Горен, Шломо

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск


Тип статьи: Регулярная исправленная статья


Раввин Шлоио Горен на Храмовой горе, июнь 1967 г.

Шломо Горен (урожд. Горончик, ивр. שלמה גורן‎, англ. Shlomo Goren; 1917, поселок Замбров Ломжинской губернии, Россия/Польша, – 1994, Иерусалим) — один из выдающихся раввинов религиозного сионизма, с 1948 по 1968 гг. занимал должность главного раввина Армии Обороны Израиля, с 1968 по 1973 гг. — раввин Тель-Авива, в 1973—1983 гг. — Главный ашкеназский раввин Израиля.

Содержание

Биография

Родился в посёлке Замбрув Ломжинской губернии. В 1925 гг. вместе с отцом репатриировался в Эрец-Исраэль. Отец стал основателем Кфар Хасидим, где молодой Шломо провёл детство. Учился в иешивах Эц Хаим и Хеврон в Иерусалиме и в Еврейском университете. Уже в юности прославился своей эрудированностью в еврейской религиозной литературе и в 1935 г., в возрасте 18 лет, опубликовал первый ученый труд — комментарий к «Мишне Тора» Маймонида. Тогда же получил звание раввина.

В 1936 вступил в Хагану и принял участие в обороне ишува во время арабских беспорядков в 1936–39 гг. В 1948—1949 участвовал в боях за Иерусалим. Весной 1948 г. был назначен главным раввином Армии обороны Израиля. Находился в действующей армии во время Синайской кампании и Шестидневной войны.

В рамках своей должности принял множество постановлений, дававших возможность полноценной рлигиозной жизи в процессе прохождения военной службы. Под его руководством создан принятый в армии общий для ашкеназов и сефардов молитвенник "единый нусах" (близкий к нусах сфарад), а также обязательное соблюдение в армии кашрута.

Во время Шестидневной войны 1967 был среди первых освободителей Иерусалима и вскоре после прибытия к Стене плача протрубил там в шофар. Фотография с равом Гореном трубящим в шофар быстро стала одним из символов Шестидневной войны. Вскоре после этого рав Горен поднялся на Храмовую гору со свитком Торы и с шофаром. Рав Горен пытался сделать Храмовую гору главной святыней Израиля, однако вскоре было издано постановление Главного раввината и харедимных раввинов, запрещающая подъём на нее.

В 1968 был избран главным ашкеназским раввином Тель-Авива, в то время, когда рав Овадья был там главным сефардским раввином. В 1973 избран Главным ашкеназским раввином Израиля, параллельно с тем что рав Овадьей Йосеф был избран Главным сефардским раввином Израиля.

Храмовая Гора как главная еврейская национально-религиозная святыня

В 1967 г., сразу после Шестидневной войны, рав Горен, несмотря на сопротивление государственного истеблишмента, выдвинул требование о том, чтобы Храмовая Гора, а не Котель, («Западная стена») стали считаться главной еврейской национальной религиозной святыней (он не смог этого добиться, и Главный раввинат постановил, что у евреев нет галахического права подниматься на Храмовую гору). Не согласившись с этим решением, р.Горен постоянно утверждал, что евреям не только разрешено, но и обязательно подниматься на Храмовую Гору и молиться там.

15 августа 1967 года р.Горен возглавил группу из пятидесяти евреев, которая поднялась на Храмовую Гору и несмотря на протесты мусульманской охраны и израильской полиции провела коллективную молитву.

В дальнейшем р.Горен неоднократно выступал в поддержку строительства Третьего Храма, и в качестве первого шага к созданию синагоги на Храмовой горе. Он также основал в Старом городе ешиву Идра Рабба, в программе учебы которой подчеркивается значение Храмовой горы.

Однажды в выступлении на конференции Горен сказал о Куполе Скалы и мечети Аль-Акса, что: "Конечно, мы должны были в ходе войны взорвать их. Это трагедия, что мы этого не сделали».

Движение за неделимую Эрец-Исраэль

Сторонник Движения за неделимую Эрец-Исраэль, Горен стремился связать свою деятельность раввина с целями сионизма и еврейского государства. Горен был решительным противником мирных соглашений с палестинцами (см. Палестинская автономия) и в 1993 г. выступил с заявлением о галахическом запрете демонтировать еврейские пункты в библейской Стране Израиля, и поэтому постановил, что солдаты Израиля должны отказаться выполнять приказы о разрушении еврейских поселений на контролируемых территориях.

Вегетарианский образ жизни

Рав Горен был строгим вегетарианцем, это решение он принял после посещения скотобойни в Канаде, на которую он был послан провести проверку кашрута.

Решение по «делу брата и сестры»

Наиболее нашумевшим делом связанным с деятельностью Горена как Главного раввина является принятое им в ноябре 1972 г. решение по делу брата и сестры Ханоха и Мирьям Лангер, считавшихся мамзерами большинством раввинов, включая Элиэзера Шаха и Йосефа Шалома Эльяшива[1]. Рав Горен созвал специальный раввинский суд, который постановил, что брат и сестра Лангер не являются мамзерами, что позволило им заключить браки. Это долгое дело вызвало огромный общественный резонанс в Израиле. Решение и действия р. Горена привели к возмущению среди харедимных раввинов и острому конфликту между ультра-ортодоксальным и религиозно-сионистским направлениями в Израиле, к бойкоту рава Горена у части харедимного мира и усилению разрыва харедим с Главным раввинатом.

При этом большинство раввинов религиозно-сионистского лагеря, и прежде всего р. Цви Иеhуда Кук, поддержали рава Горена в его галахическом решении.

Краткое описание ситуации

Ева Гинзбург, еврейка, мать (во втором браке) Ханоха и Мирьям Лангер, была в первом браке замужем за Болеком (Болеславом) Бурковским, поляком, еврейский статус которого был неопределен (то ли он прошел гиюр, то ли нет), далее разошлась с ним без гета и позже вышла замуж за Йеhошуа Лангера, и во втором браке у нее родились дети Ханох и Мирьям. Вопрос о том, являются ли эти дети мамзерами, с которыми запрещено жениться, зависит от того, признается ли еврейский статус ее первого мужа. Рав Горен вынес постановление, что ее первый муж не был евреем, его гиюр не признается, поэтому первого брака нет, и, соответственно, дети от второго брака не мамзеры.

Подробное описание ситуации

В 1923 г. в польском городе Лукове Ева Гинзбург вышла замуж за Болека Бурковского. Родители Евы были резко против ее вступления в брак с неевреем и оказывали давление на Бурковского в том, чтобы он прошел гиюр. Он согласился, но когда, где и кем этот гиюр был сделан, и был ли сделан вообще, не ясно и не документировано. Несколько лет спустя родители Евы переехали в Израиль, и за ними последовали Ева и Болек Бурковские с детьми. Через несколько лет Ева рассталась с Бурковским, не получив гет, и через некоторое время вышла замуж за Йеhошуа Лангера (брак был заключен с соблюдением еврейской религиозной церемонии). У них родились двое детей, Ханох и Мирьям. В начале 1956 г. в ситуации конфликта между Евой и ее бывшим мужем, раввинский суд в Тель-Авиве записал детей как "псулей-хитун", т.е. мамзерами, которые не могут вступать в еврейский религиозный брак.

Фото из газеты «Маарив» 19 ноября 1972 года - Завершение "Дела брата и сестры". Ханох Лангер под хупой со своей избранницей. Ктубу зачитывает р. Мордехай Перон, главный раввин ЦАХАЛа. На заднем плане — Моше Даян, министр обороны Израиля, выступивший свидетелем на обоих бракосочетаниях – и Ханоха, и Мирьям Лангер.

В 1966 г., когда Ханох и Мирьям были в армии, и каждый из них в это время решил вступать в брак, они подали просьбы в раввинский суд об отмене прежнего решения. В результате судебного обсуждения выяснилось, что сведения о гиюре Бурковского имеются только с его слов, что данные об этом нигде не зафиксированы, и что при этом он не только не соблюдает еврейские заповеди и не имеет о них представления (не знает даже первой фразы молитвы "Шма Исраэль", чтó едва ли возможно после прохождения гиюра), но и продолжает ходить в церковь.Были предсталены свидетельства социальных работников, что Бурковский воспитывалет своего сына как христианина. С другой стороны, габай синагоги сообщил, что Бурковский длительное время по субботам посещал синагогу тоже.

Раввинский суд не знал, как поступить в данном случае, и дело зависло. Главный раввин Израиля, рав Нисим, который хотел решить это дело, обратился за помощью к раву Горену, который в это время был главным раввином армии. Рав Горен познакомился с самими Ханохом и Мирьям, которые в это время еще служили в армии, и пытался помочь им решить дело, однако оно приобрело характер общественной дискуссии и вышло за пределы частного случая. Соответственно, харедимный мир требовал считать молодых людей мамзерами, а нерелигиозные партии требовали принять закон об установлении в Израиле нерелигиозного брака, раз могут отказать в регистрации семьи по столь зыбкой причине. В разгар этого дела рав Нисим решил официально передать дело раву Горену, который в то время стал главным раввином Тель-Авива и далее был избран главным раввином Израиля. Рав Горен созвал специальный расширенный раввинский суд из девяти раввинов, который постановил, что, поскольку никаких документальных или фактологических свидетельств о гиюре Бурковского не имеется, и, кроме того, он продолжал ходить в церковь, что показывает, что он продолжает относить себя к христианской конфессией, – на этом основании было постановлено, что изначально Бурковский гиюр не проходил.

Рав Горен в своем решении подчеркивал, что гиюр в принципе невозможно отменить (независимо от того, соблюдает ли гер заповеди или нет), но в данном случае, по всей очевидности, гиюра не было вообще. А поскольку по галахе в вопросе статуса «мамзер» действует принцип, согласно которому сомнительная ситуация должна рассматриваться как облегчительная, статус «мамзер» с брата и сестры Лангер снимается.

Общественное напряжение было настолько велико, что рав Горен решил не публиковать имена судей, принимавших участие в этом деле. Под решением опубликована лишь подпись р.Горена, а имена остальных судей засекречены, поскольку в ситуации накала общественных страстей р.Горен решил «предотвратить угрозы, клевету, и даже возможное насилие и террор против них и их семей»

В тот же день, когда было опубликовано решение, военный раввинат провел свадьбы Ханоха Лангер с его невестой и Мирьям Лангер с ее женихом. Ввиду накала страстей свадьбы прошли в присутствии министра обороны, а к раввину Горену служба безопасности приставила охрану, поскольку была опасность покушения на его жизнь.

Харедимные раввины очень остро выступили против постановления рава Горена, которое они назвали “осквернением Имени и выставлением на посмешище путей Учения“. Мнение харедимных раввинов было таково: если человек окружающими евреями признан за еврея, то он еврей независимо от того, есть доказательства его гиюра или нет; а раз Бурковский признан окружающими евреем, то он еврей. Рав Горен считал, что в данном случае это представление окружающих основывалось на ложной информации о якобы имевшем место гиюре, и больше ни на чём.

Награды, признание

Сноски

  1. he:פסק דין האח והאחות «Дело брата и сестры» (иврит)
  2. Israel Prize recipients in 1961 (in Hebrew). cms.education.gov.il (Israel Prize official website). Архивировано из первоисточника 11 April 2010 by WebCite.
  3. גיא בניוביץ'. הישראלי מספר 1: יצחק רבין – תרבות ובידור, Ynet (20 June 1995). Проверено 16 января 2012.

Источники и ссылки

Видео

Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Шломо Горен в ЭЕЭ

Уведомление: Предварительной основой данной статьи была аналогичная статья в ru.wikipedia, которая в дальнейшем могла быть изменена и/или дополнена. Опубликовано на условиях лицензии CC-BY-SA.