Объявление: Тур-мидраш-2017: Испания, Португалия, Гибралтар с 13 по 21 июня:
Днем – экскурсии с Яаковом Луфтом,
по вечерам уроки и дискуссии с Пинхасом и Нехамой Полонскими

Маршрут: Мадрид-Саламанка-Гарда-Порту-Коимбра-Лиссабон-Бельмонте-Каштело_де_Виде-Севилья-Гибралтар-Кадис-Кордова-Гранада-Толедо-Мадрид. Итого 9 дней, полный кошерный пансион с шеф-поваром, €1490 с человека, включая всё (кроме полета). Те, кто хочет участвовать напишите Пинхасу Полонскому на ppolonsky@gmail.com
-----------------------------

Ядов, Яков Петрович

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Яков Ядов»)
Перейти к: навигация, поиск


Тип статьи: Регулярная статья
Дата создания: 6.03.2010

Яков Петрович Я́дов (настоящая фамилия Давы́дов, ещё псевдонимы: Жгут, Боцман Яков, Яків Отрута, Яків Боцман, Пчела; 1874, Киев? - 1940, Москва) — поэт, писатель, киносценарист, эстрадный драматург, автор слов широко известной песни «Бублички».

Содержание

Ранние годы

Родился в 1874 году (возможно, на Подоле, Киев).

В 1915–19 сотрудничал (под псевдонимом Якив Орута) в киевских газетах «Последние известия» (на русском языке) и «Народна воля» (на украинском языке).

Писал куплеты для Л.О. Утесова – «Сразу и в рассрочку» (1916), песенки одесского продавца газет (1917) и др. В 1917–18 сотрудничал с Художественным театром миниатюр под руководством Кручинина (Киев), где было поставлено его сатирическое обозрение «В омуте темного прошлого», с Большим театром миниатюр, с театром-кабаре «Маска» и другими.

Писал фельетоны в стихах и прозе, музыкальные фельетоны, пародии, эпиграммы, политические обозрения.

После гражданской войны

В дальнейшем сотрудничал (под псевдонимами Яков Боцман, Жгут, Комар, Мартин Задека) в качестве стихотворного фельетониста с газетами «Одесские известия», «Трудовой Батуми», «Харьковский пролетарий», «Станок», «Моряк» (Одесса), «Пролетарий», «Всеукраинский пролетарий», «Коммунист» (Харьков), «Красное Знамя» (Владивосток).

Жил долгое время в Одессе, потом в Ленинграде. С 1931 года — в Москве.

В Одессе он познакомился с И. Ильфом, Е. Петровым, В. Катаевым и К.Паустовским[1].

Эстрадный репертуар

В 1920–30-х гг. произведения Ядова определяли репертуар ведущих эстрадных исполнителей: В.В. Гущинского (песенки «Фонарики», «Скок да скок», монолог «Завещание обывателя»), П.Л. Муравского (сценка «Чужой ребенок», куплеты «Счастливый путь», «Это нам нетрудно»), А.М. Громова и П.С. Милича (сценка «Мертвая душа»), Д.Л. Кара-Дмитриева (песенки «Силуэты вокзалов», «Часы Мозер») и др.

Его скетчи, фельетоны, песни на его стихи исполнялись буквально во всех театральных кабаре. Он писал также сценарии клоунад.

Особенно много было написано текстов для исполнения актером Григорием Марковичем Красавиным. Самую широкую известность получила написанная для него песенка «Бублики» (1926, Одесса).

С конца 1920-х гг. подвергался критике за низкий литературный уровень его произведений. В середине 1930-х гг. исключен из Литфонда.

Как он сам о себе писал в письме к Вышинскому от 16.04.1940, ОСЭ (общество советской эстрады) решило его ликвидировать как несогласного с РАППовскими установками в области эстрады:

«Видя, что силы неравны, что меня могут угробить, я уехал в Москву. В мое отсутствие, за неимением Ядова, ОСЭ ликвидировало эстраду вообще, а затем самоликвидировалось.

Но в Москве я не спасся. Рапповцы устроили мой „творческий вечер“, на котором разгромили меня в пух и прах, причислив к лику классовых врагов. При этом один из ораторов с циничной откровенностью заявил:
 — Ядова надо ликвидировать, так как из-за таких, как он, нас (то есть рапповцев) на эстраде не исполняют.

Этот „творческий вечер“ стоил мне кровоизлияния в мозг, к счастью, легкого. Вызванный врач настаивал на немедленном помещении меня в больницу. Но как не члена профсоюза (мне было отказано в приеме) меня ни одна больница не брала. Рапповский секретариат тогдашнего Всероскомдрама отказался мне в этом помочь. Гибель казалась неизбежной. Тогда жена обратилась с письмом к тов. Сталину с просьбой помочь ее мужу выздороветь. И немедленно из секретариата тов. Сталина последовало распоряжение о предоставлении мне всех видов лечения. Меня положили в больницу, и я был спасен.
(…)Затем вдруг Литфонд известил меня, что меня исключают из Литфонда, так как моя литературная продукция не имеет художественной ценности. Но аккуратно взымать 2% с авторского гонорара, получаемого за „нехудожественную“ продукцию, Литфонд продолжает до сих пор».[2]

Через недолгое время после этого обращения о помощи Яков Ядов умер. В некоторых материалах ошибочно указан год смерти 1942.[3]

Константин Паустовский вспоминал, что Ядов был по натуре человеком уступчивым и уязвимым, жил очень бедно:

«В тридцатые работы у него было очень мало, да и слава его как автора „Бубликов“ не способствовала яркой советской эстрадной карьере. Жить ему было бы трудно, если бы не любовь к нему из-за его песенок всей портовой и окраинной Одессы. Ядов охотно писал для них песенки буквально за гроши».(…)[4]

.

Другие произведения

Якову Ядову прписывают авторство многих «народных» песен НЭПовского времени: «Мурка», «Цыпленок жареный», «Фонарики».

Он был автором популярных песен из репертуара Вадима Козина с его же музыкой «Любушка» («Краше нет на свете нашей Любы…»), 1939, и «Смейся, смейся громче всех…», 1940. Для Утесова написал «Лимончики».

Сценарии к фильмам

Ядов был автором нескольких сценариев первых советских агитфильмов:

  • 1919 — «Запуганный буржуй»
  • 1919 — «Азиатская гостья»
  • 1923 — «Магнитная аномалия» (Производство: ВУФКУ (Одесса); режиссёр Пётр Чардынин, фильм не сохранился)

О двух предыдущих фильмах не сохранилось никакой информации, кроме названия.

Примечания

Источники