Лагеря смерти

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
(перенаправлено с «Лагерь смерти»)
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная исправленная статья
Файл:Massdeportations.PNG
Карта транспортировки евреев в лагеря смерти

Лагеря смерти — места массового заключения и уничтожения властями нацистской Германии гражданских лиц по политическим или расовым соображениям.


Содержание

Предпосылки создания концентрационных лагерей

Первые концентрационные лагеря были созданы с целью изоляции и интернирования лиц, подозреваемых в оппозиции нацистскому режиму, однако вскоре они развились в гигантскую машину подавления и уничтожения миллионов людей разных национальностей — так называемых врагов или представителей «низших» групп населения — в странах, попавших под власть нацистов, и сыграли решающую роль в проведении нацистской политики уничтожения евреев.

Юридической санкцией произвольных арестов после прихода нацистов к власти в Германии стал «Чрезвычайный декрет рейхспрезидента об охране народа и государства» (февраль 1933 г.), на основании которого лица, подозреваемые во враждебности к режиму, могли подвергаться превентивному аресту на неопределенный срок.

Чтобы придать этой практике подобие законности, было издано постановление, согласно которому для превентивного ареста требовался письменный ордер (апрель 1934 г.).


Введение чрезвычайного положения (февраль 1933 г.) сопровождалось массовыми арестами коммунистов, которых нацисты обвинили в поджоге рейхстага.

В марте 1933 г. был принят закон о предоставлении нацистскому правительству чрезвычайных полномочий, на основании которых были произведены аресты руководителей «старых» политических партий (социал-демократической и других), профсоюзных деятелей, а также евреев — писателей, журналистов и юристов.

В июле 1933 г. число «превентивно» арестованных достигло в Пруссии 14 906, а во всем рейхе — 26 789. Штурмовыми отрядами (СА), СС (см. СС и СД) и полицией было создано около 50 лагерей массового заключения, в том числе Дахау, Ораниенбург, Эстервеген и Заксенбург. Самым страшным из них был берлинский лагерь Колумбия хаус.

Методы ареста, похищения, пытки, взяточничество и шантаж лиц, связанных с арестованными, вызвали протест даже в кругах немецких юристов. В результате вмешательства Г. Геринга большинство «диких концентрационных лагерей», находившихся в ведении СА и СС, были расформированы. Лагеря Ораниенбург, Лихтенбург и Колумбия хаус, в каждом из которых содержалось около тысячи узников, продолжали существовать. Вскоре, однако, число узников концентрационных лагерей снова увеличилось за счет лиц, слушавших иностранные радиопередачи, «распространителей слухов», религиозных сектантов («свидетелей Иеговы») и гомосексуалистов.

В апреле 1934 г. руководство прусским гестапо сосредоточилось в руках Г. Гиммлера: концентрационные лагеря перешли полностью под контроль СС, судебные власти утратили какую-либо возможность вмешиваться в дела гестапо.

В феврале 1936 г. Гиммлер наделил гестапо правом производить аресты и расследовать все виды антигосударственной деятельности в пределах рейха; производимые гестапо аресты не подлежали судебному расследованию; администрация концентрационных лагерей была подчинена гестапо. Ордер на арест предъявлялся задержанным лишь после ареста (или не предъявлялся вообще); в тюрьме после продолжительных пыток их заставляли подписывать ордер на арест, который затем пересылался в концлагерь в качестве сопроводительного документа. Малые концентрационные лагеря были ликвидированы, а заключенные переведены в более крупные лагеря — Дахау, Заксенхаузен и Бухенвальд.

Когда в конце 1937 г. число заключенных концентрационных лагерей уменьшилось до восьми тысяч, туда стали направлять уголовных преступников и так называемый асоциальный элемент — бродяг, пьяниц и т. п. В апреле 1938 г. уголовные преступники, подвергнутые «превентивному задержанию», были переведены из тюрем в концентрационные лагеря, которые, в дополнение к первоначальной функции, стали исполнять роль «воспитательных лагерей». Примерно в то же время евреи впервые стали подвергаться заключению в концентрационных лагерях просто как евреи.

Численность политических заключенных (марксистов, противников нацизма и евреев) увеличилась после аннексии Германией Австрии и Судетской области (1938).

Лагеря переполнились, особенно в связи с арестом после «Хрустальной ночи» около 35 тыс. евреев. Общее число заключенных увеличилось в 1938 г. с 24 тыс. до 60 тыс. В 1939 г. началось интернирование евреев за малейшее нарушение специального унизительного закона. Евреи, осужденные за «нарушение расовой чистоты», часто подвергались интернированию в лагеря после отбытия ими срока наказания. Однако до Второй мировой войны еврей мог добиться освобождения, если ему удавалось получить эмиграционные документы.

Это привело в 1939 г. к значительному уменьшению числа евреев, заключенных в концентрационных лагерях. Накануне войны общая численность узников концентрационных лагерей составила 25 тыс. С 1939 г. концентрационные лагеря были подчинены главному имперскому управлению безопасности (Reichsicherheitshauptamt, RSHA) — РСХА.

« Когда с Майданека налетал ветер, жители Люблина запирали окна. Ветер приносил в город трупный запах. Нельзя было дышать...

Ветер с Майданека приносил в город ужас. Из высокой трубы крематория в лагере круглые сутки валил черный, смрадный дым. Дым относило ветром в город. Над люблинцами нависал тяжкий смрад мертвечины. К этому нельзя было привыкнуть.

"Печами дьявола" звали поляки печи крематория на Майданеке и "фабрикой смерти" - лагерь.

»

[1]

Концентрационные лагеря в период войны

С начала военных действий в системе концентрационных лагерей произошли значительные изменения: увеличилась число заключенных, расширилась сеть концентрационных лагерей как на территории Германии, так и за ее пределами; изменились функции лагерей. «Превентивное заключение» было подчинено задачам экономической эксплуатации и массового истребления заключенных.

Под предлогом охраны государственной безопасности на территории рейха было арестовано в десять раз больше лиц, чем в 1935–36 гг. В оккупированных странах тысячи «противников режима» были заключены в местные концентрационные лагеря; многочисленные группы заключенных были переведены в концентрационные лагеря в пределах рейха.

С начала войны до марта 1942 г. число заключенных выросло с двадцати пяти тысяч до ста тысяч; в 1944 г. оно достигло миллиона; лишь пять–десять процентов заключенных были германскими подданными.

В конце 1939 г. управлению концентрационных лагерей в Германии было поручено создать около 100 концентрационных лагерей всех типов, в том числе лагеря для «интернирования» и «обмена». К числу лагерей прибавились Освенцим (май 1940 г.), Гузен (май 1940 г.) и Гросс-Розен (август 1940 г.).

В 1940 г. был создан ряд рабочих лагерей для евреев и неевреев, а также, в соответствии с гиммлеровским планом «переселения», ряд транзитных лагерей.

В начале 1942 г. в Польше были созданы лагеря уничтожения (см. ниже).

Даже в 1944 г. в районах Австрии, расположенных вблизи границы с Чехословакией и Венгрией, были созданы специальные лагеря для венгерских евреев.


Концентрационные лагеря были оборудованы как места казни еще до разработки планов массового истребления. Уничтожению, именовавшемуся «особой мерой», подвергались различные группы заключенных. Практикуемая в лагерях так называемая программа эвтаназии, в соответствии с которой душевнобольные и хронически больные в концентрационных лагерях умерщвлялись инъекцией отравляющих веществ, дала возможность управлению лагерей уничтожать и здоровых людей.

Опыт, приобретенный при осуществлении этой программы, впоследствии использовался в истреблении миллионов. Врачи концентрационных лагерей убивали нетрудоспособных заключенных с помощью внутривенного вливания фенола, эвипана-натрия и синильной кислоты. Такими же методами велась борьба с эпидемиями. В женском лагере Равенсбрюк беременных евреек отправляли в газовые камеры; нееврейкам делали аборт.

С 1941 г. в нескольких концентрационных лагерей начали использовать крематории. Из-за большого количества трупов они не всегда подвергались диссекции перед кремацией; тем не менее, метод «селекции» снабжал врачей в германских университетах «образцами» для изучения и коллекций.

Чтобы предотвратить распространение информации, «зондеркоммандо» («особая команда») — группа узников, работавших в крематориях, — впоследствии подвергалась уничтожению и заменялась новой командой.

Медицинские опыты в концентрационных лагерях

Псевдомедицинские опыты производились в нескольких лагерях. Еще до Второй мировой войны заключенные использовались для псевдобиологических «расовых исследований». По инициативе Гиммлера в распоряжение медицинской организации СС поступало неограниченное количество мужчин и женщин для проведения над ними «медицинских» опытов — как в лагерях, так и вне их.

В соответствии с программой биологического уничтожения «низших рас», одному из руководителей программы эвтаназии было поручено в 1941 г. разработать систему быстрого проведения стерилизации двух–трех миллионов евреев, признанных трудоспособными, а также цыган. В Освенциме, например, согласно этой системе репродуктивные органы жертв стерилизовали при помощи рентгеновских лучей или инъекций из разъедающих химических и растительных препаратов. Изуверские «генетические опыты», преимущественно на еврейских детях-близнецах, проводил в широких масштабах главный врач Освенцима И. Менгеле.

Другой нацистский ученый занимался высушиванием черепов для своей коллекции, служившей целям «расовых исследований» в Страсбурском анатомическом институте. Экспонаты изготовлялись и в лагере Натцвейлер. По приказу командования германских ВВС, интересовавшихся проблемой выживания летчиков в критических условиях, в Дахау проводились опыты по исследованию способности человека выносить высокое давление и низкую температуру.

Людей заражали инфекционными болезнями, искусственно вызывали среди заключенных концентрационных лагерей эпидемии, чтобы проверить действие новых лекарственных средств и ядов. Врачи СС производили ампутации костей и вырезали мышцы с целью трансплантации; они удаляли внутренние органы и вводили в тела людей ткани, пораженные раком. Жертвы опытов, которые не погибали немедленно, умирали впоследствии в муках и при полном отсутствии ухода. Некоторые из них выжили, но остались калеками.

Эксплуатация труда узников концентрационных лагерей

В 1938 г. командование СС ввело эксплуатацию труда заключенных на своих строительных предприятиях. Действия СС согласовывались с А. Шпеером, ответственным за программу реконструкции Берлина и Нюрнберга.

В соответствии с этим были определены места расположения новых концентрационных лагерей — штрафного лагеря Флоссенбюрг и Маутхаузена, созданных в середине 1938 г.

Концентрационные лагеря начали использоваться в качестве источника рабского труда для военных нужд. Прибыль от труда узников, составлявшая сотни миллионов рейхсмарок, была одним из главных источников дохода СС. узника, включая расходы на питание и одежду, не превышало 0,70 рейхсмарок в день; прибыль, приносимая его рабочим днем продолжительностью в 11–12 часов (в любое время суток), составляла шесть рейхсмарок.

Учитывая среднюю продолжительность жизни узника в концентрационных лагерях (около девяти месяцев) и ограбление его трупа (извлечение золотых коронок и т. п.), доход, получаемый СС от эксплуатации каждого заключенного, составлял в среднем 1631 рейхсмарку.

В эту сумму не включены доходы от промышленного использования трупов и стоимость имущества, конфискованного у жертвы до ее заключения в концентрационный лагерь. Частные поставщики военного снаряжения — И. Г. Фарбениндустри, Крупп, Тиссен, Флик, Сименс и многие другие — использовали концентрационные лагеря в качестве источника дешевой рабочей силы, которую можно было подвергать неограниченной эксплуатации. Заключенные составляли 40% рабочей силы этих фирм.

Условия труда на частных предприятиях были еще хуже, чем в концентрационных лагерях, и являлись прямой причиной высокой смертности среди рабочих. Так, на заводе искусственного каучука Бунаверке, принадлежавшем концерну И. Г. Фарбениндустри и эксплуатировавшем труд заключенных Освенцима, текучесть рабочей силы составляла 300% в год.

В частной промышленности использовался труд около 250 тыс. узников концентрационных лагерей; около 170 тыс. работало на предприятиях, подчиненных Министерству вооружения и военной продукции. Уровень смертности в концентрационных лагерях (60% в 1942 г. и 80% позднее) показался чрезмерным даже нацистским властям, которые, опасаясь исчерпания резервов рабочей силы, отдали приказ концентрационным лагерям абсорбировать новых узников и понизить уровень их смертности.

Стремление к максимальной эксплуатации труда узников побуждало командование вермахта и руководителей хозяйственных органов СС, а также предпринимателей, работавших на армию, оказывать известное противодействие политике тотального истребления евреев.

Труд узников широко использовался в военной промышленности с 1942 г. В лагерях, оборудованных средствами массового уничтожения (например, в Освенциме), офицеры и врачи СС производили сортировку («селекцию») жертв, прибывших с очередным транспортом, отправляя слабых (в том числе детей) на смерть, а здоровых и сильных оставляли в лагерях, пока они могли работать. Действительность породила своего рода компромисс: бесчеловечные условия труда способствовали полному истощению сил узников, после чего их отправляли в крематорий.

Структура управления концентрационных лагерей

С июля 1934 г. концентрационные лагеря возглавлял Теодор Эйке, назначенный Гиммлером. Жестокий, фанатичный нацист и умелый организатор, Эйке установил единый образец концентрационных лагерей, четко определил их местоположение и до ноября 1939 г. ведал инспекцией лагерей.

Хозяйственное управление концентрационных лагерей было поручено генерал-лейтенанту Освальду Полю, включая финансирование и снабжение частей СС «Мертвая голова», выполнявших функции лагерной охраны. Была создана комбинация концентрационного и рабочего лагерей, основанная на эксплуатации труда заключенных с целью извлечения прибыли и самофинансирования лагеря.

Лагерные ворота представляли собой одноэтажное сооружение, в центре которого возвышалась башня с часами и прожектором. Над воротами обычно прикреплялась надпись вроде «Arbeit macht frei» («Труд освобождает»).

Плац для проверки («аппельплац») простирался от ворот до деревянных бараков, служивших жилищем узников. Структура управления концентрационных лагерей включала: комендатуру, возглавляемую комендантом, которому подчинялись главы отделов; политический отдел, автономное подразделение гестапо, ответственное за личные дела заключенных, а с 1943 г. осуществлявшее руководство казнями (этот отдел утверждал списки евреев, отобранных при «селекции» для умерщвления в газовых камерах); лагерь «превентивного заключения» под командованием офицеров СС, отвечавших за порядок и дисциплину в жилых бараках лагеря (имелись также «арбайтсдинстфюрер», ответственный за распределение труда, и «коммандофюрер», возглавлявший рабочие отряды); администрацию, которая занималась вопросами управления, внутренними и хозяйственными делами лагеря; врача СС.

Охрана лагерей осуществлялась главным образом частями СС «Мертвая голова».

В 1944 г. на один миллион узников приходилось 45 тыс. охранников, из которых 35 тыс. составляли эсэсовцы, а остальные — главным образом служащие вспомогательных частей, формировавшихся из представителей населения оккупированных стран (украинцев, литовцев и других). Охранникам разрешалось неограниченное применение оружия против беглецов или мятежников; в случае бегства узника охранник подвергался суду; охранник, убивший беглеца, получал награду.

Быт узников концентрационных лагерей

Узниками концентрационных лагерей были политические заключенные (после начала Второй мировой войны сюда были отнесены все лица, не являвшиеся германскими подданными); представители «низших рас» — евреи и цыгане; уголовные преступники; «антиобщественный элемент» — бродяги, пьяницы и нарушители трудовой дисциплины.

Особую группу составляли гомосексуалисты. Каждая категория узников носила отличительный знак — номер и треугольник особого цвета (политические — красного). Евреи носили дополнительный отличительный знак — перевернутый желтый треугольник, пришивавшийся под первым так, что они образовывали маген-Давид.

Позднее в некоторых концентрационных лагерях номер узника татуировался на руке. Из числа заключенных (главным образом уголовных преступников-немцев) формировалась низшая вспомогательная администрация, терроризировавшая других узников. Вспомогательную администрацию возглавлял «лагерэльтестер» (`староста лагеря`), которого назначал комендант. Во главе каждого жилого блока стоял «блокэльтестер» (`староста блока`), которому помогала «штубендинсте» (`комнатная обслуга`), отвечавшие за поддержание порядка и раздачу пищи. Рабочие бригады возглавляли капо — надсмотрщики, ответственные перед «коммандофюрером»-эсэсовцем; подручный капо именовался «форарбейтер» (`мастер`).

Капо шпионили за узниками и заискивали перед своими хозяевами в надежде выжить. Однако, как правило, их ждала общая судьба. Капо установили в лагерях режим коррупции и вымогательства. Узники подвергались страшным издевательствам: охранники-немцы тренировались в стрельбе, избрав мишенью какую-нибудь часть тела узника, подвергали их сексуальным надругательствам, травили узников собаками и т. п. Среди охранников были откровенные садисты, например, эсэсовка Ирма Грезе в Освенциме, которая избивала заключенных женщин, вырезала у них груди, изготовила себе абажур для лампы из человеческой кожи.


Узники, которые прибывали в лагеря голодные и истощенные, должны были сдавать остатки своей личной собственности и получали взамен полосатую каторжную одежду, ложку, котелок и кружку. Попадавший в лагерь утрачивал все связи с внешним миром и все признаки своей индивидуальности: он лишался имени, социального положения, профессии, имущества, даже волос. С того момента, как он входил в ворота лагеря, он становился номером.

Заключенный не имел никаких прав; не мог кому-либо жаловаться; не существовало никаких обязательных правил, доступных его пониманию, кроме обязанности безоговорочно подчиняться приказам начальства.

День узника состоял из торопливого подъема на рассвете, утренней поверки, выхода на работу и работы, продолжавшейся 11–12 часов при постоянном надзоре и понуканиях, в большинстве случаев под открытым небом при любой погоде. После возвращения узников в лагерь производилась повторная тщательная проверка, удостоверявшая, что ни один из нескольких тысяч узников не исчез.

Узнику предоставлялись короткие перерывы для принятия скудной пищи, которая лишь разжигала его постоянный голод, и короткие часы сна. Голодный паек узников в годы войны становился все более скудным. Крайне негигиенические условия и отсутствие воды способствовали распространению болезней, в том числе брюшного и сыпного тифа. Лагерный врач и его помощники из заключенных часто умерщвляли больных смертельными инъекциями или ускоряли смерть небрежным лечением.


Малейшее подлинное или мнимое нарушение лагерных правил влекло за собой жестокое наказание: не менее 25 ударов, удары по половым органам, погружение головы в воду (вплоть до удушья), а очень часто — смертную казнь через повешение, производившуюся в присутствии всех узников лагеря. В разных лагерях применялись в соответствии с местной инициативой и другие виды пыток.


Условия жизни в концентрационных лагерях и лагерях уничтожения были рассчитаны на то, чтобы притупить чувства, терроризировать узников и лишить их человеческого облика. В концентрационных лагерях господствовали страх и голод. Многие узники кончали жизнь самоубийством, бросаясь на лагерную проволоку, по которой проходил электрический ток. «Мусульманами» называли узников, дошедших до последней стадии истощения, они были первыми кандидатами в газовые камеры; часто их забирали в крематорий вместе с мертвецами.

Технология уничтожения

Единственной функцией лагерей, официально именовавшихся «специальными» (Sonderlager) было тотальное истребление еврейского народа в рамках так называемого «окончательного решения» еврейского вопроса.

Сами гитлеровцы неофициально называли эти лагеря «лагерями уничтожения» (Vernichtungslager). Главными элементами этих лагерей были газовые камеры и крематории. Сразу после прибытия в лагерь жертв заставляли раздеваться, женщинам стригли волосы (подвергавшиеся впоследствии промышленной утилизации). Затем жертв гнали в газовые камеры.

После Ванзейской конференции (1942) было ускорено создание новых лагерей массового уничтожения, главным образом на территории Польши. Газовые камеры были применены в лагере Хелмно (1941).

В 1942–43 гг. умерщвление евреев газом производилось в лагерях Белжец, Майданек, Треблинка и Собибур. Центрами уничтожения стали крупные концентрационные лагеря, прежде всего Освенцим, где ежедневно уничтожалось до 20 тыс. жертв. По распоряжению А. Эйхмана в первую очередь уничтожению подлежали польские евреи и евреи, изгнанные из рейха, поскольку их уничтожение не требовало транспортировки, а правитель «генерал-губернаторства» (части Польши, не включенной в рейх) Г. Франк настаивал на «очищении» от евреев вверенной ему области.

В начале 1942 г. началась депортация евреев из гетто Польши в лагеря смерти, осуществлявшаяся под названием «переселение». Ликвидация евреев генерал-губернаторства получила наименование «акция Рейнхард» в память нацистского главаря Рейнхарда Гейдриха, убитого в июне 1942 г.

По окончании этой операции (октябрь 1943 г.) все еще продолжали существовать многие рабочие лагеря для евреев, однако в 1944 г. все они были превращены в концентрационные лагеря.

Депортация евреев из остальной части Европы в лагеря уничтожения (в том числе транспортировка из концентрационных лагерей) началась в марте–апреле 1942 г. и продолжалась до конца 1944 г.

Сначала были перевезены трудоспособные лица, которых использовали на строительстве лагерей уничтожения. После восстания в Треблинке (август 1943 г.) и Собибуре (октябрь 1943 г.) оба эти лагеря вместе с лагерем Белжец были ликвидированы, и центр уничтожения был перенесен западнее — в Освенцим и Штутгоф. Истребление евреев в газовых камерах продолжалось до ноября 1944 г.; оно было прекращено по приказу Гиммлера.

Из воспоминаний очевидца: «В 1941 г. Гиммлер приказал провести в Освенциме приготовления к систематическому и быстрому массовому уничтожению евреев Европы, было решено использовать для этого ядовитый газ циклон-Б (синильная кислота) концерна И. Г. Фарбениндустри.

3 сентября 1941 г. около 900 русских военнопленных и больных были загнаны в подвал лагерной тюрьмы и отравлены. Вскоре после этого опыта на территории Польши возникли гигантские «фабрики смерти», основными цехами которых стали «газовые бани» и крематории. Газовые камеры были оборудованы под душевые комнаты. Отобранных на уничтожение гнали к «душам» под аккомпанемент лагерного оркестра. 700–800 донага раздетых мужчин и женщин всех возрастов втискивали в камеру в 25 кв. м.

Газ из цилиндрических баллонов вводился в герметически закупоренную камеру через душевое устройство, и пары циклона-Б убивали людей за четыре–пять минут. Состоявшая из евреев зондеркоммандо выносила из «душевой» трупы. Оставшихся в живых добивали. Изогнутые и сцепленные тела разъединяли топором и после снятия колец, извлечения золотых зубов и стрижки волос складывали для осмотра начальством лагеря и последующего сожжения в специальных печах или рвах. Золото отправляли в рейхсбанк и заносили на счет СС, волосы и кости использовали в промышленности, пепел шел на удобрение, одежду после дезинфекции отправляли в другие лагеря».

Когда советские войска начали наступление с востока, а англо-американские — с запада, Гиммлер отдал приказ о срочной эвакуации узников из лагерей на оккупированных территориях, для которой не было предоставлено никаких транспортных средств.

В начале 1945 г. более 500 тысяч узников совершали пешком «марши смерти», продолжавшиеся несколько дней в холоде и под дождем, без каких-либо необходимых вещей и пищи. Заключенным немцам было выдано оружие и приказано помогать эсэсовцам. Истощение, голод, жажда, расстрел беглецов и слабых унесли сотни тысяч жертв. Местное население не предоставляло убежища беглецам. В лагерях назначения массы новоприбывших погибали от голода и скученности. «Эвакуация» стоила жизни 250 тысяч узников.

Концентрационные лагеря и лагеря уничтожения являлись ужасным примером «нового порядка», который нацисты готовили миру, применяя террор и убийство миллионов беззащитных жертв, чтобы воплотить в реальность свою идеологию.

Опишем один из таких эшелонов, привезший из Львова 6700 человек. При высадке на станции их уже поджидали эсэсовцы. Вот описание:

«Отворяют дверцы вагонов и нагайками выгоняют людей; через громкоговоритель даются приказания; всем надо сдать вещи и одежду, даже костыли и очки… Ценные вещи и деньги сдают в окошко с надписью: „Драгоценности“. Женщин и девушек направляют к цирюльнику, который двумя взмахами ножниц срезает им волосы, набиваемые в мешки из-под картофеля …Потом начинается марш… Справа и слева проволочные заграждения, а сзади десятки украинцев с винтовками. Мужчины, женщины, девушки, дети, младенцы, безногие калеки, все голые, как мать родила, идут толпой. На повороте, у входа в здание, стоит, ухмыляясь, эсэсовец и объявляет ласково: „Ничего дурного вам не сделают.. Вы только должны дышать поглубже. Это укрепляет легкие. Правильное вдыхание необходимо для дезинфекции“. Его спрашивают, что будет с женщинами, и он отвечает, что мужчинам придется, конечно, работать на стройке дорог и домов... а женщины работать не будут, — они, если захотят, смогут помогать на кухне или по хозяйству… У некоторых в душе мелькает надежда, достаточная, чтобы без сопротивления продолжать брести к газовым камерам.

Большинство знает хорошо, какая судьба им уготована. Ужасная, всепроникающая вонь обнаруживает истину. Они подымаются по нескольким ступенькам—и уже видят непредотвратимое. Нагие матери, онемев, прижимают младенцев к груди. С ними масса детей всех возрастов — все нагие. Они медленно… но все продолжают двигаться безмолвно по направлению к камере смерти. Идущие сзади напирают, эсэсовцы нагайками подгоняют толпу.

Женщина лет сорока проклинает главаря убийц и кричит, что кровь её детей падет на его голову. Офицер СС Вирт собственноручно ударяет её пять раз хлыстом по лицу, и она исчезает в газовой камере. Многие молятся… Эсэсовцы вталкивают людей внутрь. —"Наполнить до отказа!"—командует Вирт. Голые люди наступают друг другу на ноги. Семьсот-восемьсот человек… Двери замыкаются. Оставшиеся из транспорта ждут своей очереди. Ждут голыми и зимой… Но дизель не действует. Проходит 50 минут… 70 минут… А люди в камере стоят. Слышен их плач… Штурмбаннфюрер СС профессор доктор Панненштиль, лектор по гигиене в Марбургском университете, замечает:"Точно как в синагоге!"

Наконец, через 2 часа и 49 минут, дизель начинает работать. Проходит 25 минут. Многие уже мертвы, — это видно через глазок… Через 28 минут некоторые ещё живы… Спустя 32 минуты мертвы все… С другой стороны еврейские рабочие отмыкают двери. Мертвецы стоят, как базальтовые столбы—им некуда упасть. И после смерти ещё можно распознать семьи—они стоят, прижавшись друг к другу и держась крепко за руки. С трудом только удается отделить тела, чтобы очистить место для следующей партии. Выбрасывают трупы — полневшие, покрытые смертным потом и мочой. Среди них младенцы, детские трупики, — но нет времени! Две дюжины еврейских рабочих заняты тем, что обследуют полость рта убитых, открывая её с помощью железных крюков. Приказ: «с золотыми зубами—налево, без золота—направо». Другие проверяют интимные части тела в поисках укрытого золота и бриллиантов… Вирт показывает полную консервную банку и восклицает: «Подыми-ка, посмотри, сколько золота!»

Так это происходило в Белжце и в других местах. На дверях в газовые камеры была надпись: «Умывальня и ингаляторий».

— из речи генерального прокурора Израиля на процессе Адольфа Эйхмана в 1960 г.[1]

Сопротивление в концентрационных лагерях

В адских условиях концентрационных лагерей и лагерей смерти были многочисленные случаи проявления солидарности, взаимопомощи и доброй воли. Узники несли своих обессиленных и больных товарищей на место работы, спасая их этим от неминуемой расправы.

Для больных крали и приносили пищу и лекарства, несмотря на то, что подобные действия влекли за собой смерть всех участвовавших. Заключенные также собирались для совместной молитвы: женщины-еврейки старались раздобыть куски воска, чтобы зажечь субботние (см. Суббота) свечи.

Иногда люди, привезенные в лагерь, отказывались выходить из вагонов. Их расстреливали на месте. Бежать было чрезвычайно трудно и опасно; лишь отдельным беглецам удалось спастись. В различных лагерях создавались подпольные организации.

В отдельных лагерях (например, в Освенциме) действовало интернациональное подполье, которое собирало сведения о транспортах, прибывающих в лагерь, о «селекции» и систематическом уничтожении людей в лагере и передавало информацию за пределы лагеря. В лагере Маутхаузен был организован массовый побег заключенных — главным образом советских военнопленных.

Подполье содействовало побегам узников. В лагере Бухенвальд узники во главе с интернациональным политическим центром подняли в конце Второй мировой войны (апрель 1945 г.) восстание, приведшее к ликвидации лагеря. Лишь 500 тысяч узников концентрационных лагерей из тех, кто был предназначен к уничтожению, остались в живых после краха рейха; большинство их было искалечено физически и сломлено духовно. Точные данные о числе жертв отсутствуют, однако многие отчеты и документы подтверждают, что в концентрационных лагерях было убито четыре миллиона евреев. См. также Катастрофа.

Несмотря на строгий надзор, изоляцию от внешнего мира, коллективную ответственность за неподчинение и постоянный террор, господствовавшие в лагерях (трудовых, концентрационных, для военнопленных, лагерях смерти), здесь имели место случаи организованного сопротивления: подготовленное заключенными в Освенциме в октябре 1944 г. общее восстание потерпело поражение после того, как члены еврейской зондеркоммандо в Биркенау, узнав о намерении немцев ликвидировать их, взорвали крематорий. Почти все повстанцы погибли.

Евреи из Шидлицкого гетто, взбунтовавшиеся в ноябре 1942 г. в лагере Треблинка, были вырезаны украинскими охранниками лагеря; в конце 1942 г. в этом же лагере вооруженное сопротивление оказали евреи из Гродненского гетто.

В августе 1943 г. заключенные ворвались в оружейные склады Треблинки и напали на охрану лагеря; 150 повстанцам удалось бежать, но сотни были схвачены и убиты.

В октябре 1943 г. восстали узники лагеря Собибур; из 400 человек, прорвавшихся через заграждения, 60 удалось бежать и примкнуть к советским партизанам. Боевая еврейская организация в лагере Плашув устраивала побеги заключенных и копила оружие для восстания, которое, однако, не состоялось. Евреи оказывали вооруженное сопротивление и в ряде рабочих лагерей, а также в лагерях военнопленных. В Люблине и Борках действовало еврейское подполье, помогавшее узникам бежать.

Список лагерей смерти

Лагерями смерти, предназначенными для массовых убийств евреев и цыган, были Хелмно, Треблинка, Белжец, Собибор (лагеря "Операции Рейнхард"), а также Майданек и Освенцим (которые были и концентрационным лагерями) в Польше.

Также к лагерям смерти можно отнести Ясеновац (система лагерей для сербов и евреев) в Хорватии и Малый Тростенец в Белоруссии.


Примечания

  1. Борис Горбатов.Лагерь на Майданеке, август 1944 г.

Литература

  • Hilberg, Raul. The Destruction of the European Jews/ Revised and definitive ed., 1985 (англ.)

См. также

Ссылки

Уведомление: Предварительной основой данной статьи была аналогичная статья в http://ru.wikipedia.org, на условиях CC-BY-SA, http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0, которая в дальнейшем изменялась, исправлялась и редактировалась.