Шулхан арух

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Шулхан Арух»)
Перейти к: навигация, поиск


Шулхан арух (ивр. שֻׁלְחָן עָרוּךְ‎, букв. «накрытый стол»; ср. Иез.23:41) — кодекс практических положений Устного Закона, составленный в XVI веке Йосефом Каро, который подвел итог кодификативной деятельности hалахических авторитетов многих поколений. Шулхан арух — основное руководство по извлечению практической галахи, признанное всеми, без исключения, направлениями иудаизма, признающими Устный Закон. Его используют и изучают иудеи по всему миру уже несколько столетий.


Содержание

Заповеди в иудаизме

Основа еврейского права и закона — 613 заповедей, которые Всевышний дал Моше на горе Синай и которые записаны в Торе. Порядок изложения заповедей в Торе следует некой внутренней логике изложения, а не собран по темам. В Торе о заповедях говорится лишь в самом общем виде и этих сведений в большинстве случаев недостаточно для исполнения заповедей в различных сложных и постоянно меняющихся жизненных ситуациях. В еврейской традиции считается, что Всевышний дал Моше на горе Синай не только Письменную Тору, но и Устную Тору, в которой заповеди описаны детально. Около пятнадцати веков, Устная Тора передавалась из поколения в поколение только устно.

Приблизительно в начале III в. н.э. раби Иеhуда hа-Наси собрал вокруг себя группу ученых с тем, чтобы создать полный кодекс еврейского права. Этот кодекс получил название Мишна. По своему характеру это был именно сборник. Группа авторов отобрала материал из уже существующих разного типа неофициальных, частных сборников, и, следуя установленным главой проекта принципам, распределила материал по темам. Причем аккуратность обращения авторов с их источниками иногда бросается в глаза, особенно, где по стилистическим признакам ясно, что перед нами прямая цитата древнего постановления. Авторы не пытались найти ей другую формулировку, исправить ее, улучшить, а просто цитировали, как она есть.

Следует обратить внимание на то, что автор не намеревался придать своему сборнику законодательного характера, то есть отменить все законы, которые в Мишну не вошли. В конце концов, законодательной силой в народе Израиля обладает только текст Торы, данной нам Всевышним, а все, что записано учеными – это не более чем комментарий к ней. Разумеется, Мишна имеет характер авторитетной интерпретации закона Торы, но то, что автор не намеревался заняться законодательной деятельностью следует хотя бы из того, что он регулярно приводит различные мнения по одному закону.

К Мишне был создан огромный корпус литературы, обсуждающий законы, в ней приведенные, – это Вавилонский и Иерусалимский Талмуды, являющиеся сборниками записей дискуссий вокруг Мишны. Тут надо сказать, что оба талмуда возникли в некотором смысле стихийно: ученый воли дискуссии вокруг Мишны или обсуждали юридические казусы, пытаясь их решить, опираясь на закон Мишны. Особой структуры Талмуд иметь не может, разве что все же он построен в виде дискуссий, более менее связанных с текстом Мишны, а потому тематически ее повторяет, хотя довольно часто может сильно отклониться от темы, с которой начал.

Исторический фон

Во второй половине 14 в. происходили существенные перемены в жизни еврейских общин Европы. «Чёрная Смерть» (1347) привела к обнищанию и запустению в общинах Германии. В Испании начались гонения на евреев, завершившиеся в 1492 г. изгнанием их из страны. Весь этот период сопровождался миграциями еврейского населения, созданием новых и ростом старых еврейских общин в Польше, Италии, Эрец-Исраэль, Египте, Северной Африке.

Уникальная община сложилась в Цфате: там проживали как выходцы из Испании, так и эмигранты из ашкеназских общин, со временем этот город стал крупнейшим центром талмудической учености и развития каббалы, где происходил плодотворный обмен между учеными разных стран и разных школ.

Новые талмудические центры, сложившиеся в Салониках, Эдирне, Стамбуле и Каире, ориентировались в своей деятельности на Бет-Дин, заседавший в Цфате, и видели в нем высший авторитет в еврейском законодательстве. Во главе бет-дина Цфата стоял Иосеф Каро, он решал судебные и галахические споры и давал ответы (см. Респонсы) на вопросы, приходившие к нему от поским всего еврейского мира.

И. Каро, который неоднократно сталкивался с особенностями развития Устного Закона в рамках той или иной галахической традиции и с тем, что посек нередко затруднялся решить ту или иную актуальную проблему, базируясь только на классических источниках и известной ему традиции, понял необходимость создания универсального единого для всех галахического кодекса. Такой кодекс должен был дать готовые ответы на продиктованные временем новые вопросы и обеспечить стройной системой законов грядущие поколения.

Предыдущие кодификации hалахи

рав Ицхак аль-Фаси (Риф)

В ХI в. рав Ицхак аль-Фаси (Риф; Кайруан, нынешний Тунис,1013, – 1103, Люсена, Андалусия) предпринял новую попытку кодификации еврейского закона. Он, на основании обсуждений Талмуда вывел практический закон, следующий из Мишны. Впрочем, так как дискуссии Талмуда достаточно свободны, а участники легко соскальзывают с темы, заявленной Мишной, на другие, то кодекс аль-Фаси потерял порядок и логическую структуру, исходно присущую Мишне. С другой стороны, в Мишне собраны не актуальные даже на время ее составления законы, например, законы жертвоприношения и храмовой чистоты. Ицхак аль-Фаси эти законы исключил. Впрочем, рав аль-Фаси регулярно приводит обоснование своим решениям закона, то есть он не только формулирует как следует себя вести, но одновременно дает учебный материал о том, как пользоваться Талмудом для получения практического закона. Иными словами, собственно кодекса не получилось, а получился великолепный труд, актуальный по нынешнее время.

Рамбам

Рамбам, он же р. Моше бен Маймон Ибн-Абдалла-испанец (1138?, Кордова – 1204, Фостат, нынешний Каир), если можно так выразится, был учеником аль-Фаси в третьем поколении (р. Ицхак аль-Фаси – р. Йосеф Ибн-Мигаш – р. Маймон бен Йосеф Ибн-Абдалла, – р. Моше бен Маймон Ибн-Абдалла). Он предпринял новую попытку кодификации еврейского права. Он назвал свой труд Мишне Тора (Второзаконие, «Вице-Тора», если можно так выразится), или если иначе трактовать название, то смысл названия становится: «Изложение Торы в стиле Мишны». Вслед за Мишной, Рамбам излагает все законы Торы, неважно, актуальны они на его время или нет. Более того, опять вслед за Мишной автор считает, что Тора – это не только образ жизни, но и образ мысли. И если Мишна выделяет мировоззренческую часть в трактат Пиркей Авот, то Рамбам выделяет мировоззренческую часть еврейского закона в отдельный том – «Знание». Ключевой особенностью этого труда состоит следующее: автор никогда и нигде не указывает источника закона, не пытается дать ему обоснование. Единственный тип обоснований, к которым Рамбама прибегает – это цитаты из Писания. Точно так же он никогда не указывает на споры вокруг того или иного закона. Все законы даны в полном, окончательном и категорическом виде. Дополнительно, надо заметить, что книга оформлена автором так, чтобы казалось, что он не опирается ни на кого из постталмудических предшественников, а непосредственно выводит закон из талмудической литературы, на которую он опять принципиально ссылок не ставит. Именно эта особенность труда вызвала целую серию нападок на него со стороны современников.

Рош

Попытки кодификации на Рамбаме не прекратились. Рош – аббревиатура рабейну Ашер бен Йехиэль (Ашери; 1250, Германия – 1327, Толедо). Ученик р. Меира из Ротнебурга. составил чисто ѓалахический комментарий к Талмуду, где привел окончательные решения, вытекающие из каждой темы Талмуда. Опять главной особенности кодекса – четкой структуры и легкой формы обнаружения искомого, книга не имеет.

Мордехай бен Гилель

В том же веке была проведена еще одна работа, на первый взгляд, отношения к кодификации не имеющая, но оказавшая огромное влияние на всю дальнейшую деятельность в этом направлении. Мордехай бен Гилель (все, что о нем известно, что жил в германских странах, в ХIII в.) Он написал труд, который так и называют Мордехай – оформленная как сквозной комментария к Талмуду компиляция из постановлений предшественников, в основном немецких авторов, с сопутствующим анализом материала. Авторитет комментария Мордехай в ашкеназских странах был сравним с авторитетом книги Ѓалахи аль Фаси на востоке.

Арбаа Турим

Основная статья: Арбаа Турим

Именно на этом фоне появляется труд, который и определил будущую форму ключевого кодекса еврейского права. Речь идет, конечно, о кодексе р. Яакова бен Ашер (сын РОШ) (Германия, 1270? – 1340? , Толедо). Труд называется Арбаа Турим («Четыре столбца»), – кодекс еврейского закона, в основном рассматривающий практические нужды. В отличие от Мишне Тора Маймонида, р. Яаков бен Ашер часто приводит не одно, а несколько мнений по каждому вопросу. Вторым отличием является то, что автор опирается не только на талмудическую литературу, но так же и на литературу респонсов. Притом что книга имеет четкую структуру, в ней легко найти искомое, все же приводимые автором различные, часто противоположные, мнения авторитетов по каждому вопросу затрудняют пользование ею как справочником для повседневных нужд.

«Бейт Йосеф»

Уже в возрасте 25 лет р. Йосеф Каро начал работать над обширным комментарием к «Арабаа Турим». Его труд, названный «Бейт Йосеф», представляет собой развернутое пояснение к «Турим», включает в себя галахические респонсы и новеллы десятков крупнейших сефардских и ашкеназских галахических авторитетов, детальное обсуждение и анализ этих произведений, а также их талмудических источников. Поскольку книгой «Арбаа турим» руководствовались раввинские суды и поским в процессе извлечения халахи, Каро стремился объяснить подоплеку галахических выводов, каким образом халаха выводится из талмудического установления.

Как правило, он начинает комментарий с указания на базовый отрывок Талмуда, а потом демонстрирует, как его понимают авторитетные комментаторы прежних лет. Эта работа, вместе с правкой взяла больше тридцати лет.

Собственно Шульхан Арух

После издания «Бейт Йосеф» р. Йосеф Каро пришел к выводу, что необходим труд в стиле Рамбама, где все законы будут даны ясно, где не будет разнообразия мнений. В качестве основы для своего труда он взял уже знакомую ему работу предшественника, Арбаа Турим, и как бы привел окончательные решения из изложенных там дискуссий.

В предисловии он пишет: «На всякий вопрос всякого ученика найдется ответ, ко всякому случаю можно найти... практическую hалаху... разделив его [труд] на 30 частей, можно с легкостью каждый день выучивать из него отрывок, и благодаря этому юные ученики будут знать его наизусть и преисполняться знания». Там же И. Каро объясняет, что назвал книгу Шулхан арух, поскольку в ней, как на накрытом столе, находятся уже готовые яства, пригодные и для начинающих учеников и для мудрецов; автор признается в стремлении популяризировать Устный Закон. Исследователи, базируясь на содержании и форме книги, видят в ней нечто большее: осознанную попытку создания кодекса — стандартного и единого свода законов, пригодного для практической деятельности.

На самом деле, р. Йосеф Каро прибег к следующему методу: он составил виртуальный «суд», в который вошли три "столпа hалахи" – р. Моше бен-Маймон (Рамбам, ХII в.), р. Ицхак аль-Фаси (Риф ХI в.) и р. Ашер (Рош, ХIII в.). Если трое этих приходят к единому мнению, то таков закон. Если они расходятся во мнениях, то галаха по большинству. Если они полностью разошлись во мнениях, то привлекается «большой суд, в составе семидесяти авторитетов», и решается по большинству. Если же трое этих темы не касались, то привлекаются мнения р. Моше бен-Нахман (Рамбан), р. Шломо бен Авраhама Адрета (Рашба) и р. Нисима (Ран).

Следует обратить внимание на то, что в результате в «суде трех столпов» сефардские авторитеты представлены большинством, а потому ашкеназские мнения почти всегда проигрывают.

Файл:SA-EE1b.pdf
Пример страницы "Шулхан арух"

В Шулхан арухе корпус hалахот был представлен в форме кратко, без талмудической аргументации сформулированных нормативных положений. Установления даны не в форме дискуссии; по каждому из вопросов, относительно которого мнения расходились, приводится только одно заключение; все галахические положения были представлены как анонимные, без ссылок на источники. Однако в отличие от Маймонида Йосеф Каро сохраняет связь между своим произведением и предшествующей галахической литературой, ссылаясь на нее, а также приводя широкий спектр мнений многих поским; автор продолжает и расширяет кодификативную тенденцию Маймонида.

Структура книги

В отличие от автора «Арбаа турим», который стремился к глубине в изложении материала, Каро хотел максимально доступно передать суть hалахот, но, тем не менее, сохранил структуру «Арбаа турим».

  1. Орах хаим («Жизненный путь») — включает все, что касается регламентации повседневной жизни человека: утренние ритуалы, порядок благословений и молитв, законы ношения цицит, накладывания тфиллин, установления, касающиеся поведения еврея в субботу, праздники, будни.
  2. Иоре деа («Обучающий знанию») — включает законы чистоты и нечистоты ритуальных, законы приготовления пищи, убоя ритуального, заповедь обрезания, траура, а также ряд законов, относящихся к области права еврейского (дача денег в рост, почитание родителей). Часть раздела посвящена отношению к запретной пище (см. Кашрут), идолопоклонству.
  3. Эвен hа-`эзер («Камень помощи») — почти целиком посвящен вопросам семейного права и вопросам, связанным с браком.
  4. Хошен мишпат (хошен — часть одежды первосвященника; «Одежда судьи») — посвящен гражданскому и уголовному праву.

Структурная единица каждого раздела (тур) — hалаха, каждая из них имеет свой порядковый номер, халаха, в свою очередь, состоит из симаним (`знаков`), каждый из них также имеет свой номер, симан (`знак`) включает в себя определенное количество так называемых сеифим (параграфов).

Издание книги

Работа над книгой была завершена в Цфате в 1555 г. Шулхан арух был впервые опубликован в Венеции в 1565 г., и после этого кодекс получил широкое распространение, в основном в сефардских общинах.

Участие Моше Исерлиса

Практически одновременно с р. Йосефом Каро работу над составлением кодекса еврейского права начал р. Моше Иссерлис (акроним: Рама; 1520? – 1572, Краков). Посреди этой работы он получил книгу Шулхан Арух. Прочтя ее, р. Моше Иссерлис прекратил свой труд. При этом он написал примечания к книге Шулхан Арух, в которых он изложил точку зрения европейских мудрецов и привел обычаи, принятые в еврейских общинах Польши и Германии.

Свои примечания Моше Исерлис назвал "Мапа" ("Скатерть"), подчеркивая тем самым ее вторичность по отношению к произведению И. Каро. Как он сам объясняет в предисловии к своей книге: "Даже самому красивому столу необходима скатерть". С тех пор примечания раби Моше Исерлиса всегда издаются прямо в тексте Шулхан Арух, выделяя их курсивом.


Сегодня принято считать, что р. Йосеф Каро выражает мнения сефардского еврейства, а р. Моше Иссерлис – ашкеназского, однако проверка показывает, что мнения последнего до середины XVIII в. были очень популярны в сефардских кругах. Так же принято считать, что там, где нет примечаний р. Моше, он согласен с р. Йосефом Каро, и закон одинаков для европейских и неевропейских евреев. Там, где есть примечание Моше Исерлиса, европейские евреи поступают в соответствии с этими примечаниями, а восточные общины – в соответствии с мнением раби Иосефа Каро.

Критика

До середины 17 в. Шулхан арух вызывал горячие споры. Раввин Яаков ди Кастро обнаружил ряд противоречий между «Бет Иосеф» и Шулхан арухом и утверждал, что И. Каро писал его, когда был уже стар, поэтому к этой книге следует относиться снисходительно. Раввин Шмуэль Абухав (1605–93) считал, что Шулхан арух сложился из галахических сочинений учеников Каро. Иом Тов Цахалон (1559–1640) утверждал, что произведение Каро предназначено «для женщин и невежд». Метод разрешения галахических проблем (см. выше) противоречил принятому среди галахических авторитетов Востока принципу хилхета ке-ватраэй (`халаха согласно последним`), в соответствии с которым решающим считалось мнение наиболее близкого по времени мудреца. Со временем, однако, большинство галахистов Востока приняло кодекс И. Каро.

Еще большее противодействие Шулхан арух вызвал в Польше и Германии. Яаков Поляк (родился в 1460 г. или 1470 г. – умер в 1530-х гг.) и Шалом Шахна противились самой идее кодификации Закона. Иехуда Лива бен Бецалель выступал против Шулхан аруха, предпочитая непосредственное извлечение халахи из талмудических источников и из трудов поским, и полагал, что предпочтительнее ошибиться, чем слепо и не раздумывая следовать чужому мнению, сформулированному в кодексе. Критиковали Шулхан арух и те галахические авторитеты Европы, которые сами создавали кодификационные сборники, например, Мордехай Яффе в книге «Левуш малхут» («Одеяние царства»). Критики считали, что совершенно недопустимо, чтобы кто-либо вершил суд по Шулхан аруху, не зная источников.

В 17 в. раввин Иехошуа бен Александр hа-Коhен Фальк (1555–1614) утверждал, что Шулхан арух — это произведение, которое следует рассматривать только в контексте книги «Бет Иосеф» и как дополнение к ней, а не как кодекс, заменяющий все ранее созданные галахические труды. «Бет Иосеф», по мнению Фалька, — книга чересчур большая и сложная для ежедневного пользования, а Шулхан арух — сокращенный вариант.

Комментарий Фалька к Шулхан аруху — «Меират эйнаим» («Проясняющая взгляд») — способствовал широкому признанию этого труда ашкеназскими поским и открыл новый вид литературно-галахического творчества: аналитические комментарии к Шулхан аруху.

Среди др. произведений этого жанра: «Турей заhав» (акроним Таз, «Золотые столбцы») Давида бен Шмуэля hа-Леви, «Сифтей Кохен» (акроним Шах; «Уста священника», 1646) Шабтая бен Меира hа-Коhена, «Хелкат мехокек» («Участок законодателя») М. Лимы (1605–58), «Маген Авраhам» («Щит Авраhама», 1692) Аврахама Абеле Гомбинера (родился, по-видимому, в 1637 г. – умер в 1683 г.). Эти авторы не столько объясняли, сколько интерпретировали Шулхан арух, так что та или иная халаха, извлекаемая из их сочинений, не всегда совпадает с мнением И. Каро.

В новое время Исраэль Меир hа-Коhен написал труд «Мишна брура» («Ясное учение», т. 1–6, 1884–1907).

Развитие Галахи после Шульхан Арух

«Шулхан Арух де-рав»

Шульхан арух р. Шнеура-Залмана из Ляды (Альтер рав; 1747, Лиозно –1812, возле Курска), основателя движения Хабад. Автор поставил своей целью «Изложить все законы Шульха Аруха ясным языком, приведя их в соответствие с мнением авторитетов позднего времени, чтобы им смогли пользоваться те, кто, из-за забот о пропитании, не может посвятить время изучению Талмуда в поисках источников закона, а так же великим знатокам, которым сложно принять однозначное решение, опираясь на противоречивые мнения». Собственно книга написана только как первый том Шульхан Арух, (Орах хаим). В пятый том вошло несколько дополнений, связанных с темами других томов. В отличие от остальных авторов кодексов, р. Шнеур-Залман счел нужным добавить «объяснения смысла заповедей», хотя обычно, эта тема разбирается в книга мировоззренческого толка, а не в юридических трудах. Для того чтобы отличать эту книгу от произведения р. Йосефа Каро, ее называют Шульхан де-рав.

Арох hа-Шульхан

Арох hа-Шульхан («Накрой стол») – р. Йехиэль-Михл Эпштейна (1829, Бобруйск – 1908, Новогрудок). Сборник закона, и обычаев, сложившихся к началу ХХ века, повторяющий разбиение на тома и нумерацию глав Шульхан Арух, но не нумерацию параграфов. Автор добавил к труду И. Каро разделы Галахи, касающиеся неактуальных в наши дни проблем (см. Жертвоприношение, ритуальная нечистота), которые, по его мнению, снова приобретут значение в будущем. Также на структуру книги сильно повлиял факт массового перемещения евреев в ХIХ веке, в результате в одном городе оказались люди, следующие различным галахическим традициям и обычаям. Желая удовлетворить всех, автор регулярно приводит несколько мнений по одному вопросу, часто обосновывая их мнениями авторитетов прошлого. Тем не менее, автору удалось не потерять структуры справочника, и книга не стала учебником, а стала одной из основных книг практического закона и обычаев.

Кицур Шулхан Арух

Основная статья: Кицур Шулхан Арух

В 1864 году р. Шломо Ганцфрид, живший в городе Унгвар (ныне Ужгород) в Закарпатье, издал «Кицур Шулхан Арух» («Краткий Шулхан Арух»). Сравнительно небольшой объём книги, простота и доступность изложения, не требующие глубоких знании Торы, сделали эту книгу чрезвычайно популярной. По этой книге простой еврей может получить чёткие указания, касающиеся молитвы, благословений, законов субботы и праздников, кошерной пищи и многого другого. Не следует, однако, забывать, что сведений, сообщенных в «Кицур Шулхан Арухе», недостаточно для решения более сложных вопросов. Эти вопросы решаются с помощью полного «Шулхан Аруха» или требуют обращения к раввину.


Антисемитская подделка "100 законов Шулхан Аруха"

См. также

Примечания

Ссылки