинения сербам. За несколько недель до начала войны он сделал в личном дневнике запись:

« Хорваты и сербы из двух разных миров, два разных полюса; они никогда не найдут общего языка, если только не произойдет чудо Божие. Эта схизма величайшее зло в Европе, может быть, даже большее чем протестантизм. Тут нет морали, нет принципов, нет правды, нет справедливости, нет честности...[1] »

28 апреля 1941 года, через 11 дней после капитуляции Югославии, он издал пастырскую энциклику, которая обязывала католиков страны поддерживать усташей и созданное ими независимое хорватское государство.

Отношение архиепископа к режиму усташей начало меняться после разворачивания ими в стране террора против сербов, евреев и цыган. Поначалу Степинац писал к лидеру усташей Анте Павеличу письма, в которых описывал усташеские преступления, добавляя «Я уверен, что это происходит вне вашего знания». Убедившись, что письма остаются без ответа, Степинац начал произносить в загребском соборе проповеди, направленные против принципов усташеского нацизма. В проповеди от 14 марта 1943 г. он говорил:

« Каждый человек, независимо от того к какой расе и народу он принадлежит, несет на себе печать Бога-Творца и имеет свои неотъемлемые права, которые от него не может самовольно отнимать или их ограничивать никакая человеческая власть »

[2]. За время правления усташей Степинац спас от смерти большое число евреев, укрыв их в церковных владениях[3]; с его ведома католическая благотворительная организация «Каритас» спасла более 1000 сербских сирот. С другой стороны, Степинац оправдывал практику насильственного крещения и перевода в католицизм, что позднее ему ставилось в вину.

« Роль и задача христиан — спасать людей. Когда эти грустные и дикие времена пройдут, те кто пришёл в нашу Церковь по вере — останутся. Остальные же вернутся в свои церкви, когда опасность минует[4] »

После окончания второй мировой войны к власти в Югославии пришли коммунисты, начавшие политику преследования Церкви. Степинац резко критиковал гонения, 23 сентября 1945 года он подписал письмо католических епископов Югославии, где выражался протест коммунистическому правительству Тито против закрытия церквей и преследования духовенства. В следующем году он был арестован и обвинён в сотрудничестве с усташами, после чего приговорён к 16 годам тюрьмы. Многие как в Хорватии, так и за пределами страны, считали этот приговор местью режима Тито за критику. Югославский коммунист Милован Джилас говорил:

« Сказать правду, я думаю, и не только я, что Степинац – цельный человек, с твёрдым характером, которого невозможно сломать. Он был действительно несправедливо обвинён, но сколько раз случалось в истории, что люди были осуждены исходя из политической необходимости[2] »

.

5 лет он провёл в тюрьме Лепоглава, затем был переведён под домашний арест в родное село. В 1953 году Папа Римский Пий XII возвёл Степинаца в звание кардинала, однако находящийся под арестом кардинал так и не смог лично участвовать в церемонии. 10 февраля 1960 года Степинац скончался от болезней, полученных им в тюрьме.

Степинац и евреи

Сразу же после создания Независимого государства Хорватии режим усташей, поддерживаемый нацистской Германией начал систематические гонения на евреев, а затем и цыган (см. статью Катастрофа в Независимом государстве Хорватии) и преследование сербов.

Католическая церковь протестовала против этих мер, наиболее активен в этом был архиепископ Алоизие Степинац. Он решительно осуждал расистскую теории и практику, основанную на ней, и старались помочь в некоторых случаях. В этом он имел лишь ограниченный успех, но несколько сотен евреев были спасены благодаря его личным действиям, усилиям других священников и представителя Святого Престола в НГХ. Есть мнения, что ни он, ни Католическая Церковь в целом не сделали всего, что они могли и должны были.

Степинац осуждал расизм ещё до войны, например, в проповеди на Рождество 1938 года в соответствии с энцикликой Mit brenender Sorge от 1937 года, в которой Папа Пий XI осуждает расизм и националистическое учение в целом. (Гольдштейн, стр. 42).

Католическая церковь в Хорватии и преследования евреев

Церковь возражала против расиситских законов, в которых евреями объявлены и христиане, даже те, у кого оба родителя были крещены, и которые не имели больше связей с иудаизмом. Этот расовый подход нацизма в Германии (Нюрнбергские законы) сильно отличается от классического обоснования преследования евреев, которые были основаны на вере.

Юре Кришто объясняет, что католическая керковь в Хорватии в основном ограничивалась защитой католиков не из-за эгоизма и ограниченности, а потому, что у неё не было возможности защитить от преследования всех.

Везде в Европе под нацистским контролем церковь пыталась защитить по крайней мере крещеных евреев. О её политике ведутся споры и в других местах, не только в Хорватии, с аргументами осуждения и защиты.

Уже 23 апреля 1941 года, когда Степинац услышал, что готовились расовые законы, он написал министру внутренних дел Андрею Артуковичу, прося принять во внимание тех евреев, которые стали христианами.

Письмо Андрею Артуковичу от 22 мая 1941

В день объявления в том, что евреи должны носить желтую повязку со знаком, 22 мая 1941 года Степинац снова написал Артуковичу. Жаловался на "всё более и более строгие правила, касающиеся одинаково виноватых и невинных". Тем не менее, в принципе поддерживает необходимость положения о защите государства от ненародных и противонародных элементов: "Само собой разумеется, что все будут одобрять усилия, чтобы в единой народной державе властвовали сыны того народа, и чтобы удалить все вредные эффекты, которые разлагают народный организм. Каждый наверняка одобрит, что досояние государства будет в национальных руках, чтобы не допустить накопления капитала у ненародного и противонародного элемента, и что иностранные элементы не правят государством и народом".

Тем не менее, при принятии таких порядков должны соблюдаться нормы гуманности и морали: "Если представители других национальностей или других рас лишены всякой возможности существования, и что они отмечены знаком позора, это ведь вопрос гуманности и вопрос морали. А моральные законы распространяются не только на частную жизнь, но также и на государственную службу".

С учётом существующего положения и отсутствия ревльной перспективы его изменения, Степинац апеллировал к Артуковичу и пытался его ублажить. "Прошу Вас, господин министр, приказать, чтобы соответствующие законы против евреев и остальные аналогичные законы (меры против сербов, и т.д.) проводились так, чтобы в каждом человеке уважали личность и человеческое достоинство. (...) В частности, я прошу вас, господин министр, принимать во внимание крещёных членов еврейской расы".(Кришто, 2, док. № 30, ул. 50-51)

Письмо Артуковичу от 30 мая 1941 г.

Чуть позже, 30 мая 1941 года, Степинац послал другое подробное письмо Артуковичу, пытаясь защитить "католиков, которые перешли в католицизм из еврейской религии» и «некоторые другие важные интересы католичества и католической церкви". Не упоминая термина "арийство", или законов, направленных против еврейской общины, "против той общины, от которой хорватский народ хочет защититься этими законами", говорит, чтобы при применении законодательства о защите арийской крови и чести хорватского народа было гарантировано, что они не будут применяться в полном объеме, или совсем не будут, к католикам-неарийцам.

Евреи, которые приняли католицизм, тем самым "засвидетельствовали, что они хотят полностью ассимилироваться с народом, в котором живут". Степинац указывает на то, что "католицизм был фактором сплочения и ассимиляции, который связывает отдельные компоненты нашего хорватского народа в одно целое и который национализировал некоторые иностранные элементы". Хотя они не были арийцами, они должны быть отделены от еврейской среды "из-за их обращение в христианство, они берут на себя презрение и насмешки (...) как у первых веков христианства и по сей день во всем мире в любых аналогичных случаях". Они должны быть защищены, как католики, а также потому что они показывают "положительные арийские качества".

Письмо Анте Павеличу 21 июля 1941 г.

По поводу отправки сербов и евреев в лагеря Степинац направил письмо правителю Анте Павеличу 21 июля 1941 года. В принципе не возражал против отправки в лагеря, но призывал к гуманному обращению во время транспортировки, а также, чтобы заключенным обеспечивали достаточное питание, медицинскую помощь и возможность контактов с семьей. Только обращённые в католичество (то есть, евреи, перешедшие в католицизм) и пожилые, слабые, больные и дети должны быть избавлены от депортации. Когда обращённые уже прибудут в лагеря, просил отделить их от евреев религии Моисея.

Это письмо в историографии, публицистике и пропаганде вызвало много споров. Те, кто осуждает Степинаца, говорят, что это доказательство лицемерия, учитывая, что сама идея «концентрационных» лагерей не подвергается возражениям, а также принимая во внимание, что массовые ликвидации в то время уже происходили. Но оно может быть истолковано как свидетельство подлинной заботы и попытки в обстоятельствах, когда церковь не имеет реального влияния, по крайней мере несколько облегчить человеческие страдания, уговаривая тех, кто имеет власть: "Обращаю внимание сразу, что я убежден, что эти явления происходят без Вашего ведома, и что вряд ли найдётся человек, который будет иметь мужество, чтобы предупредить Вас о них".[5]

Проповеди против расизма

В своих проповедях и выступлениях, а также в более поздних служебных письмах Степинац выступал шире и острее, заступаясь за всех жертв преследований.

Большое влияние имела проповедь, которую произнёс Степинац на празднике Христа-Царя, 25 октября 1942 года. Он решительно воспротивился теории высших и низших рас и народов, и практике, которую проводят по этой теории.

"Первое, что мы говорим, что все народы стоят перед Богом, без исключения. (...) Второе, что мы говорим в том, что все народы и расы созданы Богом. На самом деле есть только одна раса, Божья раса. (...) В-третьих, мы утверждаем, что каждый народ и каждая раса, которая существует на земле, имеет право на жизнь, достойную человека и на обращение, достойное человека".

Степинац отметил, что церковь поднимает голос против большевиков, масонов, в том числе «их наёмной прессы», а затем возвращается к основной теме: "Никто не имеет права убивать сам или в обрекать на смерть представителей других рас и национальностей. Это может только легитимная власть, если кто-то виноват и заслуживает наказания за это". В этот раз он упоминает "народ", явно в виду преследование сербов.[6] Французский консул (вишистского режима) перевел на французский язык эту проповедь и отправил её в свое правительство; таким образом она сохранилась во французском архиве.

Столь же решительное осуждение было в проповеди 14 марта 1943 г. Против расистских теорий и практики, подчеркивалось достоинство каждого человека и "неотъемлемые права человека", которые из него происходят. "Каждый человек, независимо от того, к какой расе или нации он принадлежит, независимо от того, закончил он университет в каком-нибудь культурном центре Европы, или ходит на охоту для пропитания в джунглях Африки, каждый из них в равной степени несет на себе печать Бога-Творца и имеет неотъемлемые права, которые у него не может отнять или произвольно ограничивать любая человеческая власть. "(соч. стр. 304)

Представитель Святого Престола в НГХ

Евреями в НГХ занимался и представитель Святого Престола в НГХ Марконе и его секретарь Дж. Массучи. Марконе в июле 1942 года разговаривал с Евгеном Дидо Кватерником. В письме на имя Святого Престола от 17 июля 1942 года он пишет, что "правительство Германии приказало вышеуказанному (Кватернику), чтобы в течение шести месяцев все евреи, проживающие в хорватском государстве, были переданы в Германию, где, согласно тому, что мне уже сказал сам Кватерник, в последнее время убили два миллиона евреев".[7] Это, кажется, первые для в Святого Престола сведения о реализации «окончательного решения» в Германии.

Особая помощь евреям

Восьмой мая 1943 года. Степинаца поддержал просьбу еврейской религиозной общины Загреба предоставит работу тем, кто ещё остался на свободе. Степинац и Марконе приняли к себе евреев-католиков (выкрестов), но безрезультатно: все они в мае 1943 г. были арестованы и доставлены в Германию. Остались только те, кто состоял в смешанных браках.[8]

Старанием Степинаца были спасены старики и старухи, которые жили в еврейском доме престарелых Лавослав Шварц. 8 декабря 1943 года всех жителей дома Степинац перевёз в церковное имение в Брезовице, где он отгородил ещё одно помещение и заботиться о них до конца войны.[9] Славко Гольдштейн заявил, что швейцарская иудейская община присылали деньги на их существование, но он признает это дело Степинаца.

Епископская конференция

Хорватская конференция епископов собралась на своё первое заседание с момента создания НГХ, опубликованное 18 ноября 1941 года. Резолюция, которую она приняла, требовала, чтобы антиеврейские меры не применяются в отношении евреев, которые перешли в католичество.[10]

Была ли это мягкотелая реакция, учитывая тот факт, что геноцид был уже в стадии реализации, с пытками и массовыми убийствами? Епископы были проинформированы об этом: как раз перед конференцией Степинац слышал от беглеца из лагеря Ясеновац об ужасах, которые происходят в нём. Заплакал и поделился его показаниями с епископами. Но, по словам Кришто, и он, и другие знали, что они ничего не могут сделать, и поэтому ничего об этом публично даже не говорили.

Оценка деятельности Степинаца и церкви

К сожалению, эти усилия имели лишь ограниченный успех. Несколько сотен евреев из НГХ пережили войну благодаря усилиям Степинаца, других хорватских священников и представителей Ватикана.

Может создаться впечатление, что выступления и действия Алоизие Степинаца, епископской конференции Хорватии и Ватикана были мелкими, несовершенными и ограниченными. Против этого можно возразить, что они зная ситуацию, пытались достичь того, что было реально возможно.

Степинац открыто и решительно осудил расистскую теорию и шовинистическую идеологию, на основании которых преследовали как евреев, так и сербов. Церковь имела свои ограничения, предубеждения и интересы, но за преступления геноцида, совершенного нацистами и усташами, она не может отвечать.

(Не) Праведник народов мира

Дважды было представлено предложение израильскому мемориальному центру Холокоста Яд Вашем, чтобы Степинацу за его достижения в спасении евреев было присвоено звание Праведник народов мира. В первый раз в год 1970 предложение представил Амиэль Шомрони, который в 1941-1943 был секретарем главного раввина Загреба Мирослава Шалома Фрейбергера и лично исполнял функции посредника между двумя религиозными лидерами.

Второй раз предложение представил он же в 1994 г. вместе с Игорем Примораком. Предложение было отклонено и на этот раз. Не отрицается факт, что он помогал евреям, но отрицается, что он делал это, подвергая опасности свою собственную жизнь, что является одним из условий предоставления звания Праведника мира.

Оценка деятельности

Файл:Blazeni Kardinal Alojzije Stepinac Rijeka 0308.jpg
Витраж с изображением блаженного А. Степинаца (Риека)

Ни одна другая фигура в хорватской истории XX века не вызывала столько противоречивых оценок, как кардинал Степинац. Эпитеты, употребляемые в его адрес, варьируются от «святой» до «военный преступник».

Апологеты деятельности кардинала подчёркивают, что в тяжелейших условиях, когда у власти в стране последовательно находились два тоталитарных режима, Степинац вёл себя с неизменным достоинством. Он протестовал как против усташеских преступлений против человечества, так и против коммунистических гонений на церковь. Также в заслугу ему ставят действия по спасению тысяч евреев и сербов во время нацистского террора. Многие считают Степинаца мучеником, пострадавшим от рук коммунистического режима.

Обвинители Степинаца настаивают, что своей поддержкой усташеского режима в начале войны он в немалой степени способствовал своим авторитетом его утверждению у власти. Более поздние протесты архиепископа были проигнорированы не только усташами, но и некоторыми рядовыми католическими клириками, сотрудничавшими с ними. Также в вину Степинацу ставят практику насильственного перевода сербов в католицизм во время террора, которую архиепископ поддерживал и считал способом сохранения жизней жертв террора.

Прославление

В 1998 году кардинал Алоизие Степинац был беатифицирован папой Иоанном Павлом II во время визита в Хорватию. На церемонии беатификации папа сказал: «Он прекрасно знал, что правда не может быть предметом торговли, поскольку она не подвержена переговорам. Поэтому он сопротивлялся страданию, чтобы не предать собственную совесть и не изменить слову, данному Христу и Церкви». Беатификация Степинаца вызвала протест со стороны многих сербских организаций.

Ссылки

Апологетика

Критика

Литература

  • Goldstein, Ivo: Antisemitizam u Hrvatskoj, u zborniku Antisemitizam, holokaust, antifašizam, Zagreb: Židovska općina Zagreb, 1996., str. 12–52.
  • Krišto, Jure (1): Katolička crkva i Nezavisna Država Hrvatska, Knjiga prva, Zagreb: Hrvatski institut za povijest – Dom i svijet, 1998.
  • Krišto, Jure (2): Katolička crkva i Nezavisna Država Hrvatska. Dokumenti, Knjiga druga, Zagreb: Hrvatski institut za povijest – Dom i svijet, 1998.
  • Krišto, Jure (3): Sukob simbola. Politika, vjere i ideologije u Nezavisnoj Državi Hrvatskoj, Zagreb: Nakladni zavod Globus, 2001.
  • Stepinac mu je ime, ur.: Vinko Nikolić, Zagreb: Kršćanska sadašnjost, 1991. (reprint; prvo izdanje 1978. u Barceloni)
  • Štefan, Ljubica: Stepinac i Židovi, Zagreb: Croatiaprojekt, 1998.

См. также:

Примечания

  1. Diary Entry for 28 March 1941 quoted in Dedijer along with a photograph of the original entry in Stepinac's handwriting p. 142.
  2. 2,0 2,1 * * *Statements about and by Stepinac * *
  3. Cardinal Alojzije Stepinac and saving the Jews in Croatia during the WW2
  4. Alexander, S. The Triple Myth. A life of Archbishop Alojzije Stepinac, New York.
  5. (Кришто 2, документо ном. 64, стр. 77-78)
  6. (Кришто 2, документ ном. 216, стр. 224-225)
  7. (Кришто 3, стр. 290-291)
  8. (Кришто, стр. 310)
  9. (Кришто, с. 313 )
  10. (Кришто, с. 281-282)

LeftУведомление: Предварительной основой данной статьи был перевод статьи "Stepinac i Židovi" в хорватском разделе Википедии, который в дальнейшем изменялся, исправлялся и редактировался.