Объявление: Тур-мидраш-2017: Испания, Португалия, Гибралтар с 13 по 21 июня:
Днем – экскурсии с Яаковом Луфтом,
по вечерам уроки и дискуссии с Пинхасом и Нехамой Полонскими

Маршрут: Мадрид-Саламанка-Гарда-Порту-Коимбра-Лиссабон-Бельмонте-Каштело_де_Виде-Севилья-Гибралтар-Кадис-Кордова-Гранада-Толедо-Мадрид. Итого 9 дней, полный кошерный пансион с шеф-поваром, €1490 с человека, включая всё (кроме полета). Те, кто хочет участвовать напишите Пинхасу Полонскому на ppolonsky@gmail.com
-----------------------------

Левитан, Исаак Ильич

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Исаак Левитан
Портрет
И. Левитан, Автопортрет (1880)
Имя при рождении:

איסאַאַק (יצחק) לעװיטאַן

Род деятельности:

Художник

Дата рождения:

30 августа 1860(1860-08-30)

Место рождения:

Кибарты, Ковенская губерния

Подданство:

Российская империя Российская империя

Дата смерти:

4 августа 1900(1900-08-04) (39 лет)

Место смерти:

Москва

Левита́н Исаак Ильич (Ицхак; 1860, Кибарты, ныне Кибартай, Литва, – 1900, Москва), русский художник-пейзажист.

Содержание

Биография

Его отец Эльяшив (Илья Абрамович, также Львович; 1828–77), сын раввина, по окончании Виленского раввинского училища освоил самоучкой французский и немецкий языки, служил на различных станциях железной дороги, а около 1870 г. привез семью в Москву и зарабатывал частными уроками. Он дал детям хорошее домашнее образование.

Файл:Moscow School of Painting, Sculpture and Architecture.jpg
Московское училище живописи, ваяния и зодчества на Мясницкой

В 1873 г. Левитан поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где уже учился его брат Адольф (Авель Лейб), ставший живописцем-жанристом и автором рисунков для журналов.

После смерти матери (1875) и отца братья остались без крова. Левитан часто ночевал тайком в училище и жил впроголодь, получая эпизодически пособия, а с октября 1879 г. — небольшую стипендию. С мая 1879 г., в связи с выселением евреев из Москвы, вынужден был жить в Подмосковье (деревня Салтыковка; в 1880–83 гг. — в Останкине). Он смог вернуться в город только с помощью влиятельных друзей. Близкие родственники Левитана, также высланные из Москвы, остались без заработка, и ему приходилось им помогать.

В Салтыковке Левитан написал картину «Осенний день. Сокольники», приобретенную вскоре П. Третьяковым для своей галереи. Высоко ценимый своими учителями, А. Саврасовым (с 1877 г.) и В. Поленовым (с 1882 г.), в 1880–81 окончил натурный класс училища, но картины на звание классного художника не исполнил и в 1884 оставил училище с дипломом учителя рисования. Диплом вручен в апреле 1886 г.

Он много лет бедствовал и до конца жизни не имел собственного жилья. В конце 1889 г. богатый художник-любитель С. Морозов уступил Левитану свою мастерскую с квартирой при ней. Левитан был другом А.П. Чехова, К.А. Коровина, В.А. Серова.

«Агасферовское проклятие»), как писал Левитан, тяготело над ним и в годы славы. В сентябре 1892 г. ему предписали покинуть Москву при выселении из нее евреев. Он вернулся в декабре, но постоянный вид на жительство получил лишь к началу 1894 г.

Пейзажи

Левитан был участником выставок Товариществоа передвижников (с 1884, с 1891 – чл.), Московского общества любителей художеств (1886, в 1911 общество организовало ретроспективную выставку Левитана), мюнхенского Сецессиона (с 1897), объединения «Мир искусства» (с 1898).

Чувство бездомности усугублялось у Левитана его особым положением в русской художественной жизни его времени. Движение русской природы поэтизировал А. Саврасов, драматизм перемен — Ф. Васильев, а её эпическое величие выявляли с трезвой точностью И. Шишкин и с романтическим пафосом А. Куинджи. Её обыденные уголки уже В. Поленов часто делал мотивом своих созерцательных пейзажей.

Для бесприютного еврея Левитана в русской природе впервые открылось волшебство их созвучности эмоциям человека и возможность воплощать его интимнейшие переживания средствами пейзажной живописи. В своем творчестве Левитан сделал зримым «трав прозябанье» (Е. Баратынский), проник в тайну «слышимой тишины» (И. Тургенев), слил воедино «и темный бред души, и трав неясный запах» (А. Фет).

Вместе с Коровиным и Н.А. Клодтом Левитан стоял у истоков художественного кружка «Среда». Творческое восприятие русской традиции пейзажной живописи привело Левитана от детализации и жанрово-повествовательной трактовки к так называемому пейзажу настроения. Никто из пейзажистов не смог с такой простотой и поэтичностью передать типично русские мотивы.

В картинах, писавшихся по этюдам с натуры, Левитан, чтобы сохранить изначальную свежесть восприятия природы и владевшее им настроение, опускал подробности, обозначал порой детали двумя–тремя точными мазками, добивался ощущения трепетной зыбкости световоздушной среды, окутывающей ландшафт. Новизна его пейзажей, близких по письму работам французских художников так называемой барбизонской школы, а по одухотворенности — произведениям К. Коро, долго не находила понимания и часто вызывала издевательские отзывы в печати.

Многие годы Левитан был связан с Товариществом передвижных выставок (член с 1891 г.), но всегда был чужим ему, так как почти не следовал его программе социального обличения. Чужаком оказался Левитан и для художников объединения «Мир искусства», с которыми сблизился в конце 1890-х гг. на почве поисков выразительной художественной формы, но не мог принять их основной лозунг «искусство для искусства».

В начале 1890-х гг. созданный Левитаном жанр так называемого пейзажа настроения стал служить ему для выражения сложных раздумий о жизни. Его занимают жуткая затаенность природы, грозящей бедами («У омута», 1892), и ее тихая озаренность, сулящая душевный покой («Вечерний звон», 1892), неизбывное уныние мест, ознаменованных скорбью народа («Владимирка», 1892), и загадка отношений недолгого человеческого бытия и извечной необжитости неоглядных просторов («Над вечным покоем», 1894).

Непрестанные искания приблизили Левитана к приемам письма импрессионистов, работы которых он видел во время поездок во Францию, Италию, Швейцарию (1890, 1894, 1897, 1898). Но его не увлекали стихия светоносного цвета и принципиальная «этюдность» их произведений, и он остался верен пониманию картины как воплощения синтетического художественного образа. Картина «Озеро. Русь» (1900, не окончена) синтезирует в себе тему величавой бескрайности России и просветленное жизнеутверждение, которое в полотнах Левитана («Свежий ветер. Волга», 1891–95; «Март», 1895, и других) все чаще стало вытеснять характерное в целом для его творчества меланхолическое настроение.

Даже антисемитская газета "Новое время" признала, что "этот чистокровная еврей знал, как никто другой, как заставить нас осознать и любить обычные домашние сцены своей страны (29 июля 1900)".

В 1897 году он был избран действительным членом мюнхенского общества «Сецессион». В марте 1898 г. Левитан получил звание академика живописи. С 1898 руководил пейзажным классом Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Тяжелая болезнь сердца и смерть в 1900 году помешали ему создать собственную школу русского пейзажа, но влияние Левитана на развитие русской пейзажной живописи в 20 в. было решающим. Левитан был похоронен на Дорогомиловском еврейском кладбище.

Левитан и советская власть

В 1941 г. его прах был перенесен на Новодевичье кладбище и погребен рядом с А. Чеховым, дружба с которым (с 1885 г.) взаимно обогащала их творчество. Например, с началом этой дружбы пейзаж стал играть существенную роль в рассказах писателя. Левитан стал прототипом некоторых персонажей Чехова.

О Левитане писали и другие российские писатели. Чертами высокой духовности отмечены разные версии образа художника И. Левитана в повестях К. Паустовского («Исаак Левитан», 1937) и И. Евдокимова («Левитан», 1940); из писателей-евреев к образу этого выдающегося мастера живописи обращался О. Колычев в лирико-драматической поэме «Певец России».[1]

В 1949 г., в период борьбы с «космополитами», в журнале «Искусство» (№5) было заявлено, что творчество Левитана ведет в «опасные лабиринты индивидуализма».

Наследие Левитана

Автор более 1000 работ, большинство из них в десятилетие 1887-97 гг., в том числе:

  • «Осенний день. Сокольники» (1879, приобретена П.М. Третьяковым с ученической выставки,
  • «Еврейское кладбище» (1881),
  • «Вечер на пашне» (1883, ГТГ),
  • «После дождя. Плес» (1889, ГТГ),
  • «Ветхий дворик» (1890, ГТГ),
  • «У омута» (1892),
  • «Владимирка» (1892, подарена художником П.М.Третьякову),
  • «Над вечным покоем» (1893),
  • «Март» (1895, ГТГ),
  • цикл пейзажей, отражающих путевые впечатления от поездок за границу (1895–97),
  • «Солнечный день. Озеро» (1899–1900, ГРМ).

Левитан принимал участие в иллюстрировании книги М.П. Фабрициуса «Кремль в Москве» (1883), публиковал свои рисунки в журналах «Радуга» и «Эпоха» (1883–87).

В 1885 по эскизам В.М. Васнецова и В.Д. Поленова выполнил декорации для Частной оперы С.И. Мамонтова.

Произведения Левитана (около тысячи) богато представлены главным образом в Третьяковской галерее (Москва) и Русском музее (Петербург), а также во многих частных собраниях и музеях России и других стран, в том числе в Израильском музее (Иерусалим) и в Музее искусства (Тель-Авив).

Галерея

Литература

  • С. Вермель, «Восход», xxii. 34.
  • Глаголь С. (Голоушев С. С.), Грабарь И. И. И. С. Левитан. Жизнь и творчество. М., 1913. 120 c.
  • Константин Паустовский. «Исаак Левитан». Повесть о художнике. -М. 1937
  • Иван Евдокимов. «Левитан». М. 1959

Примечания

Источники

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Левитан Исаак в ЭЕЭ