Объявление: Тур-мидраш-2017: Испания, Португалия, Гибралтар с 13 по 21 июня:
Днем – экскурсии с Яаковом Луфтом,
по вечерам уроки и дискуссии с Пинхасом и Нехамой Полонскими

Маршрут: Мадрид-Саламанка-Гарда-Порту-Коимбра-Лиссабон-Бельмонте-Каштело_де_Виде-Севилья-Гибралтар-Кадис-Кордова-Гранада-Толедо-Мадрид. Итого 9 дней, полный кошерный пансион с шеф-поваром, €1490 с человека, включая всё (кроме полета). Те, кто хочет участвовать напишите Пинхасу Полонскому на ppolonsky@gmail.com
-----------------------------

Долгов, Сэм

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Тип статьи: Регулярная статья
Сэм Долгов

Сэм Долгов (англ. Sam Dolgoff, рожд. Самуил Долгопольский, דאָלגאָפּאָלסקי שמואל идиш; 1902, Островно Витебской губернии — 1990, Нью-Йорк) — американский анархист и анархо-синдикалист.

Биография

Родился в еврейской семье в Витебске. Спасаясь от погромов, в 1905 или в 1906 году семья переехала в Нью-Йорк, где жила в Бронксе и в Ист-сайде. Отец С. Долгова был художником и уже с 11 лет пристрастил сына к этому ремеслу.

В 1922 г. Сэм вступил в профсоюзную организацию «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ – IWW, Industrial Workers of the World), основанную в июне 1905 г. в Чикаго социалистами, анархистами и радикальными активистами рабочего движения.

В 1920-е гг. был добровольцем - участником т.н. Свободной общественной Чикагской группы, впоследствии и ряда иных организаций, созданных американскими анархистами. В частности, в 1930-е гг. стал членом «Vanguard Group» и редактором его издания «Vanguard» («Журнал либертарного коммунизма»), в котором он писал под именем Сэма Вайнера. В 1954 г. Долгов был одним из основателей Либертарианской лиги и Либертарианского книжного клуба в Нью-Йорке. Он писал статьи для анархистских журналов, а также книг, был редактором хорошо известных сборников, принимал активное участие во многих событиях американской общественной жизни.

Долгов и его жена Эстер, как представители старого, классического поколения анархистов, имели большое влияние на молодых анархистов 1960-х и 1970-х годов, живших в Нью-Йорке. Долгов выступал с публичными лекциями, где повествовал об анархистских (в частности, анархо-синдикалистских) корнях рабочего движения, подчеркивая, что именно классическая идеология анархизма служит противовесом "панк-эре" молодых анархистских групп, которые тяготеют к "экшну" и безмотивным столкновениям с полицией. Хотя Долгов дружил с Мюрреем Букчиным, известным теоретиком современного либертарного социализма, он был противником теории Букчина по социальной экологии, корни которой, как он полагал, были в классической традиции анархистов Михаила Бакунина и Петра Кропоткина.

Статьи Долгова, интервью с ним и воспоминания о нем неоднократно печатались на страницах прессы международного еврейского анархистского движения, в первую очередь – в газете «Фрайе арбетер штиме» (Нью-Йорк).

Дядей Сэма Долгова был еврейский писатель Цодик Львович Долгопольский (1879—1959).

Цитаты

  • С. Долгов об арабо-израильском конфликте:
Рудольф Рокер отчаянно критиковал тех товарищей, которые, в то время как испанские товарищи сражались спиной к стене, клеветали на «предводителей» CNT-FAI как на бюрократов, подозревали их в жажде власти и упрекали их в стремлении навязать другим членам свою волю. Он хвалил Эмму Голдмэн за то, что она в трудный час поддерживала наших сражающихся товарищей и осуждала злобствующих критиков, которые, вместо того, чтобы помочь, атаковали их и сыпали соль в раны. Что было нужно в этот критический момент — это понимание и солидарность, а не мелочные придирки.

Как Рокер и огромная часть анархистского движения, которая выступала против Первой мировой войны, мы сошлись теперь на том, что мы должны поддержать войну против наци-фашистов и их союзников, и это касалось и испанских беженцев во Франции. Причиной тому было не то, что мы стали про-капиталистическими патриотами; мы считали, что гражданские права являются значительной ценностью, которая была отвоёвана угнетёнными массами у «демократических» государств в тяжёлой борьбе, и которую следовало защищать против всякой попытки их урезать. Только демократии располагали необходимыми ресурсами, чтобы победить фашистские орды. Наша жизнь и существование цивилизации зависели от того, что фашистские армии будут разбиты.

Я не понимаю, как интеллектуалы вроде Джона Хьюистона, как либеральный академик Джордж Вудкок и лондонская группа «Freedom», не говоря уже о «чистых анархистах» (к которым принадлежал Маркус Грэхэм, издатель почившего в бозе журнала «MAN!») могли быть против войны. Было ли им всё равно, победят ли в войне фашисты или демократы (сколь несовершенными и подлыми они могли бы быть)? Убийство шести миллионов евреев и миллионов антифашистов, фактическое порабощение покорённых народов, власть «арийской расы» над всем миром не имело для них никакого значения? Ещё более отвратительными были скрытые намёки, что Рокер и другие, кто выступал за войну, были «милитаристами». [...]

На следующий день после провозглашение государства Израиль (15 мая 1948 г.) Ассам Паша, генеральный секретарь Арабской Лиги, угрожал: «Это будет войной на уничтожение, как при нашествии монголов и крестовых походах». В дискуссиях с израильскими анархистами подчёркивалось, что односторонее упразднение государства Израиль вообще не было бы анархистским. Напротив, это увеличило бы чудовищную силу арабских государств и ускорило бы их планы по захвату Израиля. [...]

Необходимость защиты Израиля — как откровенно подтвердили наши товарищи — ни в коем случае не подразумевает ограничение сконцентрированной власти государства. Более того, она обуславливает военные, экономические, правовые и социальные мероприятия, которые необходимы для того, чтобы поддерживать Израиль в постоянной боеготовности. Такие приготовления к войне усиливают тенденцию к деспотизму, черту всякого государства, вместо того, чтобы её ослаблять. Израильские анархисты (а также не-анархисты) понимают очень хорошо, что ограничение государственной власти в таких условиях не является альтернативой. Но они как анархисты считают себя морально обязанными, насколько это возможно, бороться с усиливающимся деспотизмом израильского государства.

Поскольку «политики и диктаторы» не станут заключать перемирия с Израилем или не могли бы сделать этого с чистой совестью, заключение мира с арабским народом ни в коем случае не является простым делом, как это утверждается в «Problemen», а просто невозможным. Чтобы достичь настоящего соглашения с союза с арабским народом, арабские массы должны сопротивляться своим властителям и отказываться подчиняться их приказам. Но отсталые, фанатично-религиозные арабские массы, которые нисколько не прогрессивней, но ещё более реакционней своих лидеров, этого не хотят. За несколькими достойными исключениями большинство арабов ненавидит «израильских захватчиков». В таких печальных обстоятельствах «мир и братство» между арабами и израильтянами, безусловно, является похвальным, но не практичным начинанием. Хотя моральная обязанность анархистов всё ещё заключается в объяснении словом и делом, что добровольное сотрудничество, взаимная помощь и солидарное и братское соседство всех народов должно и может быть достигнуто.

— Sam Dolgoff, «Fragments: A Memoir», 1986

Ссылки